25.03.2022 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок переезжает на короткий домен shockarts.ru!
01.01.2022 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок поздравляет с Новым Годом!
20.10.2021 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок сменил дизайн!
08.03.2021 ARTiSHOCK поздравляет участниц проекта с Международным женским днем 2021!
31.12.2020 Артишок поздравляет с Новым Годом!
30.12.2020 Новогодние каникулы на Артишоке. Присоединяйтесь!
30.05.2020 Играйте на Шоке! Открыт ролевой раздел!
31.12.2019 Артишок поздравляет с Новым 2020 Годом!
30.12.2019 Астрологи провозгласили Новогоднюю неделю на Артишоке. Встречаем 2020 вместе!
06.12.2019 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.10.2019 ARTiSHOCK объявляет начало октябрьских сказок! Спеши рассказать свою.
07.07.2019 ARTiSHOCK обновил дизайн! Комментарии приветствуются в соответствующей теме.
08.03.2019 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц проекта с Международным женским днем!
31.12.2018 Артишок поздравляет с Новым Годом!
23.12.2018 Астрологи провозгласили Зимнюю неделю на Артишоке. Создадим свою атмосферу праздника!
17.12.2018 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.12.2018 На Артишоке открыт конкурс баннеров. Опробуйте себя в новом формате!
11.12.2018 Артишок отмечает шестилетие форума!
23.10.2018 Астрологи провозгласили Тыквенную Неделю на Артишоке. Окунитесь в атмосферу праздника!
29.07.2018 Астрологи провозгласили Неделю Лета на Артишоке. Зарядитесь хорошим настроением!
28.07.2018 У Артишока новый дизайн: обсуждение в теме.
09.05.2018 Артишок поздравляет всех пользователей с Днем Победы!
04.05.2018 Астрологи провозгласили Неделю Киберпанка. Окунитесь в мир будущего и кибертехнологий!
08.03.2018 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц форума с 8 марта!
31.12.2017 ARTiSHOCK поздравляет с Новым Годом!
11.12.2017 5-й день рождения ARTiSHOCK'а: наши поздравления с праздником.
01.09.2017 Астрологи провозгласили Сказочную неделю. Расскажите свою сказку!
05.07.2017 Обсуждаем новый дизайн! Выполнен мастером голоцен.
04.07.2017 Давайте поиграем в мафию? Запись до 10 числа включительно.
01.07.2017 Выбирать лучшие работы теперь гораздо проще и удобнее! Читаем краткий урок.
29.06.2017 На Артишоке работает новый код. "Поиск последних работ", он упрощает ознакомление с новым и интересным в арт-темах, рекомендуем опробовать. Это должно облегчить голосование в лучших работах. Доступен в форме ответа.
27.06.2017 Всем, кто обновит свою тему с 27 июня по 1 июля включительно будут вручены особые награды "Ивана купала". Темы участников таблицы пробудут закрепленными до 1 июля включительно.
29.05.2017 Астрологи провозгласили неделю ужаса. Бойтесь и трепещите!
05.05.2017 Изменены условия партнёрства с Артишоком. Подробнее читать здесь.
12.04.2017 Улыбнулся и сказал "поехали!" «космо-неделя» для всех и каждого! Присоединяйтесь.
07.04.2017 Приглашаем принять участие в конкурсе-флешмобе «Реклама для Артишока».
17.03.2017 Астрологи провозгласили неделю магии. Прирост графики с чудесами увеличен. Присоединяйтесь!
08.03.2017 Поздравляем наших дорогих дам с женским днем! Оставайтесь такими же прекрасными! И не забывайте обновлять тему с работами до 10 марта, чтобы получить праздничную награду в профиль.
26.02.2017 Астрологи провозгласили неделю комиксов. Прирост графики по комикс-вселенным увеличен. Присоединяйтесь!
24.02.2017 В честь каждого праздника на шоке отныне действуют наградки. Таким образом мы хотим поощрить арт-активность. Всякий, кто обновит свою тему до 25 февраля включительно - получает наградку.
18.02.2017 Эксперимент удался, а значит, что теперь на все праздники артишок ожидают тематические награды и "праздничная" таблица, в которой все темы с "табличными" работами будут закреплены в соответствующих разделах.
13.02.2017 В качестве эксперимента, к дню влюбленных выделены "табличные" темы в соответствующих разделах. Потому что Артишок вас любит.
12.02.2017 На форуме ко дню святого Ламантина действует возможность получить лучи добра и обожания от администрации в профиль. Для того нужно обновить работами свою тему в период с 12.02 по 16.02 включительно. Развлекайтесь!
20.01.2017 На форуме обновлены смайлы, огромное спасибо mr. morningstar за то, что сделал несколько авторских пиксель-артов и любезно предоставил их форуму.

ARTiSHOCK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ARTiSHOCK » КАТАЛОГ ФРПГ » как б[ы] кросс


как б[ы] кросс

Сообщений 1 страница 30 из 125

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/4/685550.png

Адрес форума и его название: как б[ы] кросс
Жанр: кроссовер
Организация игровой зоны: эпизодическая
Описание: Как б[ы] можно все. Как б[ы] добро пожаловать.

Отредактировано rospotrebnadzor (15-10-2022 14:50:40)

0

2

adrien agreste
[студент, супергерой, модель]

https://i.pinimg.com/474x/94/23/6c/94236c4fcf391c62c1df1ad88aabb434.jpg
[original, arts, aesthetics]

[indent] » miraculous ladybug & cat noir
[WARNING! сразу два пункта: во-первых, хочется видеть его как Котволкера в плане поведения: в том самом костюме и с хвостиком, но не с зелёными волосами хд серьезного, собранного, иногда слишком ответственного и немного занудного... дабы раскрепостить его постепенно. Покажите Адриана, которого Габриэль довёл до состояния "маленького взрослого". Не Феликса с его вредностью и хитростью, нет, а именно ответственного героя в обоих его воплощениях. Во-вторых - заявка в пару, но не только для романтических сопелек.]
Адриан Агрест - особенный мальчик. Только давайте без теории о том, что он сентимонстр. Это дичь даже для такого любителя стекложорства как я. Послушай сын, скромный джентльмен и истинный рыцарь Парижа 21 века. Стоило тебе всего лишь подать старику трость, как он уже увидел в тебе огромный потенциал и подбросил камень чудес чёрного кота, с помощью которого сей очаровательный порой до скрипта зубов юноша может разрушить что угодно силой разрушения.


дополнительно: Как уже было сказано выше - я бы хотела забрать Адриана в пейринг. В конце концов, мы оба дети, которые толком не знают родительской любви. Иногда - а Адриан всегда - мы прячем настоящих себя, играем другие роли, чтобы родители нас приняли. Мы могли бы сойтись на этой почве сначала как друзья, а потом как пара. К тому же, по некоторой задумке у нас (пока что у меня и Хлои) Габриэль не такой... несамостоятельный, а гораздо более способный и изощренный, сообразительный злодей, которого отец Зои оставил, первым найдя некий артефакт, способный вернуть Эмили к жизни, поэтому Габриэль подослал убийц к мистеру Ли, а потом закономерно заподозрил, что артефакт мог попасть в руки Зои, дочери убитого соперника.  И теперь, когда девушка приехала в Париж, Агрест пригласил ее в качестве модели для женских образов его бренда, дабы проследить за ней и заставить отдать ему нужную вещь. В общем, на лицо потенциал для драмы а-ля "твой отец убил моего, могу ли я верить тебе?" И все такое. В остальное расскажу в лс.
Добавлю, что я не хейчу Маринетт, но уступать не буду. Поэтому если вы хотите играть каноничный пейринг адринетт... ну, это не совсем то место, простите-извините хд

пример поста;

...Зои растерянно смотрит в зеркало на свое веснушчатое лицо. В целом, кожа её бледновата, большие щеки, маленький рот с не выразительными губами. Серо-голубые глаза не особо яркие. В общем говоря, вроде и миленько, но... скучно, тускло, ничем не примечательно. И не то, чтоб она особо комплексовала из-за внешности. По правде говоря, иногда она даже радовалась, что её внешность вряд ли можно назвать по-настоящему привлекательной, так как она не любила излишнее внимание и не хотела бы, чтоб ей проходу не давали парни-фанаты. Ей такое вообще не интересно.
Но вот сейчас она попросту пыталась понять, с какой-такой радости Габриэль Агрест послал в отель Гранд-Пари свою помощницу с приглашением для нее, Зои, войти в ряды моделей его дизайнов. Она даже не понимала толком, откуда он в принципе узнал о её существовании. И почему не Хлоя? Она изящнее, знает, как себя подать, врождённая француженка. Красотка с ярко-голубыми льдистыми глазами. Никаких шрамов, никаких "нелепых" веснушек. Нет, самой Зои её веснушки нравились, но Одри и девчонки из её бывшей школы зачастую указывали ей на то, что веснушки делают девушку внешне деревенской дурочкой.
Зои было всё равно, как она выглядит, главное, чтоб чисто и аккуратно, а на титул и образ волшебной принцессы она никогда не претендовала. Так что сейчас она сидела перед туалетным столиком, держась за стул обеими руками, и с недоумением пялилась на свое отражение. Она странная, немного нескладная, как многие подростки в этот период, с её скучным лицом, с её неровной стрижкой, которую она до сих пор не подравняла, с этими розовыми прядями... Модель дизайнера, довольно известного в Париже.
Бред какой-то.
Зои щипает себя за предплечье, морщится и ловит эту гримасу в отражении. Но даже после лёгкого, быстро тающего неприятного ощущения все происходящее все равно не кажется ей реальным.
- Хлоя, ты уверена, что это нормально? Разве не ты хотела? Мне казалось, тебе нравится... как там его... Адриан, сын этого дизайнера. Я думала, это ты хотела с ним сниматься. Или... Маринетт вот тоже. Она всё время пищит от восторга, когда заходит речь об этом дизайнере.
- Глупости, детка! Адриан Агрест - красавчик, но абсолютный зануда-ботаник. С ним разве что подружиться я могла бы. А Маринетт творческая натура. Её именно талант его отца интересует. Адриан ей как брат. А влюблена без памяти она в Котогероя. Котволкера. Ну, влюбиться в супергероя это нормально для девчонки-пятнадцатилетки. Пусть. Хотя если он разобьёт ей сердце, я его уничтожу. В общем, перестань искать  отмазки. Послушай, Зои. Отставь ты эту свою лишнюю скромность! Ты очень даже симпатичная. Думаю, уж опытный дизайнер знает, кого в модели берет. У тебя все получится! - несколько вальяжно прощебетала Хлоя, приобняв сестру за плечи. - А теперь нам надо поспешить. А то мадам Менделеева не пустит нас на урок, если  мы опоздаем даже хоть на минутку!
Что ж, им обеим в голову не приходило, что цели у "опытного дизайнера" отнюдь не поднять самооценку приезжей девчонки, а кое-что совсем иное. Но до момента, когда они это узнает, еще очень далеко.
Уроки прошли спокойно и даже скучновато. Однако Зои была словно на иголках. Она боялась не оправдать возложенного на неё доверия и надежд. Быть лицом какой-то более или менее известной компании та еще ответственность. И морока.
Так что, переволновавшись, она стала рассеянной. Ей передали информацию о том, что после занятий ей стоит подойти к Адриану и поехать с ним в какую-то конкретную студию. Да, они уже пару недель проучились в одном классе. Да только пока нще особо не общались: только "привет-пока". Неуверенно приближаясь к нему, Зои споткнулась об свой развязавшийся шнурок на цветном коде и полетела вперед. Буквально навстречу Агресту.
Боже, как по-идиотски неловко! Наверняка подумает, что в свои пятнадцать она по развитию отстаёт лет на десять...

0

3

неактуально;

gilbert nightray
[мой верный и самый близкий слуга друг;
член (тут я засмеялся дурачком, держу в курсе) Пандоры]

https://i.imgur.com/x2vcNQK.png https://i.imgur.com/LL3Z6vR.png
[original]

[indent] » pandora hearts
Гилберт Найтрей — преданный слуга, до ненормального. Должен защитить «хозяина» во чтобы то ни стало; ненавижу, когда ты так говоришь.

Для меня ты всё тот же: неловкий и робкий плакса, но тот, на кого всегда можно положиться, и в котором я уверен, как ни в ком другом. Серьёзный и нервный, нянчишься с Брейком. А ещё — откровенно принижаешь себя. Ну что такое, Гил? Большой же мальчик уже! Совершенно не умеешь пить, до смешного боишься кошек и никак не можешь бросить курить, будто бы воли не хватает. Простой и добрый, искренний.

Для меня, но.

Гилберт Найтрей — воля, пронесённая через столетие. Тот, кто когда-то щерился и кидался на обидчиков, будто не ведая страха, улыбался брату болезненно-щемящим, несмотря ни на что и мир, отрицающий само ваше существование. Тот, кто способен принять сложное решение и готов буквально на всё ради достижения цели.

Так сложилось, и стальной стержень внутри был закован в цепи: «Уважай и всецело подчиняйся своему господину. Лишь этот дар, о котором ты и не мог мечтать, даст тебе право называться человеком. Это цена твоей жизни. Не забывай этого. Высеки в памяти. Думай только о господне. Отдавай себя без остатка». — А память обратилась в прах, пока время отсчитывало обороты ровно сто раз.

Ты всё ещё плакса, но набрал в росте, научился готовить — и правда потрясающе, — куришь, будто и правда взрослый (потому что уважаешь и восхищаешься дядей Оскаром), научился держать в руках пистолет.

Мне будто невдомёк, что пистолет не просто для виду, и руки твои знают, что значит жизнь отнимать. Но, Гил, ты прав: «Если уж не свет, то нас свяжет тень». Всё это неважно, ты был, есть и будешь — всегда — мой преданный слуга. Мой друг.


Люби Пандору, как любим мы, а мы любим — очень (до задротства).
Никакой романтики, предупрежу сразу: ты уж извини, Гил, посадят! //▽//

Покажи мне не просто плаксивого и нежного парня, не прожжённого жизнью и не знающего слов любви — сложного и многогранного, где-то между, быть может иногда с перегибами в одну из сторон; сохранившего характер из прошлого, преданного и неловкого в настоящем. И, надеюсь, однажды эти грани тебя найдут баланс, а я — буду рядом.

Я объясню тебе тонкости обращения «мастер», «господин» и «хозяин», если ты не помнишь или не знаешь, мы все — обложим тебя стеклом, которое будет хрустеть на зубах и от которого будет так больно, что хорошо. 。• ᵕ •。 ♡

Я буду строг, как и полагается господину, но, если мы сойдёмся, то, уверяю — будет весело!
Не фанат птицы-тройки (грешен, каюсь), зато люблю качественные и эмоциональные тексты. ^ ω ^

пример поста;

«Я не планирую больше проигрывать», сказал себе Итадори тогда. Он был так наивен. Так самоуверен. Итадори помнит с какой уверенностью шёл в наступление. Помнит, как легко ему далась первая битва: тогда он не пропустил ни одного удара, — возомнил, что уж в этот раз у него точно всё получится. В этот раз он сильнее. В этот раз — не уступит. Победит. Итадори не сомневался и не чувствовал страха. Злость? Да, возможно: он не мог простить их, не мог простить Махито за то, что тот вытворяет с людьми — его он никогда не сможет простить, к нему у него были личные счёты, долг, который он был намерен вернуть; за то, что люди для него — не более чем игрушки. За то, что все они — недооценивают людей. Но не страх. Он здесь и он справится.

Осознание масштаба катастрофы приходит запоздало. Итадори смотрит на толпы людей в панике и думает, что не может просто пройти мимо и бросить их — гильотиной над головой и святой убеждённостью, принципом последние слова дедули: «Помогай людям». Итадори понимает — у него нет времени на то, чтобы спасать каждого, и от этой мысли становится не по себе; разве не значит это, что он жертвует ими? Конечно он знает, что это неизбежность, но всё равно — всё равно — принять не может. Он должен двигаться дальше. У него нет времени. Если с Сатору Годжо что-то случится, то этот инцидент ничто в сравнении с тем, что ждёт их дальше; весь мир будет обречён.

«Я могу стерпеть боль, пока осознаю её», говорит себе Юджи, когда сталкивается один-на-один с Камо Чосо. Камо Чосо — брат тех двоих, он всё ещё помнит их слёзы. Юджи понимает почему Чосо хочет отомстить: он поступил бы точно так же, он преследует Махито по той же причине, — но не понимает почему всё это происходит. Не думай, не думай! Это не имеет никакого смысла и ничего не изменит — они враги, и это единственное, что ему нужно знать о нём, о них.

«Я могу стерпеть боль», повторяет, пропуская удар, но не теряя концентрации. За шаг до удара отклониться — кровавое копью рассекает лицо от лба по переносице, кровь стекает по коже, — пойти в наступление и думать не о том «почему», а о том, какой ход сделает следующим. Юджи впервые теряет преимущество: Камо Чосо превосходит его в технике и силе, в отличие от предыдущих противников, которых он здесь встретил, просчитывает тщательно каждую свою атаку, просчитывает — его действия тоже. Он говорит себе: «Свою слабость я сделаю силой. Всё, что нужно для победы — очистить разум», — звучит просто, не правда ли? Но этого оказалось недостаточно. Его сил — оказалось недостаточно. Наверное, Юджи был наивен, раз полагал, что достаточно вырос, чтобы дать отпор любому. Наверное, здесь он и встретит свой конец — пусть так, но победу он постарается вырвать в этой битве. Ему не чём сожалеть, думает он, он сделал всё, что в его силах — об остальном позаботятся другие; они сильные.

Лучше бы он умер тогда.

Он идиот. Глупец. Наивный дурак.

Почему он ещё жив?

Юджи был готов умереть. Если это цена победы — пусть так. Он никогда не был столь самонадеян, чтобы думать, будто спасти мир и спасти всех по плечу только ему одному. Он знает, что это не так, знает, что ему нужна помощь в чём-то и знает, что есть люди, куда талантливее и сильнее него. Была одна лишь вещь, на которую был способен только он, и это может звучать достойно «собрать все пальцы Сукуны», но это — его проклятие, последствия от него — сильнее взрыва сверхновой материи.

«Эй, засранец. Хорошенько осмотрись», говорит Сукуна, прежде чем Юджи возвращает контроль над телом, и он не хочет этого видеть, не хочет; не хочет.

Как много людей погибло?

Итадори помнит всё, что было. Итадори помнит, как его руки сжигали людей — запах жжённой плоти, как грузно падает тело замертво. Как его руки разрезали человеческую плоть так легко, будто лист бумаги; брызги крови, слишком много крови. Итадори помнит: взрыв, расщепляющий всё на своём пути, будто это просто забава — десятки и сотни смертей, принесённых его руками.

«Интересно, почему это я должен быть казнён?»

Итадори выворачивает наизнанку; его тошнит и трясёт, ему хочется кричать и он впивается пальцами в землю. Он не может дышать. Он — ненавидит и захлёбывается отчаянием.
Сдохни. Сдохни. Просто сдохни уже.

Так почему он живёт?

Будто насмешкой вторит голос дедули в сознании, наказание, которому он следовал всё это время, считая то истинно правильным: «Когда ты встретишь свой конец, пусть тебя окружают люди», — «Помогай людям».

Помогай.

Людям.

Итадори не может сдержать слёз. Не может сдержать отчаяния, в котором тонет, как в трясине — он просто не знает, как выбраться, это бесполезно, не имеет смысла. Он должен был умереть ещё тогда, когда впервые встретил Мегуми. Разве так не было бы лучше? Итадори давится эмоциями, переполняющими его до краёв, разрушающими его так же, как он разрушил район, так же, как он разрушил чужие жизни; отнял их по прихоти Сукуны, не справившись, потеряв контроль и допустив ошибку. Почему, почему, почему он просто не умер? Почему Сукуна не может просто сдохнуть и оставить его в покое? Почему он должен проходить через всё это? Итадори давится, задыхается, сдирает ногти о землю и чувствует, как что-то внутри, изломанное трещинами, всё же ломается до конца — такими темпами он просто убийца, — треском все убеждения и все желания, грёбанная наивность и самоуверенность — битым стеклом к ногам, к трупам, сложенным руками Сукуны.

Он должен идти и должен сражаться.

Итадори чувствует оглушающую пустоту — невыносимо, слишком. Поднимается на ноги и невидящим взглядом смотрит перед собой.

Он больше может.

Он должен сражаться. Он должен сделать хоть что-то. Он ещё может. Это ещё не конец. Он ещё может помочь. Он не имеет права останавливаться. Пока он может дышать, пока у него есть руки, пока он может идти — он должен двигаться дальше.  Хоть что-то, сделать хоть что-то, чтобы не ломило хребет от тяжести.

Он думал, что справится.

Но одно звено тянет за собой другое, прибивая его к земле и отнимая всякую волю; он протягивает руку, чтобы спасти Нанами — не успевает; он протягивает руку к Кугисаки и снова терпит провал. Он просто не может больше этого выносить. Не может видеть, как те, кому он хочет помочь, кто дорог ему — умирают за миг до этого, будто все его усилия бесполезны.

Всё хорошо. (Конечно же нет).

Всё хорошо. Он попробует снова. И ещё раз. Столько раз, сколько понадобится. Но как же невыносимо тошно; невозможностью давит на грудную клетку, блуждающим отчаянием и горячей ненавистью. Он собирает решимость, которая давно достигла лимита, по крупицам. Нанами. Кугисаки. Годжо. Мегуми. Тодо. Он берёт её от каждого и поднимается снова, в очередной раз. Он просто идёт дальше, убеждая себя, что всё остальное неважно. Он просто говорит себе, что должен двигаться вперёд и не оглядываться назад. Он просто говорит себе, что сможет пройти через всё это. Потому что в противном случае всё и правда было зря, ошибкой. Он просто не может позволить себе думать об этом, потому что тогда его затянет, тогда он проиграет, не сможет подняться на ноги уже никогда и сжать пальцы кулак.

Ничего хорошего. Они проиграли. Город заполнен проклятиями, им счёта нет, но Итадори делает то, что считает нужным, правильным — убивает их одного за другим, без причины и сомнений, потому что это то, что он должен сделать; потому что это то, что он — может сделать. Он не знает сколько прошло времени после инцидента, теряет счёт, полностью концентрируясь лишь на уничтожении; Чосо, слишком резко и неожиданно переключившийся на убеждённость, что они братья — этого Итадори не понимает, но от помощи не отказывается, — следует за ним. Наверное, Итадори должен быть благодарен ему за это. Он исправит всё, не знает как, но исправит. Итадори смотрит на своё отражение в зеркале уборной заброшенного и полу разрешенного торгового центра, и не может не думать о том, что он — Сукуна. Думает, с усталым смешком, что похож на побитую собаку. Что бы сказали Мегуми и Кугисаки, если бы увидели его сейчас?

— Я всё исправлю. Слышишь, Сукуна? — говорит твёрдо, обжигая собственное отражение жгучим взглядом и сжимая пальцы на раковине с такой силой, что кажется та не выдержит давления, треснет.

Отредактировано rospotrebnadzor (02-12-2022 19:27:27)

0

4

all cast
[сдавайтесь. или нет. так даже веселее.]

https://64.media.tumblr.com/131a1b327c6360c3b7e9c79ca459b663/153c8b04b1d29885-55/s540x810/3cf77de3b0d9ca85f4ebac88912254f5dbb1182f.gif

[indent] » mass effect
ветераны космических войск протирают именные бластеры,
и каждый день гибнут за клочки территории
холодного бескрайнего космоса. на землю летят похоронки,
оставшиеся в живых делят последние тюбики еды,
их крики, вопли и стоны могли бы разорвать перепонки,
но никто не может их слышать в условиях безвоздушной среды.


все годы в стар треке, видимо, я мысленно шел к этому кроссоверу. потому что у нас вышел бы прекрасный тандем и бесконечное море сюжетов, которые можно было бы вписать в канон друг друга. у нас с пайком - и миррор, и прайм вселенные в сюжете, и мы планируем прыгать туда-сюда до бесконечности. если у вас также, как у нас, горит с космоса, и вы не против, если мы будем навязываться к вам со своими дикими и концептуальными идеями — приходите, мы утащим вас в самые дебри на дискавери. даже если против — все равно приходите, постараемся быть вменяемыми и сообразить что-то общее на всех.

пример поста;

все будет

0

5

all cast
https://imgur.com/YyMq5MZ.png
[я бы процитировал устав, но, думаю, вы его проигнорируете.]

[indent] » star trek universe

заправлены в планшеты космические карты,
и штурман уточняет в последний раз маршрут.
караваны ракет помчат нас вперед - от звезды до звезды.
(на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы.)


тос, ребут, перезапуск дискавери, пикар, и пр.пр. я и капитан пайк будем рады всем, любой версии и времяисчисления. наша основная ветка - перезапуск дискавери, но когда что-то такое было проблемой? берите что угодно и создавайте свою линию, а мы подумаем, как можно скооперироваться всем вместе в одной прямой. мы верим, что где-то еще остались такие же горящие игроки, которые всем сердцем любят (или смогут полюбить в будущем) эту вселенную. как говорится, they used to say that if man was meant to fly, he'd have wings, but he did fly; he discovered he had to.

пример поста;

тут пост

Отредактировано rospotrebnadzor (12-06-2022 14:28:01)

0

6

современники Шекспира и Елизаветы Первой, королевы-девственницы.
[путешественники, политики, философы, актеры]

https://64.media.tumblr.com/eac346a9f253c64f79d08df4b31fe1e9/c64054b3962239dc-58/s540x810/94aad14323ee931f44cda661d48c1568afcc0812.gifv

[indent] » history & mysticism

> по легенде, он даже предсказал день своей собственной смерти — 21 сентября 1576 года. в этот день ничего не предвещало беды, поэтому он просто повесился, чтобы оправдать предсказание.



Мир неторопливо поворачивается на бок, словно древняя рыба: артуровский цикл медленно соскальзывает в небытие, и люди мучительно пытаются разделить науку и магию, чтобы выбросить последнее навсегда.
Время великих историй и великих мистификаций. Время имен: Фрэнсис Бэкон, Эдуард Аллен, королева Елизавета Первая, Фрэнсис Дрейк.


У Джона Ди, алхимика, математика и шпиона королевы, есть двойник в зеркале, который учит его следить за звездами и читать будущее. Он говорит ему: "Грань между твоим миром и миром хаоса стала плотнее, чем в мое время. В мое время мне достаточно было подумать, чтобы на моей ладони появился язычок огня".

Мне чудовищно хочется сыграть в тайные ордена, создание големов, блестящие театральные постановки по пьесам таинственного Шекспира, географические открытия и политические дрязги. Я буду рад  и известным именам, и оригинальным персонажам. Если хочется присоединиться, но пока непонятно, кем — то смело лови меня в гостевой, придумаем.

пример поста;

тут пост

Отредактировано rospotrebnadzor (12-06-2022 14:28:16)

0

7

неактуально;

pavel chekov
[энсин, навигатор]

https://64.media.tumblr.com/d71cc9b9edd3ff4fbdfa34b362e8c31c/6d5f0be4edfa6e1c-65/s500x750/821128b921ffcdfdc1da54f64cb6a3d62ee492b7.gifv
[anton yelchin]

[indent] » star trek: reboot
Павел – это искренность. Он несет эту свою искренность в ладонях, широко улыбаясь, протягивает их сует под нос, вот, смотри, бери все, у меня так много, бери, пожалуйста. Прилежно строит предложения на английском, непривычные слова не успевают за быстрой мыслью, и он кажется взволнованным, и он действительно волнуется, краснеет, и торопливо вспоминает английские времена.

Павел готов помочь, просто так, чтобы было легче, без задней мысли, без попыток найти выгоду, он швыряет свое «давайте я» прямо в лицо, пока не успели опомниться и отказать. Улыбается ярко, торопливо и уже спешит подставить руку, плечо, феноменальные способности.
Он растерян, как бывают растеряны все гении, непрактичен, как непрактичны истинные профессора. Он готов взять на себя ответственность, вежливо, но твердо заметить: «Можно, но я… не рекомендую». Случайно погибнуть в каком-нибудь вшивом уголке космоса, закрывая собой, меняя себя на чью-то бездарную, серую жизнь, разменивая легкой рукой золотую монету на множество тусклых, мелких.

Чехов взрослеет под обшивкой «Энтерпрайза», он еще совсем мальчишка – среди взрослых. Павел – гений, но он не набил себе еще всех этих социальных шишек, не наступил на все грабли, по которым жизнь проводит, заботливо держа за руку.


мальчик, этому касту просто не хватает историй про освоение космоса русскими. мы любим миррор!верс, любим сюжеты. космос слишком большой, чтобы тебя в нем не было.

пример поста;

тут пост

Отредактировано rospotrebnadzor (15-11-2022 11:43:34)

0

8

rosaria
[соборная сестра, пьяница, бэтгёрл монда, коллега по грязным делам]

https://c.tenor.com/611iagiBPgUAAAAd/rosaria.gif
[original]

[indent] » genshin impact
Если кто и повидал некоторого дерьма, так это сестра Розария; ещё до того, как стала сестрой. Отчасти потому сестрой и стала, что дерьмо повидала, но да это, наверное, не суть.

Её нельзя винить за равнодушие или циничность, за далёкую от нежности натуру и бытие, так сказать, немного мёртвой внутри - жизнь такая, очень располагает. У Розарии имеется список вещей и людей, которые ей важны и за которых она переживает, однако это не то, что будет озвучено ею вслух. Она вообще не из самых разговорчивых, но одна из наиболее ни то проницательных, ни то внимательных людей в вашем окружении. Потому что привычка, потому что это ей ничего не стоит, потому что жизнь многому научила; в конце-то концов, слушать и смотреть - это нередко залог предотвращения проблемы, чтобы говорили и не смотрели другие после. Человек как действия, так и бездействия, вполне понимающая, на что способна, на что нет, куда стоит влезать, и где будет полезна.

Меньше всего на свете ассоциируется с религиозной сестрой, и это, конечно же, вполне оправдано. Во что-то Розария, впрочем, да верит. Просто так сложилось, что чёрную работу кому-то выполнять надо, дабы остальное блестело да не бросало тень на что не следует. Если видит в том смысл и отдушину, то чем не служба богам? Даже если не во имя них как таковых. Пока люди, важные для неё, счастливы, Розария спокойна. Себя же можно выражать через едкие замечания, черновую работу и, конечно же, бутылку. И если с главным пьяницей Монда всё понятно, то главная пьяница, пожалуй, канонично причастна к церкви: есть в этом что-то традиционное, как на крути. А остальное... Что же, секреты, как и молчание, Розария хранить умеет, особенно собственные. Не зря, в конце-то концов, по духу она максимально близка Кэйе, несмотря на кардинально отличное внешне выражение. Нутро не изменишь.


Мне бы хотелось быть вполне себе едкими, но эффективными партнёрами: по чёрным делам, по борьбе с очень злачной стороной Монда и его врагами; полагаю, Розария - это один из тех немногих людей, кто может быть в курсе допросов с пристрастием, что устраивает Кэйя, не осуждает за них, и даже способна сопровождать по мере необходимости, потому что... ну, жизнь такая, не так ли? Кроме дерьма ничего не обещали, так пускай хоть с пользой. И нет, я конечно же не прошу быть капитанским психологом, но... ну... ладно?... Собутыльником, вот. Пожалуйста, умоляю. С Венти валяться под  дверями таверны, конечно, ок, но он же ветер - сегодня есть, завтра нет, а хочется стабильности в таких отношениях, дно бутылки дело требовательное. И вообще, мне кажется Розария и Кэйя прекрасны в плане вместе тусить, потому что черти, красота ненаглядная и ойвсёнупосмотрите. А ещё давайте Розария будет тоже заботиться о Джин, а? Это у нас тут хобби такое, не дать новоиспеченному магистру досрочно отойти в мир иной или в дурку. А за яд ни я, ни Дилюк не обидимся, потому что весело. Важно: будет круто, если вы захотите найти Барбару и развивать Мондовскую ветку, просто потому что.
Пишите от 3 лица не по посту в месяц, делайте это достаточно грамотно, цените чернуху и всё - большего не надо. По всем вопросам пишите, договоритмся.

Не буду шутить про тройнички, но какие вайбы, ай какие, грех не юзать.
пример поста;

Было ли страшно? Ху'ИнТау не знал; уже терялся различать страх и не-страх. Просто... просто сейчас всё было по-другому. Не так, как в повторявшейся из раза в раз бесконечности, и что делать... Если честно, мальчишка не знал. Пускай его и готовили как могли, пускай разумом и пережитым уже давно не был ребёнком, коим оставался из-за игры Бездны, будь она неладна.

Он не видел дождя; не то чтобы никогда, но когда видел - уже забыл. В сражениях и побегах таковой если и бывал, то принц не помнил: слишком занят был другими делами. Выживанием; своим и отцовским. Не упускать из виду и не терять последнее родное и знакомое, учиться и учить. Переживать из раза в раз. Переставать задаваться вопросом, кто был кем до того, как обернуться... этим; и не слушать, что они говорили, даже если со временем - на чёрт пойми каком кругу - начал понимать, что значили эти преображённые звуки когда-то родного языка.

Он не видел монстров. Если честно, вообще никого не видел, и это вызывало почти панику.

Ему хватило того, что воздух тут был иным; дышалось иначе. Ему хватило того, что даже несмотря на облака тут словно было бы светло, словно бы за ними что-то имелось. Ему хватило того, что сказал и как повёл себя отец, пораженный и начавший увядать здесь еще более заметно, чем в Бездне. С излишком стало того, что отец отсюда испарился, оставив мальчишку в мире, не переполненном ни магией, ни монстрами, ни тьмой, ни бесконечной, безостановочной борьбой за выживание. И сколько бы его, наследника того, что по словам Императора когда-то получит шанс благодаря своему уникальному, избранному наследнику, последней надежде, готовили к этой разлуке... Чёрт подери, это всё-таки являлось страхом, да?

Мальчишка совершенно растерян. Это не привычный ему мир, это слишком далёкие отголоски жизни, о которой успел подзабыть. Что делать, куда идти, с чего начать и... что вообще жалкий мальчишка способен сделать?

Он укрывался в каком-то старом сарае, периодически потирая перевязанный глаз: тот отчего-то пульсировал и вредничал сильнее обычного, вводя в ещё больший ступор и практически выступая панику. А может даже хуже того.

Ху'ИнТау был настолько растерян, настолько вне уюта и того, что для него стало нормой и привычкой, что все его рефлексы разом не сработали, когда оказался обнаружен неким статным рыжим мужчиной. Тот что-то спрашивал, говорил, уточнял, а мальчишка... Чёрт подери, едва ли что-то разбирал. В памяти невольно всплывали обрывки из речи матери, знакомыми вкраплениями, коих, впрочем, недостаточно для понимания; матери не стало слишком давно, ещё до вечности, и  Мокью не в состоянии вспомнить. Он слишком растерян и слишком поражен встретить человека.

Ч е л о в е к а .

Не стал отнекиваться или сопротивляться, когда ему предложили, кажется, помощь, сняв большую накидку и устроив поверх его - оказывается - промокших плеч, а после уведя в какую-то конструкцию на колёсах. У Ху'ИнТау не имелось причин не идти; у него, кажется, теперь не имелось вообще ничего во всём белом свете. Потому и пошёл. Это не монстр. Как отец и говорил. С остальным разберётся; теперь не имелось иного выбора. Мальчишке не привыкать, что иначе бывает он просто забыл.

Мужчина привёл его в какой-то особняк, окруженный витиеватыми растениями, и провёл вовнутрь, дав какие-то распоряжения разодетой женщине. Не монстр. Опять.

Принц молчал, разве что хлопая ярко-синим, словно бы заключавшим в себе целый калейдоскоп кристаллов глазом, внимая, наблюдая, слушая. Пытался разобраться, пытался успокоить часто и громко стучавшее сердце. Иногда кивал, а несколько раз даже что-то ответил: так и то, что знал на своём языке, на языке монстром, на остатках того, что осталось от матери и чьи слова пытался напоминать отец, говоря, что принцу надо запомнить, это пригодится.

Мужчина попытался вновь что-то расспросить, но в ответ получил очередное: "КаэЙа. Дрянс у... Я. КаэЙа. Я." После же куда-то удалился, то ли устав, то ли занявшись делами, то ли еще что. К тому моменту женщина принесла мальчишке сухую одежду, с откровенным любопытством его рассматривая (что взаимно). Привыкший же всё улавливать (иначе не выжить) слух обратил внимание на шум за дверью комнаты. Там сначала был голос того мужчины и кого-то ещё, а после шевеление за дверью. Ещё несколько минут и женщина ушла, а мальчишка так и остался сидеть на мягком диване, ещё не высохший и замотанный в покрывало. Мягкое.

0

9

ash tyler [voq]
[офицер звёздного флота, агент секции 31]

https://64.media.tumblr.com/2ef8dab9e86f3347a07c15d668203234/ff8e5b423bc059a2-d4/s540x810/81fb77acc2bd4a131bc7735755fb21230c3687c1.gif
[shazad latif]

[indent] » star trek universe

Тебя все ещё мучают кошмары по ночам, да, Тайлер?

Было время, когда я знал тебя, как хорошего офицера, верного своей миссии; ни страха, ни сожаления, — ты делал то, что должно, даже если другим это было не под силу; ты хотел привести Звездный Флот — к победе. Ты отправился на ISS “Шэньчжоу” в поисках ответов, сам того не подозревая. Как верная псина, оберегая последнее дорогое, что у тебя осталось, ты полез на передовую перед Огненным Волком. (Что ты увидел там, в зеркале? Что клингоны сделали с тобой во время пыток? Ты ещё помнишь, как это — быть самим собой? Ты хотя бы помнишь, что значит — быть человеком?) Мне больно смотреть, во что ты превратился за эти годы. Солдатам нельзя проявлять слабость; если сейчас ты сдашься, очень скоро он сожрет тебя изнутри.

Хватит корчиться от бессилия и жалеть себя, так ты никому не поможешь, — ни себе, ни Дискавери. У нас здесь — идет война. Так собери волю в кулак и возвращайся к службе. Без тебя, им недолго осталось.


ключевое слово: секция 31. да, мне нравится идея, что помимо звездного флота, есть нечто иное, способное действовать за рамками устава; тайлер же — один из первопроходцев нового состава (ему абсолютно не понравится вмешательство лорки в деятельность секции, но когда они с тайлером договаривались обо всем мирно?). мне нравится мысль, что у тайлера впереди — долгий путь излечения, принятия, попыток договориться с самим собой; понадобится неслабая воля, чтобы сдержать в себе такого монстра. кроме того, тайлер — один из немногих людей, которые действительно нравятся лорке; он, как и другой, умеют принимать сложные решения, от которых зависит успешный исход дела. приходи, я втяну тебя в сюжет, и мы сможем развить историю секции 31 (а там еще черт знает сколько всего необследованного).

муд #дискавери
пример поста;

тут пост

0

10

anubis

https://imgur.com/fhfCIA2.png https://imgur.com/Yi9uyjw.png https://imgur.com/Yx4so3Q.png
[rami malek]

[indent] » egyptian mythology

«После миллионов лет упорядоченного сотворения мира
[indent]  [indent] вернется предшествующий сотворению хаос

Мистерии имеют много слоев, каждый из которых открывает новую плоскость знаний. Так же, как образ Анубиса имеет несколько смыслов, меняющихся в зависимости от контекста. Например, у Анубиса — два лика, черный и золотой. Чёрный Анубис связан с первым этапом алхимического процесса — «чёрным деланием», которое в психологическом плане означает вхождение в хаос, разъединение, распад. Золотой Анубис — путь созидательной трансформации личности.
Человек — существо многосложное, симбиоз сил. Вся жизнь человека, все события, которые ему предстоит пережить, все, в чем он будет участвовать или наблюдать, — это личная мистерия посвящения. И только от человека зависит, сможет ли он пройти этот путь и обретет ли в конце этого пути бессмертную душу.


может быть ты подумаешь, что я поехал. но. у меня есть  о ч е н ь  концептуальный сюжет кроссовера стар трека с египетской мифологией, где пантеон богов — это не идеализированная человеком сущность, а квинтэссенция космоса; где-то за пределами знакомого, открытого, обитаемого, — где-то на грани физического воплощения и философской идеи о «конечности» пространства-времени.

что-то сюжетное, что-то не очень;

дело в том, что мой лорка — знатно проебался по жизни, прыгая туда-сюда из прайм! и миррор! вселенных (а у нас еще и соприкосновение с ребутом будет, и еще черт знает сколько таких разломов). его время, с точки зрения столкновения двух вселенных, не просто остановилось; оно исчезло, — его отторгают обе вселенные, он стал ошибкой, пространственным и временным коллапсом. по идее, ему бы, конечно, подойти к той же точке невозврата, в которой в конце второго сезона оказалась филиппа — стать константой в определенном отрывке времени, чтобы «заземлиться» в нем. но. НО. (он слишком заебал всю вселенную своим существованием, чтобы она легко и просто выкинула его в безвоздушную среду, как биомусор). так что, если решишься — будь готов, что я накидаю тебе пару источников вдохновения и миллион своих мыслей о том, как в рамках этого кроссовера можно переобмозговать древний образ божества. (если что-то пойдет не так, и тебе покажется, что все это звучит слишком плохо и не_научно — ты всегда можешь сказать "стоп", и мы подумаем над чем-то попроще).

пример поста;

тут пост

Отредактировано rospotrebnadzor (19-10-2022 14:37:59)

0

11

all cast
[добро, зло, шекспировская неоднозначность и боги между]

https://thumbs.gfycat.com/AnimatedLameDiamondbackrattlesnake-size_restricted.gif
[originals]

[indent] » final fantasy xv & versus xiii
если закрыть глаза на рваный лор и сюжет, то сердце щемит от трогательности и печали всей истории. щемит сильно. потому давайте подправим сюжет и будем как плачущие суровые канадские лесорубы. и 1001 альтернатива. а если вы со мной по этой теории сыграете, буду обожать до гроба (спасибо, жить долго не получится). вообще, чем больше мрака, дарка, стекла и безнадёги - тем лучше. эстетикой же обеспечу, как и горением. за каждого из героев убью <3

пример поста;

Когда у Ноктиса в руках оружие, а кругом те, кого стоило стереть в порошок — живые или нет, машины или люди, демоны или кто-то ещё — всё прочее для него в несколько мгновений переставало иметь значение. Терялось, отходило на второй план, переставало быть приоритетом. И, пожалуй, в этом смысле принцу правда трудно было следить за кем-то или чем-то ещё в процессе; не то чтобы он сомневался в способности Стеллы защитить себя, или тем более в братстве, с которым особенно хорошо компоновался и взаимодействовал на поле боя, однако они все — это круг Ноктиса, потому юноша нёс за них ответственность. Их нельзя было упускать из вида или игнорировать, как и вести себя слишком рискованно, дабы случайно не подставить или не задеть. В каком-то смысле, придётся ужимать себя, учитывая присутствие других, ибо вообще-то бой — это самое понятное состояние для принца, в котором он ощущал себя свободным, уместным и... просто действовал.

Из-за песочно-дымовой завесы видимость являлась не лучшей, что естественным образом усугубляла ночь, однако магитехи, спасибо свету  магии скверны, сами от части освещали пространство, спасибо ох огням и пламени. Ноктис, правда, не знал, каков из ракетный арсенал сегодня, отчего они так серьёзно настроены, но... Верно: вернуться к братству было бы правильно. Так можно будет сразу понимать и силы, и потери, поскольку часть вражеских сил находились на той стороне холма, о, сомневаться в том не приходилось. Туда, в общем-то, и двинулись. Только Ноктис не торопился, по ходу разнося всех солдат, что попадали в его поле зрение: рано или поздно предстоит иметь сними дело, потому "мелких" предстояло расчистить сразу. Судя по всему, отчего-то имперцы разошлись сегодня — причину непременно выяснит позже — и потому стоило ждать "сюрпризов", раз разорвать свиту принца, как и его самого, ракетами им не показалось "слишком". Теле порт туда, телепорт сюда, вспоротый шлем здесь, поверженный в грудину там. Двигаясь по направлению к лагерю, отбивая и превентивно нападая, они планомерно сокращали расстояние; шума становилось больше, как и голубоватых вспышек света: значит, и здесь никто не пострадал, так или иначе, схватка продолжалась, а если очень-очень сильно приглушаться, то вреди общего шумового фона можно услышать голоса ребят.

Краем зрения удавалось замечать чужие движения, отмечать их успешность или провальность, как и манеру ведения боя, однако пока это относилось скорее к Стелле: она ближе всех, до остальных ещё приличное расстояние, в то время как её слегка светившиеся фиолетовым глазам волей-неволей отвлекали на доли секунды, заставляя к ней возвращаться. Не теряя фокуса и не выходя из того "пузыря чёткости", в котором оказывался принц, погружаясь в бой; особенно когда чувствовал себя low со всем вытекающим.

Им осталось ещё немного до лагеря, буквально метров тридцать. Дорога относительно расчищена: один Гладио стоил целое состояние, не говоря уже про Игниса с его трюками и уворотливость Промпто. Они в свою очередь также заметили Ноктиса, вероятно взбодрившись: знали, что он силён, однако врасплох сравнивал всех бойцов, делая их одинаково уязвимыми, как ни крути. Особенно когда речь заходила о бомбах и массивных атаках магией скверны.

Ч... чёрт!

Над головами среди оставшейся завесы мелькнуло красное скопление пламени и несколько огней небольшого корабля, что прежде выпустил пехоту, с которой вроде бы как разобрались — это обычно являлось семечками на почве прочего.

"Отчего они разошлись, чёрт?!" — раздраженно цокнул про себя Ноктис, однако большего ни о чём подумать не успел, просто зная, что это значило. Ничего хорошего, естественно. Магическая бомба.

— ГРУППИРУЙТЕСЬ, В ОБОРОНУ! — крикнул принц. Несколько мгновений, и он перекинул-перенёс Игнису одну из собранных прежде самостоятельно бомб, дабы дала им мгновения купола, если успеют взорвать, но большего принц сделать не успеет. В момент телепортировавшись к Стелле, как к ближайшей из свиты и загородив её собой.

— Сейчас запыльнут, обеспечь щит остальным, я займусь нами, — сам Ноктис не создавал оборонительных стен для других на столь значительных расстояниях [по крайней мере пока и по крайней мере без Кольца], имея магию, что покрывала лишь его и то, с чем он напрямую соприкасался для дальнейшего управления. А Стелла — она Оракул, которая способна отдавать вовне, а держать при себе; в том же её предназначение? Сам же создал перед ними несколько стеклянных куполов, закрутив меч на максимальной доступной скорости.

Это всё заняло лишь несколько секунд, впопыхах, хотя и ощущалось подобно замедленным действиям. А потом вспыхнуло красное пламя, что на момент поглотило всё, включая звуки. В голове загудело, а все дерьмовое состояние, в коем пребывал Нокт, очень неудачно, словно бы нарочно решило дать о себе, заставив зажмуриться от искры-гула в голове, инстинктивно схватив Стеллу за руку: с нйе всё в порядке, она не рассеялась, не оказалась вне "зоны"?...

Ещё несколько мгновений и алая вспышка рассеялась, на месте себя оставив... ничего? Он напряжения, неожиданности всего пережитого и адреналина принц даже присел на одно колено, намереваясь телепортироваться дальше и продолжить, раз уж они выжили, но... что? Никого? Э... Э?

Рука по-прежнему сжимала ладонь Стеллы, обернулся к ней — на месте. Следующий взгляд туда, где были ребята — на месте ничего. Ни лагеря, ни следов пребывания имперцев, ни самих имперцев. Всё та же ночь, всё тот же океан, теплая погода, песок и ни в глаз ногой — никакой цивилизации.

— Я... — он отпустил руку Оракула, коснувшись своего затылка ни то в раздражении, ни то в озадаченности, ни то в удивлении. — Кажется, что-то пошло не так и я забросил нас дальше по побережью, — цокнул, вдох-выдох, поднялся на ноги снова, с прищуром погасших как-то быстрее обычного глаз оглядываясь, словно бы что-то выискивая вдалеке.

— Ты видишь огни сражения? Нам надо туда, — вот только никаких огней. Вообще ничего. Ночь и ночь, а ещё рухнувшая на плечи усталость, тошнота и гул. — Чёрт... — принц отошёл к воде, чтобы освежить ею лицо и привести себя в равновесие. Его по ряду причин и до того мутило, а из-за перемещения стало совсем худа. Как в таком состоянии бежать невесть куда в попытках успеть или нырять в искусственные "сновидения", для чего надо снова закинуться... Да бросьте, принц не в состоянии, кажется. Его вообще одолевала лишь одна мысль: "Лишь бы с ребятами всё было в порядке". Они ведь справятся без него, без них?... Пока они вернутся обратно. Люцис — страна немаленькая, даже Северная её часть, и как бы... Чёрт.

Глубоко вдохнув воздух, юноша рухнул на колени прямо в воду, упершись о дно руками.

"Плохо дело".

0

12

the family
[сектанты, жители нового мира]

https://thumbs.gfycat.com/EvergreenDiscreteErne-max-1mb.gif
[original & game actors]

[indent] » far cry 5
каждого из вас привела сюда собственная трагедия. боль, разочарования, сладострастия - вы можете освободиться; и биться за то, что является истиной. only you-u-u.


Если вас упарывают темы Джо́нстауна, ЛСД-трипов и религиозной радикальной промывки, то вы понимаете, зачем. Любовь к ядерным грибам приветствуются.

пример поста;

Было ли страшно? Ху'ИнТау не знал; уже терялся различать страх и не-страх. Просто... просто сейчас всё было по-другому. Не так, как в повторявшейся из раза в раз бесконечности, и что делать... Если честно, мальчишка не знал. Пускай его и готовили как могли, пускай разумом и пережитым уже давно не был ребёнком, коим оставался из-за игры Бездны, будь она неладна.

Он не видел дождя; не то чтобы никогда, но когда видел - уже забыл. В сражениях и побегах таковой если и бывал, то принц не помнил: слишком занят был другими делами. Выживанием; своим и отцовским. Не упускать из виду и не терять последнее родное и знакомое, учиться и учить. Переживать из раза в раз. Переставать задаваться вопросом, кто был кем до того, как обернуться... этим; и не слушать, что они говорили, даже если со временем - на чёрт пойми каком кругу - начал понимать, что значили эти преображённые звуки когда-то родного языка.

Он не видел монстров. Если честно, вообще никого не видел, и это вызывало почти панику.

Ему хватило того, что воздух тут был иным; дышалось иначе. Ему хватило того, что даже несмотря на облака тут словно было бы светло, словно бы за ними что-то имелось. Ему хватило того, что сказал и как повёл себя отец, пораженный и начавший увядать здесь еще более заметно, чем в Бездне. С излишком стало того, что отец отсюда испарился, оставив мальчишку в мире, не переполненном ни магией, ни монстрами, ни тьмой, ни бесконечной, безостановочной борьбой за выживание. И сколько бы его, наследника того, что по словам Императора когда-то получит шанс благодаря своему уникальному, избранному наследнику, последней надежде, готовили к этой разлуке... Чёрт подери, это всё-таки являлось страхом, да?

Мальчишка совершенно растерян. Это не привычный ему мир, это слишком далёкие отголоски жизни, о которой успел подзабыть. Что делать, куда идти, с чего начать и... что вообще жалкий мальчишка способен сделать?

Он укрывался в каком-то старом сарае, периодически потирая перевязанный глаз: тот отчего-то пульсировал и вредничал сильнее обычного, вводя в ещё больший ступор и практически выступая панику. А может даже хуже того.

Ху'ИнТау был настолько растерян, настолько вне уюта и того, что для него стало нормой и привычкой, что все его рефлексы разом не сработали, когда оказался обнаружен неким статным рыжим мужчиной. Тот что-то спрашивал, говорил, уточнял, а мальчишка... Чёрт подери, едва ли что-то разбирал. В памяти невольно всплывали обрывки из речи матери, знакомыми вкраплениями, коих, впрочем, недостаточно для понимания; матери не стало слишком давно, ещё до вечности, и  Мокью не в состоянии вспомнить. Он слишком растерян и слишком поражен встретить человека.

Ч е л о в е к а .

Не стал отнекиваться или сопротивляться, когда ему предложили, кажется, помощь, сняв большую накидку и устроив поверх его - оказывается - промокших плеч, а после уведя в какую-то конструкцию на колёсах. У Ху'ИнТау не имелось причин не идти; у него, кажется, теперь не имелось вообще ничего во всём белом свете. Потому и пошёл. Это не монстр. Как отец и говорил. С остальным разберётся; теперь не имелось иного выбора. Мальчишке не привыкать, что иначе бывает он просто забыл.

Мужчина привёл его в какой-то особняк, окруженный витиеватыми растениями, и провёл вовнутрь, дав какие-то распоряжения разодетой женщине. Не монстр. Опять.

Принц молчал, разве что хлопая ярко-синим, словно бы заключавшим в себе целый калейдоскоп кристаллов глазом, внимая, наблюдая, слушая. Пытался разобраться, пытался успокоить часто и громко стучавшее сердце. Иногда кивал, а несколько раз даже что-то ответил: так и то, что знал на своём языке, на языке монстром, на остатках того, что осталось от матери и чьи слова пытался напоминать отец, говоря, что принцу надо запомнить, это пригодится.

Мужчина попытался вновь что-то расспросить, но в ответ получил очередное: "КаэЙа. Дрянс у... Я. КаэЙа. Я." После же куда-то удалился, то ли устав, то ли занявшись делами, то ли еще что. К тому моменту женщина принесла мальчишке сухую одежду, с откровенным любопытством его рассматривая (что взаимно). Привыкший же всё улавливать (иначе не выжить) слух обратил внимание на шум за дверью комнаты. Там сначала был голос того мужчины и кого-то ещё, а после шевеление за дверью. Ещё несколько минут и женщина ушла, а мальчишка так и остался сидеть на мягком диване, ещё не высохший и замотанный в покрывало. Мягкое.

0

13

Fenris
[Беглый раб
Свободный эльф
Лучший друг Защитника Киркволла]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/140/662238.jpg
[your choice]

[indent] » Dragon age
[indent] Когда-то его звали Лето, но его собственное имя он узнает лишь от сестры, что предала его, обманула, приведя вновь к бывшему хозяину, заманив в ловушку, что была устроена в Висельнике.
[indent] Хоук и не думал отдавать Фенриса Данариусу — за то время, что они были знакомы, начиная с драки на пороге эльфинажа, маг уже успел проникнуться к эльфу неподдельным уважением, а сам Фенрис стал неотъемлемой, весьма важной частью его разношерстной, взбалмошной, известной уже почти на весь Киркволл компании.
[indent] Фенрис также был одним из немногих, к кому Хоук был способен чувствовать что-то вроде… жалости и сострадания. Он видел несчастных, с которыми Андерс возился в своей лечебнице, видел бедность Нижнего города, сумев вырваться из нее лишь благодаря стойкости, упрямости и удаче, но история беглого раба, что хлебнул горя и боли, упрямо продолжая терзать себя ненавистью и отчаянием, трогала скупого на эмоции Гаррета куда сильнее.
[indent] Для Хоука Фенрис — лучший друг, такой же верный, как и Варрик, хотя первое время их общение было весьма… напряженным. Гаррет — маг крови, с чем довольно долго не мог смириться эльф, да и водил дружбу с одержимым отступником, что так ратовал за свободу ненавистных Фенрису магов, но Хоук смог доказать эльфу, что достоин его доверия и верности.
[indent]  Они всегда довольно хорошо друг друга понимали — Хоук почти так же мрачен, как и эльф, и у него весьма похожие понятия о правосудии и мести, а еще порой жестокий, очень своеобразный юмор. Гаррет всегда поддерживал Фенриса в желании помочь несчастным невольникам, всегда был рад пойти с облавой на работорговцев, что вновь расположились на Рваном береге, совершенно не понимая и не принимая как ненависти к эльфам, так и рабство, неважно, является ли оно открытым, или же воплощалось в строгом контроле храмовников над магами в Кругах.
[indent] Преданность эльфа лишь немного пошатнулась, когда Хоук принял решение все же поддержать магов, когда вспыхнул уже давно назревающий в Киркволле конфликт, но Фенрис знал, что каждое решение мага тщательно взвешено, и что все его действия продиктованы лишь холодным расчетом.


Просто приходите.
Я играю любые сюжеты и альты, с ответами не тороплю и стараясь не задерживать посты сам.

пример поста;

[indent] Несмотря на яркое, жаркое пламя в очаге и множество свечей, воткнутых то тут, то там, оплывающих прямо на рассохшееся дерево столов, в помещении сохранялся прямо-таки неприятный, пробирающийся под одежду и пронизывающий буквально до костей холод. Они давали достаточно освещения, но никогда - тепла. Множество алхимических препаратов, останки тел животных и существ, расставленные по множеству полок вдоль стен, засушенные травы под потолком не терпели жара, сохраняясь только при неприятном любому живому существу холоде.
На алхимической лаборатории медленно, очень медленно закипало очередное зелье - темно-зеленое, им можно было обработать лезвие клинка или наконечник стрелы - плавно стекало в небольшую колбу уже пару часов как, но всё равно тягучая жидкость едва закрывала собой толстое дно.
В комнате на самом нижнем этаже подземелий было тихо, несмотря на кипящую в Темном Братстве последние пару месяцев жизнь.

[indent] Люсьен быстро, выверенно разделывал труп, лежащий на каменном столе, потеряв где-то привычную мантию Уведомителя и закатав рукава чёрной рубахи выше локтей, обнажая почти мертвенно-бледные запястья с ещё более белыми нитями шрамов и вымазавшись в крови.

[indent] - Слышащая в курсе? - Тихо спросил мужчина, впрочем, даже не посмотрев на стоящих у порога в его личные владения. Пока что весьма скромные, но лишённые от посягательства посторонних - тёмная, гнилая аура некроманта простиралась на добрую пару этажей, и даже едва ли живой Бабетте было немного неуютно, когда она забегала за реактивами или травами, которых у Люсьена всегда было в избытке.
Некромантам всегда было тяжело существовать рядом с живыми, а после возвращения из Пустоты Лашансу было и вовсе непросто, поэтому каждый день превращался для него в самую настоящую пытку. Но других вариантов на горизонте пока не наблюдалось.

[indent] - Я не думал, что всё… так, а она взяла, и… - Мямлит юноша, совсем ещё мальчишка у входа, перед этим бегло посмотрев на своего приятеля, что толкнул его слегка локтем в бок.

[indent] Лашанс подавил желание закатить глаза - слишком уж был занят. Резко дёрнул рукой, отсекая мягкие ткани от костей, тут же погружая их в миску с густым, едко пахнущим раствором - они ему ещё понадобятся, как и органы, которые можно будет пустить на зелья и сильнодействующие эликсиры. До его появления в числе живых подобным занималась Бабетта, но Люсьен знал себе цену еще тогда, двести лет тому назад. Его эликсиры, яды, настойки были на порядок сильнее. Он занимался этим и сейчас, восстанавливая навык, прекрасно понимая, что нестабильная пока магия не позволит ему выполнять контракты, как это было прежде.

[indent] - Громко. Чётко. Ещё раз, - тихо, совершенно спокойно отзывается мужчина, наконец поднимая взгляд на топчущихся на пороге убийц. Смотрит долго, пронизывая насквозь, заставляя ещё сильнее жаться друг другу, врастать в пол, чувствовать всю собственную бестолковость.

[indent] Когда-то под этим взглядом затихали даже его коллеги по Чёрной Руке, и рядовые убийцы не стали исключением, заговорив почти сразу:

[indent] - Мы пришли к ней сначала. Рассказали, что случилось, и про девчонку, и про...клинок. Она отправила к вам, - чуть более смело говорит юноша, судорожно сглатывает, вновь роняя взгляд в пол и добавляя уже куда как тише и менее смело. - Сказала, чтобы вы назначили нам наказание.

[indent] Лашанс всё-же тяжело выдохнул, не очень-то аккуратно, с громким шлепком плюхнув истекающее почти свежей кровью сердце на свободную миску.

[indent] - То есть, вы мало того, что упустили свою цель, указанную в контракте, но и позволили ей украсить клинок, дарованный вам из Пустоты самым Ситисом?

[indent] В помещении разом становится на пару градусов еще холоднее. Пламя свечей падает, мелькает на фитиле жалким голубоватым огоньком и пускает слабые искры, но мужчина быстро берёт себя в руки, щёлкает пальцами левой руки, и всё приходит в норму. Только пламя в очаге вьется беспокойно, облизывая чёрный котелок на вертеле.

[indent] Не хватало ему ещё сорваться на этих идиотов, которые продержатся в Братстве едва ли ещё полгода - Пустота, а ее зов Люсьен теперь ни с чем и никогда не спутает, заберёт их довольно скоро.

[indent] Вытерев влажной тряпкой наконец руки, оставляя на них всё равно бурые разводы крови, мужчина наконец разворачивается к убийцам. Его лицо всё ещё не выражает ни единой эмоции, как и чернильно-черные глаза, но голосом можно заморозить ещё пару городков в этой и без того холодной провинции. Лашанс складывает на груди руки, смотрит открыто, долго сохраняя молчание, подыскивая максимально подходящий вариант, который устроит всех.

[indent] - Ступайте. Не прикасайтесь к новым контрактам. По возвращении я найду вам… занятие.

[indent] Дверь с глухим, поспешным стуком закрывается с другой стороны, и мужчина всё же проводит по лицу ладонью, прикрывая глаза.

[indent] Всё было совсем не так, как он ожидал. Братство стало… другим. Лишь тень, жалкие слухи о той легенде, которым оно являлось двести лет тому назад. Ни системы, ни контроля, ни трепета перед Матерью и Ситисом, лишь жалкая жажда быстрых, лёгких денег, превращающая новых рекрутов в жалких наёмников.
Астрид, что пустила Тёмное Братство едва ли не по миру, нынешняя Слышащая, плохо понимающая, кем она теперь является, воспринимающая саркофаг Матери каким-то сюром, не более… пожалуй, из всего нынешнего Братства Люсьен мог открыто поговорить только с Цицероном, что много общался с Матерью в своё время, но вот именно с ним, как ни странно, и не хотелось.
Несмотря на схожесть взглядов, рыжий шут раздражал некроманта до дрожи.

[indent] У них и Чёрная Рука будто позаимствована у инвалида-бедняка из Виндхельма - только Слышащая и вернувшийся из числа мёртвых Уведомитель. Это даже не смешно.

[indent] Тяжело вздохнув ещё раз, Люсьен скользнул взглядом по трупу, которым занимался последние пару часов - ещё одна работа скампу под хвост. Он может наложить чары стазиса на останки, но какой от них толк, если в его комнаты регулярно вламываются все, кому не лень, а он понятия не имеет, когда вернется после того, как в очередной раз отправится подчищать за вверенными ему убийцами?

[indent] Все почти как раньше. Почти.

***
[indent] Снег сыпет, тучи тянутся всё ниже и ниже. Люсьен может посревноваться с ними в мрачности, хотя в этом нет особой необходимости - знает же, что выиграет с хорошим отрывом.
Дорога заканчивает петлять, и после одного из поворотов он наконец отпускает Тенегрива охотиться, погладив напоследок по длинному, гладкому черному носу - заставлять его дожидаться в общих конюшнях было почти что кощунством, а объясняться потом с конюхом за неожиданно откусанные пальцы не хотелось совершенно.

[indent] Город погружен в снег и тоску, как и двести лет тому назад. Лашанс ориентируется в улицах слабо, все-таки многое изменилось за двести с лишним лет, когда он был здесь последний раз, но это хоть что-то.
Карман греет записка контракта, который недоумки так и не смогли выполнить.

[indent] Исправлять чужие ошибки было его обязанностью. Заботится об убийцах в убежище было выбито у него на костях черепа, и Лашанс старался до последнего своего вздоха, Ситис свидетель.
Но как же его бесила чужая глупость!
К тому же, нынешние убийцы не шли ни в какое сравнение с теми, что подчинялись ему в Чейдинхоле, но…
Он был обязан.

[indent] Немного послонявшись по улицам, надвинув не слишком глубоко на лицо меховой капюшон зимнего плаща, чтобы примелькаться горожанам, он заходит в первую попавшуюся таверну, чтобы согреть руки и послушать местные сплетни - это тоже никогда не было лишним.

[indent] Заказывает горячий травяной отвар, занимает одно из свободных мест под не самым освящаемым столиком, скидывая с плеч плащ да скользя по местным лицам равнодушным, но цепким, внимательным взглядом.

0

14

louis* anciel
[студент коллежа, пубертатная язва, возможно супергерой]

https://64.media.tumblr.com/097480f27bbb93c0b3f96e27a0921342/78aa383b4c3298ca-03/s500x750/4c5435a9088560aae132a054a09adc29906b83b3.png

еще пример

да, это первичные концепты самого Марка, но дальше в тексте вы поймёте, в чем вся идея
https://64.media.tumblr.com/7b9ad5f5d234265919c89414229b2b3d/tumblr_pqunrzoDpt1xcqo6co2_1280.jpg

[original, arts, your choice]

[indent] » miraculous ladybug & cat noir
Луи* (имя можно сменить, это я для удобства) Ансьель - брат-близнец Марка, старше на несколько минут. Особенный парень: хоть и выглядит тощим и хрупким, как Марк, но на самом деле, он крепче и выносливее брата. Предположительно, он занимается каким-нибудь видом спорта или спортивной борьбы и вполне способен набить морду тому, кто его разозлил или обидел брата.
Он сочетает в себе и вайбы ботана, и опасного парня своим холодным взглядом из-за очков.
Он может быть саркастичной язвой, тоже обладать талантом к писательству.
По задумке Луи и Марк это такие "взаимопроникающие" противоложности: Луи жёсткий, трудный в общении и иногда задира, но при этом в глубине души добрый и заботливый человек. Марк - в основном на поверхности мягкий, нерешительный, чрезмерно чувствительный, но если его вконец достать, то получается взбалмошная агрессивная задница в лице Ревёрсера.
Луи примерно как Феликс+Хлоя в каноне (в нашем сюжета она изменилась под влиянием дружбы с Маринетт), только не ворует и не унижает так сильно окружающих, хотя иногда все же может перейти грань занозистого поведения. Не любит чужие слабости, морщит нос, пытается завалить своего близнеца, но получается не очень хорошо. Однако имеет к нему особую привязанность, как это бывает с близнецами тут могли бы быть шутки про твинцест,но я пока воздержусь.
***
меня уже давно посещает эта идея: что, если б у Марка был брат-близнец с противоположным характером? Пользуясь тем, что на этом форуме разрешены неканоны, я решил использовать этот шанс. Примерный образ персонажа, как видите, основан на первичных концепт-артах Марка: другие цвета, другое выражение лица. Как-то вот хоть и носит очки, но не кажется мягкотелым милашкой. Мне кажется, такой бы и без акуматизации отдубасил бы обидчика остатками тетради хд только не надо бить Ната, пожалуйста! Хд


дополнительно: в принципе, выше я уже изложил примерное видение: Луи ворчит, пытается сделать Марка сильнее, иногда даже ревнует его к тем, с кем он общается, защищает его от тех, кто пытается брата обидеть. Намёки на не совсем братские чувства - по желанию хд
Только учитвай, что в моей анкете упоминается еще и самый младший брат - лет 8.
В остальном - пишите в лс, там могу и текст анкеты показать )

пример поста;

...Утро было озарено приятным золотистым светом солнца. Выходной день - правда, даже его мама предпочитает провести на работе, и Марк этому даже рад. Так спокойнее. Он просто сделает уборку и приготовит обед и ужин и потом сможет делать что захочет. Пусть отношения с матерью у него были не самые простые, по сути, его не особо заставляли заниматься бытом. Его практически даже не просили, уроки его тоже не проверяли. Только потом едко комментировали результаты. Ей было всё равно, что он делает, где "шляется", если только не "пялится на всех встречных парней" - по сути это были её домыслы, прям на каждого он не пялился и не западал.
Так или иначе, со всеми своими делами он закончил довольно быстро, после чего собрал свою сумку и отправился на прогулку с Маринетт. Честно говоря, он был бы рад даже провести этот день в коллеже. Перевестись в коллеж имени Франсуазы Дюпон было действительно хорошей идеей, хотя поначалу Марк сомневался, что ему это поможет. Надо сказать, маму не особо воодушевляла идея разбираться с проблемами сына, и она очень злилась, что он их вообще себе завёл. "Ты бестыжий болван! Мало того, что по жизни меня позоришь, так еще мне теперь надо тратить время на сбор документов!". У нее было лишь две причины заняться этим самым переводом: во-первых, как раз позор: из-за того, что её сын умудрился влюбиться в одноклассника-"дебила", пойдя по стопам папаши-извращенца, могло пойти много слухов, а это значило, что многие её коллеги по работе узнали бы, что сын такой сильной серьёзной бизнес-вумен - малолетний извращенец. Женевьев до чёртиков боялась, что будет на дурном слуху. Что люди будут говорить, что она собственного сына не смогла нормально воспитать, значит, и бизнес ей доверять нельзя. И кто знает, что там еще за предрассудки мариновались в её голове. Ну а во-вторых - директор предыдущего коллежа практически исключил их с Ксавье обоих. Причем Марка будто бы ради его же блага, дал хорошую рекомендацию для нового заведения. Расхвалил на бумаге как тихого прилежно ученика, у которого, мол, всегда идеальные оценки и он, мол, сверхстарателен. Мать никогда в этот образ не верила, говорила, что он вовсе ничего толком не умеет, тупой и медлительный, хотя мальчишка действительно учился хорошо да и этого Ксавье подтягивал, потому и влюбился. Директор опасался, что если Марк останется, то до него доберутся приятели Ксавье. Те, которых не удалось исключить заодно с главным составом хулиганской банды. Мальчик не сдавался в подробности и не рассказывал Маринетт детали того, почему перевёлся в её коллеж. Пусть они друзья с детства, и о некоторых вещах она догадывалась сама, но ему не хотелось чтоб она потом волновалась и возмущалась. История была действительно тёмная и чуть не стоила Ансьелю целостности рук да и вообще жизни. Пару раз.
Рук, которыми он сейчас добавлял свои небольшие детали к дизайнам подруги на её эскизах, иногда шутя про Адриана. Сам он не то, чтобы был знатоком моды и хорошим художником. Но был аккуратистом. Внезапно телефон девушки запищал - срочные новости. Она достала и включила, а в новостях некая особа вещала, что именно она лучшая подруга Ледибаг. А на плече держала обморочно висящую шатенку. Маринетт вдруг моментально вскипела, вскочила с фонтана, роняя скетчбук и карандаши.
— Как же меня затрахала эта Лила Росси! — выкрикнула она. Марк чуть не подпрыгнул от неожиданности. Но потом даже усмехнулся. Маринетт, конечно, всегда была очень эмоциональной девушкой, но чтоб так материться, да еще в общественном месте... Видимо, Лила её действительно "затрахала". Между тем, Мари уже вспомнила о том, что она тут не одна. Повернувшись к Марку, она стала извиняться:
— Прости пожалуйста, я ужасный человек. Я… ээээээм… я просто… она попала в беду, мне её жаль… надеюсь, Ледибаг и Кот Нуар её спасут как можно скорее, да… просто её стало очень много в моей жизни, — пробормотала она. Мальчик сощурился, встал и быстро собрал ее карандаши, а потом обнял девушку за плечи.
- Успокойся, Мари. Не нужно извиняться передо мной. И как же ты можешь быть ужасным человеком? Ты всегда всем помогаешь, поднимаешь настроение, - он слегка потыкал кончиками пальцев в её щеки. - Может, пойдём в более уединённое место? И не пытайся сбежать от меня с какой-нибудь нелепой отмазкой, я знаю это выражение лица. Расскажешь мне, чем она тебя так достала?

0

15

all cast

https://u.kanobu.ru/editor/images/97/7862843f-c2e8-4b35-a018-1f6a426de4e8.jpg
[original]

[indent] » topi

[indent]  [indent]  [indent] — Стреляй.
Голос Дениса в отдалении звучит мягко, успокаивающе, почти понимающе. Старые советские часы за спиной лениво скрипят секундными стрелками, будто предупреждая, - время идет. Закатное солнце разливается по комнате, раскидывает бордовые лучи над горизонтом, пробиваясь в окна. Пахнет медовым воском, свежей землей, свернутыми пучками полыни, развешанными по всему дому вдоль обвисших старых гардин.

Арина бесшумно разворачивается на мысках – навстречу, смотрит своим очаровательным молодым лицом, гордо приподнимает подбородок и растягивает чувственные, пухлые губы в лукавой улыбке. Где-то в другой комнате начинает стонать пожилая женщина — её выжившая из ума мать, - тихо, жалобно, почти по-поросячьи. Под этим гомоном — дергается рука, приподнимая и удерживая в раскрытой ладони вес охотничьей двустволки.

— Доверишься тому, кто продал собственных друзей, Максим? – она улыбается ему шире и изящно выдвигает мысок вперед, намереваясь сделать шаг. – Доверишься «своему Хозяину»?
Пальцы холодеют в тот же миг, кровь бьет ключом к затылку. В голове проносится чужой голос, отдавая рябью по стылой воде, безвестным надгробием:

«Люди не могут жить свободно. Это не в их привычках. Ты вот, знаешь, кому ты принадлежишь? Кто твой Хозяин? Если знаешь — не тяни время, подчинись.»


Если вы любите дикую дичь в сюжетах, курите славянских монстров и религиозную тематику — с удовольствием впишусь за Хозяина (отрывочно, если вдруг понадоблюсь). Собирайте каст, падайте во что-то странное, и я помогу раскрутить все это до качественных лсд-приходов.

пример поста;

[это даже не пост, а просто что-то старое, для атмосферы]
Кольцов в растерянности всматривается в красивое женское лицо с правильными чертами и встряхивает плечами, — несколько раз, сводя затекшие лопатки. Челюсти его сжимаются, мысль все еще цепляется за оборот причины и следствия, но где-то под ребрами начинает щемить тупая, стягивающая внутренности боль. Ему, в отличие от всех остальных, так и не снятся кошмары в Топях, не видится мертвая вода вместо цветущего камышами озера, не чудятся в щемящей тишине крики испуганных птиц. Он стоит твердо, всем своим нутром ощущая и принимая плотную, вытравленную от сорняков землю под ногами. Он смотрит прямо перед собой — ясно, сквозь пелену своих и чужих страхов, инородных явлений в природе и неестественно-низких облаков.

— Стреляй, Макс!
Голос Дениса звучит с напором; взволнованно, совсем близко. Старые советские часы дергают стрелкой наверх, чтобы в тот же миг прозвенеть, закоротить собственным визгом в чужом мозгу.

— Дай мне руку, Максим. И мертвецы замолчат, — ласково склоняя к плечу голову, Арина протягивает ему свою изящные, длинные, теплые пальцы.

Он смотрит в эти очаровательные, женские глаза и чувствует, как невидимая рука опускается к нему на колено; дергает — резко вниз, будто сквозь прогнившие доски, и его сознание вдруг проваливается в бездну.

Литые бревна старого дома скрипят, трескаются, косятся, наваливаясь друг на друга, сжимая пространство над головой, наваливаясь на хребет будто сошедшей лавиной. Выцвевшая краска на стенах ползет вниз целыми хлопьями, под скрежетанием чьих-то острых когтей. Шторы на окнах загораются ярким пламенем, вздувается паркетная доска, и привычно твердая земля уходит из-под ног. Над ухом — кто-то стучит зубами, небрежно проходится по волосам, с силой сдавливает горло в тисках, жадно выжимая из легких – немой хрип. Кольцов бросает ружье к ногам, бьется спиной о стену в опоре, вцепляется пальцами в собственную шею, не в силах сделать еще хотя бы один вдох, белея лицом, точно мертвец.

— Макс, очнись! — кричит ему Денис, суетливо сжимая в ладонях бледнеющее лицо, застилая собой — целое пекло вокруг. — Это не по-настоящему, слышишь? Это отравленная вода. Химический завод, помнишь? Ты же сам это разгадал. Это все – просто ебанный цирк. Арины нет, понимаешь? Ты слышишь меня? Старая ведьма тебе что-то дала?

Старуха за его спиной гогочет не своим голосом, надрывается во все горло, дергая к себе ведра собранной из колодца воды, разливая концентрированный яд – им под ноги. В ушах стоит какой-то гул; отравленные лужи касаются их мысков, отражая тлеющие угли с потолка, чернея и наливаясь рыжиной, будто расплавленной лавой.

— Макс? Макс? Посмотри на меня! Отпусти это нахуй. Это все — в твоей голове, понимаешь? Ничего нет. Здесь ничего нет, кроме этой старой суки, - продолжает вопить Титов ему над ухом.

Слов почти не разобрать. Только треск сжимающейся, раскаленной древесины, сжимающей пространство комнаты в несколько раз. Только запах гари, загнивших болот, свернувшейся под открытым огнем крови. Он — задыхается, проваливается куда-то под гнилые доски пола — все глубже и глубже, и над его головой тут же сплетается поросль сорняков из мертвого болота.

Топи сжирают его заживо.
Денис оборачивается и скалится по-звериному — прямо ведьме в лицо. Быстро подбирает ружье, упирает приклад в собственное плечо, дергает за крючок предохранителя. Сжимает пальцы чужой руки и упрямо оттягивает от шеи, с трудом просовывая в кольцо, зажимая собственной ладонью.

— Стреляй, Макс!
Ему никто не отвечает; пальцы расслабленно лежат на курке, не проявляя признаков жизни. Лишь старуха замирает у стены, напрягаясь всем телом; чувствуя, что вот-вот у них всех сдадут нервы. Сдавливая чужую руку до побеления костяшек, Денис просовывает сверху палец и резко дергает по металлической пластине.
Оглушительный выстрел тут же режет нервы свинцом. Старуха тяжело опадает, ничком, на мокрый пол. Мертвенная тишина ложится на старый дом, и только сквозняк едва шебаршит край белой тюли в кухне.

Шумный вдох — полной грудью.
Денис обессиленно бросает ружье под ноги и накрывает холодной ладонью чужой горячий лоб.
— Слышишь меня?

Поехали отсюда.

Отредактировано rospotrebnadzor (07-07-2022 23:42:40)

0

16

rhinedottir “gold”
[мать дракона и монстров, гениальный алхимик Каэнри’ах, великая грешница]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/180/t244844.png
[art by nikkipettt]

[indent] » genshin impact
Звёзды сияют высоко над головой, над фальшивым небом, ослепительно яркие, но далёкие и холодные. Рейндоттир светит ярче всех, сравнявшись с богами в своём высокомерии и мастерстве. Она даёт жизнь и отнимает её, стремясь к совершенству, стремясь доказать превосходство человека над лживыми архонтами и Небесными принципами. Ничто не остановит гений простого человека — и Рейндоттир готова доказать это руками и лапами своих «детей».
Исчезнувшая Родина — малая плата за её бесконечную гонку за высшим знанием. Она творит историю и великие вещи. Ужасные — о да, — но великие.


дополнительно: у Рейндоттир нет Глаза Бога — это мой главный хэд. Её алхимия, позволяющая творить саму жизнь, и так достаточно оп. Также именно она вложила в Альбедо программу по уничтожению Мондштадта. Вполне возможно, что Волки и Щенки Разрыва защищают её и подчиняются ей, поскольку она — их создательница. Помнит Кэйю как принца, что тоже делает её опасной.
Насчёт отношений с Альбедо: Рейндоттир шляется неизвестно где с Сердцем Набериуса, проводит опыты и успешно скрывается от Бездны, Селестии и бывших соотечественников, которые хотят её убить, и своих творений, которые просто хотят её найти. Плевать она на последних хотела, но всё же у неё есть определённая привязанность к Дурину и Альбедо как к своим лучшим творениям. У меня в планах возродить Дурина, и это вполне может спровоцировать её возвращение к Альбедо и дракону, потому что Дурин так сильно любит свою мать, что скорее Селестию из неба собьёт, чем позволит кому-то ей навредить. И после этого можно спокойно и осторожно развивать странные и неловкие отношения холодной матери и сына-гомункула, который хочет с ней сблизиться.
От Дайнслейфа: вполне возможно, что у них были отношения в прошлом, но сейчас Дайн будет пытаться её убить. Альбедо будет ему мешать, и сам факт отношений её бывшего с её же творением будет или поводом для злой иронии, или разочарования Рейн.
Сразу скажу, что этот персонаж нам как каэнрийскому касту очень важен, поэтому готовьтесь к проверке. Обязательно зовите в гостевой меня или Дайна: даже если один не откликнется сразу, второй его известит.

пример поста;

Альбедо не любил посещать бары: как и любые людные места, они быстро утомляли его, а если они ещё и были закрытыми, с накопленным густым запахом человеческих тел и глоток, витающим под крышей, то они автоматически сдвигались всё ниже и ниже по шкале его предпочтения. Более того, он мог употреблять алкоголь, но не мог опьянеть: его создательница пыталась создать не просто искусственную жизнь, но усовершенствованную. Ей было мало играть в богов, она хотела улучшить их работу — и ей это удалось.

Альбедо, проведя время в городе вина и песен, даже не жалел, что не может опьянеть. Алкоголь отуплял чувства и медленно, но верно убивал мозг. С первыми у него и так была проблема, а вторым он не был готов пожертвовать даже ради развития и поддержания таких хлопотных социальных связей. Он никогда не считал себя полноценной частью Мондштадта, и было бессмысленно надеяться, что он когда-то ей станет. До тех пор, пока Город Свободы давал ему всё необходимое, Альбедо отплачивал ему тем же и даже большим.

Тем не менее, сейчас алхимик смотрел на лицо человека напротив, опустив протянутую ладонь без какой-либо видимой и невидимой неловкости, и целую долгую секунду испытывал сожаление, что считал посещение баров глупой тратой драгоценного времени. Альбедо был внимательным и ничто не принимал, как должное. Он ставил под сомнение всё, чему не имел рационального объяснения: это был его главный принцип действий и жизни как учёного, алхимика, капитана следственной группы, наконец.

Он уже видел такую форму зрачка, относительно недавно и на женском лице, однако он ни с чем не перепутает её. Метка такой же формы украшала его шею, которой он рассеянно коснулся, прежде чем сдвинуть ладонь к подбородку, задумчиво обхватывая свой локоть другой рукой. Альбедо был уверен, что никто не заметил этого очевидного (для него) признака принадлежности к павшей безбожной нации: люди в Мондштадте были на удивление слепы, даже когда были трезвыми. Никто не задавал вопросов, никто не задерживался взглядом на неестественном зрачке капитана кавалерии или ярко-желтой звезде на шее главного алхимика.

Но Альбедо это дало некоторую надежду. Если Кэйя выжил и даже жил в Городе Свободы так спокойно, всю жизнь, если алхимик правильно помнил, значит, и его наставница могла выжить одна. Значит, у них ещё был шанс встретиться.

Всё это пронеслось в голове гомункула за то время, что хмельной капитан напротив приглашал его остаться. Альбедо чуть прищурился: ему будет очень интересно пообщаться с Кэйей, но позже. Капитан никуда не денется, и алхимик сможет получше подготовиться к разговору с ним. Сейчас неизвестный вор стоял выше на приоритетной лестнице, чем оказавшийся из Каэнри’ах коллега.

— Вот как? Что ж, рад за Вас, — всё так же спокойно и ровно произнёс гомункул, не улыбаясь более, но лишь потому, что он был задумчив. — Спасибо за щедрое приглашение, но, боюсь, мне придётся отказаться. Есть кое-что, что я ещё должен проверить. Не смею больше прерывать Ваш отдых, сэр Кэйя. Надеюсь, в следующий раз Вы позволите мне угостить Вас.

Альбедо всё же улыбнулся, и склонил вежливо голову, разворачиваясь и выходя из бара, направляясь к главным воротам и пересекая мост, но затем остановился. Осмотревшись, алхимик стянул перчатку, коснулся своего Глаза Бога и закрыл глаза, концентрируясь. Искать обычные улики было уже бесполезно: прошло слишком много времени. Следовательно, он обязан был попытаться найти хотя бы какие-то невидимые обычному человеку следы самозванца. Если на нём или на вещах, которые он нёс, были хотя бы отголоски элементальной энергии, Альбедо увидел бы их.

Элементальное зрение, доступное ему, по общему мнению, как и всякому аллогену, на деле было выведено матерью. Она не рассчитывала на то, что её творение будет иметь амбиции достаточно сильные, чтобы быть признанным богами, уничтожившими её родину и большинство «детей», поэтому наделила его талантом, который имела сама. Дарование ему таланта манипуляции Гео было злой иронией, но всё же только послужило усилению его зрения.

Алхимик открыл глаза, держа ладонь на неярко светящемся Глазе Бога, позволяя глазам секунду-другую привыкнуть к ярким и не очень цветам, которыми внезапно окрасилась ночь. Дендро от растений и остатков разрушенной телеги неподалёку, следы Анемо от шевелящего его волосы ветерка, догорающее Пиро — кто-то здесь сражался, и ещё сотни следов, мазков, точек и линий, оставленных живыми существами. Альбедо терпеливо осмотрел всё, что показалось ему хотя бы отдалённо интересным, покружил по местности, не отнимая руку от Глаза Бога, но в конце концов наткнулся лишь на то, что посчитал отголосками собственной искусственной энергии.

Крайдепринц разочарованно вздохнул, хмурясь и ненадолго закрывая глаза, возвращаясь после к обычному зрению, и наконец оглянулся. Бесплодные поиски привели его к развилке дороги за Спрингвейлом: прямо лежало ущелье, ведущее к винокурне, а к югу - обход, огибающий опасное место и поднимающийся так же к «Рассвету». Дальше дороги сливались и прерывались у озера рядом с виноградниками, откуда по побережью можно добраться до Ущелья Спящего Дракона и начать восхождение на Драконий Хребет. Слишком много территории. Даже если по невероятному совпадению обстоятельств и удачи самозванец ушёл на гору, найти его там ночью будет невозможно. Не говоря уже о том, что настолько очевидно подставляться алхимик пока не собирался.

Альбедо покачал головой, вздыхая, и поправил почти пустую сумку на плече. Нужно вернуться в Монд, принять душ, что-то поесть, переодеться в чистое, наконец. Вора он уже давно упустил и достаточно повеселил невольную компанию, бегая кругами, как курица без головы, сжимая Глаз на шее. Придется сказать Джин, чтобы достала ему копии поручений, соврать, что потерял их в бою с хиличурлами.

Но Бездна его побери, он не любил свидетелей своих ошибок.

— Вы заблудились, сэр Кэйя? — пассивно-саркастично заметил Альбедо, складывая руки на груди. Крио Глаз Бога был таким ослепляюще-белым пятном на картине, нарисованной гомункулу Элементальным зрением, что он должен был быть слепым, чтобы не заметить. Хотя обычным глазом каэнрийца было не заметно, и двигался он на удивление бесшумно, в этом ему не откажешь.

0

17

the fugitive doctor
[агент дивизии (в бегах)]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/189/336259.gif
[jo martin]

[indent] » doctor who
Доктор до Доктора, каким/какой мы привыкли его/её видеть; Доктор до начала истории, до этого цикла регенераций, до прошлого даже. Доктор до Мастера. Неизвестный целитель неизвестного времени. Всё, что мы знаем о ней, - это что она первая нагнула Сворм; что служила в Дивизии, а затем сбежала от них, прихватив с собой верного спутника и заключив свою сущность в часы; что долгое время скрывалась на Земле под личиной улыбчивого гида Рут. Мы знаем, что, в отличие от привычного нам Доктора, она не пользуется отвёрткой, а ещё не гнушается оружия и вполне способна договориться с совестью, если ситуация вынудит его использовать. Мы также знаем, что у неё отпадные очки и пиздатая рубашка, она любит покровительственно улыбаться и называть людей love - прямо как мой Мастер!


Почему же я ещу Беглого Доктора, если она не мой Доктор, а я для неё "Мастер? какой в жопу Мастер?".
Во-первых, за этим - мне было было интересно уничтожить самооценку Мастера окончательно поиграть с Доктором, для которого имя Мастера - пустой звук, и "главный враг" - совсем не он, а выскочка Сворм.
Во-вторых, я очень очень очень сильно хочу поиграть с ней за Гат - если вы смотрели серию Fugitive of the Judoon, вы, вероятно, её вспомните. Это абсолютный хэдканон, но мне нравится думать о Гат как о ком-то, кто имела потенциал стать для Беглого Доктора кем-то вроде Мастера - если бы Мастер когда-либо пёкся о правилах и порядках и превыше всего чтил службу на родное галлифрейское отечество. Мне нравится думать, что Гат и Доктор могли быть близки до бегства Доктора, по крайней мере - в какой-то степени друг к другу неравнодушны: иначе умница Гат не проморгала бы свою лазерную пушку, а затем - не выслеживала бы Доктора и Ли по всему известному и неизвестному космосу по хлебным крошкам. Иначе бы - Доктор, едва вернув себе воспоминания и поняв, что за ней пришли, не была бы так твёрдо уверена, что пришла за ней именно Гат. Я также хэдканоню, что среди тех спутников Беглого Доктора, что мы видели (под другими лицами) в одной из серий Флакса, была и Гат в том числе - рука об руку, так сказать, плечом к плечу.
Если вы думаете о них, представьте: верный солдатик Гат, вспыльчивая, ершистая, но хладнокровная убийца, незыблимо уверенная в правильности и неоспоримости приказов; и Доктор - самодостаточная, себе на уме, вынужденно скованная ненавистной работой и спокойно выходящая за рамки устава, но не терпящая лишней крови. Представьте This Is How You Lose the Time War Амаль Эль-Мохтар и Макса Гладстоуна, только немного иначе. Что-то такое. Мы можем играть флэшбэки онли. Мы можем решить, что Гат пережила их последнюю встречу и теперь вынуждена существовать, зная будущую судьбу Галлифрея, но не смея кому-либо о ней рассказать. Мы можем всё что угодно, так-то.

пример поста;

My skin is wearing thin
My heart has turned to black
A̷͚̲̳̹͔͐̓͆̇̆͌̕͝ṉ̴̨̖̥̺͎͔̻͕̹͑̕͝d̴̡̜̯̪̣̣͚͔͓̂̀̐ͅ ̸̞͖̺̬͓̣̜̪̪͇̈͛̔̽̔́̂̽̋͆̆͌̑̕͠I̵̧̒̓̈́̍̾̄̌͗̇͂̏̒͐͠ ̶̜̦̩̱͕́̓̄̎́͘ĉ̴̡̧͈̘̻͎̇͗͊̎̎͂̾͂a̷̜̮̭̗͆͌͒͌̑̀̈̓͂̏̉̈̚͝ǹ̴̟̯͗̿̂̓̎̏̄̈̕͠'̵̗̤̦̲̟̦̲̝̯̏̊͆̎t̸̢̛̘͓̟̮͙̟̘͂̀̈́̀̄͋̋̕ ̶̨̯̟͍̺̣͎̥́̍̔̈̕͝g̵̨̧̳̟̝͙̠̮͙͖͖͎̳̣͗̇́̉͆͐̽̓̃̒̿́͑͝ȅ̴̜̗̜̱̥̪͕̬̼̗͗̿͛̍t̸̢̢̞̘͈͚͖̟̮͚͕̼̠̒͝ ̷̧̣͎̘͓͍̠̼̮̠̪̀̔̆́́̐̌͒̂̈͆̊̾͝t̸̡̛͇͕͉̩ẖ̸̺̲̥̲̣͚͖̓̒̀́͜ê̶̡̡̮͈̥͖̔͆͑̃̎̕ ̷̢̯͕̦͕̹͇̈̂͂̈̈́d̵̝͎̻̞̊̈͋͋̿̉ḛ̸̭͖̹̳̝̞̾̍̽̏̀̐̇͋͘͝͝v̴̬̠̠̣̤̋͗̎į̵̡̢̼̞̜̖̗͇̥̮̳̦͗̓͂͛́̀̀́̄̕͜͝ļ̵̡̛̛͓̭̫̬̭̤͇̈́̈́ ̷̧̻͖͎͚̔ǫ̸̛̻͔̻͚͉̃͌͌̉͂̂̆̈́̊̚͠͝f̶̩̪̫̰̬͍̬̩̰̓͐͗̐͛̅͑̚͝f̸̰̯̐͌̇̀͝͝ ̴̧̨̭̥̖̤͎̙͉̙̯̀̏̕͜͝͠o̶͇̗̭͔̹̯̤̘̪̤̲̬̳̅̓͛̈́̿͊̒̈̆̇̋́͜͠ͅf̵̧̘̰̞͕̰̦̬̠̾͋̃̏̂ ̷̯͓̭̝̥̙̈́̓̚͜m̴͕͛͒ỷ̴̡̢̰͚̭͎̟̞̣̤̫̻̱͈̻̓͗̍̿̔͑̋̕͝͠ ̶̺̤̌͐̓̄̍͐b̷̨̫͎̺͍͎͇̦̫̤̾͐̊̏̈̐͌̀͋̐͐͒́̚͜͜ͅa̸͍̮̘̖̳͎̫̥̱̖͛̾͂̑͋͌̿͌͋ͅc̴̢̡̛͓̰̰̭̺͉̯̫͈̬͕̽̒̈̀̚͝͠ͅk̷͚͕̣̰̥̋̓͛́̿̅̚͘͝ͅ



Всё должно было закончиться этим. Это был лишь вопрос времени, и время не проблема, если в твоём распоряжении - ТАРДИС и её пилот. В распоряжении Сайбириума они были.

С чего Мастер взял, что Сайбириум проявит уважение к его личным границам и не попытается взять над ним контроль, он сейчас не в состоянии вспомнить и сам, и не только потому что с каждым днём ему всё сложнее мыслить ясно. Есть большая вероятность, что с ясным мышлением у него были проблемы уже тогда, просто иного толка - что ему так невыносимо было превосходство Доктора, что он готов был на что угодно - буквально, на что угодно, - только чтобы хоть немного склонить весы в свою сторону. Ему было плевать тогда на благородство или подлость нового союзника - он просто не рассчитывал, что их союз проживёт так долго. Что он сам - проживёт так долго. В конце концов, он сделал всё для этого. Новая раса киберменов, изготовленная им собственноручно из полуразложившихся трупов убитых им же Повелителей времени? Доктор не могла позволить ему - им - выжить после этого. Не имела права.

Но даже тут Мастер просчитался. Пришлось спасаться бегством, просто чтобы Доктор не восторжествовала хотя бы в этом. Именно тогда, пока он пытался смириться с новой - очередной - неудачей, его гамбит с Сайбириумом выстрелил прямо ему в лицо. Не буквально. А лучше бы так.

Как выяснилось, Сайбириуму пришлась крайне не по вкусу потеря перспективы мирового господства во главе новой киберрасы. Его новый бизнес-план? Провернуть то же самое, только путём многократного вмешательства в таймлайн и - руками Мастера. Мнения Мастера он об этом, разумеется, спрашивать не стал. Будь Сайбириум человеком - гуманоидом, - Мастер решил бы, что тот просто решил таким образом поквитаться за неудачу, но ничего человеческого в искусственном интеллекте не было. С тем же успехом он мог бы рассчитывать на человечность Матрицы. Так что - просто голый расчёт, ничего личного.

Ничего личного в том, что, стоит Мастеру на секунду потерять фокус, он обнаруживает себя на другом конце галактики, два века назад, три тысячелетия спустя, в проводах собственной ТАРДИС, саботирующим чужой корабль, по локоть в чьей-то крови.

Мастер не имеет ничего против саботажа или убийств. С чего бы? Что ему совершенно не по вкусу - это не быть у руля в собственной голове.

Так что он сопротивляется. Запихивает Сайбириум как можно дальше, как можно глубже, там, где ему до руля не добраться. Только вот не учитывает, что из глубин подсознания проклятому AI будет только проще взяться за его, Мастера, перепрошивку. Сны и реальность начинают мешаться друг с другом, даже когда Мастер перестаёт спать. Мастер окончательно перестаёт вести счёт, где и в каком времени он снова отключился и потерял несколько часов. Имеет ли это значение? Он не знает. Однажды Сайбириум добьётся своей цели, и, может, тогда Мастер станет ему не нужен. Может, тогда он вернёт ему контроль. Не стоит ли тогда просто дать ему делать то, что он хочет?..

Это - официальная версия. Это - то, что Мастер старательно думает, пока направляет ТАРДИС к определённому астероиду, где у одного конкретного хакера, говорят, можно за баснословные деньги купить био-вирус, способный убить любую операционку в твоём теле. Созданный для выведения из строя киборгов и так называемых "усовершенствованных людей", конечно, но для Мастера тоже - то, что Доктор прописал. Мастер продолжает думать мысли о смирении и принятии собственной участи, когда находит хакера, когда заставляет его отдать ему вирус, когда убивает его - на этот раз, осознанно. Когда залпом опрокидывает в себя пробирку - тоже. А потом его перемыкает, как компьютер, в который запустили вредоносное ПО, и он кричит от боли до забытия.

Долгая история вкратце - не стоило убивать того хакера, конечно. Стоило запереть его в какой-нибудь изолированной крепости на безлюдной планетке - у Мастера даже была на примете такая с давних времён, - чтобы сидел там и доводил свою игрушку до ума, а не торговал халтурой. Био-вирус помог лишь постольку-поскольку - по крайней мере, теперь в распоряжении Мастера были периоды ясности, в которые ему не нужно было держать себя в непрерывном фокусе, зная, что любое его слово, любая его мысль будет перехвачена врагом в его собственном теле. Обратная сторона медали - эти периоды конечны, и Мастер не всегда успевает отследить их конец. Не успевает собраться. И тогда - провал.

Поэтому он здесь, когда его находит Доктор - на Земле, в Англии начала XIX века, в лондонской кофейне, открытой век с лишним тому назад одним экцентричным греком. Мастер - здесь, пьёт третий кофе подряд, как будто не страдает от вынужденной бессонницы, как будто и так не отпугивает людей нервным неспокойствием и лихорадочным блеском в чёрных глазах. Его ТАРДИС - где-то на космической станции за пять миллионов лет отсюда. Манипулятор временной воронки, с помощью которого он добрался сюда - с наслаждением разбит в щепки сразу по прибытии. Мастер делает очередной глоток с мрачным отчаянием, с отчаянным торжеством: здесь ты ничего не сможешь сделать, думает он про себя, но не себе.

Моргает.

И обнаруживает себя в сумерках у незнакомого ему горящего - догорающего - дома.

Его лёгкие болят от угарного дыма, он надсадно кашляет - и только теперь понимает, что каким-то образом фирменная фарфоровая чашка из той кофейни всё ещё в его руках. Его снова окровавленных руках. Он отпускает её, и она разбивается на крупные осколки под его ногами.

Появление Доктора в тот же момент столь же неожиданно, сколь и абсолютно ожидаемо - по непостижимой логике кошмара, в котором он, видимо, прописался навечно. Мастер растерянно моргает в её разозлённое лицо. Он понятия не имеет, о чём она говорит, но дом в огне рядом наводит на некоторые подозрения. Он смотрит на пламя несколько долгих секунд, пытаясь вспомнить - хоть что-то. Тщетно.

- Я бы не возражал, - хрипло отвечает он ей в конце концов. Но даже сейчас - даже теперь, Рассилон, даже в своём положении - не в состоянии удержаться: - Давно надо было догадаться, что никакой ты не Повелитель времени. Снова слишком поздно, как и всегда.

0

18

jonathan archer
[капитан enterprise nx-01]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/207/599413.gif
[scott bakula]

[indent] » star trek universe
В пору, когда первый контакт со внеземной цивилизацией уже давно произошёл, межпланетные полёты стали частью рутины и человечество, кажется, вот-вот сорвётся и выпорхнет птенцом из гнезда навстречу настоящим приключениям, совершенно неудивительно, что многие вдохновлённые мальчишки стремятся в Звёздный Флот — оказаться первопроходцами, изменить историю. В случае с Джонатаном, стремление к звёздам объяснить и того проще: а куда ещё, если твой отец, лучший друг и пример для подражания, — главный изобретатель двигателя типа Ворп-5 и один из ведущих проектировщиков первого в своём роде корабля?
Но из-за близости к "кухне" Звёздного Флота Джонатан так же, с детства, знает слишком много обо всех aspera на пути ad astra. Он знает, кто виной тому, что отец не доживает до воплощения собственных изобретений в жизнь, равно как и до того дня, когда его сына назначают капитаном "Энтерпрайз" для первого, исторического полёта.
Победить неприязнь к вулканцам, десятилетиями тормозившим развитие человечества в космической сфере, сложно. Но если кто и может переступить через предрассудки и признать неправоту, так это Джонатан Арчер. Он отставляет личные чувства в сторону, делая вулканку Т'Пол своим научным офицером. Он действительно понимает вулканцев, когда сам впервые сталкивается с цивилизацией, требующей помощи, но не готовой к ней, — и принимает такое же решение, какое когда-то пришлось принять им.
Джонатан Арчер — человек не без слабостей. Он так любит своего пёселя Портоса, что никогда не может отказать ему в лишнем кусочке чеддера, даже несмотря на то, что пушистой жёпе сыр вреден. Он бывает груб, резок и пассивно-агрессивен, если злится, в том числе на себя. Он любит водное поло больше регби и бейсболла вместе взятых (да, это тоже грех, капитан, но я не осуждаю). И вместе с тем, это самый отважный, верный, по-умному хитрый (или по-хитрому умный?) и, что важнее, добрый человек, которого Трип когда-либо встречал.
(Однажды, ещё в Академии, когда родителей Трипа вызвали к руководству за серьёзный проступок сына напару с Арчером, мать Трипа сказала Джонатану: "Мой сын равняется на тебя, так что будь этого достоин." Джонатан сделал всё, чтобы оправдать эту веру.)
"Энтерпрайз" отправляется к звёздам, туда, где ещё не ступала нога человека; по её экипажу многие народы и расы, впервые встретив людей, будут судить о существах, живущих на далёкой неизвестной Земле. И, капитан, вы подходите на эту роль как нельзя лучше.


У нас тут обширный каст треккеров, да и из ST: Enterprise - уже аж двое, Малкольм и я, так что давай расширять коллектив! С удовольствием поиграю прошлое/настоящее/будущее, да и вообще буду чертовски тебе рад, oh captain my captain!

пример поста;

На скромный взгляд коммандера Такера, для друзей и близких - просто Трипа, второй близкий к скоропостижной безвременной кончине опыт меньше, чем за три недели, - это как-то чересчур. Будь его воля, он бы как-то всё-таки воздержался или хотя бы взял перерыв побольше, чтобы было время передохнуть (с ударением на "у"), да и компанию, возможно, выбрал бы иную - не потому что был против общества Малкольма Рида, совсем нет. Просто хотел бы уберечь лейтенанта от повторного стресса и перспективы возможной гибели. То есть, в таком случае лучше вообще без компании, конечно. Но да кто бы дал ему выбор.

Мысли Трипа - именно мысли, а не автопилот тренированного тела, включившийся посреди захлестнувшей его было простой человеческой паники и позволивший не только выплыть самому, но и вытащить брыкающегося Малкольма из воды живым и вроде бы сравнительно невредимым - начинают формулироваться в предложения только сейчас, когда Трип уже лежит, тяжёло дыша и уткнувшись лбом в песок, на берегу, и опасность утонуть больше не грозит им - по крайней мере, пока.

Трип позволяет этим дурацким мыслям, про торг со вселенной о графике несчастных случаев, течь, потому что от других его мутит не меньше, чем от воды, которой он успел наглотаться, - он ведь успел подумать, что потерял Малкольма, когда выбрался из шаттла и не увидел его на поверхности; потерял на этот раз навсегда. В воде, непроглядно мутной из-за падения на дно водоёма целого космического шаттла, разглядеть хоть что-либо дальше собственной руки оказалось невозможным; песок забивался в глаза. Трип чуть не умер от облегчения, когда на третий нырок под воду нащупал под руками знакомую ткань униформы Энтерпрайз.

Он скашивает глаза сейчас, чтобы посмотреть на лейтентанта рядом - тот, когда они выбрались на сушу, вместо того, чтобы тоже рухнуть без сил, попытался как можно скорее вырваться из рук Трипа и отползти прочь. "Конечно, у него-то силы, небось, остались!" - думает Трип устало, но незло и с какой-то даже теплотой. - "Ему не пришлось вытаскивать на себе одного лягающегося упрямца."

Но чем дольше Трип наблюдает за Ридом, тем меньше ему нравится его судорожная активность. Сквозь обманчиво спасительную пелену усталости острым всплеском прорывается волнение за лейтенанта. Может ли быть, что он пострадал в ходе аварии больше, чем Трип (опрометчиво) предположил?

- Эй, ты в порядке? - окликает Трип. Не получая ответа сразу, приподнимается на песке, садясь. У Рида - никаких видимых повреждений, никаких тревожных кровавых пятен на и так вымокшей до нитки униформе, но - частое-частое дыхание и остекленевший взгляд человека в панике. Что-то не так. Трип подползает ближе к тому, кого в голове уже привык называть другом, и осторожно, но крепко берёт его за плечо. - Малкольм. Мы выбрались. Мы живы. Всё хорошо.

Шаттл на дне водоёма, никакой связи с Энтерпрайз и второй близкий к скоропостижной безвременной кончине опыт меньше, чем за три недели. Да, всё просто зашибись!

0

19

carver hawke
[рыцарь-командор храмовников киркволла]

https://64.media.tumblr.com/6b46319ada1615461894044ae9ef2d2f/d6e86748271bd742-a5/s640x960/6ed3efd0e6ecd932a8f57389e6ecb4c241ee25ba.gif
[ben barnes]

[indent] » dragon age
[indent] Младшему Хоуку сомнительно повезло не оказаться на Глубинных тропах, куда старший брат его не взял, довольно логично рассудив, что если с ним и Бетани что-то случится, то было бы неплохо, если в семье останется хоть один мужчина, который сможет позаботиться об увадяющей матери и скрасить ее горе. В свою очередь Карвер, устав от постоянного пребывания тени собственного брата, решил едва ли не первый раз в жизни сделать свой собственный выбор, который Гаррет вряд ли бы одобрил, если бы знал заранее. И уж точно никогда бы не признал, что и в этом был определенный смысл - при наличии в семье сразу двух магов-отступников, было бы неплохо иметь среди храмовников хотя бы одного своего человека, впрочем, спустя несколько лет это сыграет свой весьма немалый смысл.

[indent] Поступление на службу к Храмовникам, как ни странно, положительно повлияло на Карвера - тот наконец вырвался из-под влияния своего брата, начал добиваться чего-то сам, и вскоре в городе начали ходить слухи не только о Защитнике Хоуке, но и о справедливом и исполнительном Карвере Хоуке.

[indent] В 9.37, несмотря на то, что отношения между братьями Хоук все еще оставались напряженными, порой откровенно колючими из-за тех выборов, что каждый совершал на протяжении жизни, Карвер встает на сторону Гаррета, помогая повернуть разразившийся конфликт в удобную для них сторону. Старший брат, несмотря на то, что сам держит в руках посох и втайне (а порой и не очень) практикует запрещенные разделы магии, удерживает власть в городе благодаря Карверу, который, в свою очередь, занимает место рыцаря-командора Киркволла после смерти Мередит.


[indent] Тот же хитрый подлец, что и Гаррет Хоук, только помладше.

[indent] У братьев всегда были непростые отношения. Гаррет был первенцем, к тому же еще и магом, как сам Малькольм Хоук, и получал куда как больше внимания и ласки. Когда родились близнецы, то центром внимания в семье стала маленькая Бетани, девочка, что тоже начала довольно рано замораживать лужи в тонкий лед, и даже тут Карвер отошел на задний план.

[indent] Старший из братьев, впрочем, никогда не забывал про Карвера, но относился к нему порой снисходительно, даже во взрослом юноше продолжая видеть несмышленого мальчишку, что неуклюже махал тренировочным деревянным мечом в надежде отогнать яркие магические огоньки, что наколдовывал Гаррет, чтобы ослепить младшего брата. Вопреки мыслям Карвера, всегда считающего, что Гаррет слишком много на себя берет, слишком жаден до славы и влияния, старший Хоук всего-навсего пытался защитить свою семью. В том числе и младшего брата, которого всегда любил, но никогда в этом не признавался открыто.

[indent] И какие бы ссоры не случились между братьями, даже когда они оказались по разные стороны баррикад, никто из них не хотел признавать, что на самом деле они весьма... похожи. Больше, чем им самим кажется, больше, чем подмечала даже их собственная мать.
Получив желанную свободу, вырвавшись из-под плотной, порой даже жесткой опеки Гаррета, Карвер начал довольно быстро добиваться высот на службе у Храмовников. Ему верили, его уважали, его любили в городе, ведь фамилия Хоуков уже давно была у всех на слуху, да и у многих ассоциировалась с бесстрастностью и справедливостью благодаря старшему брату.

[indent] Карвер все же мягче своего брата, которому слишком рано пришлось стать главой семьи, а в Киркволе взвалить на себя роль местного героя, что и очистит улицы от кунари, и постарается хоть как-то урезонить разгорающийся конфликт магов и храмовников. И все же, чем старше Хоуки становились, тем все сильнее сглаживались их ссоры и недомолвки, тем больше младший брат учился у Гаррета изворотливости и принятию решений, когда кажется, что верного варианта решения проблемы нет и быть не может.

 

пример поста;

[indent] Посох с силой входит в песок, вязнет в нем до причудливого резного элемента, покрытого лаком - Гаррет не обладал ремеслом их изготовления, но добавить что-то от себя считал чем-то совершенно необходимым, после того как забрал свой заказ у одного из умельцев.

[indent] Старые, напитанные чужой мощью и энергией посохи, найденные в сокровищницах, древних руинах, передаваемые в Кругах по старшинству, в зависимости от послушания и благородства деяний  - самые сильные, самые могущественные?
Чушь. Полная. Любой инструмент, неважно, меч это или лук, а может быть и посох - своему владельцу должны подходить идеально и подбираться под параметры и запросы каждого.
За свой Гаррет отдал немалое состояние, на которое некоторые семьи могли бы прожить спокойно год, но он… стоил каждой уплаченной за него монеты.

[indent] Стремительно темнеющий в сумерках песок взорвался, высекая мелкие искры друг от друга, устраивая в низине небольшую, но самую настоящую пыльную бурю, что играло Хоуку только на руку - венатори стремились спрятаться, укрыться, переждать и напасть со спины на храмовников, звон мечей которых раздавался где-то там, уже далеко, но Гаррет преследовал их достаточно долго, чтобы в уме прикинуть собственные действия.

[indent] Теплое дерево посоха мягко легло в ладонь уже совершенно иначе, и мужчина резко, ни секунды не думая, полоснул по запястью левой руки лезвием, что было надежно прикреплено чуть ниже навершия и так удачно было повернуто к заклинателю.
Кровь стремительно заструилась по бледной коже, стекая к ладони, чуть дрожащей от перенапряжения, предвкушения и… чего-то совершенно темного, совершенно паскудного где-то в глубине души мага.
Гаррет мог поступить иначе. Его уже успели задеть там, где их отряд настиг лагерь венатори - он и сейчас чувствовал, как рана на боку пропитала тонкую кожу его одеяния, достаточно было лишь мазнуть по черному в полутьме пятну пальцами, да отпустить всю ту силу, что жгла сейчас его вены изнутри, но…
Он должен помнить.
Должен осознавать.

[indent] Он помнил, в каком ужасе был Андерс, когда впервые увидел у Гаррета пока что еще весьма скромную, едва различимую на бледной коже вереницу тонких шрамов-полос, которые наискось пересекали новые. Они не заживали полностью, как ты ни старайся, какой бы у тебя не был прекрасный, талантливый целитель под рукой, и как бы тот не бился, подбирая все новые и новые составы исцеляющих зелий.
Магия Крови не щадила. Магия Крови не исцелялась, только уничтожала и… приходила на помощь тогда, когда была необходима, когда других сил не было и в помине, и взяться им было неоткуда.
Хоук понимал, что он, вероятно, слишком далеко зашел в собственном самоконтроле, да и наставления более мудрого отца из далекого детства давали о себе знать. Только спустя долгие года Гаррет узнал, что Малькольм слишком хорошо знал, о чем он говорил, но… Его старший сын решил пойти дальше.

[indent] Каждая полоса была напоминанием. Доказательством его натуры, его могущества, силы и глубины падения. Шрамы, которых с годами становилось больше, Гаррета дисциплинировали. Держали на коротком поводке, не позволяя сорваться окончательно, как это было с большинством магов подобных ему. Они напоминали о той цене, что он заплатил, чтобы сохранить хрупкий, крошащийся прямо на глазах мир и покой его жизни, своих друзей, близких.
Немой укор.

[indent] Посмотри, посмотри, кем ты становишься. Чем ты становишься.

[indent] Каждый шрам - каждое обращение к Магии Крови. Бывало даже, что Гаррет их пересчитывал, и помнил каждый момент, когда находился на грани.

[indent] Широкая полоса у основания ладони - это Киркволл в ту ночь, когда Андерс все-таки взорвал церковь. Ослепленная ненавистью и пленительным шепотом Красного Лириума Меридит, стоящая посреди главной площади города и угрожавшая найти того отступника, что устроил в городе самый настоящий хаос.  Отметина чуть ниже груди, в опасной близости от сердца - Аришок все-таки загнал его в угол, пронзил своим клинком, и Гаррет, отчаянно не желая сдаваться вот так просто, из упрямства и Создатель знает чего еще, глубже насадил себя на его клинок, пока глаза вспыхивали нестерпимо-багровым.

[indent] Они вспыхнули и сейчас.
Маг медленно поднял левую руку, будто одно только это движение стоило ему невероятных усилий, и вся та кровь, что успела запятнать песок под ногами, превращая его в уродливое бордово-черное марево, медленно заструилась вверх, не втягиваясь обратно в рану, но обрастая вокруг нее рубиновыми осколками до самого локтя.

[indent] Гаррет поднял руку и резко сжал пальцы в кулак.

***

[indent] Неожиданный удар откуда-то сбоку сбивает его, отзывается жалящим звоном в голове, и маг лишается чувства равновесия и валится на колени, но не падает окончательно. Только чувствует, как рассеивается тяжело в воздухе его магия, как горчит на языке привкусом металла и гнилью воздух, как в легких его слишком мало, а голоса вокруг слишком злые, непозволительно громкие.
Они раздражают его, Хоук морщится, но еще и от резкой, тянущей боли в собственной руке - кровь теперь просто стекала по ладони и пальцам, оставляя на песке влажные камни.

[indent] - Я.

[indent] Ему хватает сил и гордости, чтобы поднять подбородок и открыто посмотреть на Кассандру.

[indent] Ясность мысли не то, чтобы возвращается к магу, нет, он ее все-таки не терял, не позволяя раствориться себе в собственной силе и поддаться жестокости и жажде власти окончательно, заглушая тихий шепот демонов из Тени собственными принципами и обещаниями, которые нарушать не имел привычки. Но дышать… все равно легче. Как легче и переносить чужие поползновения но собственную свободу и жизнь.

[indent] Они ему - не враги. Кассандра - не враг.

[indent] - Им придется смириться с этим фактом, - сухо и даже немного устало отзывается Хоук, когда их наконец оставляют наедине. Все-таки он уже не так молод, как десять лет назад, да и своими… скрытыми талантами тоже давно не пользовался.
Наивно думал, что больше не придется. Что может ограничиться лишь теорией, подчерпнутой им из тех книг, что были найдены для него наемниками за щедрые деньги.

[indent] Поднимается на ноги, смотрит Кассандре прямо в глаза. И ведь… не объяснишь и не расскажешь ей о том, что Лавеллан был в курсе того, что Хоук - маг крови, с самого начала. Пентагаст была из тех людей, которым жизненно важно во что-то верить. В Создателя, в Вестника Андрасте, в то, что каждый маг крови - потенциальная катастрофа, что утянет с собой в Пустоту половину Тедаса, купаясь в собственной и чужой крови.
Наверное, когда-то ей хотелось верить и в него. Гаррета Хоука, Чемпиона Киркволла, который поднялся в городе с самых низов, но добился небывалых высот, вылезая порой только на собственном упрямстве, принципах и непреодолимом желании просто выжить.
Теперь она должна верить в то, что он ее предал. Всех их. Что он то самое чудовище, с которым их отправляли сражаться вновь и вновь. Что ж… пусть думает, если так ей будет легче.

[indent] - Хорошо, - он даже не пытается с ней спорить, прекрасно понимая, что это бессмысленно, а у него и нет никакого желания кричать в стену. Добавляет только тихо после, но с железной уверенностью в тоне. - Я всегда знаю, что я делаю. И ради чего. Как и цену, что плачу за это.

[indent] Гаррет вытягивает из складок собственных одежд туго стянутые, уже заранее пропитанные зельем полоски ткани и быстро, туго бинтует собственное запястье, будто бы потеряв весь свой интерес к Искательнице.

[indent] - Я тебя услышал. И я подчинюсь, но исключительно тебе. Издевательств и попыток играть с огнем от твоих храмовников не потерплю. Веди.

0

20

bethany hawke
[серый страж]

https://i.pinimg.com/originals/a9/3a/32/a93a323b1ec8f000936b53ec2ede1f6f.gif
[anya chalotra, но это вариативно]

[indent] » dragon age
[indent] Бетани была любимым ребенком в семье. Оно и очевидно - девочек всегда любят больше, а когда у малышки начали проявляться магические способности, Малькольм был рад, хотя еще одной головной болью стало больше - уже двоих детей было необходимо защищать от возможности быть насильно отнятым, чтобы провести всю оставшуюся жизнь в круге. К тому же, она была такой же одаренной, как и старший брат, хотя Гаррет никогда не боялся и не стеснялся собственных способностей, отчего преуспел куда сильнее.

[indent] Всей семьей они покидают Ферелден, и именно Бетани помогала Гаррету отработать семейный долг, чтобы попасть за ворота Кирквола - Карвер был довольно сильно ранен во время схватки с огром, и требовалось оплачивать еще и его лечение, а найти достойного целителя в городе, где так не любили магов, было весьма... непросто.

[indent] Именно ее, а не Карвера, Гаррет берет на Глубинные тропы. Во-первых, она и сама хотела, а во-вторых, было логичнее оставить с матерью хотя бы одного из мужчин семьи, и раз уж сам Хоук не мог отсиживаться в лачуге Гамлена, пока остальные набивают карманы ценностями, было решено, что Карвер будет приглядывать за Лиандрой. К сожалению, старший Хоук не углядел за Бетани, и только благодаря Андерсу, что смог отыскать отряд Серых Стражей, Бетани не погибла, а была принята в их Орден, что навсегда испортило отношения между братом и сестрой.


[indent] Слишком добра для этого мира, слишком чиста.

[indent] Даже удивительно, почему при наличии таких... братьев, которые и пытаются добиться в городе справедливости, безопасности и порядка, но все равно являющимися весьма жесткими и суровыми людьми, Бетани - олицетворение добра и милосердия.

[indent] О ней, как и о матери, Хоук заботился особенно ревностно, прекрасно помня об обещании, что дал когда-то отцу, и из-за чего постоянно корил себя, когда пошел на поводу младшей сестры, которой никогда не мог отказать, вследствие чего Бетани была заражена скверной и вынуждена присоединиться к Ордену Серых Стражей. Их отношения серьезно испортились, что в большей степени ударило именно по Гаррету - младший брат, в свою очередь, тоже решил покинуть семью, поступив на службу к Храмовникам, и Хоук остался совсем один.
И казалось Гаррету, что близнецы сохранили куда более крепкую связь, а ему доставались лишь краткие и сухие письма с почти чужим "я жива, со мной все в порядке", которые больно резали по сердцу.

[indent] Встречаются они на протяжении нескольких лет все пару-тройку раз. Во время нападения кунари, хотя нормального разговора так и не вышло - Гаррет был слишком занят тем хаосом, что царил в Киркволе, а Бетани все еще слишком сильно злилась на старшего брата; когда умерла Лиандра. Тогда лед между братом и сестрой наконец треснул. Хорошие отношения не вернулись по щелчку пальцев, но все-таки стали куда как теплее.

[indent] Впрочем, Бетани - едва ли не единственный человек (да, включая мать), который может хоть как-то влиять на старшего брата и обладает правом его отчитывать, порой иногда совсем не стесняясь в выражениях. Младшая сестра практически его совесть и милосердие, которых Гаррету всегда не хватало, и Хоук это весьма ценит, прекрасно понимая, что иногда его может заносить в собственных суждения и решениях.

пример поста;

[indent] За тяжелой, крепкой дверью раздавались какие-то громкие голоса, лишь отдаленно напоминающие спор - будто бы кто-то изо всех сил старался на переходить на крик и говорил куда тише, чем ему хотелось бы.
Гаррет упорно делал вид, что его это все не касается, продолжая вглядываться в ровные строчки на свитках, что скопились на его рабочем столе, и старался не думать о том, что примерно такой же ворох писем ждет его на тумбе прямо за спиной. И ведь это уже те, что прошли тщательную сортировку, и большая часть осела на рабочих столах помощника, начальника городской стражи и прочих чиновников, которых можно было найти в Крепости Наместника.

[indent] Мужчина потер слезящиеся от бесконечных строчек слезных просьб, деловых предложений и уже куда менее тактичных требований, почти угроз, и раздраженно нахмурился, понимая, что шум за дверью его отвлекал уже куда сильнее, чем несколько минут назад. Решив, что на сегодня с него хватит - солнце скрылось за горизонтом добрых полчаса назад, хотя крыши все еще удерживали нежно-золотое свечение, меняя облик города, Гаррет вышел за порог собственного кабинета с лицом, не обещающим ничего хорошего.
Оно оставалось спокойным, но приближенные к Хоуку уже успели научиться различать целую гамму “спокойствия” нового Наместника.

[indent] - Что здесь происходит? - Невозмутимо произнес маг, обводя внимательным взглядом каждого из присутствующих, чуть дольше задерживаясь на лицах храмовников. С ними он старался поддерживать шаткое, острожное перемирие, во многом благодаря младшему брату, но инстинкты, вбитые еще отцом, страхами и опасениями Андерса, подпитанные образом обезображенной гневом и дурманом Мередит, все-таки брали свое.

[indent] - Мы просим об аудиенции…

[indent] - Приемные часы Наместника окончены, - перебил Гаррет, резко останавливая жестом ладони подлетевшего к нему сенешаля, уже готового самому вступить в диалог. Вообще-то, это была именно его обязанность - тормозить особо жаждущих попасть в кабинет Наместника, но тот банально заработался сегодня. А может, не решался вступить в перепалку с храмовниками.

[indent] - Ваш брат просил, - пытался продолжить главный с пышными рыжими усами, но вновь был нагло перебит.

[indent] - Мой брат не лишен дара речи и возможности передвигаться, - отрезал Гаррет, едва заметно погано ухмыляясь. Шум и монотонная работа за целый день его порядком извели, доводя до желания с кем-нибудь поцапаться, чтобы сбросить скопившееся раздражение. - И его персоне всегда рады в Крепости Наместника.

[indent] Льда в тоне Хоука стало куда больше. Храмовник, которого маг несколько раз видел подле брата, неохотно кивнул, задержав внимательный взгляд на Наместнике, и нарочито медленно отступил вместе со своими людьми к лестнице, ведущей на первый ярус крепости.

[indent] С их уходом все, кто толпился в коридоре, едва заметно облегченно выдохнули - все эмоции, расположение и редкие тревоги Хоука причудливым каскадом расползались по его подчиненным, порой передаваясь от одного к другому как болезнь.

[indent] - Мне нужно в Нижний Город, - уже куда расслабленнее заявил мужчина, обращаясь к одному из стражей, просто ставя того в известность, чтобы Наместника не кинулись искать с мабари по всему Киркволлу.

[indent] - Нам вас сопроводить? - С легкой ноткой тревоги обратился к Хоуку один из стражей, тех, кто он набрал совсем недавно и лично, но Гаррет, все еще порядком раздраженный, лишь отмахнулся.

[indent] - Я в состоянии постоять за себя, иначе бы не носил титул Защитника. Или мне не стоит доверять даже тем патрулям, что ходят по улицам Нижнего Города?

[indent] Смерив всех фирменным нечитаемым взглядом, мужчина поправил складки длинного одеяния, и зашагал к выходу из крепости.

***

[indent] Гаррет решил полюбоваться звездами где-нибудь в районе Нижнего Города.

[indent] Не то, чтобы с приходом Хоука к власти, тот резко, всего за пару-тройку дней, стал выглядеть куда как лучше, спрятав всех пьянчуг в темные, тесные закутки между лачугами, а на рынке, полном всякой всячины, начиная с тех же ворованных ремней и амулетов и заканчивая тухлыми помидорами, резко перестали обсчитывать, в надежде содрать с жителей последние медяки.

[indent] Но чище все равно стало. Во всех смыслах. Даже ворье и головорезы, что раньше почти даже не скрывались, едва ли не гордо вышагивая по грязным, пыльным улочкам, пропахшим нечистотами и безнадежностью, сейчас не желали показывать носу из тех мрачных щелей, где предпочитали теперь прятаться и творить свои сомнительные дела, мстительно радуясь, что у Защитника, неожиданно ставшего еще и Наместником, просто не хватает времени.

[indent] Хоук резко повернул, чуть придерживая глубокий капюшон пальцами, чтобы не слетел - совсем недалеко здесь был один из лазов в Клоаку, замаскированный под целое нагромождение складских ящиков, пыльных настолько, что маг не рисковал до них дотрагиваться даже когда Нижний Город был его… не домом. Ночлегом. Не самым приятным периодом в жизни, который он вовсе не старался забыть, как это часто бывает, оставляя для себя как жестокое напоминание. Символ того, откуда он поднялся и чего мог достигнуть.

[indent] Огни “Висельника” замаячили впереди, и Хоук довольно улыбнулся, вовсе не удивившись наличию буквально за углом силуэту уже надравшегося до состояния зеленых соплей работяги из литейного квартала. Благо, он был всего один, но и день был будний. К концу недели местная флора и фауна была представлена куда большим количеством видов.
Как бы Варрик не боролся, поделать с этим у него до сих пор ничего не получалось, а ведь заведение внутри уже не было таким раздолбанным и обшарпанным, как во времена их бурной молодости.

[indent] Хоук уже дернул ручку входной двери на себя, надеясь, что его тут же крепко обнимет родное тепло “Висельника”, но царящий внутри хаос и шум скорее ударили мага наотмашь, на несколько мгновений заставляя пораженно замереть на пороге.

[indent] - Что здесь… происходит? - Уже не в первый раз за этот вечер поинтересовался Хоук совершенно спокойно своими тихим, низким голосом, широко оглядывая теплый зал “Висельника”, где в свое время было проведено немало звонких вечеров, большинство из которых заканчивалось паломничеством в лечебницу Андерса - за порцией зелья, помогающего справиться с жестоким похмельем.

[indent] Весь нестройный, беспокойный шум множества голосов, многие из которых уже призывали к радикальному разрешению конфликта, причин которых Гаррет до сих пор не мог понять, мгновенно стих, а взгляды, даже те, что были щедро наполнены хмелем, обратились к порогу таверны.

[indent] Пораженные, удивленные, где-то даже тронутые безотчетным страхом. Среди собравшейся здесь бескультурной публики хватало мелких преступников, которым было чего бояться, особенно Наместника, о котором за последние годы, не без помощи Варрика Тетраса, стало ходить все больше самых неожиданных слухов. Гаррет их даже не всегда пресекал - иногда они действительно играли на руку.

[indent] На кончиках пальцев, затянутых в крепкую кожаную перчатку, едва-едва заплясало бледно-лиловое сияние, готовое в любой момент оформиться в настоящий разряд, способный поразить цель за считанное мгновение, какой бы ловкой она не была.

[indent] Гаррет быстро определил зачинщика, зацепившись взглядом за верткую фигуру в стремительно редеющем круге почти в самом центре таверны, одновременно чувствуя, как все еще удерживаемое между пальцев заклинание уже начинает ощутимо покалывать кожу прямо через перчатку.
Он узнал и острые уши, и смуглую кожу, и пресловутые светлые волосы, которые надежно врезались в память еще тогда - видит Создатель, Гаррет всегда был падок на блондинов.

[indent] Появление Зеврана было неожиданным, отдающим дурнотой знаком, и запах крови, который отчетливо ощущал Гаррет, хищно раздувая ноздри, тут был вовсе не при чем.

[indent] - На выход. Немедленно.

[indent] Слова Гаррет буквально прорычал, лихорадочно перебирая в голове варианты, крайне сожалея, что верная Авелин, способная прикрыть все авантюры Хоука после многочасовых нотаций, сейчас находится не в городе.
Тревога оказалась излишней - все в таверне были напуганы достаточно, чтобы задавать лишних вопросов и требовать немедленного правосудия от Наместника здесь и сейчас, так что стоило эльфу сделать шаг по направлению к выходу, мигом протрезвевший люд бросился оказывать помощь идиоту, который, если честно, сам нарвался на клинок в горле.

[indent] Хоук лишь хмыкнул, в последнюю секунду меняя положение пальцев, набрасывая на просторный зал что-то наподобие легкого морока, младшего брата “энтропического ужаса”. Это вполне должно было хватить, чтобы произошедшее списали на горячечный бред, вызванный слишком большим количеством эля и медовухи.

[indent] - Какого хрена ты здесь делаешь? - Зашипел мужчина прямо на ухо эльфу, стоило им оказаться на улице. Для серьезности своего недовольства Гаррет еще и крепко сжал плечо, прижимая Ворона к стене.

0

21

tri bogatirya aka russian mafia
[воистину богатыри]

» slavic folklore
Ilya Muromec
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/533521.png
[павел прилучный]

Основатель крупного благотворительного фонда «Богатырёфф & Ко» не особенно любит общаться с прессой. По официальным данным, получил наследство от дядюшки-бандоса, сколотившего состояние на чужой крови в лихие 90-е, и, дабы искупить грехи рода своего, решил пустить деньжата во благое дело. До кучи и братьев привлек, пускай тоже тяжелобольным помогают. История резкого взлета и широкого размаха фонда произвела фурор в СМИ: Илья оказался отличным управленцем, быстро наладившим контакты с крупными инвесторами не только по всей России, но и за пределами государства, и успешно собирающим баснословные суммы в короткие сроки. За последние пару-тройку лет на счету «Богатырёфф & Ко» оказались сотни спасенных жизней, из-за чего Муромцу разве что в ноги не кланяются, когда на улицах узнают. Илья только улыбается сдержанно, по-доброму, и головой качает, мол, не моя это заслуга, ребята. На самом же деле, за улыбкой своей Муромец скрывает намного больше. Молчит он про нелегальную торговлю оружием, наркотрафик, проституцию и — по слухам — даже подпольный рынок органов, к которым он тоже приложил свою твердую богатырскую руку. Грязный застенок его богодельни тщательно скрыт от глаз посторонних, хотя корни гнилые пустил уже глубоко. Кто же полезет ковыряться в недрах того, чей лик пора бы уже к святым причислять? Илья не понаслышке знает: хочешь спрятать что-то понадежнее, спрячь это у всех на виду.

Dobrinya Nikitich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/878266.png
[юра борисов]

Чернее тучи становится Добрыня с каждым днем. Он — правая рука Ильи во всех делах, как повелось у них издавна. Да тошно ему в грязи такой жить, не так он себе представлял те радужные перспективы, которые обсуждали все вместе. Деньги, безбедное существование, никаких больше помыканий сверху — все есть. Не хватает только сил глаза закрыть на души поломанные, коих все больше становится. И все это они делают своими руками, спонсируют своими средствами. Хитер оказался Муромец, предприимчив, только внезапно как-то богатыри переметнулись на темную сторону, с которой всю жизнь до этого боролись. Добрыня все еще помнит, кто ноги ему вернул, шанс на полноценную жизнь дал — и зачем, выходит, чтобы вот так он ее использовал? Молиться истово ему только остается, чтобы хоть как-то душу свою обелить. Напоминает себе постоянно, что и частичка светлого в них тоже есть, ведь помогают нуждающимся же, правда помогают? Ходит в думах ежечасно, но продолжает делать, что требуется, ведь не может наперекор братьям своим названным идти. Не раз уйти порывался, прекратить все, да некуда. Боится один в этом мире остаться. Сколько еще ты будешь на части рваться, Добрыня?

Alesha Popovich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/110053.png
[сергей новосад]

Алеша — правда теперь к нему обращаются Алексей или просто Лёха, не в ходу в Яви привычная форма имени оказалась — чувствует себя так, будто выиграл в лотерею. Попович носит дорогущие бренды, меняет тачки чаще, чем о них успевают написать жёлтые издания, и не отказывает себе вообще ни в чем. Самый младший в триаде и самый общительный, именно он отвечает за социальные коммуникации. Его лицо обычно светится во всех статьях, где пишут о заслугах фонда, на интервью он чувствует себя как рыба в воде. В запрещенной соцсети у него больше ляма подписчиков, Алеша то и дело мелькает в списках самых завидных холостяков России и не собирается с этим статусом прощаться. Он — завсегдатай всех более-менее звездных тусовок. А как иначе в нынешнее время? Хочешь продвигать бизнес — умей быть медийным. Илья очень правильно определил ему его место, Попович ни разу на это не жаловался. В теневом же секторе их семейного предприятия Попович отвечает за эскорт. Кому еще, как не ему, девчонок привлекать, которые за легкими деньгами охотятся, радости жизни им показывать. Справляется в целом успешно, осечек почти не бывает, да только умалчивает он перед барышнями с кукольной внешностью об обратной стороне медали. А потом все уже, поздно становится. Он чувствует наконец-то ту власть, которой ему не хватало раньше, статус, влияние. Быть мальчиком на побегушках ему больше не хочется, это в прошлом все. Алеша как будто родился заново и, черт возьми, в этот раз точно с золотой ложкой во рту.


Не знаю, какая славянка без этих товарищей, поэтому вот они здесь в нашей скромной интерпретации. Мы тут трое по цене одного, а именно: Леночка Прекрасная, Серый Волк и ваша покорная слуга. Каждый из нас со своим бэкграундом, характером и родом деятельности в Яви, а посему вариантов на игровое и неигровое взаимодействие — куча) С сюжетами и графикой поможем. Детали в заявке менябельны и обсуждаемы, из неизменного, пожалуй, только внешность Поповича — по идейным соображениям хихи Очень ждем, идеи для игры уже наготове.

пример поста;

— ... и я летела, и это было так высоко... и так... великолепно, – с придыханием вещает Злата, не в силах даже слов подобрать, чтобы описать то, что она чувствовала давно когда-то. Она обмахивает лицо ладонью, улыбается так широко, что улыбки этой хватило бы на весь мир, а может даже и на всю Москву, а на глазах блестят слезы. Реально слезы. Она так счастлива, и все вокруг кажется таким прекрасным, что она не выдерживает. Не могущие облечься в слова эмоции каплями сползают по веснушчатым щекам. Ей так хорошо, вот прямо здесь и сейчас. Голова ее покоится на чьем-то до безумия удобном плече, а пальцы левой руки методично перебирают чьи-то еще невероятно тактильно-приятные пряди волос. Злату просто распирает от этого всего. Может быть потому, что жизнь ее течет так, как она мечтала всегда. Но скорее всего виною тому маленькие цветные таблетки, которые полчаса назад путешествовали с одного языка на другой. Они все семья здесь, кажется, и каждому хочется делиться друг с другом этим бесконечным всепоглощающим счастьем. Плевать, что две трети присутствующих здесь ей не знакомы даже, они все равно все связаны, как-то духовно, что ли. МДМА всегда были ее любимым развлечением.

Телефон с десятком пропущенных и парой десятков непрослушанных голосовых валяется в сумке, возможно не в Златиной, но ей так все равно. Ее целует кто-то, она целует кого-то. Сплетения тел, языков, запахов заставляют ее чувствовать себя невероятно живой. Какое дело ей до тех, кто пытается связаться с нею через бездушный гаджет, когда все тепло – оно здесь вот. Она возможно мечтала бы о Питере так, как мечтает добрая часть окружающих ее. С его невообразимой архитектурой, душевными коммуналками и трехметровыми потолками. С его дождем, влагой и ветрами, пронизывающими даже кости насквозь. С его безудержными тусовками, пьяными и веселыми лицами, отсутствием любых запретов в голове и не в голове. Мечтала бы, если бы не успела там пожить. Там, и много где еще. Ее впечатлений о разных местах хватило бы на несколько суток рассказов, но зачем оно все, если каждый раз она начинает с чистого листа. Новый город, новая история, новые люди, новое все. Неизменным остается лишь имя, ее имя, к которому она так прикипела. Злата думает, что оно у нее было всегда, она просто не знала раньше, как не знала раньше еще много всего о себе и об этом большом необъятном мире. Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

Злата проходит на кухню чьей-то большой квартиры, продираясь через завесу дыма. Наливает себе шампанского в кружку с чайными разводами, берет со стола яблоко – не молодильное, а пластиково-безвкусное из ближайшей Пятерочки, она их ненавидит, но ничего не может с собой поделать – обтирает его о юбку длиною по самое не балуй («Злат, а че вообще не без?» – закатил бы глаза сейчас Ваня), кусает. В эту минуту оно – самое вкусное в ее жизни. Все нервы, все струны ее души оголены на максимум. Ей не больно, ей безумно приятно. В тысячи раз сильнее ее ощущения, разве может быть такое на трезвую? Злата не любит быть трезвой. Допивает залпом, огрызок бросает в мусорное ведро, возвращается. Садится на чьи-то колени бесстыдно, потому что стыд – это социальный конструкт, а конструкты – единственное, что ей претит в социальности этой. Если бы у слова «социальный» в словаре была иллюстрация, ею точно стала бы Златина фотка.

Из чужих объятий ее грубо выдергивают сильные руки. Еще не обернувшись она чувствует на себе хмурый взгляд. Оборачивается таки, тянет губы в счастливой улыбке.

— Вааааань, а ты чего здесь? – не строит из себя дурочку, действительно не понимает, как он сюда затесался. Ему не нравится, как она растягивает слова, но она над собою не властна. Ни над языком своим, ни над действиями, ни над мыслями даже. Она полностью отдалась эйфории и возвращаться из этого состояния абсолютно не хочется. Руки ее обвивают его шею. Она как будто бы даже рада, наверное, видеть его. Она вообще всему сейчас рада. Жесткая ткань рубашки приятно царапает хожу, Злата вдыхает судорожно, прижимается к груди его на секунду, и делает шаг назад. Обухом по голове приходит понимание: он ее сейчас заберет.

— Не пойду никуда, – бурчит, забивается в угол дивана, обхватывая колени руками. Так по-детски. Детства у нее никогда не было, поэтому расхлебывать сейчас приходится обоим. Инфантильные, не способные стать друг для друга ни матерью, ни отцом.

0

22

неактуально;

ivan tsarevich
[повернутый мудак, бывший муж, названый брат, возможно айтишник]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/254/348071.png
[иван янковский]

» slavic folklore
Месть - это блюдо, которое подают холодным. Иван за несколько десятилетий так и не смог остудить свою достаточно, наверное, поэтому у него ничего не выходит. Какой-нибудь затрапезный психотерапевт посоветовал бы ему отпустить ситуацию, но Иван к специалистам не обращается. Сложно простить свое собственное убийство.

Когда-то он думал, что его жизнь сложилась лучше некуда. Удачно женился на первой красавице близлежащих земель, готовишься взять под контроль свое большое наследное царство, вокруг куча подданных и самый верный друг под боком. Ну и что, что не человек и говорить не умеет - так вернее, не предаст никогда. Так глубоко Иван Царевич тогда ошибается в первый и последний раз в жизни.

В какой-то момент ему становится скучно невыносимо, хочется по максимуму привилегии использовать, да и близкие оказываются как будто не теми, с кем рядом он хочет состариться и уйти на вечный покой. Гордыня из Царевича вырывается с силой, самые темные уголки сознания обнажая. Думает, что царь он и Бог, позволяет себе лишнее. Тогда и оказывается, что Елена его совсем не Прекрасная, а та еще коварная сука, что интриги плетет так же ловко, как косы свои белокурые. И Серый Волк, боевой товарищ и старый дружище, медленно но верно чарами ее проникается. Проникается настолько, что Царевич однажды на полу своей горницы плещется в собственной крови, которая мощными толчками льется из артерии, жизнь молодую забирая без остатка. Последнее, что видит он прежде, чем глаза навеки закрыть - хохочущую Царевну и окровавленную волчью пасть.

История Царевича на этом не заканчивается лишь потому, что раньше он, того не зная, сам об этом позаботился. Джек-пот сорвал такой, что вряд ли кому-то снилось. Еще бы, с того света вернуться - шутка ли. Когда в горнице становится тихо и лишь тело с разодранной глоткой стынет, Жар-Птица, в клетке его томящаяся, да глаз золотым оперением радующая, петь начинает. Впервые сама, без приказов и ухищрений. И столько горечи в песне этой, что сердце разорвалось бы. Но выходит наоборот совсем, мертвое сердце начинает снова сокращаться вдруг, смертельной раны края стягиваются медленно. Весь царский двор пением разбужен, и Царь, не медля, гонцов среди ночи за водою живой посылает, а изменников казнить приказывает. Да только след их простыл уже, не сыскать теперь днем с огнем. Злоба черная на предателей селится в сердце Царевича. Как только оправляется, дает себе обещание - найти обоих и уничтожить, растоптать, душу вынуть.

И обещание это несет на себе по сей день, оказавшись в совсем других реалиях. Это его выбор, он чувствует, что искать нужно здесь. Рваный уродливый шрам чуть выше ключиц каждый день напоминает Ивану о цели единственной. Он живет теперь совсем иной жизнью, кажется, даже более успешной, чем раньше. Все так же ни в чем не нуждается, вот только теперь с гордостью сказать может, что сам добился всего, не в подарок по праву рождения получил. Не подпускает к себе никого, правда, опытом горьким наученный. Никого, кроме Жар-Птицы, ставшей талисманом его и спутницей верною. Хотя и с ней не так гладко все. Не успокаивается Иван, еженощно во снах пред собою Елену и Волка видит, нутро подсказывает, что близко уже подобрался. А что сделает с ними, когда наконец поймает - о, об этом лучше не знать никому.


Итак, все участники вышеописанной ситуации теперь в Яви. Иван с Жар-Птицей живут как брат и сестра и вместе занимаются поиском неугодных. Елена Прекрасная и Серый Волк тоже что-то там суету наводят и даже не догадываются, что Царевич выжил и жаждет мести. Иван хитер и уже вот-вот найдет жёнушку бывшую, дабы вершить правосудие, а дальше экшон, страсти, стекло и остальное по списку - ты до нас, главное, дойди. Нас, заинтересованных, тут аж целых три штуки, поэтому игру начнем вот прям с порога, можешь даже не разуваться. Идей тоже море, и чатик в телеге для обсуждений имеется. Заявка не в пару к Елене, но с потенциалом на пару со сложными отношениями к Птичке, хотя и тут готовы пообсуждать, прислушаться и подвинуться в какую-нибудь сторону при желании. Про то, что я жажду поиграть с тобой братско-ненавистнические отношения, и говорить не буду, и так все понятно. В графику оденем напоим-накормим, и вообще все для тебя, наш недостающий сюжетный паззл.

Выдержки из наших анкет/постов для лучшего понимания взаимоотношений:

Волк:

Их дружба начинается с убийства. Волк смыкает челюсти на мясистой ляжке под оглушительное ржание обезумевшей от боли лошади, чтобы немного позднее добровольно вверить себя воле Ивана. Не специально, но все же. Теперь они – одно целое, Царевич и его преданная тень. Это будет длиться месяцами, годами, на тот момент кажется, что вообще бесконечно. А пока они всего лишь движутся к своей первой цели. Диковинная птица манит своим сиянием молодого царевича, затмевая все остальные желания. Волк знает, что без него Ивану не справиться, и звериное сердце теплеет на пару градусов от этих мыслей.

ххх

Царевич, опьяненный безграничной властью – над этими двумя – теряет контроль с пол-оборота, забывая, что рядом с ним все это время дикий зверь. И однажды все-таки оступается, решая, что и зверь этот ему никакая не угроза. Дальше в памяти Волка все состоит из разрозненных картинок, осколков. Вскинутый мужской кулак. Пронзительный женский крик. Его собственная, перемазанная красным, морда с безумным оскалом. Их дружба начинается с убийства, убийством она и заканчивается. Серый безудержно воет, когда понимает, что натворил.

Елена:

Украл Царевну у мамок, да нянек, посадил на Волка верхом, да жизнь сладкую, словно хмельной мёд обещал Иван. И могла быть преданной, любящей Елена, да в ответ ненависть к супругу всё больше съедает — нет покоя. И словно не Волк — зверь, а сам Царевич, под вечер, закрывая дверь в спальню царскую, снимает с себя личину, обнажает свой оскал, да таскает Царевну за запястья тонкие, да пряди длинные. И нет больше супруга прежнего, совсем пропал он в хмельном омуте, всё больше крестьянских девушек попортил, разворовал казну царскую, нет на него никакой управы более. А Волк только голову послушно опускает, да сидит с Иваном подле правой руки, хотя видит всё, понимает.

Елена запускает пальцы в шерсть длинную, гладит нежно, напевает что-то, мурлыкая — волк послушно лежит у ног её, дремлет ли или просто тишину нарушить боится, слёзы соленые девичьи его самого пропитывают. А Царевна лишь шепотом, будто заученно, шепчет ему одно и то же — надо им Царевича извести, избавиться надо, что сразу жизнь всеми самоцветами зацветёт, что заживут они с Волком счастливо, что всегда она рядом с ним будет, нет её сердцу никого дороже. Хочет Елена Царицей стать единоличной, нет сил терпеть более. Волк и не видит, что на лице её усмешка кроется — совсем тьма сердце Царевны поглотила.

Она смотрит на свои длинные пальцы, кровь уже местами засохла и кажется, будто въелась под самую кожу. Чужая кровь. Кровь Царевича. Елена стоит на коленях над трупом хладным, да рыдает навзрыд, голову запрокидывает, смеётся будто, хохочет. Никого она не пошлёт за живой водой нынче. Утыкается в морду сырую, окровавленную Волка она, зарывается в шерсть поглубже, вдыхает запах горьковато металлический, молвит слова благодарности она другу преданному. Расскажет всем при дворе о звере, вепре невиданном, что на Ивана напал, да разодрал в клочья, убил её суженного. Плачет Елена, но то ли от горя горького, то ли от счастья долгожданного, да на Волка поглядывает. Связаны они теперь тайной одной.

Жар-Птица:

Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

пример поста;

А как просто оказалось да, Вань? Чтобы все твои грехи обратились пустым звуком, чтобы получить индульгенцию у тех, кто тебя [до сих пор] помнит, надо и было всего лишь ничего, только умереть. И невдомек детям, которым читают сказки про умного и смелого, каким мудаком был их герой. И родителям их невдомек. Да что уж там. Даже тот, кто был рядом столько времени, и тот позабыл, как было на самом деле. Волков все еще смотрит на свои трясущиеся от онемения пальцы, которые ему удалось разжать несколько минут назад только огромным усилием воли. Каждое слово Алены гулким эхом отдается в висках. Он вспоминает все. Каждый вечер, каждую ночь. Они проносятся одна за другой пред его внутренним взором в до тошноты ускоренном режиме. Он нажал бы на паузу, если б мог, потому что правда оказывается еще тяжелее, чем он смел представить. Непосильной. Он не может этого выдержать, не после того, что только что сделал. Ничем не лучше своего хозяина, так  выходит? Он вспоминает все. Все удары, пинки, пощечины, крики. За себя уже совсем не больно, он пережил это за столько времени, утопил в своей же вине, так оказалось проще почему-то. Да и глупо держать обиду на того, кого давным давно уже нет. Нигде нет, совсем. Но новые подробности заставляют всколыхнуться затопленную ярость с прежней силой, застарелой, забытой. Он вспоминает наконец, почему не мог тогда поступить иначе.

Стас не находит в себе сил поднять глаза на Царевну, пока та не умолкает. В тишине квартиры остаются слышны только ее тихие всхлипы. Он будто оглушенный, потому что все его ориентиры порушились за какие-то минуты. И непонятно теперь, как жить дальше, зачем. Годы его поисков по щелчку пальцев теряют смысл. Он опустошен и полон чувствами одновременно. К такому жизнь Волкова однозначно не готовила. Она на него тоже не смотрит.

Парень опускается на холодный пол рядом с нею, встает на колени и бережно притягивает Алену к себе, пытаясь как можно мягче схоронить ее хрупкость в своих объятьях. Пальцы его осторожно поглаживают светлые волосы, совсем как она делала когда-то с ним. Он чувствует, как потихоньку перестают содрогаться ее плечи. Теперь в его глазах стоят слезы, впервые за всю человеческую жизнь.

- Прости меня. Господи, прости меня, – хрипло нарушает он немую тишину, голос дрожит. Волков чувствует себя отвратительно, но уже совсем по-другому, чем обычно. Ему невыносимо стыдно за себя, за то, что он сделал с ней. Ему невыносимо осознавать, что она так отчаянно и так долго бежала от прошлого лишь для того, чтобы оказаться потом в его мстительных лапах. Он убирает выбеленные пряди, открывая взору то, что натворил вот сейчас своими же руками. На бледной коже набухают синюшные следы пальцев, опоясывающие тонкую шею. Он только что чуть не завершил то, что когда-то начал Иван. Волков смаргивает накопившуюся влагу и быстро утирает лицо рукавом. Нежно, как только умеет, обхватывает ладонями ее лицо, поворачивая к себе, найдя смелость посмотреть в голубые глаза, покрасневшие от слез. Впервые он может утешать ее так, касаться ее так, как не смел и не мог в их общем прошлом. – Я не трону тебя больше никогда. И никто больше не тронет, слышишь? Черт, я бы и себе сейчас набил морду, если бы смог, – он слабо усмехается, а в глазах нет и тени веселья. – А любого другого на месте убью, хоть и клялся себе, что то был единственный и последний раз. Ты скажи только.

Между их лицами всего несколько сантиметров и он шепчет ей быстро, прерывисто, почти в самые губы. На них все еще тот самый аромат вишневого блеска, он чувствует. Он поймет, если она прогонит его в следующую же секунду, но чувствует, что очень хочет остаться рядом. Хочет защищать ее от всего и всех, потому что вокруг слишком много недоброжелателей, но понимает, что девушка вряд ли жаждет его близости, близости такого же неуравновешенного придурка, каким был ее муж. Он гонялся за тенью все это время, за ответами и объяснениями, а правда была зарыта в глубине его собственного подсознания, так тщательно им же сокрытая. И вот, к чему это привело.

Он поднимается, наливает себе еще виски, пьет залпом. Закуривает. Смотрит в окно на ночной город. Он не вправе больше требовать от нее ответов, но все же не может не спросить о том, что тревожило его не меньше смерти Ивана.

- Скажи, – замолкает, подбирая слова. – Почему ты оставила меня тогда? Я ждал так долго, что решил видно позабыть о проступках Ивана. С тем и пришлось жить. Вырвался сюда чудом, на одном только желании отомстить. А зря, получается, – снова горький смешок. – Сдох бы себе волчьей смертью давно уже, там, где должен был. И дело с концом. А здесь не выходит как-то, болтаюсь, как неприкаянный. Хуево мне здесь, Лен, – Волков не может пока заставить себя называть ее новым именем, которое она выбрала себе сама. Он опускается на стул, делает последнюю затяжку и вдавливает окурок в так кстати стоящую рядом пепельницу. – Это последнее, что я хочу от тебя услышать. Потом не побеспокою. Я свое получил, уходить отсюда пора, – он имеет в виду совсем не ее квартиру, но не надеется даже, что она поймет правильно. – Устал.

Стас Волков не нужен в этом мире никому и себе в первую очередь. Накатывает вдруг странное облегчение, будто освободился в мгновение от оков, что путами держали его в двуногом теле, в мире, который ему осточертел до зубовного скрежета. Да, он готов ее защищать, но навязывать свое общество и защиту не намерен. В конце концов, как-то справлялась же без него столько времени, и живет, судя по всему, совсем неплохо. Здесь он не нужен тоже. Единственное, что ему осталось, это прекратить влачить свое жалкое существование. И никогда еще Стас не чувствовал себя настолько свободным, как теперь, при одной только мысли об этом.

Отредактировано rospotrebnadzor (25-11-2022 21:21:28)

0

23

неактуально;

severus snape
[волшебник, преподаватель зельеварения]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/45/52086.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/45/884487.png
[original + alan rickman]

[indent] » j.k.rowling's wizarding world
Самый сложный, многогранный и противоречивый персонаж всея Поттерианы. Самый умный персонаж Поттерианы. Самый хитрый персонаж Поттерианы. И — персонаж с, может, не самой, но весьма непростой судьбой. Не буду писать миллион букв о его биографии, всё это есть в свободном доступе.


Киношный Снейп отличается от книжного: он более мягкий, более контактный, более, не побоюсь этого слова, адекватный. Тем не менее, меня устроит любой вариант, и смешанный — тоже. Главное — глубина. Он не абсолютно белый и пушистый, "исправившийся" и вставший на путь добра человек, но и не абсолютный мудак, каким, безусловно, может показаться на первый взгляд. Хочется видеть его в игре таким же сложным и грамотно прописанным.
Внешность Алана Рикмана прекрасна, но её можно поменять, если захочется.
Мы планируем акцентироваться на дарковом сюжете, и я бы очень хотел видеть в нём Снейпа, но буду рад также любым АУ. От игрока прошу заглавные буквы (в постах; как вы общаетесь во флуде, мне всё равно), правильное наименование своего персонажа (пожалуйста, давайте без "Снегга") и умение писать без сорока ошибок в одном предложении.

пример поста;

Наконец, Драко приводит себя в вертикальное положение. Тяжело привалившись спиной к стене, он пытается отдышаться — чувство такое, словно он пробежал с сотню метров, хотя он, вообще-то, даже не трансгрессировал, а просто стоял на месте и крутил дурацкую штуковину. Вокруг царила тишина, пугающая своей неправильностью. Не должно быть в тот день такой тишины. Должна быть паника, суета, крики, хаос, всплески заклинаний. Он заставляет себя отлепиться от стены и выглядывает в окно. Снаружи — кромешный мрак, а в тот день, в ту ночь, всё вокруг сияло от вспышек магии. Родители погибли уже на рассвете, когда основной бой был почти завершён — отправились его искать и встретили врага не по зубам. Оказывается, отец так плохо умел сражаться… Тётя Беллатриса говорила, что он много лет не практиковался, потому стал бесполезен, а мать и вовсе никогда не была сильной боевой колдуньей. Если бы только он потратил на тренировки чуть больше времени…

Убедившись, что за окном совершенно точно не нужное время, Драко снова прислоняется к стене. В руках качается на длинной цепи маховик времени, и Драко бездумно крутит его, даже не удостоверившись, куда именно попал — во время до битвы или после. Скорее всего, до — разрушений из окна не видно, а Драко точно помнил, что кладка во дворе была почти полностью разбита. Тёмный лорд почему-то не пожелал устранять последствия своего столкновения с преподавателями и учениками, а Драко было плевать. Не ему здесь учиться — только не теперь.

Он крутит маховик, потом ещё раз, и ещё, но ничего не происходит. Тогда он пытается крутануть тот в обратную сторону, и снова — бездействие. Не может быть, эта штука не должна сломаться! Он трясёт маховик, снова крутит, пока, психанув, чуть ли не кидает тот в стенку, но вовремя удерживает себя: если разбить, назад он точно никогда не попадёт. Может, ему нужно полежать немного в покое — вроде как перезарядиться? А если и нет — ничего, Драко его починит.

От панических мыслей его отвлекает звук приближающихся шагов. Чёрт, не хватало ещё наткнуться на кого-нибудь, с кем прекрасно знаком, и повлиять на будущее в худшую сторону! А ну выйдет оттуда мелкий Поттер или и вовсе отец? Конечно, отец учился в Хогвартсе очень давно, так далеко во времени Драко не мог улететь, и всё-таки не стоит рисковать. Но тут и спрятаться-то негде!

Из-за угла выворачивает старшекурсник, и взгляд Драко в первую очередь цепляется за значок у того на груди. Староста. И мантия в цветах Слизерина — что ж, по крайней мере, не какой-нибудь тупой гриффиндорец. Случайный студент для Драко опасности не представлял — лицо того оказалось абсолютно незнакомым. Вот только… что делать-то? Попытаться сбежать? Палочка у Драко, конечно, при себе, достать её — дело секунды, и ему, в отличие от отца, пришлось учиться выживать на поле боя, так что старшекурсник из прошлого вряд ли мог составить ему серьёзную конкуренцию в дуэли. Но, может, умнее будет прикинуться студентом, чтобы потом незаметно свалить? Но слизеринцы, как правило, знают своих, а врать, что он с какого-нибудь Рейвенкло или, упаси Мерлин, Гриффиндора Драко не собирается. Скорее сам в себя Круциатус направит, чем скажет такое.

А что, если навязаться Дамблдору? Этот старый пень наверняка сидит у себя. И если Драко правда занесло куда-нибудь далеко, вряд ли спустя лет двадцать он вспомнит о том, что какой-то волшебник по случайности забрался в замок. Но это опасно. С одной стороны, если маховик всё-таки сломан, логичнее заранее заручиться его поддержкой — Дамблдор же у нас добрый, всем помогает. А с другой, кто знает, чем это аукнется?

Дамблдор. Перед глазами встаёт его усталое, изнурённое лицо — они тогда находились на вершине Астрономической башни и Драко собирался его убить. Собирался, но — не смог, профессор Снейп всё сделал за него. Внутри что-то болезненно сжалось, на секунду стало трудно дышать. Драко вовсе не жаль старого дурака, он просто… Просто не был готов. Может, если бы он не вышел лицом к лицу с Дамблдором, а ударил со спины, было бы проще, но смотреть в чужие, живые глаза, слышать звучание старческого, пусть и всё ещё властного голоса и заставлять себя произнести нужные слова было… невыносимо. Почему чёртов Поттер сдох, разве он не Мальчик-который-выжил? Разве он не должен был убить Тёмного лорда? Не должен был положить конец всему этому кошмару? Но нет, столько понтов, а потом просто взял и помер. Жалкий слизняк. С самого начала гроша ломаного не стоил.

Драко затолкал маховик в карман брюк, чтобы студент не заинтересовался странным предметом в руках незнакомца. С маховиком он не расстанется ни за что.

— Слизерин, — всё-таки говорит Драко, прекрасно понимая, что студент ему не поверит. Но его это и не волнует. Отрекаться от своего факультета даже в такой непростой ситуации Драко ни за что не станет. — Я не знаю, который час и который год. Подскажешь?

Он не любит быть вежливым, но когда надо — способен прикинуться пай-мальчиком, а сейчас определённо надо. Он не в своём времени. Не в той школе, где его знали и уважали — слизеринцы, конечно же. Без отца, который за него утопит любого. И даже без благоволения Тёмного лорда, которое позволяло ему срываться на других без последствий. Кто посмел бы сказать ему хоть слово поперёк? Но сейчас он не может позволить себе выделываться.

Отредактировано rospotrebnadzor (04-11-2022 15:10:43)

0

24

неактуально;

luka couffaine
[студент, супергерой, музыкант]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/259/10772.jpg
[prototype]

[indent]» miraculous ladybug & cat noir
Брат-близнец Джулеки, моей одноклассницы. А также секретный сын самого Джаггеда Стоуна. Свободой мысли в мать, а музыкальным талантом - в отца, и это прекрасно. Ещё прекраснее то, что не гитарой единой, Лука также играет на скрипке. Через музыку он делится своими переживаниями и тем, что видит в других, ведь "музыка понятней слов". Вообще, парень чутко реагирует на реакцию окружающих, но при этом не впадает в переживания, а отвечает буддийским спокойствием, заботой и поддержкой. что идеально уравновешивает мои вечные трагедии на ровном месте В общем, таких просто не бывает) Но вот ты, Лука, прочно вошёл в наши жизни. Хоть и начал ты с акуманизации, но с кем такого не случалось? А вот твоё совпадение с Сассом, также идеально, как и всё прочее, твоё спокойствие всегда позволяет трезво оценивать ситуацию, чтобы понимать, когда понадобится "Второй шанс".


По канону Лука подрабатывает курьером и, вполне вероятно, влюблён в Маринетт, но сюжетно лишь смута для девичьего сердца. А вот здесь работай кем хочешь и сердечко Леди Удачи свободно, точнее, не особо занято, Адриан у нас для мышки) Приключения и романтика, ну и стеклецо для любителей, наш каст нуждается в голосе разума, причём не занудном.

пример поста;

Мсье Дюпэн надел свою белую рубашку и приступил к работе как только рассвело. Выпечка не терпит спешки, а потому приходится вставать ни свет не заря, чтобы порадовать парижан и свою семью свежими булочками. Вскоре просыпается Сабин, чтобы проследить, что все позавтракают и Пекарня откроется во время, и в полной «боевой готовности». А где же Маринетт? Сладко спит за своим столом над очередным эскизом. Прекрасный новый жакет из воздуха не возникнет, это труд с большой подготовительной работой. Ещё бы тормоза кто-нибудь прикрутил, чтобы не зарабатываться. Повезло, что мама не стала заходить в комнату, а лишь тактично постучала, призывая дочь просыпаться. Конечно, Мари этого не слышала, зато услышала Тикки. В беспокойстве о своей хранительнице, она начала попытки разбудить девушку. Ведь, если та не проснётся в ближайшее время, то мама вернётся и уж точно застанет дочь спящую не в кровати. И, конечно, в заботливом порыве, лишний раз напомнит девушке о том, как важно следить за своим здоровьем и соблюдать режим сна. Какими бы благими не были намерения, а нотаций никто не любит. А Маринетт и без того будет себя корить за то, что опять заработалась. Мудрая квами понимала всё это, а потому её попытки становились всё настойчивее:
- Маринетт, - тихий голосок над ухом, но Леди Удачи, лишь сонно что-то пробормотала и легла на другую щёку, пряча потревоженное ухо.
- Маринетт, пора вставать, - уже громче говорит Тикки подлетев ко второму уху, на этот раз бормотание сони длилось дольше, а руки из подушки под головой превратились в подушку над головой, закрывающую оба уха.
- Ах так!? Маринетт, вставай! - уже закричала квами, стаскивая с волос своей нерадивой подопечной резинки.
Волосы свободно упали, а девушка резко выпрямилась, правда, глаз пока так и не открыла.
- Что такое Тикки? Что-то случилось?
- Случилось, ты опять всю ночь рисовала скетчи и заснула за столом, а твоя мама уже приходила тебя будить, - поспешила ввести в курс дела квами, не забывая снисходительно улыбаться. Всё же она жила на свете очень долго, и сколько бы лет не было очередной Леди Удачи, она всегда будет старше её и иногда относиться к ней по-матерински, хоть большую часть времени всё наоборот.
- Что? Ох, божечки-кошечки, нельзя, чтобы она застала меня в таком виде. Она же будет волноваться, а если будет волноваться она, тогда разволнуется папа, тогда он испортит булочки, тогда клиентам они разонравятся, тогда они перестанут их у нас покупать, тогда родителям придётся закрывать пекарню, и мы покинем Париж, - Маринетт вскочила и начала судорожно метаться по комнате, разгоняя масштабы трагедии до невероятных и не зная, за что взяться в первую очередь.
Тикки пыталась вклиниться в эту тираду, но сразу поняла, что пока у девушки хватает дыхания, у неё ничего не получится. Поймав передышку Мари, она заговорила:
- Маринетт, успокойся, ещё ничего не произошло, и не произойдёт, если ты сейчас пойдёшь умываться, переоденешься, приведёшь себя в порядок и спустишься к завтраку.
- Ох, Тикки, ты, как всегда, права. Действительно, чего это я. Распаниковалась на ровном месте. Ничего же не случилось. Как повезло что у меня есть такая замечательная подруга…
- Маринетт! Не сейчас.
- Ой, точно, - Маринетт растерянно улыбнулась и поспешила ретироваться в ванную, на что квами лишь с улыбкой покачала головой. Как бы ей не были приятны речи девушки, та, действительно, уже отвлеклась от сборов, и необходимо было вернуть её в нужное русло.
Вскоре посвежевшая и спокойная Маринетт уже сидела за столом, поглощая вкуснейший круассан.
- Папа, никто в Париже не знает, как делать круассаны лучше.
- Ну, разве что ты, дочка, - смущённо взъерошил волосы на своём затылке мсье Дюпэн и подмигнул девушке.
- Брось, мне точно тебя не превзойти, - возразила Мари, размахивая выпечкой, что чуть не привело к тому, что пудрой засыпало хлеб.
- Милая, тебе бы лучше съесть его, пока нам с папой не пришлось изобретать новое блюдо: «сладкий хлеб Дюпэн-Чен», - с улыбкой заметила Сатин, после чего девушка извинилась и поспешила доесть круассан.
- Мама, папа, спасибо за завтрак, я вернусь к себе, меня со вчерашнего дня не отпускает одна идея, хочу поскорее её воплотить, - поочерёдно чмокнув родителей в щёки, Маринетт резко покинула кухню, не забыв прихватить пакетик с макарунами для Тикки. Она чуть не споткнулась на лестнице, но будто и не заметила этого. Тому и Сатин на это оставалось лишь понимающе переглянуться и отправиться открывать пекарню.
- Тикки, ты меня спасла, награда победителю! - ураган по имени Маринетт влетел в комнату и приземлился на стул, от чего тот по инерции откатился на метр, удачно то, что ровно этот метр отделял девушку от мирно дремавшей квами.
- Принимай почётный завтрак, а я вернусь к жакету, - с этим девушка оставила пакет и откатилась на стуле к своему рабочему столу, где так и остался творческий беспорядок из эскизов с ночи.
Когда, казалось бы, уже в сотый раз была пересмотрена форма манжет, в комнату ворвалось ещё одно стихийное бедствие, но на этот раз стремительно развевались не два иссиня чёрных хвостика, а один, блондинистый.
- О, Хлоя, я совсем забыла…
- Мари, прошу, помоги моей сестре…
«… что мы должны были встретиться сегодня. А должны были?»
- Привет, милые туфли, красиво, хоть и, подозреваю, не особо функционально. Погоди. Твоей… Кому? Так у тебя есть сестра? А как её зовут? Сколько ей лет? Она милая?.. - вопросы следовали друг за другом, как пулемётная очередь, и кто-то должен это остановить. Все мысли девушки крутились вокруг внезапной новости. Повезло ещё, что юный дизайнер не зациклилась на экстравагантной обуви. Тикки могла бы напомнить, что прозвучала просьба о помощи, но она еле успела юркнуть в сумочку Леди Удачи по прибытии гостьи и не могла выдавать себя.

Отредактировано rospotrebnadzor (25-11-2022 21:21:46)

0

25

colombina
[третья предвестгница фатуи | певунья колыбельных ртом | сонное тело]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/116303.jpg
[prototype]
[indent] » genshin impact
Коломбина — милая девочка. С нежным голоском, хрупкой фигуркой и личиком, которое отражает ни единой дурной мысли. Она кивает, как болванка, в ответ на фразы, говорит сочувствующие слова и улыбается, обещая, что все будет хорошо.
Коломбина — умная и внимательная девочка. Она слышит даже самую незаметную дрожь в голосе, чувствует, как меняется настроение в комнате от неосторожного жеста, замечает привычки и вбивает их себе в память, пока они не становятся в ней творением вечности. Коломбина — добрая девочка. Ни чета большей части Предвестников: она прикроет слугу, который сделает ошибку, подскажет, как лучше поступить, вдохновить на свершения, научит приему и найдет ту самую книгу, о которой вы так долго мечтали.
Только узкий круг лиц знает, что на самом деле Коломбина — та еще лицемерка. За доброту она потребует плату, из разговора узнает о слабости, образом нежной голубки обведет вокруг пальца. За ее закрытыми глазами горит сила, способная сжечь города и армии. Своим голоском Коломбина раздает такие же жестокие, как и остальные Предвестники, приказы.
Коломбина опасна, Коломбина хитра, Коломбина жестока и коварна. Но среди Фатуи она нашла свое место — где же еще, как не с ними, делать мир таким, каким его хочется видеть?


О Коломбине известно очень много: аж целое нихуя. По этой причине я не вижу смысла вам диктовать, какие у нее могут быть способности, чего она хочет/не хочет, почему идет за Царицей и это все хоть в феи идите. Я, конечно, тут написала всякие хэды, но вы можете смело, решительно и очень красиво слать их куда подальше. К формату и стилю постов я отношусь спокойно, лишь бы не во втором лице и без ломающего глаза оформления.
В отношениях между Синьорой и Коломбиной я немного опираюсь на динамику комедии дель арте: Коломбина в ней является служанкой, а Синьора является женой хозяина, поэтому тут имеет место дисбаланс силы. Но вместе с тем номер предвестника Коломбины куда выше и сама по себе она дама внимательная и хитрая, поэтому здесь имеет место быть своеобразная дружба, в которой две змеи пытаются друг друга отравить и откусить друг другу головы чисто веселья ради. Да и кто бы еще стал петь колыбельные на моих похоронах, а? Так что приходите крысить, токсичить, воплощать все стереотипы про женскую дружбу, работать вместе и делать ноготочки.

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

0

26

неактуально;

ellean arainai
[сын Зеврана, маг-целитель, будущий Антиванский Ворон]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/155/t659888.jpg
[original]

[indent] » dragon age

Эллеан появился на свет в 9:25 Века Дракона. Его мать была служанкой в богатом доме в Антиве, об отце никогда ничего не говорила. Когда Эллеан ещё был маленьким, она трагически погибла, и хозяин дома отдал мальчишку в учебку Воронов под чужим именем.
Когда Эллеану было около десяти, объявился мужчина, назвавшийся его отцом. Этим мужчиной был Зевран Араннай, гильдмастер Антиванских Воронов. Отношения у них сперва были натянутыми, но со временем всё наладилось, не без помощи Героя Ферелдена, близкого друга гильдмастера, и мужчины забрали Эллеана на свою виллу.
В новом доме Эллеан довольно быстро освоился и стал полноправным членом семьи. Все в доме отмечают его внешнее сходство с отцом, у него такой же озорной и непоседливый характер, как у самого Зеврана в юности. И родной отец, и Кусланд Эллеана любят, заботятся и оберегают. Зевран организовал для своего сына и его друзей из числа детей прислуги и его Воронов учебку, где воронят обучают верные ему бойцы, а навыкам магии, втайне ото всех, разумеется, его обучает ученица самой Винн.


дополнительно: Эллеан - неканон, поэтому развивать его ты можешь самостоятельно. В его биографии есть отдельные моменты, которые мы уже упоминали в игре, и мы с радостью подробнее расскажем о них, когда ты придёшь, но всё остальное в твоих руках. Эллеан эльф, очень похож на своего отца, и ему около 13-14 лет на момент игры, но ты волен играть различные флэшбэки и флэшфорварды с любым возрастом. Со своей стороны игрой обеспечим, обещаем любить и баловать. Приходи, отцы тебя очень ждут

пример поста Зеврана;

Фич, глава охраны, мрачно смотрел на гильдмастера. Весь его вид говорил о том, что он не одобряет опрометчивых поступков босса. На его настроении сказывалась и бессонная ночь, которая незаметно перетекла в раннее утро и короткий домашний совет.
— Надо было оставить мальчишку в учебке. А Франческо вынудить молчать. — Поймав холодный взгляд атамана, он поспешил закончить мысль. — Денег дать или запугать. Ты себя смертельной опасности подвергаешь. Скоро наша четвёрка грандмастеров будет в курсе, кто такой Лео Амаро и какого демона им заинтересовался сам Араннай. А даже если... Потом-то что? Объявишь наследником?
— Если он захочет со мной остаться. Это во-первых. А во-вторых, — Зевран решительно поднялся, со стуком поставил чашку на стол, — никто не даст гарантий, что Эллеан выживет в учебке или что с ним не случится чего-нибудь похуже.
— Ты нужен Антиве. А ты подставляешься, пусть даже и из-за сына. Парни недовольны. Считают, что ты поддался слабости. Сначала дикарь этот ферелденский, теперь мальчишка.
— Если недовольны, могут убираться к другому хозяину, но тогда я и ломаного гроша за их шкуры не дам. Чтоб я больше не слышал подобного.  — Гильдмастер вышел из столовой, жалея, что там стеклянные двери и даже хлопнуть ими от души нельзя, иначе придется со всего пола осколки собирать. Он знал, что до серьезного бунта не дойдет, а случись что — сможет убедить своих людей, однако ему не нравилось, что его подчинённые шепчутся по углам. Предать же и вовсе не посмеют. Как бы Зевран ни ценил своих бойцов, с предателями у него был разговор короткий, а места на воротах много.
Он торопливо поднялся на второй этаж, дошёл до комнаты, куда ночью доставили мальчика и остановился, не решаясь повернуть ручку двери. Что он ему скажет? Как объяснит, что Эллеан оказался сиротой при живом отце? Зевран чувствовал, как уверенность медленно покидает его. Он морально готовился к этой встрече весь день, и много дней до того, как им удалось выяснить местонахождение ребёнка. И оказался не готов.
Зевран дёрнул ручку и быстро вошёл в комнату, лишая себя возможности отступления. Мальчик уже не спал. Он сидел на кровати и настороженно смотрел в сторону двери.
— Здравствуй, Эллеан, — улыбка получилась довольно мягкой, хоть и не слишком естественной. Зевран почувствовал, как у него холодеют от переживаний ладони. Совсем, как в юности. — Выспался? Прости, пришлось запереть дверь, чтобы ты не попытался сбежать до того, как мы поговорим.
Зевран прошёл к окну, отдернул тяжёлые парчовые занавески впуская в комнату солнечный свет. Он не поворачивался, спиной прекрасно чувствуя тяжёлый взгляд мальчишки, который, скорее всего, считал его каким-нибудь негодяем, похищающим детей.
— Ты знаешь, кто я? — Зевран был уверен, что да. Его знали все, кто так или иначе имел дело с гильдией. А последние годы это имя и вовсе гремело по всей Антиве, взбудоражив не только теневой мир, но и всю местную знать. К тому же, не заметить внешнего сходства между эльфами мог бы только слепой.
Сохранять спокойный и даже несколько отстранённый тон, когда за твоей спиной сидит твоя плоть и кровь, оказалось непростой задачей. Чтобы хоть немного совладать с бушующими внутри эмоциями, Зевран уставился в окно, концентрируя внимание на незначительных, но таких привычных вещах. На стволе старой толстой акации, росшей прямо за окном, на едва слышном шелесте молодых листочков, среди которых мелькнул юркий щегол. Через зелёную лужайку по своим собачьим делам пробежала местная дворняга Розка и деловито скрылась в кустах.
— Ты меня боишься, Эллеан? — назвать сына привычным ему за годы в учебке именем Лео, у Зеврана не повернулся язык. — Не нужно. Я не только гильдмастер, мальчик мой, я твой папа.

пример поста Айдана;

С самого утра Рагнатела стояла на ушах. Все носились, таскали мебель, суетились и шумели. С кухни доносился умопомрачительный запах различных вкусностей, которые в обычные дни не готовились так часто и в таких количествах. Айдану, едва проснувшемуся и стоявшему на балконе их с Зевраном спальни, вилла сейчас больше напоминала муравейник, чем привычное тихое (по большей части) и мирное жилище.
Впрочем, причина всё-таки была, и причина эта сейчас должна была как раз потеть на тренировке в учебке, организованной маэстро Араннаем. Айдан улыбнулся и вошёл обратно в спальню, задёрнув лёгкие полупрозрачные шторы. Ночные - тяжёлые и совершенно глухие, уже были развешены.
Страж вернулся в комнату и сел на краю кровати, опустив голову. Обычно он вставал гораздо раньше, но иногда, когда ночь проходила не слишком спокойно, он спал чуть ли не до обеда. Зевран, как правило, не будил его, тихо уходил по своим делам, оставив на губах мужа лёгкий поцелуй, и приказывал домашним вести себя потише, пока Палач не соизволит подняться. Каждый раз Айдану было до жути стыдно просыпаться, когда все давно на ногах, и он выползал из спальни хмурым и виноватым, хоть и, чаще всего, отдохнувшим и бодрым. Находя в поместье мужа, он украдкой целовал его и благодарил за то, что дал поспать, а потом извинялся, на что эльф всегда беззаботно смеялся и махал рукой.
Эта ночь тоже была не самой тихой, и не только потому, что супруги не могли оторваться друг от друга, словно в первый раз. Сперва так и было: вечер начался с ужина наедине у камина со свечами и вином вместо семейного, в столовой, потому что Эллеан рано убежал спать, изрядно устав за день, и плавно перетёк в сторону широкой кровати. Айдан часто ловил себя на мысли, что Зевран словно открывается для него с новой стороны каждый день и каждую ночь, и каждый миг заставляет влюбляться в себя снова и снова. Когда он видел в тусклом свете свечи на стене две сплетённые тени, а за дверью слышались торопливые шаги, когда стоны хозяев поместья оказывались слишком уж громкими, он думал, что ему достался самый чудесный мужчина на свете.
Эта ночь могла бы продлиться до самого рассвета, как часто бывало, хотя они жили вместе уже пятый год, расставаясь максимум на пару недель, но после полуночи Айдан почувствовал себя слишком выжатым и уставшим. У него разболелась голова, а тело бросило в жар. В ушах зашумело, и где-то далеко-далеко послышался невыносимо громкий шёпот. Страж попытался скрыть всё это от мужа, и Зевран даже сделал вид, что поверил, за что Айдан был ему очень благодарен.
Заснул он не сразу, ещё долго ворочаясь в постели и стараясь не разбудить крепко спящего рядом Зеврана. Обычно тот не спал, когда Палач чувствовал себя дурно, но сложный день и бурная ночь его вымотали, и он отключился почти сразу, устроив светловолосую голову на широкой груди мужа.
Страж нехотя поднялся с кровати и потащился к небольшой двери в конце спальни, которая вела в маленькую ванную комнату. Там уже стоял кувшин с чистой водой и были свежие полотенца, белоснежные до того, что от них едва не слепило глаза. Кусланд посмотрел на себя в висящее на стене зеркало в резной серебряной раме, и поскрёб ногтями отросшую щетину. В другой день он бы оставил всё как есть, но день был не самый обычный, и хотелось выглядеть подобающе, чтобы не опозорить свою семью.
Минут через десять Айдан вышел из ванной посвежевшим, гладковыбритым и причёсанным, и направился к вешалке с уже подготовленной для него одеждой. Снимая с неё новую накрахмаленную рубашку, Айдан едва заметно улыбнулся - сам он был способен ходить в одной рубахе годами, пока не протрётся до дыр, и дворянское происхождение ему в этом ничуть не мешало. Зевран следил за его внешним видом сам, без конца выдёргивая на Рагнателу портного и заказывая для возлюбленного кучу рубашек, штанов, камзолов и прочих вещей, а прохудившиеся немедленно выбрасывал. Кусланд постоянно ворчал, но на самом деле был несомненно благодарен ему за заботу.
Когда он показался на лестнице, ведущей вниз, кто-то из прислуги заметил его и незамедлительно оповестил остальных, оповещая, что Палач проснулся. Айдан спустился в гостиную и окинул её взглядом. Обычно спокойная и уютная комната была теперь украшена свечами и свежими цветами, мебель передвинули для удобства, а между ней и столовой сновали слуги, расставляя на длинном столе посуду, золоченые приборы и высокие витые канделябры. Вилла активно готовилась к празднику, и Айдан не мог оставаться в стороне. Побродив по комнатам и путаясь под ногами у прислуги, он, наконец, решил, что здесь точно его помощь не нужна, и направился во двор. К празднованию тринадцатилетия наследника в доме всё точно будет идеально.
Страж вышел на крыльцо и тут же услышал звонкий собачий лай. Откуда-то из-за угла выскочила мохнатая пятнистая дворняга и метнулась к нему, радостно виляя хвостом. Айдан присел на корточки и потрепал собаку по ушастой голове, та тут же плюхнулась на спину и доверчиво подставила пузо. Кусланд рассмеялся и почесал её по животу.
- Что, отдыхаешь от своих спиногрызов, да? Сгрузила их на Ревас? - он улыбнулся и на всякий случай поднял глаза, высматривая свою мабари. Её не было видно, а значит хитрая дворняга Розка всё-таки умудрилась слинять из своего "гнезда", где пищали и смешно возились пятеро крошечных щенков, а суровая ферелденская сука, прошедшая со своим хозяином Мор, не смогла пережить такую несправедливость, и сейчас сама лежала среди малышей, вылизывая их и ревностно порыкивая. Она теперь часто бродила рядом с гнездом Розки и даже иногда пыталась утащить у неё хотя бы одного малыша, но возвращала назад, когда за ней приходил хозяин, и виновато скуля, относила обратно. Страж обычно садился рядом, обнимал её и ерошил короткую жёсткую шерсть на загривке, утешая, мол, будут и у тебя свои дети.
Впрочем, в такие моменты он её неплохо понимал. Конечно, как и любому мужчине, ему бы хотелось иметь собственного ребёнка. И он у него даже был - сын. Киран. Который сейчас находился невесть где, вместе со своей матерью-ведьмой, и вряд ли вообще знал, кто его отец. Иногда Страж порывался отыскать её снова, упросить познакомить с сыном, но потом вспоминал о данном ей слове, и оставлял эти порывы. Его сыну сейчас должно было быть около шести лет. Айдан не знал, встретится ли когда-нибудь с ним, увидит ли, поэтому всю любовь, на которую был способен как отец, отдавал Эллеану. Пусть мальчишка не был ему родным по крови, эту маленькую остроухую копию любимого мужа Палач обожал. Учил, играл с ним, пока он был маленьким, воспитывал, заступался, когда Зевран вёл себя излишне строго по его мнению, баловал и всячески поддерживал. За те несколько лет, что Эле жил с ними, Страж прикипел к нему всей душой, и полностью считал своим сыном. Эллеан отвечал ему тем же, воспринимая разве что, чуть менее эмоционально, чем родного отца, и звал исключительно по имени. Иногда от этого Айдану было немного грустно, ему хотелось быть отцом этому ребёнку и слышать от него именно это, но с другой стороны, и без подобного обращения, он стал для Эллеана вторым отцом, почти наравне с Зевраном.
Вдали послышался голос стражи, и Айдан увидел, как открываются ворота, а потом в них влетела вороная лошадь, стремительная, как стрела. Всадника сперва даже не было заметно, но Страж и без того знал, кто в седле. Шмель подлетел к самому крыльцу, вздыбился, заржал, роняя с губ клочья розовой пены, и всадник с его спины легко соскочил прямо в объятия Кусланда.
- А вот и мой гильдмастер, - улыбнулся Страж, прижимая к себе любимого мужа и находя его прохладные от встречного ветра губы для первого за этот день короткого поцелуя. - С добрым утром, amor.

Отредактировано rospotrebnadzor (04-11-2022 15:10:32)

0

27

sandrone
[Предвестница Фатуи | робототехник | знаете, я тоже немного Сасори]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/331825.jpg
[prototype]

[indent] » genshin impact

Сандроне с самого рождения — тяжелый груз. Слабая, больная и беспомощная: кому нужна такая среди нищеты, что даст она своей родне, кроме бессонных ночей и медленной боли от грядущей смерти?
У нее есть только две вещи — ум и желание жить. Однако этого недостаточно: никакие Академии не светят, если у тебя нет денег, и не улыбнется справедливость в прилизанном и причесанном Фонтейне, если ты только и можешь, что кашлять кровью. Но чудо случается, талант замечают и он вылезает из дерьма и бедности.
Впрочем, этого все равно недостаточно. Здоровье все слабее, сил все меньше, а желание жить никуда не исчезает. Сандроне ищет способы компенсации: она строит механические тела. Сильные воины, мелкие куклы, подобия самой себя, разбросанные во всему миру [Катерина смотрит пустыми глазами, говорит слишком ровным голосом и не спит: все записывает, запоминает, хватает жадными пальцами] — все они прекрасны, но не утоляют жажду. Их опыт — подачка, их записи — пластырь на разбитой грудине.
Сандроне хочет наружу. Сандроне хочет свободы от своего бренного тела. Сандроне хочет большего — впрочем, это не новая история для Фатуи. Остается только этого достичь.


О Сандроне известно очень много: ничего. О Сандроне в комедии дель арте тоже известно очень мало. По сути, персонаж представляет собой чистый лист, из которого можно лепить, что угодно. Заявка — чисто сборник моих хэдов, которые можно как принять, так и послать. Ограничивать в этом я не вижу смысла, поэтому способности, причины работы с Царицей, цели и желания остаются на ваше усмотрение. К формату и стилю постов я отношусь спокойно, лишь бы не во втором лице и без ломающего глаза оформления.
Взаимодействие между Синьорой и Сандроне я вижу в контексте строительства марионеток. Все-таки, Синьора в свое время училась в Сумеру и у нее могли остаться какие-то древние знания, которые могут быть полезными. Также я упоминала, что у Сандроне может быть слабое здоровье, а если учесть, что Синьора у нас с того света вернулась, то можно потыкаться в тему бессмертия и попыток найти лекарство.
Кроме того, если мы берем за факт, что Сандроне сделала Екатерину, а Гильдия путешественников является отличным способом собирать информацию. Которая нужна Синьоре для разных вещей… Ну вы понели. Приходите чирикать за сплетни во всех регионах и задаваться вопросом «почему ты жива и как этого добиться?». Ну или заниматься другими интересными делами.

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

0

28

howard link
[псина рувелье; член отряда "воронов"; ныне — почти предатель]

https://i.imgur.com/2tdg9RF.png
[original]

[indent] » d.gray-man

линк — то, чего недостает аленну; линк — защита и опора аллена, потому что без него он бы не смог ничего сделать; аллен думает, что линк — железный, что у него нет сострадания, нет ни-че-го, и у аллена к линку растет неприязнь — неужели можно вот так? он не знает, но тимкампи льнет к нему, улетает на чужое плечо или макушку и алые глаза смотрят на аллена так, словно он — угроза всему. линк, конечно же, готов защищать все это до последнего своего вздоха, готов следовать приказам рувелье, пока не разочаровывается, но

когда аллен теряет мариана — линк поджимает губы. когда аллена признают чертовым изменником — линк первый, кто отказывается его убивать. внутри линка теплится что-то, и аллен до сих пор не может понять что. но каждый раз, когда их взгляды пересекаются — аллен отводит взгляд, потому что ной внутри говорит убей его, а чиста сила просит не делай этого. и аллену каждый раз сложнее.


я знаю, что его вряд ли кто возьмет, но мы тут решили, что наш каст — сборище клоунов, а потому мы хотим, чтобы ты к нам пришел. ведь к кому, как не к тебе канда будет ревновать? ладно, шучу. на самом деле, я очень и очень сильно люблю тебя, псина ты рувелье. пожалуй, ты один из немногих не-мудаков, кто остался со мной. действуешь ли ты по приказу, сам ли захотел — не важно. приходи, псина, обещаю погладить между ушек и покормить стеклом. а еще мы тут (не)много ломает канон в сторону того, что апокриф охотится за алленом, так как он — носитель сердца

пример поста;

панталоне знает — ему нужно чувствовать себя нормально, ему необходимо чувствовать себя почти что особенным перед тем, как он закрывает и открывает глаза. панталоне знает — здесь, сейчас, он едва ли не единственный предвестник без глаза бога, без порчи. он не отмечен богами, которые словно бы издеваются над ним — говорят, что он не достиг того, чего достигли многие другие и у богача сжимаются пальцы в кулаки — до боли, до крови под ногтями, когда они впиваются в собственные ладони сильнее.

панталоне хочет быть если не особенным, то иметь силу. сейчас все, на что он может полагаться — что его не убьют в подворотне; что у него есть навыки боя; что он слишком важная фигура, ведь он управляет деньгами, но он устает от этого. и когда он приходит к дотторе — он не говорит больше о том, что ему что-то нужно. когда он приходит к дотторе — они трахаются, они спят вместе, они говорят обо всем, кроме глаза бога или порчи.

но панталоне думает — если я сделаю больше, я обязательно его получу; но все выходит совсем не так и он зажмуривает глаза, потому что ничего в жизни не идет так, как хотелось бы только тебе. и он это знает — знает, как пахнет бедность, как пахнут стоки и какого это — быть без денег там, где деньги ценятся больше всего. но именно сейчас он понимает слишком четко — он добился многого, но, видимо, недостаточно. и, кажется, так думает не только он.

когда панталоне открывает глаза — перед ним нет больше высокого потолка и удобной постели, перед ним только люди в масках, которых он никогда раньше не видел. лица без улыбок, которые не говорят с ним, которые ничего ему не объясняют и не собираются — он дергает руками, но они оказываются прикованными. ему никто ничего не говорит и он лишь краем уха слышит разговоры о том, что царица, видимо, не слишком уж сильно его жалует, раз дала такой приказ. и внутри все замирает. ему хочется вырваться, хочется спросить какого черта, но он остается обездвижен.

а потом мир вращается и он понимает — то, к чему он оказывается прикован, укладывают в горизонтальную поверхность и ему что-то колят. что? он не знает, но тело бросает в жар. не такой, какой он испытывает с дотторе — совершенно другой. нездоровый. и сердце начинает кровь качать слишком быстро для того, чтобы это было правдой; а потом он чувствует боль. ни с чем не сравнимую боль, от которой выламывает позвоночник, от которой, кажется, он может сломать себе несколько костей и ему в рот запихивают что-то — видимо, чтобы не откусил свой язык, а потом

панталоне впервые позволяет себе кричать, ощущая как что-то холодное сжимает его сердце и желудок; панталоне кричит, потому что только так он может держать себя в сознании. панталоне кричит и ничего не видит перед собой — ни людей, что двигаются как тени, ни того, что они шевелят губами. кажется, они почти что все на одно лицо, но ему все равно. панталоне просто позволяет себе упасть во мрак.

а потом это становится почти рутиной — его приводят в сознание, проверяют жив он или нет, и снова все по новой. кровь, боль, слезы, пот. его волосы давно сбились и теперь прилипают ко всему. его тело исколото иголками, челюсть сводит от того, как сильно он вцепляется в эту чертову штуку между зубов и все, что панталоне слышит:

— неудача. пробуем еще раз.

и, кажется, только на границе перед тем, как потерять сознание окончательно, он видит знакомую фигуру дотторе.

0

29

marian cross
[генерал черного ордена; бывший экзорцист; ожившая легенда]

https://64.media.tumblr.com/acafe916dc7f85df6ac3e1dd5c4d1729/tumblr_pcvpcoQ6CX1xwhzvpo2_r1_1280.png
[original]

[indent] » d.gray-man

ма—ри—а—н. я услышал твое имя впервые, когда проснулся дома у тетушки. кажется, ты говорил, что так тебя зовут — а я и запомнил, привязался. ты сдал первым, кому я могу доверять все, абсолютно все. кажется, ты знаешь даже больше, чем говоришь — сколько раз я смотрел за тобой, сколько лет я следовал за тобой — у тебя внутри нет никаких предрассудков.

ма—ри—а—н. почему ты ушел из экзорцистов? почему ты остался со мной, обучая, показывая, что я — не животное. ты первый, кто сказал мне сбросить маску. ты первый, кто позволил мне себя называть так, как хочу я. и ты первый, кто показал мне, что мир — жесток. и я говорю не про сломанные кости, отобранные деньги и кровь. я говорю о том, что ты показал мне то, что люди — не всегда хорошие.

ма—ри—а—н. твое имя слишком женское, тупой ты идиот, но ты, однажды, заменил мне всех. без преувеличения, мариан. ты стал для меня отцом, которого у меня никогда (наверное) не было. ты стал для меня головной болью, когда свалил на меня все долги, когда ты научил меня мухлевать и жульничать. ты стал тем, из-за кого я оказался в ордене; однажды ты расскажешь мне про ману, однажды ты расскажешь ту историю и скажешь, что нужно было бы выбрать из тех, по кому плакать не будут. неужели ты думаешь, что по мне будут? не важно. когда-нибудь я назову тебя отцом, а ты затянешься и усмехнешься — в этом весь ты.

ма—ри—а—н. я все еще помню твою смерть, но неужели ты можешь сдаться просто так? не верю. у всего есть свой план, и у тебя — тем более. ведь магдалена должна не раз еще спеть свою песню, которая станет последней для кого-то. отец, возвращайся — я соскучился по запаху сигарет и мне нужен твой совет.

ма—ри—а—н. наша война только начинается.


мариан кросс — важный человек в жизни аллена, да и всех других. он тот, кто многому научил мальчишку и кто его спас. он тот, кто знает страшную тайну и кто разглядел в аллене что-то большее, чем видели обычно люди; приходи, кури, спихивай на меня свои долги, можешь даже ударить меня, только оставайся на моей стороне; а еще мы хорошие и (не)много ломает канон в сторону того, что апокриф охотится за алленом, так как он — носитель сердца.

пример поста;

панталоне знает — ему нужно чувствовать себя нормально, ему необходимо чувствовать себя почти что особенным перед тем, как он закрывает и открывает глаза. панталоне знает — здесь, сейчас, он едва ли не единственный предвестник без глаза бога, без порчи. он не отмечен богами, которые словно бы издеваются над ним — говорят, что он не достиг того, чего достигли многие другие и у богача сжимаются пальцы в кулаки — до боли, до крови под ногтями, когда они впиваются в собственные ладони сильнее.

панталоне хочет быть если не особенным, то иметь силу. сейчас все, на что он может полагаться — что его не убьют в подворотне; что у него есть навыки боя; что он слишком важная фигура, ведь он управляет деньгами, но он устает от этого. и когда он приходит к дотторе — он не говорит больше о том, что ему что-то нужно. когда он приходит к дотторе — они трахаются, они спят вместе, они говорят обо всем, кроме глаза бога или порчи.

но панталоне думает — если я сделаю больше, я обязательно его получу; но все выходит совсем не так и он зажмуривает глаза, потому что ничего в жизни не идет так, как хотелось бы только тебе. и он это знает — знает, как пахнет бедность, как пахнут стоки и какого это — быть без денег там, где деньги ценятся больше всего. но именно сейчас он понимает слишком четко — он добился многого, но, видимо, недостаточно. и, кажется, так думает не только он.

когда панталоне открывает глаза — перед ним нет больше высокого потолка и удобной постели, перед ним только люди в масках, которых он никогда раньше не видел. лица без улыбок, которые не говорят с ним, которые ничего ему не объясняют и не собираются — он дергает руками, но они оказываются прикованными. ему никто ничего не говорит и он лишь краем уха слышит разговоры о том, что царица, видимо, не слишком уж сильно его жалует, раз дала такой приказ. и внутри все замирает. ему хочется вырваться, хочется спросить какого черта, но он остается обездвижен.

а потом мир вращается и он понимает — то, к чему он оказывается прикован, укладывают в горизонтальную поверхность и ему что-то колят. что? он не знает, но тело бросает в жар. не такой, какой он испытывает с дотторе — совершенно другой. нездоровый. и сердце начинает кровь качать слишком быстро для того, чтобы это было правдой; а потом он чувствует боль. ни с чем не сравнимую боль, от которой выламывает позвоночник, от которой, кажется, он может сломать себе несколько костей и ему в рот запихивают что-то — видимо, чтобы не откусил свой язык, а потом

панталоне впервые позволяет себе кричать, ощущая как что-то холодное сжимает его сердце и желудок; панталоне кричит, потому что только так он может держать себя в сознании. панталоне кричит и ничего не видит перед собой — ни людей, что двигаются как тени, ни того, что они шевелят губами. кажется, они почти что все на одно лицо, но ему все равно. панталоне просто позволяет себе упасть во мрак.

а потом это становится почти рутиной — его приводят в сознание, проверяют жив он или нет, и снова все по новой. кровь, боль, слезы, пот. его волосы давно сбились и теперь прилипают ко всему. его тело исколото иголками, челюсть сводит от того, как сильно он вцепляется в эту чертову штуку между зубов и все, что панталоне слышит:

— неудача. пробуем еще раз.

и, кажется, только на границе перед тем, как потерять сознание окончательно, он видит знакомую фигуру дотторе.

0

30

arlecchino
[Предвестница Фатуи | глава детского приюта | собирает сироток как Бэтмен ]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/443962.jpg
[prototype]

[indent] » genshin impact

Тяжелое детство, лишенное витаминов, игрушки, прибитые к полу, волосатые руки няни — все это Арлекино сожрала сполна. Богам все равно на жизни простых смертных и семья девочки стала всего лишь разменным материалом. Сиротская жизнь после сказки счастливых дней с мамой и папой кажется наказанием, но на самом деле проявление самого страшного греха: равнодушия.
Перспектив во взрослой жизни почти нет, желаний прожить светлую жизнь — тоже. Арлекино идет в Фатуи бороться с несправедливостью и служить Царице. Продирается сквозь звания, сложные карьерные тропы и служит, служит, служит. Жесткость и суровость въедаются в ее плоть и кровь, задания становятся жизнью, а во взгляде появляется все больше одержимости. Арлекино работает до тех пор, пока не оказывается среди лучших.
Чтобы не повторялись больше детские страдания — и чтобы принести пользу Царице — Арлекино открывает детский дом, куда забирает всех сирот и готовит их служению во имя великих целей Архонта. Чтобы не пришлось возвращаться на самое дно, не жалеет себя и рвется все выше. Как и все в Фатуи, Арлекино голодна. Но утолит ли она свой голод?


Об Арлекино известно не то, чтобы мало, но свободы для творчества достаточно, чтобы создать что-то свое. В заявке расписаны мои хеды, а это значит, что можно как их использовать, так и вообще вычеркнуть и расписать что-то свое.
С Синьорой же я хочу отношения в стиле «сучка ты крашена — вообще-то это моя натуральный цвет». Да, у нас достаточно много взаимодействий в силу того, что Арлекино поставляет солдат Фатуи в целом и шпионов в частности, на которых Синьора опирается в работе. И казалось бы, дружите, девочки, но…
Синьора относится к своим подчиненным весьма жестоко, что может злить Арлекино. К тому же, сладенькое местечко Восьмой предвестницы стало свободно и очень хочется его занять (смотрите квест «Особая гадальная бирка»)… Однако реплика на похоронах намекает, что помимо злости может быть что-то еще: понятие чести, скрытые теплые чувства — оставлю на ваш откуп. Синьора же какой-то своей частью положительно оценивает Арлекино из-за открытия приюта, но в остальном же воспринимает ее как и остальных. То есть, смотрит как-то недовольно, но в то же время грустно и недоуменно ну вы поняли
Словом, приглашаю на посраться и немножко в глубине души друг друга поуважать, но только это жуткая и страшная тайна, никому ни слова

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

0


Вы здесь » ARTiSHOCK » КАТАЛОГ ФРПГ » как б[ы] кросс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно