25.03.2022 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок переезжает на короткий домен shockarts.ru!
01.01.2022 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок поздравляет с Новым Годом!
20.10.2021 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок сменил дизайн!
08.03.2021 ARTiSHOCK поздравляет участниц проекта с Международным женским днем 2021!
31.12.2020 Артишок поздравляет с Новым Годом!
30.12.2020 Новогодние каникулы на Артишоке. Присоединяйтесь!
30.05.2020 Играйте на Шоке! Открыт ролевой раздел!
31.12.2019 Артишок поздравляет с Новым 2020 Годом!
30.12.2019 Астрологи провозгласили Новогоднюю неделю на Артишоке. Встречаем 2020 вместе!
06.12.2019 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.10.2019 ARTiSHOCK объявляет начало октябрьских сказок! Спеши рассказать свою.
07.07.2019 ARTiSHOCK обновил дизайн! Комментарии приветствуются в соответствующей теме.
08.03.2019 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц проекта с Международным женским днем!
31.12.2018 Артишок поздравляет с Новым Годом!
23.12.2018 Астрологи провозгласили Зимнюю неделю на Артишоке. Создадим свою атмосферу праздника!
17.12.2018 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.12.2018 На Артишоке открыт конкурс баннеров. Опробуйте себя в новом формате!
11.12.2018 Артишок отмечает шестилетие форума!
23.10.2018 Астрологи провозгласили Тыквенную Неделю на Артишоке. Окунитесь в атмосферу праздника!
29.07.2018 Астрологи провозгласили Неделю Лета на Артишоке. Зарядитесь хорошим настроением!
28.07.2018 У Артишока новый дизайн: обсуждение в теме.
09.05.2018 Артишок поздравляет всех пользователей с Днем Победы!
04.05.2018 Астрологи провозгласили Неделю Киберпанка. Окунитесь в мир будущего и кибертехнологий!
08.03.2018 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц форума с 8 марта!
31.12.2017 ARTiSHOCK поздравляет с Новым Годом!
11.12.2017 5-й день рождения ARTiSHOCK'а: наши поздравления с праздником.
01.09.2017 Астрологи провозгласили Сказочную неделю. Расскажите свою сказку!
05.07.2017 Обсуждаем новый дизайн! Выполнен мастером голоцен.
04.07.2017 Давайте поиграем в мафию? Запись до 10 числа включительно.
01.07.2017 Выбирать лучшие работы теперь гораздо проще и удобнее! Читаем краткий урок.
29.06.2017 На Артишоке работает новый код. "Поиск последних работ", он упрощает ознакомление с новым и интересным в арт-темах, рекомендуем опробовать. Это должно облегчить голосование в лучших работах. Доступен в форме ответа.
27.06.2017 Всем, кто обновит свою тему с 27 июня по 1 июля включительно будут вручены особые награды "Ивана купала". Темы участников таблицы пробудут закрепленными до 1 июля включительно.
29.05.2017 Астрологи провозгласили неделю ужаса. Бойтесь и трепещите!
05.05.2017 Изменены условия партнёрства с Артишоком. Подробнее читать здесь.
12.04.2017 Улыбнулся и сказал "поехали!" «космо-неделя» для всех и каждого! Присоединяйтесь.
07.04.2017 Приглашаем принять участие в конкурсе-флешмобе «Реклама для Артишока».
17.03.2017 Астрологи провозгласили неделю магии. Прирост графики с чудесами увеличен. Присоединяйтесь!
08.03.2017 Поздравляем наших дорогих дам с женским днем! Оставайтесь такими же прекрасными! И не забывайте обновлять тему с работами до 10 марта, чтобы получить праздничную награду в профиль.
26.02.2017 Астрологи провозгласили неделю комиксов. Прирост графики по комикс-вселенным увеличен. Присоединяйтесь!
24.02.2017 В честь каждого праздника на шоке отныне действуют наградки. Таким образом мы хотим поощрить арт-активность. Всякий, кто обновит свою тему до 25 февраля включительно - получает наградку.
18.02.2017 Эксперимент удался, а значит, что теперь на все праздники артишок ожидают тематические награды и "праздничная" таблица, в которой все темы с "табличными" работами будут закреплены в соответствующих разделах.
13.02.2017 В качестве эксперимента, к дню влюбленных выделены "табличные" темы в соответствующих разделах. Потому что Артишок вас любит.
12.02.2017 На форуме ко дню святого Ламантина действует возможность получить лучи добра и обожания от администрации в профиль. Для того нужно обновить работами свою тему в период с 12.02 по 16.02 включительно. Развлекайтесь!
20.01.2017 На форуме обновлены смайлы, огромное спасибо mr. morningstar за то, что сделал несколько авторских пиксель-артов и любезно предоставил их форуму.

ARTiSHOCK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ARTiSHOCK » КАТАЛОГ ФРПГ » marauders. crimson beginning


marauders. crimson beginning

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/5/31022.png

marauders. crimson beginning
dark interactive marauders era set at the beginning of the first war

Адрес форума и его название:
marauders. crimson beginning — http://neverdie.rusff.me/;

Жанр:
магический мир Дж. К. Роулинг, первое поколение, 1980-е;
фэнтези, драма, приключения;

Организация игровой зоны:
эпизодическая;

Описание:
Магическая Британия замерла в ожидании. Она стоит на пороге в пропасть, подталкиваемая завыванием дикой жажды. Могучие корни чистокровных родов, уходящие глубоко, в ту самую суть истинной магии. С дрожью на губах каждый отголоском боится оглядываться, произносить вслух, те самые имена. С каждым шагом, пропуская удары сердца, страшась подходить к собственной обители, не возводить взор к небу. Ведь там может быть метка. Означающая, что в твой дом пришла сама госпожа смерть. Теперь волшебники оглядываются, держа палочку наготове. Тихими, оглушающими вечерами, ощущая каждый шорох, каждый готовится к удару. Привычная жизнь, обычаи и даже традиции, покинули привычную жизнь волшебников. Отныне приходится оглядываться, придумывать пароли, запираться на все засовы, ограждать свой дом от незваных гостей. Семимильными шагами, волшебный мир заполоняют слухи, один другого краше. Пестрые заголовки газет, очередные невинные жертвы, реки крови и страх, паутиной расползается в сознании. Прикоснуться к величию, заставить волшебников вступить в междоусобную войну, ощутить вкус пепла на губах. Кровопролитная, беспощадная, уничтожая все чувства, притупляя естественную жажду к жизни. Страх, словно паутина, затягивает в свои сети, с каждым вздохом опутывая, сжимая, разрывая связь.

Отредактировано never die (08-05-2021 21:24:43)

0

2

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/399/756962.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/399/681046.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/399/748618.gif
OLEANDER RYE BROWN, 21
ЧИСТОКРОВНЫЙ — РАБОТНИК ММ, ДЕПАРТАМЕНТ МАГИЧЕСКОГО ПРАВОПОРЯДКА — JACOB ELORDI

олеандер - младший сын семейства браунов, незапланированный, рождённый в тот момент, когда они хотели разойтись. его появление удержало циннию и эштона вместе, а с годами они как-то привыкли друг к другу и о разводе не было и речи.
олеандер умён не по годам, в нём рано проявилась магия, он поступает на рэйвенкло и пытается доказать родителям что он хорош, он лучше старшего брата он не занят ерундой, не тратит время даром. он в меру талантлив, общителен с теми, кому может доверять. он дружен с сайпрессом, у него даже есть своя компания, как и у всех подростков.
переходный возраст для олеандера стал роковым. он всё также хорошо учился, добивался поставленных целей и от родителей получал только подарки с письмами благодарности маминым мягким голосом, к чему споры, мальчик же золотой (в отличие от старшего брата, балды). олендер чувствует ответственность, возложенную на него уже с детства, он станет тем, кто будет продолжать отцовскую карьеру. он будет тем, по кому будут судить род браунов, честных, ответственных, принципиальных людей. отец всё время твердит: не теряй бдительности, будь внимателен, будь мужчиной. на рождество за столом он поднимает за тебя бокал огневиски, представляя тебя своим друзьям, таким же уважаемым работникам министерства. тебя знакомят с их сыновьями, которые не общались бы с тобой в хогвартсе, потому что твой брат гриффиндорец и выскочка.
ты хочешь соответствовать олеандер. ты хочешь повысить планку. ты начинаешь видеть истинное лицо нашего отца - днём он работник в мм: отглаженная мантия, белая рубашка, шляпа с шёлковой лентой. вечером он проходит через таверну выпив там, потом приходит домой, снимая всю шелуху важности, пьёт огневиски на кухне. он становится жалким, когда напьётся, он бьёт посуду в дребезги, которую мать не успевает восстанавливать. она уставшая, женщина - серая мышка из хорошей семьи, не ждала что её же ячейка общества станет такой.
тебе её жаль, и ты хотел бы её защитить, но не можешь пожертвовать своим будущим, что тебе пророчит отец.

закрываешься в себе, всё чаще интересует тебя тёмная магия. хочешь изучить её, тебе нравится в этом что-то запретное, неизвестное. тёмные книги с выцветшими чернилами, что нельзя вынести из библиотеки, это всё так заманчиво, оли.

я заканчиваю хогвартс и уезжаю на год, ты же должен выучиться последние два года. тебе не хватает нашего общения, последней детали из детства, где нам было так весело, и мы любили мелкие проделки. наши отношения всегда оставались такими, я же тебя люблю, братец. но я уезжаю на год путешествовать. тебе же не было позволено такой участи, когда ты закончил хогвартс. для тебя было готово место в министерстве где уже ждали нового стажёра.

отглаженная мантия, белая рубашка. с тобой здороваются те, кто видел тебя ещё мальчиком.
в наши тёмные времена, когда справедливость стала чем-то призрачным, ты тот, кто пособничает пожирателям, если это тебе выгодно. так же ты останешься в безопасности, не тронут твою семью, твою маму, меня. ты никогда к ним не хотел присоединиться, но ты знаешь с кем надо иметь связи. с некоторыми ты на короткой ноге, потому что в чём-то помог, кого-то продолжаешь уважать, ведь кто-то из друзей отца теперь тоже вступили в ряды пожирателей.

когда министерство пало, ты знал, что наша семья в безопасности, но стоила ли эта сделка с совестью твоих нервов, оли?


брат, я тебя жду.
за любыми пояснениями, родословной, предложениями, обращайся. я всегда открыт к диалогу и буду рад отыграть с тобой, как и что-то светлое, так и погрызть стекла вместе.
я люблю писать посты от 4к, если же ты пишешь меньше в этом нет ничего страшного, я просто искренне буду рад семье. мне кажется главное эмоции.
все романтические отношения, дружеские, за тобой.
мне бы хотелось видеть эту внешность, но тут я также открыт предложениям, в конце концов, играть и жить этим персонажем тебе. я жду.

ПРИМЕР ИГРЫ

худой, растрёпанный, но в необычно приподнятом настроении Cайпресс Браун был этим утром, пусть он и не спал всю ночь, следя за своими вещами в поезде. единственное, что ему было необходимо в данный момент это найти горизонтальную поверхность, где можно было бы прилечь и сносный завтрак после. хотя бы чашка кофе. за плечами небольшой рюкзак, потрёпанный и засаленный, переживший не один дождливый поход.
он достал из кармана шапку и пошёл прочь от вокзала в маленьком французском городке Конк [Conques], где проживала одна из коммун волшебников. здесь он не преследовал какой-то особенной цели, возможно приобрести пару интересных ингредиентов для зелий, может познакомиться с зельеварами, о которых он только читал. в неофициальном списке городов, которые стоит посетить юному волшебнику эта очаровательная деревня была на третьем месте, славилась своими пейзажами, обширным рынком редких ингредиентов и лавандовым вином.

это был январское, холодное утро, в горах воздух был особенно морозным. Сай поёжился и достал из сумки свой ежедневник - здесь было записано название таверны, где стоит остановиться. старшекурсники говорили, что это место особенно популярно среди молодёжи со всей Магической Европы. он увидел пожелтевшую вывеску на готическом фасаде. само здание уже издалека выглядело мрачным и совершенно не похожим на место для молодых волшебников. Браун подошёл к двери и трижды постучал кулаком, ожидая ответа. резная деревянная дверь с потрескавшейся краской была украшена цветами, посередине красовался закрытый глаз. через несколько секунд он открылся, поморгав несколько раз, будто бы именно Сай его пробудил. дверь открылась.

внутри пахло дрожжами и выпечкой, было необычайно светло. от такого количества свечей парень даже зажмурился, всё внутреннее убранство совершенно не было похоже на старинный фасад. за деревянными столами сидели люди, что-то живо обсуждали и смеялись. они говорили на разных языках, некоторые были одеты в очень любопытные наряды. за барной стойкой стоял темно-волосый мужчина лет тридцати. он помахал Сайпрессу рукой, стараясь обратить на себя внимание. парень торопливо двинулся в его сторону, топнув несколько раз на коврике ногами, оставляя ещё не растаявший снег с улицы.

- bonjour, - улыбаясь произнёс он, - добро пожаловать, чем я могу помочь путнику? - мужчина за барной стойкой говорил с заметным акцентом на английском языке, но его можно было понять. Сай улыбнулся ему в ответ.
- хэй, - протянул ему руку парень, - меня зовут Сай Браун, я хотел бы у вас остановиться на пару дней. найдётся свободное место?
- да, конечно, - он проверил пергамент на столе с нарисованными кроватями будто бы детской рукой, - в комнате на шесть человек, мсье Браун есть одно местечко.
- я согласен! - Сайпресс уже поднял было чемодан, чтобы пойти наверх, спать хотелось кошмарно. он почувствовал как от тепла в помещении он совершенно расслабился.
- отпейте чарочку нашего лавандового вина, мсье! - палочкой он приманил к себе один из пустых бокалов, и тот сразу же наполнился вином лилового цвета, - давняя традиция, поить гостей с порога, - подмигнул молодой человек. Сай не рассчитывал пить с самого утра, но рука сама потянулась к бокалу. от нарастающей жары он в несколько глотков выпил прохладное вино, однако, внутри оно разливалось теплотой и голова потихоньку становилась ватной.
- ого, так быстро, - Сай запрокинул голову посмотрев на свечи висящие у самого потолка, - и не скажешь что оно будет таким крепким, дружище, - работник тут же протянул ему деревянный значок с ключом, на значке лепестками трепыхалась выжженная лилия.
- кровать с лилией на изголовье, ключ для сундука, запрёте там свой чемодан, мсье Браун, - быстро выговорил француз, тут же отвлекаясь на девушку, подошедшую к стойке, и заговорив с ней уже на французском.

неуклюже развернувшись Сай двинулся в сторону лестницы. ему было необходимо было держать равновесие, дабы не толкнуть случайно стол сидящих там людей. они не обращали внимания на пьяного Сая, были увлечены своим разговором. почему у меня чувство будто все их взгляды обращены в мою сторону? или я действительно так опьянел. стареешь Сай, стареешь.

он толкнул дверь вперёд. в комнате было также тепло, хотя окно было приоткрыто и занята лишь одна кровать. на ней сидела фигура в синей, бархатной мантии, что лишь мельком подняла взгляд, когда в комнату вошёл наш герой.

- добрый день, - пробормотал Сай, отыскав лилию на изголовье кровати и плюхнувшись прямо лицом в подушку, даже не снимая пальто. он отдалённо услышал смешок, голос был похож на девичий. медленно повернув голову, всё также лёжа на животе он обратил внимание на фигуру в мантии. фигура сняла капюшон, оголяя лицо девушки с азиатской внешностью. она смотрела на него с улыбкой.
- вы тоже выпили вина, мистер? - произнесла девушка бодрым голоском, - не переживайте, выспитесь и эффект пройдёт.
- мхм, - промычал Сайпресс, пытаясь стянуть одной ногой ботинок с другой ночи. один из них сдался, второй же висел на пятке. жалкое, наверное зрелище. руки он распластал по кровати. одеяло под ним казалось необычайно мягким и крахмальным. мать всегда ругала его если он в верхней одежде будет валяться на кровати, сейчас она бы была в ужасе. тем не менее он знал, что возможности снять с себя пальто у него уже нет.

парень проваливался в сон, словно в бездонный океан.

Отредактировано never die (08-05-2021 21:12:03)

0

3

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://images2.imgbox.com/76/5b/oVHE1jrv_o.gif https://images2.imgbox.com/da/1a/EHXuyBmk_o.gif
waiting for caradoc dearborn
fc: jamie dornan

это удивительный, невероятный персонаж. о котором, к сожалению, известно немногое из канона, что дает нам полную свободу движений.
ему около тридцати шести-восьми лет, он давно и прочно женат. целиком и полностью предан идеалам ордена феникса, ни в коем случае не чистокровен, скорее даже наоборот. пусть он станет первопроходцем в мире магии для своей семьи. именно он прививает лавиани любовь к маггловским книгам, искусству, может взахлеб рассказывать о своей любви к гитаре или фортепьяно - это единственное, что помогает сбросить ему напряжение, что прочным узлом завязалось в его груди. работа аварором очень динамична, постоянные дежурства и поручения от ордена, сбор информации, вербовка и слежка, все на его плечах. он является оплотом доверия и надежности.
вот только дирборн изменяет своим идеалам, семье и давно уже вместо того, чтобы идти домой, ночует у лавиани. о их романе знают немногие, (данные ситуации уже отыграны), поэтому придется это учесть.
работали вместе в аврорате, более года назад, оттуда все и пошло. как их так закружило и зачем они вообще влезли в эти болезненные, разрушающие отношения - не ясно, единственное, что понятно.. они не могут эту связь разорвать и прекратить. ему не позволяет воспитание уйти из семьи, а ей ее дурная голова не дает покоя.


персонаж уже был на форуме, но отыграно совсем немного. в моей голове множестве идей, пожеланий и миллион различных линий для разворота взаимоотношений. многие моменты поддаются корректировкам, заявка неполная, но очень важная. ведь я готова на многое, чтобы тебе здесь понравилось и ты смог найти свою укромную гавань и поиграть вдоволь, во все, что пожелает твоя душа
с удовольствием предоставлю свои посты и очень верю, надеюсь и жду, что ты придешь  http://funkyimg.com/i/2vVcu.png
если для раскачки необходимо накидать кучку наметок, ты только позови.

0

4

более неактуально.

Отредактировано never die (01-07-2021 18:48:04)

0

5

более неактуально.

Отредактировано never die (01-07-2021 18:48:13)

0

6

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?

waiting for holyhead harpies
https://i.imgur.com/lnfjQKv.gif
«Холихедские Гарпии» – одна из самых известных спортивных команд во всем соединенном королевстве и просто кошмар для всех остальных ведь на поле одни только девушки, и девушки не простые. Каждая из них своего рода икона для юных обладательниц мётл, ведь их основная цель в жизни показать, что не только мужчины могут играть в квиддич и играть довольно хорошо. Пока для остальных команд набирать в состав девушек – в новинку, гарпии придерживаются традиции с 1203 года. К слову, квиддич вовсе не легкий спорт, он требует выносливости, скорости и смелости в ситуациях, когда счёт идет на секунды. Гарпии команда дружная, несмотря на наличие грозных покровителей – статуй гарпий, которые встречаются по всему штабу. Помимо спортивной карьеры, на которой можно прилично заработать, гарпии обожают проводить время вместе и путешествовать по миру, хоть это удаётся и не так часто из-за постоянных сборов. Полный соцпакет с отпуском в сентябре обеспечен!

https://i.imgur.com/jWYqGuD.gif

https://i.imgur.com/AeYh3Zf.gif

rowena rookwood, 26
Anya Chalotra, чистокровная
Охотница «Холлихедких гарпий». В прошлом капитан команды, с 1979 по 1980, после окончания сезона покинула пост по собственному желанию, хотя тематические издательства поговаривают, что травма в последней игре не дала ей возможность полноценно занимать пост.
Ловко играет терминологией, любит шутки и является веселой, любознательной волшебницей, которая все еще чуть-чуть заучка из Рейвенкло. Часто подкалывает девчонок и по сути хранит все их секреты, пользуется уважением в команде. В прошлом должна была выйти замуж по наставлению семьи, но сбежала, предпочитая зарабатывать на жизнь самостоятельно, а узами брака сочетаться с тем, к кому будет лежать душа, а не кошелек.

cyrene rathmore, 28
Katherine Langford, полукровка
Охотница «Холлихедких гарпий», окончила факультет Гриффиндор в 1971 году. Настоящая оторва, с девизом по жизни «слабоумие и отвага», отважная как лев, но попадает в неприятности так часто, как маленький львёнок. Действительно знает, как навести шуму и является настоящей душой компании. Несмотря на всё (местами напускное) веселье, очень грустит по прошлым отношениям: Сайрен тайно была влюблена в девушку, они даже встречались какое-то время. Но этот роман не привёл ни к чему хорошему – осталось лишь разбитое сердце. Как полагается львятам, завела рыжего котёнка, в котором не чает души и всю отраду в жизни видит в этом существе и веселии. Никогда не признается, что на самом деле лелеет надежду о новой любви. Впрочем, до поры до времени?

https://i.imgur.com/LSGlSjn.gif

https://i.imgur.com/eYoMZEb.gif

marigold barkridge, 20
Sadie Soverall, магглорожденная
Самая молодая охотница за все годы существования «Холлихедских гарпий», ещё одна львиная головушка с факультета Гриффиндор, пташка сразу после обучения! После травмы предыдущей охотницы и безвременного ухода со спорта, заняла её место в основном составе и очень радуется этому! Вся же команда, не сказать, что в восторге: неопытный игрок хуже хромых двух. У Мэри огромные фиалковые глаза, которые похожи на две сферы для гаданий – может именно поэтому она предсказывает хорошие исходы матчей и изо всех сил надеется на удачу. Несмотря на зелёность и незрелость, старается подражать старшим Сайрен и Морриган, много тренируется, а в будущем мечтает лишь об одном: занять место в Британо-Ирландской сборной и поучаствовать в Чемпионате мира по квиддичу.

lilith  devonshire, 25
Aime Lou Wood, полукровная
Загонщица в «Холлихедских гарпиях», пожалуй, с самой несчастливой судьбой из всех. Лишилась семьи, когда была маленькой девочкой – вся семья погибла при странных обстоятельствах во время драконьей оспы. Воспитывалась тётушкой и считает её своей матерью. Её главной целью в жизни был совсем не квиддич, а желание быть по-настоящему счастливой, построить дом полный любви. Любовь к квиддичу появилась позже, на уроках в Хогвартсе, благодаря которым Лилит овладела полётами на хорошем уровне. Окончив Хаффлпафф, все ещё немного сомневается в выборе своей профессии – помимо квиддича её любимым предметом была Забота о магических существах. Возможно, оставив квиддич после блистательной карьеры, будет заниматься именно этим.

https://i.imgur.com/XVqbRFt.gif

https://i.imgur.com/uXJy73N.gif

laura grimsbane, 29
Bianca Lawson, маг
Загонщица в «Холлихедских гарпиях», которая приехала в Британию в возрасте пятнадцати лет. Окончила Ильверморни. Несмотря на то, что в Америке более популярной среди волшебников считается кводпот, предпочитает квиддич, ведь в него играл её отец (переселенец из Британии). Осталась в Лондоне даже после того, как ей предложили блестящее место в американской команде по кводпоту в Чикаго. Очень скрытная и не любит давать интервью: любую информацию о ней очень сложно найти в газетных сводках или публикациях. Иногда настолько скрытная, что получает шутки от сокомандниц, что она – иностранный агент Макусы. Несмотря на них, преданная и добрая девушка, которая всегда согласна на новые тренировки по квиддичу. Даже в ночное время. Даже в выходные. Идеальный пример для подражания!

morrigan macdougal, 31
Blake Lively, чистокровная
Новоиспеченный капитан и ловец «Холлихедских гарпий», который ещё не до конца разобрался как работает управление людьми в команде. Окончила Слизерин, а помимо учебы на факультете, явно упражнялась в ораторстве – оттого может дать отпор буквально любому, кто заикается плохо о ней самой или команде. Может быть грубой и прямолинейной, но в ответственных ситуациях никогда не хамит и держится в рамках чистокровных приличий. Известна своими потрясающими светлыми волосами, и не менее бурными романами, которые частенько всплывают в «Ежедневном пророке» в графе «Знаменитости». Непостоянна в своих любовных привязанностях, несмотря на этот факт – самая опытная как в любви, так и в квиддиче. Всегда поддержит советом близкого человека, но постороннего ждёт лишь холод в ответ.


дорогие курочки, приходите и сделайте квиддич GREAT AGAIN!
1. персонажи полностью ваши, это - лишь небольшая зарисовка, чтобы появилось вдохновение, куда думать.
2. можно поменять всё! ну прям, правда всё. для лоры принципиально остаться poc, но даже это очень обсуждаемый пункт. остальные девчонки просто прекрасны, присмотритесь к ним, а если не нравятся то меняйте всё.
3. вас ждёт любовь. когда я говорю любовь: я подразумеваю много любви. обеспечу графикой, эпизодами, личным чатиком в телеграме с шутками, веселушками и обсуждениями котиков.
4. я пишу посты от 4К и если вдохновлена, могу плюнуть на работу и начать отвечать! мне всё равно, пользуетесь вы птицей тройкой или нет.
уже люблю, целую, и жду.
ваша мисс вратарь холихедских гарпий, капитан в каком-то там будущем седом году, трисси.

Отредактировано never die (27-04-2021 18:09:22)

0

7

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/592701.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/625525.gif
EDMUND LONGBOTTOM, 39
ЧИСТОКРОВНЫЙ — БЫВШИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ИГРОК В КВИДДИЧ — CHRIS EVANS

бывшая звезда большого спорта, все еще завидный холостяк, хороший брат, плохой сын и главное разочарование большой семьи. последнее не упомянул только ленивый в разной степени завуалированности, но эдмунд отвечает белозубой улыбкой всем ненавистникам в пределах его существования. он громогласно хрустит «пестрыми пчелками» за семейными посиделками, чертыхается на собак кузенов, отбрыкиваясь от особо активных и показательно поднимает ноги на любимый журнальный столик бабушки, несмотря на недовольство окружающих. эдмунд — белая ворона среди лонгботтомов. тот, кто не оправдал ожиданий, а перечисление всех его неудач еще долго будут передаваться из уст в уста.

для всех он всегда недостаточно хорош. а за внешней привлекательностью нет ничего стоящего внимания. для отца он остается потерянным человеком, на которого не действуют слова или действия. отец с завидной регулярностью пророчествует ему безвестный конец, где он, то есть эдмунд, будет на самом дне, без семьи, без друзей, без состояния и даже репутация семьи не сможет вытащить его из болота, в которое он заталкивает себя с 16 лет. с тех самых пор, как за год до окончания школы заявил родителям, что не будет просиживать свой очаровательный зад в кресле министерского работника и небо — его стихия, спорт — его жизнь, а популярность — то, что будет подпитывать его до самого конца его дней.

поначалу ему везет. капитан сборной гриффиндора, он получает хорошие рекомендации и красиво пускает пыль в глаза скауту, открывшему немало звезд квиддича. звезда эдмунда лонгботтома загорается поистине ярко, когда он с запасной скамейки «паддлмир юнайтед» с удивительной скоростью попадает в стартовый состав и проводит успешный игровой сезон. он получает все то, что хотел. славу, деньги, дело всей жизни, которому он отдается целиком или почти целиком, тратя оставшиеся крупицы времени на выходки, о которых пишут на страницах газет, мимолетные романы и наведение лоска своего новому публичному образу.

лишь для своего многочисленного семейства он остается тем самым неудачником, который просачивается сквозь дорогую ткань, модную прическу и выстроенную модель поведения. отец долго свыкается с тем, что его сын — звезда большого спорта. мать, которая, несмотря на все непонимания с собственным сыном, всегда поддерживала его и помогала за спиной мужа, единственная светилась, как лампочка. и лишь младшая сестра энид многозначительно вздыхала и ерошила волосы старшего брата, который слишком легкомысленно относился ко всему, живя по принципу «сейчас или никогда». этим они и различались, но не видели в этом большую проблему, словно не сговариваясь, сходились на том, что каждый выполняет свою роль в их семье. и та, роль, что предназначалась ему по праву рождения, идеально подошла ей по мере взросления.

затем были годы безбедного существования, ярких моментов, крупных заголовков. годы шли, команды менялись, цена за трансфер некогда популярного игрока уменьшалась. армия юных и талантливых игроков дышала в его затылок, а все чаще в его адрес приходили комментарии о том, что он уже слишком стар для квиддича и пора уступать дорогу молодым. до своего последнего трансфера в «пушки педдл» эдмунд провел весь игровой сезон на скамейке запасных и затем высказал свое недовольство менеджеру команды. громко, ярко, красиво. как всегда и умел. с красочным фингалом под глазом, уязвленной гордостью и разгромной статьей в «пророке», где его нарекли уже «престарелым скандалистом», а не «талантливым игроком» он переходит в команду главных аутсайдеров турнирной таблицы.

в жизни эдмунда лонгботтома наступает темная полоса. он отмахивался от этого сколько мог, но реальность ударила его обухом, а слова отца все сильнее звучат в его голове. особенно после того, как его с треском выкидывают из последней команды, а он остается никому не нужен. буквально. деньги на исходе, ведь он привык тратить все, что зарабатывает. друзья разбежались, как тараканы, едва почуяв его падение с пьедестала и впереди маячит лишь возвращение в родовое поместье, очередное осуждение в глазах родителей и судьба, которую он не хочет принимать никаким образом.   

бесконечная благодарность (не)миссис поттер за концепт


я уже знаю, что вопросов масса! и, наверное, главный: кто такой эдмунд и причём здесь лонгботтомы? рассказать о зачине истории, её продолжение и всех задумках буду рад лично (вызвонить меня можно в гостевой/лс, или вовсе переманить в мессенджеры), однако короткий синопсис состоит в следующем: эдмунд — старший брат энид лонгботтом (той самой, что на пару с элджи испытывала волшебные способности мини-невилла в детстве весьма нетривиальными способами), а так же единственный сын арфанга лонгботтома и каллидоры блэк, который по мнению большей части родственников бездарно тратит (точнее уже потратил) свою жизнь на бесполезный квиддич. попытки сделать из эдмунда богатенького ричи с примесью рэнсома из 'достать ножи' закончились (очевидным) уходом в драматические стенания на фоне семейного дома, поэтому предполагаемый сюжет не отменяет поедания горького и острого при большом желании! между тем, хочется заметить, что эдмунд — самый непосредственный из всех лонгботтомов, и именно таким бы нам хотелось бы его видеть. общий лонгботтомский сбор начался именно с эдумнда — так как именно он во многом объединяет две ветви несчастного семейства и является условным центром бобботомской галактики, в которой все слишком обособлены друг от друга. кроме (не)дальнего (кузена или племянника? я ещё сам не понял) родственника в лице меня, эдмунда будут ждать моя прекрасная алиса и наша общая подруга лавиани. заявка на элджи и энид на подходе, и я крайне хочу собрать весь лонгботтомский пазл воедино с кучей классных историй и хэдов. а всё вышеуказанное более, чем обговариваемо и обсуждаемо. приходите! мы очень и очень ждём  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/67392.png

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] Он ненавидит себя. Настолько сильно, насколько может. Он хотел бы ненавидеть себя ещё больше, ещё сильнее. Он хотел, чтобы ненависть заполнила его полностью не оставив место боли, горечи и сожалению. Он хотел бы раствориться в этом, забыть, что было раньше. Он хотел бы больше не быть Фрэнком Лонгботтомом. Он хотел бы стереть себя и своё имя навсегда. Он хотел бы умереть.

[indent] С того момента, как Алиса пропала — его жизнь остановилась (разделилась на «до» и «после»). Фрэнк потерял сон, аппетит, всякое желание жить. Но самое главное, он потерял способность адекватно оценивать ситуацию и превратился из хит-визарда, которого начальство вечно ставит в пример за умение сохранять спокойствие в любой чрезвычайной ситуации, в глупого испуганного мальчишку, который уже четверо суток был на ногах, не желая принимать ничьей помощи, не слушая никого (ни начальство, ни родную мать). Фрэнк отрицал реальность, и отрицал факт, что его жену скорее всего не найдут, что она возможно мертва, что он потерял её навсегда. И каждый раз, когда он возвращался к этой мысли в солнечном сплетении он чувствовал боль, невыносимую и немыслимую. То, как сильно он любил Алису — до этого момента, вероятно, не осознавал в полной мере и от этого ему становилось всё страшнее. Казалось что он не был для неё таким мужем, какого она заслуживала. Он корил себя за то, что был недостаточно внимательным, неловким, рассеянным, порой слишком задумчивым и безучастным. Уже много лет каждый день он видел, как она мучается и страдает. Но он старался, старался изо всех сил. Был готов на всё ради неё. Но, видимо, этого было недостаточно. Сейчас её нет. Он не имеет понятия, где она. Он думает, что это его вина. Фрэнк точно знает, что это его вина. Её смерть будет на его совести.

[indent] Девяносто шесть часов. И ни одной зацепки. Он аппарирует из квартала в квартал. Лондон — большой, но не бескрайний. Фрэнк возвращается раз за разом на те места, где была следственная группа аврората, вичвочеры и патруль — всё Министерство было поднято на уши. Он задействовал всех и каждого, кого знал, но быстро почувствовал, что он — лишнее звено в этой нескончаемой бюрократической цепочке, где всё необходимо обсудить, согласовать и утвердить. У него не было времени ждать, он знал, что у него на счету каждая минута. Но его решение не было ни взвешенным, ни рациональным. Он оставил всех, наплевав на правила, на рабочий устав и, безусловно, на здравый смысл. Ему кажется, что у него нет другого выхода, и он в панике и бешенстве мечется словно загнанный в угол, и не может понять, что должен сделать. В один момент, он уже не осознаёт, где находится. Не помнит, кто он и почему он в безлюдном маггловском квартале бесцельно бродит несколько часов заглядывая в пустые окна домов. Его там не ждут: его больше нигде не ждут. Его (их) собственный дом — последнее место на земле, куда бы он хотел сейчас попасть.

[indent] Фрэнка всё больше охватывает отчаяние. Он не знает зачем теперь ему жить, не знает куда идти, не знает, кто он сам. Ему кажется, он потерян. Ведь без Алисы он — никто. Не помнит каким был до, не хочет знать, каким будет после. Тот груз ответственности, который упал на его плечи — непосильная ноша. Он, как всегда, берёт на себя слишком много. И, как всегда, не может справится сам. Теряет контроль. Но за помощью обратиться боится — не хочет показаться слабым и жалким. Больше всего он боится выглядеть испуганным, каким был в детстве, на похоронах отца. Тогда Фрэнк не хотел видеть его изуродованное тело в чёрном гробу, ему было больно смотреть на то, что осталось от человека, которого он любил настолько сильно, без которого не мог представить свою жизнь. Сейчас, он вспоминает этот момент и думает о том, что его ждёт то же самое — его Алиса в белом саване, искалеченная и беззащитная, мёртвая. Слёзы наворачиваются. Он чувствует, что у него кончаются силы.

[indent] Яркой вспышкой возле него оказывается патронус Кингсли: он раз за разом повторяет «Её нашли: юг Хакни, парк Виктория». Фрэнк достаёт палочку не раздумывая — терять ему нечего. А ждёт он теперь самого худшего. Закрывает глаза, и через пару секунд он уже в восточном Лондоне смотрит в непроглядную тьму в конце Гров роуд, но там пусто — никого нет. На минуту он впадает в ступор: неужели ему привиделось и никакого патронуса не было? Цепенеет от страха, начинает считать про себя, пытаясь достичь хоть какого-то внутреннего баланса, дабы сдвинуться с места. Но это не помогает. Резкий хлопок неподалёку приводит его в чувства. Он резко оборачивается и видит того, кого меньше всего ждёт (точнее, больше всего боится). В паре метров от него — Элджи. Уставший, обеспокоенный, и как всегда слишком напряженный.

[indent] — Элджи, я... — Фрэнк теряется, он не знает, что должен сказать и спросить, да и как реагировать вовсе, — Кингсли прислал сообщение, и я.. был в Гринвиче.. Но не понимаю, здесь же никого нет, почему? Я был во всех районах.. Клянусь, я прошёл пешком Лондон вдоль и наискосок, но она не могла быть в Хакни, мы здесь никогда.. Чёрт, я не понимаю, какого?! Почему именно здесь? — у него в глазах — слёзы, и как в детстве, он терпит в надежде, что Элджернон, которого он негласно считает отцом и братом в одном лице, его спасёт (как всегда), вытащит и даст возможность сделать глубокий вдох перед тем, как снова нырнуть.

0

8

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/183578.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/904345.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/235514.jpg
BRYONY PREWETT, 19
ЧИСТОКРОВНА — УЧЕНИЦА АКАДЕМИИ — MACKENZIE FOY

Бриони восемь и её привычный мир никогда не будет прежним. Цепко хватаясь за отцовскую руку, словно она мощный якорь, удерживает Фабиана от свободного падения. В ещё открытую могилу. Сама чудом держась, хныча и поскуливая, теребя его за карман плаща, привлекая внимание, заставляя одуматься и очнуться от дурного сна. Малышка, он правда собирался лечь в сырую землю вслед за своей любимой, — прекрасной в своём нынешнем умиротворении матери двоих рыжих девочек, — прижаться щекой к крышке гроба и принять свою смерть рядом с ней. Бриони восемь и они втроём — Фабиан-папа, Маргарэт-сестра и малышка Бриони, теперь, кажется, так мало, — сбегают из дома в Кембридже, чтобы поселиться в старом убогом месте, что на протяжении многих лет должен стать им домом. Тесный, тяжелый, с давящими стенами, он словно всасывал в себя воздух, не давая его обитателям вдохнуть. Впрочем, так могло казаться, а дом был самым обычным.

Бриони восемь и она не знает ещё как это жить без мамы. Бриони восемь и она мечтает, чтобы всё было, как раньше. Дома пахнет вишневым пирогом и мамиными духами. Дома слышится детский смех и девочки играют в пиратов пытаясь взять на абордаж корабль-диван с сокровищами! Дома улыбается папа, дома ласковая мама нежно обнимает и гладит по голове, целуя в макушку. Дома играет музыка и во время маминой работы пахнет разными ароматными травами для зельеварения. Дома на стенах висят колдографии, дома светло и ясно. Дома никто не плачет. Дома — Бриони в безопасности!

Бриони — папина дочка, его капризная конфетка и пирожочек с солёно-сладкой тёплой карамелью из надутых недовольных щёчек, принятых с горяча решений и непростого упрямого характера. Бриони воспринимает в штыки новую подружку своего папы, топает ножкой и отказывает её впускать в собственную жизнь. Ведёт себя, как капризные ребенок, но ей плевать. Ей всего двенадцать, кто будет обвинять её в непослушании? Будет так, как она решила или не будет вовсе! Бриони живет у бабушки и дедушки, потому что новая возлюбленная папы никак не хочет покинуть их жизнь и вернуть — как было! Бриони знает, как всё это выглядит, но уступать не собирается, даже спустя месяцы, а потом и годы. Она очень упрямая юная леди, на том и держится весь её мир.

Бриони десять и она уже знает чему хочет посвятить свою жизнь в отличии от своей старшей сестры.
Бриони одиннадцать и они с сестрой подолгу разговаривают в школьной гостиной, переписывают в длинных письма-записках, делятся секретами.
Бриони двенадцать и она отказывается возвращаться домой на каникулы, проводит всё время с кузенами, скучая и печалясь о доме.
Бриони тринадцать и она прикладывает ухо к животу своей пятнадцатилетней сестры и разговаривает со своим, никогда не увидевшим мира, племянником.
Бриони четырнадцать и она кажется себе потерянной и опустошенной одинокой маленькой леди.
Бриони пятнадцать и она... хочет вернуть всё, как было.

Бриони девятнадцать и она много времени проводит в доме Боунсов: своей старшей сестры и её мужа, там уютно, светло и всегда что-то происходит. Бриони чувствует себя, как дома, и наслаждается свежей выпечкой, а ещё подслушает репетиции Маргарэт в зеркальной студии. Оставаясь за дверью, прижимая колени к груди, слушая, как плачет об утраченном виолончель в руках старшей сестры. Бриони знает, кем хочет быть в этой жизни и упорно идёт к своей цели. Бриони всё ещё следует старым заветам не разрешая себя передумать.


Кусочек вдохновения [1];
Вообще я не настаиваю по внешности, но мисс Пруэтт представляется мне такой воздушной, легкой, прекрасной словно цветочной феей из сказок. Поэтому если ты сможешь предложить что-то настолько же прекрасное и светлое, то я готова. Имя не обязательно, можно изменить, кое-какие факты я оставила на твоё усмотрение, например будущую занятость, какие-то проблемы на любовном фронте, в голове и в душе. Я не стала описывать в заявке все сценарные повороты из жизни Пруэттов, но их немало, так что придётся немного попыхтеть изучая матчасть. Жду свою маленькую сестренку, люблю, хочу скорее тебя затискать! Пишу посты от 4к до 10к, часто, и замучаю тебя игрой. Буду очень рада, если ты станешь развивать персонажа по своему сценарию. Приветствую личное общение и флудовую активность, но буду хорошей булочкой и не стану настаивать, если тебе не комфортно.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] В последнюю ночь, перед отъездом в хогвартс-экспрессе домой, Маргарэт затаив дыхание долго стояла в тени, перед дверью его спальни. Она, конечно, вздрагивала от каждого шороха, чадящих свечей парящих в конце коридора — те, словно, недовольно подтрунивали над юной волшебницей. То надолго замолкали, подрагивая на легком сквозняке, то раздавались такой трелью от попадающей в огонь пыли, что сердце немедленно уходило в пятки. Маргарэт продрогшая до кончиков волос, ухватившись за дверную ручку, зажмуривала глаза, пыталась себе представить завтрашний день. Дни после: в своей постели, дома, и каникулы показались бесконечно долгими, а расставания настолько невыносимым, что она скучала уже прямо сейчас. Будучи разделенной с ним всего одной единственной преградой. Реальным сейчас, кажется, даже мерный стук колес уносящий обратно из её сказки, в жестокую реальность, веселый гогот одногрупников, которые совершенно не будут понимать почему Маргарэт такая хмурая и молчаливая, ведь каникулы, рождество, домой. Мэгги вздрагивает от нового шороха, кто-то шел с противоположной стороны, сердце бешено застучав в висках заставило голову наконец-то работать: здесь слишком опасно. Открывает дверь быстрым движением, оставляя крохотный проем в который втискивается только усилием своего упрямства, так же быстро закрывает. Прижимаясь лбом, а потом ухом к двери — прислушиваясь; он смеётся над ней, а она расслабляется и улыбается, сбрасывая капюшон мантии дрожащими пальцами. Уговаривает себя не хандрить, всё-таки ещё вся ночь впереди. Больше немедля ни секунды бросается в открытые только для неё объятия, чтобы найти своими жадными до поцелуев губами, его. И, так, после жарких объятий задремав в его крепких сильных объятиях Маргарэт неохотно проснувшись, как обычно в половину третьего, чтобы собраться и вернуться к себе, только удобнее устраивается, нежно целует его плечо, трется носиком и позволяет себе ещё десять минут. Потом ещё десять, полчасика, пять минуточек — до самого рассвета. Утром, вопреки неписанным законом конспирации, вместе завтракают весело смеясь словно забыв о скором прощании до следующего года. А когда приходит время молча расстаются, пряча грустную улыбку в тесных объятиях.

[indent] Маргарэт ищет его глазами на платформе ещё в Хогсмиде.
[indent] Маргарэт ищет его глазами на платформе в Лондоне.

[indent] Старается говорить с Фабианом подходя ответственно к каждому произнесенному слову. Его вопросы про школу, правда, заканчиваются слишком быстро — еженедельные письменные отчеты и без того рассказывают в полной мере о школьной бытности юной волшебницы. Правда, ровно до того момента, когда заканчиваются уроки, и начинается он — её тайна за семью печатями, её любовь и, кажется, сама душа, что осталась утром в профессорской спальне. Вместе с запахом её волос на подушке. Вместе со вкусом его поцелуев на  губах. Весь мир превращается в ожидание. Обволакивая своим туманным прохладным беспокойством. Заставляя ночами ворочаться без сна, подолгу гонять чаи на кухне, вслушиваясь в тихое бурчание радиоприёмника и полуночного ведущего вещающегося на любимой и единственно признаваемой Маргарэт волне. Бриони загадочно улыбается толкая сестру в плечо, а Маргарэт отвечает ей не менее загадочной улыбкой, но они остаются молчаливы, и каждая задумываясь о своём, прижимаясь к другой, чувствуя себя большими и очень ответственными заговорщиками. Фабиан предоставленный своей новой головокружительной любви и открытым отношениям, совершенно не замечает перемен в своё доме, перемен в старшей дочери. Не замечает то, как подолгу утром Маргарэт находится в ванной комнате, то как днём сбитая с ног необоснованной усталостью дремлет в своей кровати, не замечает и ночного кухонного бдения. В любом случае его старшая дочь всегда плохо спала.

[indent] Предвкушение рождественской вечеринки — о, конечно Маргарэт совершенно не было никакого дела до безумного количества гирлянд в доме, или слишком чинно украшенной ёлки посреди гостиной, даже развешенные красные носочки на камине, не принесли оживления, — полностью захватило голову юной волшебницы, а именно долгожданной встречи. Казалось, прошло не несколько дней, а целая вечность длиною в жизнь. В итоге, списав своё недомогание на простую, но весьма приставучую, простуду, Маргарэт попыталась взять её измором: трудотерапией, сосредоточилась на приготовлении сладостей. Головокружительный аромат выпечки окончательно заставил позабыть о плохом самочувствие и даже, когда бабуля принялась готовить фаршированных перепелов, а запах птицы как-то весьма не элегантно смешался с запахом сладостей, а Маргарэт поскакала обниматься с белым другом — никаких плохих, или хороших мыслей это не принесло. Прижимая ладонь к пылающему лбу Маргарэт усиленно копалась в аптечке раздумывая стоит ли принять жаропонижающее зелье или сразу от тошноты, но, всё-таки беспечно решила — само пройдет.

[indent] В указанный день — двадцать четвертого декабря, в семь вечера — дом Пруэтт стремительно заполнялся гостями. Превращая и без того маленький дом в настоящий улей. Жужжащий, веселый, тесный. Заставляя Маргарэт, в озорном красном колпачке и бубенчиком на белом кончике, постоянно обращать беспокойный взор на дверь: а новые гости всё прибывали, открывались бутылки шэрри, а среди них всё не было того самого. Маргарэт нетерпеливо заламывала руки, уговаривая себя, что он просто опаздывает, как и всегда, ловя ободряющей взгляд младшей сестры, которая взяла на себя тяжелую артиллерию в роли вездесущей бабули и дедули, с нюхом на тайны, как у ищейки. И когда дверной звонок снова оживает, Маргарэт поспешно улыбнувшись тёте Молли, уже набегу просит прощения, буквально настежь распахивает входную дверь. Сдерживается, усилием невероятной той самой воли, чтобы не упасть в его объятия.

[indent] — Привет, — шепот, взгляд такой яркий, прямой, ласковый; Маргарэт пропускает Освина в дом, закрывает за ним дверь, сталкивается буквально нос к носу и улыбнувшись, говорит ещё тише, — я соскучилась.

[indent] Позже, уняв бешеное сердцебиение, они обмениваются требуемыми моментом любезностями, и когда Маргарэт протянет ладошку, для приветствия он сжимает её чуть дольше положенного, гладит большим пальцев нежную кожу, и она снова поднимает на него взгляд и едва ли шепчет, произнося одними губами: я люблю тебя. Стремительно, под любопытным взором Молли резко вышедшей из-за угла, расходятся по разным углам гостиной, чинно занимаясь вверенными им ролями: она — добрая хозяйка, он — лучший друг её отца. Молчаливо ловя задумчивые взгляды, легкую полуулыбку и веселье, когда гости доходят до определенного момента, начинают чудить. А Маргарэт всё пытается улучшить случай, чтобы уединиться и обменяться подарками. Она, конечно, бессовестно лжет себе, доказывая въедливому внутреннему голосу — только подарки, ничего больше, пять минут. Тот вторит  ехидством: Маргарэт не сдержится, не сможет противостоять желаниям. И девушка с рыжими волосами с явным удовольствием пускает всё на самотёк, позволив рождественскому чуду немного по властвовать над их домом. Оказывается рядом с Освином, переплетает их пальцы, и тянет за собой ровно в тот момент когда Фабиан в окружении друзей упоенно голосит второй куплет рождественского гимна.

[indent] — У нас не так много времени, — всё ещё шепчет Маргарэт словно кто-то может подслушивать, осматриваясь так чтобы ей было хорошо видно все выходы и входы на кухню, — у меня есть для тебя подарок, на рождество. И... у этого парня, очень грустная история и нам с Бри пришлось повоевать немного в косой аллее... — Маргарэт достает из-под стола крепкую коробочку с несколькими большими дырочками в крышке, аккуратно снимает её и демонстрирует карликового пушистика, тот прокатился по своей коробочке, чихнул, потер мордочку об подставленные Маргарэт пальцы и заурчал, — это скорее спасательная операция, чем подарок, но... — она улыбается поднимая глаза на Освина, — с тобой ему будет лучше всего, папа сойдет с ума, если найдет его у нас... а ещё мы назвали его Жорж, — Маргарэт щурится немного поднимая коробку выше, размещая на губах какую-то очень лукавую и вместе с тем хитрую улыбку, — счастливого рождества!

0

9

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/644680.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/226331.gif

GIDEON PREWETT, 37
ЧИСТОКРОВЕН — ВИЧВОЧЕР — JAMES NORTON

«Смотри в небо — там ярко сияют звезды, и пока вы ходите по одной земле, есть шанс, что однажды вы встретитесь».

Гидеону пятнадцать и он по уши влюблён в возлюбленную своего брата. Гидеону пятнадцать и прекрасная двадцатилетняя Флоренс всё-ещё Эбботт целует его в светлой парадной дома Пруэтт ранним утром лета 1957 года. Завтра она должна стать миссис Фабиан Пруэтт, завтра она будет самой красивой невестой на всём белом свете, завтра... а сегодня, горячие тела прижимаются друг другу в страстном порыве, до боли стискивая в объятиях. Гидеону кажется, завтра никогда не наступит. Гидеон думает, отныне Флоренс принадлежит только его ему. Гидеон жестоко ошибается, потому что завтра, всё же наступает.

Миссис Флоренс уже-теперь Пруэтт пишет ему длинные письма в Хогвартс: ровным почерком на белой бумаге, уголки которой сбрызнуты капелькой её французских духов. Берет обещание молчать, обещает свою крепкую дружбу, интересуется успехами, рассказывает про свои. Конечно, Гидеон уверен, такая, как Флоренс Пруэтт, — его невестка, Мэрлин сохрани, — не может любить такого, как он. Средний сын. Ему нравится квиддич и не нравится выполнять домашние задания. Нравиться гонять с друзьями к озеру, участвовать в проделках и не нравится получить письма от отца, где он настоятельно рекомендует заняться своим образованием, а не глупыми шалостями. Гидеон не знает, чем хотел бы заниматься в будущем, но уверен — это будем что-то фантастическое. Потому что она обещала ему все приключения мира, если только он немного постарается, ведь она в него верит!

Пасхальные каникулы 1958 года — только пять восхитительных дней — они проводят вдвоём. В доме у озера. В ноября 1958 года на свет появляется Маргарэт. Ни у кого не возникает подозрений. 

Гидеон тратит свою жизнь на приключения и заграничную стажировку подальше от дома, но всегда возвращается, чтобы провести праздники в кругу своей семьи. Отец намекает на женитьбу, Гидеон отмахивается, оговариваясь, что уже получит всё что хотел в жизни. Мать прямо говорит, что одной работой счастлив не будешь, Гидеон безмолвно пожимает плечами. Он живёт приключениями, движением, геройством, не думая о юношеских увлечениях. Прилежно отвечает на каждое её письмо, бережно хранит колдографии; повязывает тёплый шарф вокруг шеи и не забывает перчатки — подарки на день рождение — потому что она так велела. Гидеону кажется, что у него нет причин не спать длинными зимними ночами, но почему-то всё равно не может сомкнуть глаз, вспоминая её светлый образ окруженный солнечным светом просачивающийся в отрытые окна парадной дома Пруэтт.

Флоренс умирает в родах осенью 1968 года. Через несколько недель Гидеон получает  от неё затерявшийся в пути последнее письмо.

«Эй, парень, кто теперь позаботится о тебе? Я волнуюсь! Впрочем, у тебя всё получится, как и всегда.
Присмотри за моими девочками и... хотя, ты же, итак, знаешь. Она слишком сильно похожа на тебя».

Потом было много опасной работы и необоснованного риска. Кажется в течении последующих трех лет Гидеон несколько раз оказывался на волосок от смерти, находясь вдали от родной страны. Преследуемый призраком Флоренс совершенствует свои навыки волшебника, но, как казалось ему, недостаточно быстро и недостаточно хорошо. Гидеон возвращается, вырывается из своего смертельно марафона, когда получает запоздалое письмо от матери, где та излагала сухими фактами, что Маргарэт попала под дурное влияние, погрязла в неприятностях, подростковой тяжелой беременности, и, как итог, смерти своего ребенка.

Маргарэт пятнадцать и весь мир сошел с привычных рельс, покатился под откос.
Маргарэт шестнадцать и никто не может ей помочь, обещая, что завтра всё забудется и она начнёт новую жизнь.

Потом была одна квартира в Лондоне на двоих. Недалеко от академии куда поступила Маргарэт после пяти лет Хогвартса. Долгие ночные разговоры за чайной кружечкой брэнди и неловких, впрочем успешных попыток узнать друг друга лучше.


Занятость и принадлежность к Ордену Феникса на твой выбор. Сменить внешность можно, но по предварительному обсуждению. Насчёт собственной семьи — Гидеон одинокий голубь на корзине за окном точно до 1976 года; и я не против, если твоей второй половинкой станет какой-нибудь крутой парень, так что можете даже сразу парой приходить. Отношения Флоренс и Гидеона были больше платонические, думаю, они после той истории на озере больше не оставались наедине. Мне кажется она любила сразу двоих мужчин, такое может быть да, но в итоге больше Фабиана, раз осталась с ним и подарила ему ещё одну дочь, а затем и сына (умер тоже в родах). Пишу посты от 4к до 10к, часто, готова утащить и в альтернативу. Буду рада, если ты будешь развивать персонажа и общаться с ребятами на форуме. Отношения Маргарэт и Гидеона — обсудим лично, потому что у меня слишком много мыслей, и эта заявка рискует быть бесконечной... но они будут самые положительные, строятся по кирпичикам доверия и понимания уже в более-менее осознанном и взрослом возрасте Мэгги. А ещё, мистер папа-Гидеон, поведешь Мэгги к алтарю?

ПРИМЕР ИГРЫ

Уютный паб с жаром камина и холодным сливочным пивом идёт почти в разрез с образом правильной девочки из приличной семьи играющей на виолончели. Безапелляционно замужней, никогда не опаздывающей к ужину, приносящей одни только проблемы. Маргарэт всегда нравились контрасты; на них она смотрелась особенно чётко ещё с самого детства. Слишком хорошая и слишком плохая — в одном флаконе. Приторно сладкая конфета с кислинкой внутри. Бабушка назвала Маргарэт червивым яблоком, на что та беспечно пожав плечами, ответила, что те парни тоже не дураки, выбирают только самые вкусные и спелые плоды. На том своевольно и стояла. Вздёрнув носик, глядела нагло, с вызовом всему миру, когда дело касалась всего того что любила и оберегала Мэгги в своей жизни.

А ещё она была одной из тех слишком ответственных девочек, которым можно поручить ответственное задание, точно зная, что она обязательно его выполнит. Родители отпускали с ней своих детей на прогулки и те обязательно вернуться к положенному сроку, целые и невредимые, правда, ровно до того момента, пока прошлое каким-то образом не просачивалось в разговоры в настоящем. Маргарэт была плохой дочерью, разочаровавшая своего отца до кончиков, поседевших за один разговор, волос, та что не может до сих пор выровняться в его глазах. Маргарэт была из тех, что осторожничала там, где не следовало, и шла ва-банк, там где стоило бы притормозить и сначала подумать. Тем временем жар исходивший от камина заставлял щечки после колючего мороза раскраснеться, а холодные пальцы наконец-то отогревались,.. ах, ведь она снова где-то посеяла свои перчатки.

Рождественское волшебство, не меньше, — улыбаясь подшучивает над ситуацией Маргарэт. Она всё ещё не верила собственным глазам и ощущениям. С каким-то особенным трепетом смотрела на возмужавшего друга — теперь настоящего мужчину — и не верила, что прошло уже столько лет. Раньше они садились рядом в столовой, под дружные перешептывания кого-нибудь из однокурсниц Мэгги, вечно треплющих своими маленькими колкими язычками не по делу, или друзей Сая, что не забывали над ним подшучивать, каждый раз стоило двоим появиться в поле зрения ребят. Раньше играли на школьном дворе, попадали в неприятности, обещали друг другу хранить тайны, делились переживаниями. Да, это всё раньше. А сейчас? Маргарэт не хотелось думать о грустном, но печальные мысли всё равно просачивались в её светлую голову оставляя отпечаток тени из горестей и переживаний об упущенном и прошедшем. Интересно, в каком возрасте начинаешь скучать по былым временам?.. или у этого недуга нет возрастных ограничений.

Сайпресс называет это встречей с «Мэгги Пруэтт», а сама Маргарэт думает, что уже давно перестала таковой быть. Миссис Боунс — звучит слишком громко, но на душе каждый раз непроизвольно теплеет. Она пожимает плечами, ежится, всё ещё пытаясь согреться после прогулки в морозный вечер или стараясь отогнать от себя воспоминания о себе прошлой, школьной, Пруэтт, утыкаясь взглядом в парящее над столом заколдованное меню.

Сай, какие косички? — очень искренне удивляется Маргарэт, — ты меня с кем-то путаешь, да и если было, ничего не докажешь, — перекидывает ногу на ногу, по привычке подаётся вперёд садясь на самый краешек стульчика, рыжие волосы ниспадают с плеч на светлую рубашку. Длинные, прямые, она по-прежнему их выпрямляет. Тянется к бокалу, и два кольца на безымянном пальце — помолвочное с камушком и обручальное — кажется слишком звонко ударяются об изящное стекло, напоминая, что нужно скоро возвращаться домой, — да-а, алкоголь, работа, то ли ещё будет? — улыбается, приподнимая бокал от стола, — что ж, нужно скорее придумать за что выпить, раз мы теперь достаточно взрослые для алкоголя, то будем достаточно старыми для горячих речей над бокалами, в твоём случае, кружкой. Мм-м, за встречу или рождество?.. или успехи на рабочем месте, а может быть за любовь, хотя, кажется, за любовь принято поднимать последним. — Маргарэт задумывается крутя в голове какие-то особенно умные мысли, заключённые, естественно, в кавычки, разглядывая друга из-под густых ресниц с каким-то немного отстранённым взглядом.

Маргарэт встречала своих однокурсников, встречала и тех с кем дружила или просто была знакома; для многих Мэгги так и осталась недоучкой из Хогвартса с сомнительной репутацией и историями-теориями, которыми бы хватило заполонить весь Хогвартс-экспресс, почему же она всё-таки ушла, и что же тогда стряслось. В беременность поверили не все, тем более никакого ребенка в итоге не было, а на будущий год, на пятый курс, Маргарэт вернулась к учёбе.

В итоге они выпили с молчаливого согласия без лишних слов.

Кажется это было миллион лет назад и всего одно мгновение прошло; я имею ввиду школу, приключения в которые мы влипали, или вообще не было, — ещё один небольшой глоток, когда перед ними оказывается ароматный ужин, от которого рот непроизвольно наполняется слюной, — ладно, эти все ностальгические настроения пробиваются исключительно на голодный желудок; лучше расскажи, как живется самому знаменитому ведущему магической Британии? У тебя уже есть сумасшедшие фанатки, которые поджидают тебя за углом с конфетами с начинкой из любовного зелья?

0

10

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/27529/243497.gif https://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/27529/38450.gif

KINGSLEY ‘KING’ SHACKLEBOLT, 32
ЧИСТОКРОВНЫЙ ВОЛШЕБНИК — АВРОР ГРУППЫ БЫСТРОГО РЕАГИРОВАНИЯ—  REGE JEAN PAGE

кингсли шеклболт, или просто кинг, так уж вышло, что в нашей семье полные имена никому не нравятся. ты старший из троих детей семьи шеклболт, наследник семейного состояния, впрочем, там особо нечего наследовать и старший брат мины и рони [нужные персонажи].
звезда команды гриффиндора по квиддичу с сезона 62/63 года и её капитан с сезона 64/65, вплоть до самого окончания школы  в 1966 году. тебе прочили карьеру профессионального игрока, но ты всегда хотел большего.
в детстве мы были близки, я таскалась за тобой хвостом, отчего ты, конечно, был не в восторге, но героически терпел. мы мечтали о жизни полной приключений и путешествий. знаешь, мечты всегда исполняются немного не так как задумано.
ты аврор группы быстрого реагирования, член ордена феникса. о чем мама не знает, о том не печалится, верно?  ты любишь риск, но всегда сохраняешь холодную голову. вот что бывает если с детства начать совать руки в норы садовых гномов. ты достаточно умён, амбициозен, знаешь свою работу, и быть может однажды станешь министром магии.
ты всегда интересовался миром магглов, их одеждой, техникой, традициями. доводил этим бабушку фрэн до белого каления. но ведь там целый отдельный мир, где все эти годы волшебникам не было места.
ты всегда был нужен был мне больше, чем я тебе. но всегда помогал, даже когда я косячила, собираясь замуж за неподходящих парней, бросала подходящих, отказываясь от хорошей работы и отправляясь в путешествия по миру.
в твоей крови джаз, кофе и жаркое солнце луизианы, в которую ты влюблен так как может быть влюблен только человек, который там никогда не бывал. в великобритании тоже есть чем занятся.
мы мало общались последние годы. как знать, может твоё сердце уже не свободно  им владеет какая-нибудь девушка, а может и парень. может ты сосредоточился на работе, а может демонстрируешь красоткам в баре умение играть в дартс и очень дилетантскую игру на пианино.


я не мастер длинных заявок. очень многое в этой истории остаётся на ваше усмотрение. я всегда открыта к диалогу. с вас в любом случае логика и адекватность. сделайте кингсли живым человеком, ведь даже позиция жизненная позиция “за всё хорошее, против всего плохого” не исключает слабостей, недостатков и сомнений. внутренние демоны есть у всех.
в нашем мире всё совсем не так однозначно. орден феникса не идеален, и однажды вам придется оказаться перед дилеммой, выбрать между ним и министерством магии.
что играть? персонаж изначально задуман как сюжетный. пожалуйста, нашему ордену феникса, очень нужны активные игроки, готовые на любой кипиш. события как раз начинают набирать обороты. можно затеять очень много интересного, связанного с работой и расследованиями.
личное: у мины полно секретов связанных с её работой в подпольной газете и последним путешествием, а у кинга не меньше из-за его участия в ордене феникса. история о людях, которые хорошо прячут свои тайны друг от друга. порой мы знаем тех с кем росли совсем не так хорошо, как думаем. о долге, убеждениях, о семье и разнице взглядов.
пишу 5-8к иногда чуть больше, иногда чуть меньше, могу простынями, если хотите. с большой и с маленькой буквы, с птицей тройкой и без неё. от первого и от третьего лица. пишу разное и по-разному. всегда пытаюсь подстроиться под соигрока и получить гармоничный красивый текст.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] Разделение на волшебный мир и мир магглов иногда казалось таким условным. А иногда казалось, что между мирами пропасть. Пропасть, которую им никогда не преодолеть. Да и не зачем. С исторической точки зрения изоляция мира волшебников от мира магглов была вполне оправдана. Так уж вышло, люди бояться того, чего не понимаю. А когда не понимаю, они злые и агрессивные и норовят, что-нибудь уничтожить и кого-нибудь сжечь. Поэтому существует работа Мины - объяснять непонятные магглам вещи понятными для них явлениями. То есть врать, врать много и самозабвенно.
[indent] А когда враньё не помогает в ход идёт стирание памяти. Вот поэтому специалистам этих двух отделов частенько приходится работать вместе. В этот раз ей досталась Доркас Медоуз (кто кому достался - это спорный вопрос). Она как и сама Мина считалась в своем отделении почти новичком, и поэтому старалась подходить к процессу очень серьезно.
[indent] Мина в свою очередь считала, что у неё творческая работа, а потому порой позволяла себе творить и вытворять, выбирая наиболее нелепые маггловские наряды. Особенно, когда просто нужно было пойти и поговорить с людьми, чтобы определиться как много они знают, и придумать историю наиболее похожую на правду. Сегодня она выбрала пестрые брюки клёш, желтую рубашку, и псевдо-ковбойскую куртку с бахромой.
[indent] Они с Дорой шагали по маггловскому Лондону. Им даже пришлось прокатиться на двухэтажном автобусе. Мине очень нравились автобусы. Впрочем, район, куда они направлялись был не из туристических.
[indent] — Так себе район, - сказала Мина. Она немного научилась различать богатые маггловские районы от бедных. По этажности домов, чистоте окон и выражению лица людей на улицах.
[indent] — Похоже, что дела у музыкантов шли не особенно хорошо, - подчеркнула она.
[indent] — Как думаешь, учитель музыки что-нибудь знает? - за это время они поговорили с кучей ничего не знающих людей. По большому счету в таких ситуациях не так много людей что-то знают. Но слухи ползут активно. Направлять, эти самые слухи в нужную сторону тоже её работа.
Шеклболт сверилась с картой, выданной в Министерстве.
[indent] — Теперь до перекрёстка и налево, - подумав пару секунд выдала она. В обычно магловской карте ей бы точно не удалось разобраться, хорошо, что в Министерстве Магии выдавали специальные.
[indent] Мина и Дора повернули в нужный переулок. В Лондоне живёт 7,5 миллионов человек. Но даже Лондон иногда большая деревня. Вы всегда встретите знакомого там, где не хотели бы с ним пересечься. Все чистокровные волшебники так или иначе знакомы целыми поколениями. А обучение в Хогвартсе сводит ваши шансы встретить незнакомца к минимуму. По работе им с Доркас частенько приходилось разгуливать в маггловской одежде по маггловским улицам. Впрочем, эту долговязую швабру Мина легко узнала бы в любой толпе.
Ксенофилус, забодай его фестал, Лавгуд, учился на класс младше неё и был влюблен в Пандору Оливандер, неизменного комментатора всех матчей по квиддичу. После школы Лавгуд ударился в журналистику. А потом что еще хуже в журналистику независимую, что пожалуй еще хуже. И вот теперь Ксенофилус стоял на тротуаре перед тем самым домом, куда они с Доркас направлялись, чтобы поговорить с учителем музыки, оценить исходящую от него угрозу, и если не получится заболтать, то слегка поправить мистеру Гровзу память. Стереть последствия столкновения двух миров.
[indent] — Кого я вижу! Ксенофилус Лавгуд, собственно персоной, - громко проговорила Мина заставляя мужчину обернуться.
[indent] —  Каким нехорошим ветром тебя занесло в эту часть Лондона? - поинтересовалась девушка. Впрочем, всё и так было очевидно, но не стоит начинать конфронтацию прямо с ходу. С другой стороны и так понятно, что они все трое здесь делают. И сколько-нибудь законные основания есть только у двоих.
[indent] — Уж не собираешься ли ты сунуть свой длинный нос в активное министерское расследование? - она задала еще один риторический вопрос. Хорошо, следовало признать, что расследование выходило не слишком активным. Департамент охраны магического правопорядка не слишком то разбежится, когда речь идёт о маглах. Да и комитет по обезвреживанию опасных существ не особенно то разбежится, пока не получит железных доказательств о том, что тут замешаны существа.
[indent] — Знакомься, Доркас Медоуз, обливатор из штаб-квартиры, так что её лучше не злить, - представила Шеклболт свою спутницу. В худшем случае Доре придётся просто стереть всю эту веселую встречу. Но а пока почему бы не соблюсти хоть какое-то подобие вежливости.
[indent] —  А это в свою очередь Ксенофилус Лавгуд, журналист …, чего ты там сейчас журналист? - поинтересовалась девушка. Журналисты, особенно журналисты маггловские были главной головной болью Мины. Именно для них по большей части ей приходилось изобретать сказки и рассказывать странные истории, каждый раз когда магия врывалась в их обыденный мир. А им всё не терпелось докопаться до правды. Впрочем, было кое-что что они в большинстве своём предпочитали правде - сенсация.
[indent] — Ну, Дора, что скажешь, что будем делать с этим рыцарем пера? - спросила она у Доркас. Забалтывание журналистов не входило в её профессиональные обязанности, а вот стирание памяти очень даже да. Но торопиться с этим не стоит. Всё-таки интересно, что Лавгуд успел накопать.

Отредактировано never die (19-02-2021 17:04:02)

0

11

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/744970.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/518905.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/584722.gif

OTIS HARKAWAY, 21
ПОЛУКРОВНЫЙ — НЕИЗВЕСТНО — CHARLIE ROWE

« Отис, мне очень жаль, я никогда не был тебе настоящим отцом.
И, вероятно, уже не буду.

Я был виноват перед тобой с самого начала, когда так просто отказался от тебя, не дал шанса нам и не пошёл наперекор Морин. Я не могу оправдать себя тем, что был молод и глуп, но мне было восемнадцать, как и тебе сейчас, и я, признаться, совсем не понимал, как быть родителем. Я был растерян и испуган, подавшись уговорам и угрозам твоей мамы, я исчез из вашей жизни ещё до твоего рождения, бесконечно коря себя за свойственную мне слабость и безответственность. Мне трудно просить прощения, но ещё труднее осознавать, что ты никогда не сможешь меня простить. Ведь я всегда помнил о тебе, и несмотря ни на что, всегда буду.

Знаю, в этом году ты закончил школу и, как и я когда-то, завалил важный для тебя экзамен по зельям. Уверен, твоя мама очень хотела, чтобы ты стал колдомедиком и закончил академию в Бостоне. Но чего бы она не желала, прошу, не давай ей решать за себя. Иди своей дорогой, даже если это будет сложно, даже, если она этого не одобрит. Я всегда буду на твоей стороне.

Думаю, ты не помнишь, но однажды, перед одной из моих экспедиций, Морин разрешила мне увидеть тебя. Тебе только исполнилось четыре, но уже тогда ты был страшно похож на меня: смешные слишком густые брови дедушки Боунса, которые унаследовали мы с твоим дядей Эдгаром, широкая улыбка и бесконечное любопытство, с которым ты разглядывал мой первый и последний подарок, который она разрешила оставить. После, честно, я перестал пытаться. И я думаю, теперь ты знаешь почему.

Дважды в год я писал тебе письма, понимая, что ты никогда их не прочтешь только потому, что я не решусь их отправить в правильном направлении и испортить вашу теперь уже налаженную жизнь, которую Морин так долго хотела для вас обоих, в которой меня не должно было быть. Казалось, что я не имел права, но предполагаю, это суждение было ошибочным, как и множество других, сделанных мной много лет назад.

От чего-то я до сих пор надеюсь, что нам когда-нибудь нам удастся увидеться. Ведь ни одно из моих скомканных, полных неловкости посланий не расскажет о том, как я бы хотел быть частью твоей жизни, если бы у меня была такая возможность. »

1977 год / О. Харкауэю от О. Боунса


Если у вас не дрогнуло сердечко при виде перфект мэтча в виде Пейса/Роу, как отца и сына, знайте — у вас его нет! Шучу, на деле, всё куда прозаичнее. Я безумно жду своё некогда потерянное продолжение в виде Отиса, которого я бессовестно оставил [или наоборот — опционально, обсудим при первой же возможности] двадцать лет назад и который сам нашёл меня [зачем — остаётся 'от и до' на ваш откуп]. Возможностей и вариантов игры бесконечное множество: можем пробовать в долгожданное воссоединение в колдорадиопередаче 'жди меня', а можем размазывать обвинения и горькую ненависть по семейному сервизу Боунсов — любой вариант будет приемлем после обоюдного согласования. Все детали [кроме внешности и места рождения — США] можно изменить почти сходу, противиться ни в коем случае не смогу [даже если очень захочу], а особенности персонажа и его личная история — чистый лист, на котором можно нарисовать всё, что захочется. Кроме меня Отиса горячо ждёт любовь всей моей жизни — Мэгги, которая заиграет до смерти [при желании] и с радостью предложит свои идеи для совместных эпизодов. От себя могу пообещать вдумчивую, неторопливую игру, посильную помощь, крепкое отеческое плечо и, конечно, бесконечную любовь самого непутёвого папаши на свете. В надежде на прощение и понимание, крайне жду и надеюсь на хороший конец для всех нас. Приходите!

ПРИМЕР ИГРЫ

Освин Боунс невероятно любил пятницы по двум причинам. Первой из них, конечно же (тут даже не стоит сомневаться), была Мэгги. Каждый пятый день недели она была дома: очень редко случались репетиции, или (о ужас!) концерты — но это было скорее исключением из правил, чем строгой закономерностью с весьма незначительной погрешностью (которую Освину приходилось бы предугадывать, или и того хуже, рассчитывать). Второй, был традиционный пятничный ужин с Эдгаром, Агатой и невероятно вкусным йоркширским пудингом (по которому он скучал многие годы в штатах и до сих пор не мог наесться). Ко всему прочему, в этом году пятница стала и его личным выходным, что, безусловно, не могло не радовать (и ему удавалось целый день не отвечать на вопросы по типу: мистер Боунс, а вы когда-нибудь видели сналлигастера? А ходага гладили? А вампуса ловили?). Знакомить юные умы с зоологией волшебного мира Освин бесконечно любил, но порой уставал от них (не от детей, от вопросов), и ему хотелось хотя бы один рабочий день остаться дома и до обеда лежать в постели, смеясь над очередным выпуском «Приключений Мартина Миггса».

Это утро не было исключением. Освин открыл глаза уже после того, как Маргарет тихонько выскользнула из-под одеяла, пытаясь его не разбудить (хотя он прекрасно знал, что её ранний подъём был связан с вечерней угрозой щекотки с его стороны; а она, вероятно, очень хотела этого избежать). Солнце билось в деревянный пол их спальни упрямыми лучами, а развалившийся на полу мистер Мышкинс (которого Мэгги якобы совершенно случайно подобрала прям перед самым Рождеством и сделала подарком мужу) громко мурчал, катаясь по ковру. Освин любил всех зверей, но между котами и собаками в любом случае бы отдал предпочтение псу (даже самому маленькому и зубастому), и новоиспеченный член их большой и дружной семьи (кроме Бэни, весь задний двор, первый и частично второй этажи дома Боунсов были плотно заселены совершенно разнообразными представителями фауны) бесконечно нравилось терроризировать своего хозяина. И как только Освин потянулся к тумбочке за лежавшей на ней новым выпуском комиксов, мистер Мышкинс молниеносно отреагировал: стремительно пикируя с комода (на который он залез за какую-то долю секунды невероятным образом) он упал на журнал, хорошенько пройдясь по нему лапами и с довольным видом уселся напротив Освина, который от бессилия снова упал на подушку.

К жизни его вернул урчащий желудок, который явно требовал подкрепления или хотя бы активных действий в этом направлении, и мистер Боунс, не хотя накинув халат, закинув в один из его карманов палочку, и кое-как нацепив очки, отправился вниз по лестнице, прямиком на кухню с явной надеждой, что обоняние его подводит и Мэгги приготовила что-нибудь невероятно вкусное (в тройном размере). Освин спускался максимально тихо, хотя был уверен, что его шаги и так заглушит радио, однако план состоял в том, чтобы разведать обстановку и в случае чего (если Мэгги его увидит и заставит что-то делать) быстро ретироваться обратно в спальню и притвориться спящим ещё на пару часиков, вместо этого с интересом изучая приключения сумасшедшего маггла мистера Миггса в мире простаков. Однако, увидев, что кухонный стол пуст, а Маргарет пританцовывает возле книги, попутно подпевая приёмнику и размахивая половником, Освин так же тихо проследовал обратно на второй этаж (до этого пару минут с умилением смотря на супругу, которая невероятно органично выглядела везде, всегда и во всём) пока не стало слишком поздно.

Пробурчав себе что-то под нос, в спальню он решил не возвращаться, дабы избежать очередной встречи с котом (который совершенно точно, тут Освин был уверен, был на четверть низзлом), и проследовал в ванную, где попытался привести размытое пятно, коим он стал сняв очки, в кого-то более менее похожего на него самого и после, натянув домашний свитер с огромным пятном от тыквенного сока, которое он от чего-то не разрешал ни Мэгги, ни себе вывести по причине что, она служило то ли приятной памятью, то ли грустным напоминанием (сам он уже и не помнил), проследовал в комнату с окнами на север, которая служила чем-то вроде кабинета, библиотеки и ещё одной комнаты с живностью. Там его уже ждала тройка карликовых пушистиков, которых ему приходилось закрывать по ночам с появлением в их доме мистера Мышкинса, который упорно охотился на них, словно дальний кузен Освина из Шотландии по праздникам на свиную рульку. Пушистики встретили его радостным сопением и Освин радостно плюхнулся на кушетку рядом с ними, достав журнал и палочку прошептал «репаро» и наконец-таки вернулся к долгожданному рассматриванию движущихся картинок.

Идиллия длилась не больше семи минут. В какой-то момент Боунс почувствовал, что на кухне, которая располагалась прямо под ним, произошел то ли взрыв, то ли крушение одной из стен Хогвартса, за этим последовало весьма громкое, однозначное и наполненное паникой «Оззи» от Мэгги и Освину, который только начал познавать трудный, странный, но весьма захватывающий мир магглов. Отбросив в очередной раз в сторону комикс, он быстрыми и длинными шагами преодолел лестничный проём (пару раз стукнувшись о неудачный порожек) и оказался на кухне с интересом и недоумением смотря на жену, которая находилась в весьма странной и необычной позе, при этом походила на жонглёра в цирке, который хочет подбросить воздух всё и сразу. Невольно он растрогался (однозначно от умиления, которое испытывал уже много лет, когда видел её).

Маргарет, я очень надеюсь, что в следующий раз, когда ты решишь помыть всю посуду дома, ты будешь брать по одной тарелке, а не сразу все, да ещё и вместе с полкой, — он тихо усмехнулся, зная, что сейчас она не сможет дать ему подзатыльник, — дай угадаю, ты хотела приготовить пончики? — он встал рядом, смеясь заглядывая в её глаза, не торопясь помогать, но держа наготове палочку, дабы не дать случиться происшествию, за которое потом отвечать будет несомненно он, — предлагаю сделку: пончики в обмен на сервиз бабушки Пруэтт, который останется целым? — он продолжил, не смотря на то, что Мэгги насупившись открыла рот, чтобы ему возразить, — я не сомневался, что ты согласишься!

Освин рассёк воздух, взмахнул и все вещи встали на свои привычные места, а полка вовсе прилипла к стене намертво. Он же, усаживаясь напротив юной супруги, которая до сих пор прибывала то ли в недоумении, то ли в шоке (а возможно и в недовольстве), положил подбородок на руки и широко улыбнулся ей:

Сегодня я хочу шоколадные с персиковым джемом, и теперь ты не сможешь мне отказать!

0

12

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/30/472729.png
ELIZABETH 'BETS' POTTER, 26
ЧИСТОКРОВНАЯ — ПОД ВОПРОСОМ — OLIVIA COOKE

бэтс, когда мы были детьми, ты уверяла меня, что я никогда не буду играть в сборной великобритании. я же твердил раз за разом, что ты навсегда останешься поттер и со своим скверным характером никогда не найдёшь себе мужа [даже самого дохленького]. here we go again! я стал звёздочкой на небосклоне квиддича, а тебе же уже исполнилось двадцать шесть [!] и наша тётушка дорея скоро даст тебе титул «очередной старой девы». за последние семь поколений лишь джорджина поттер счастливо вышла замуж, всем остальным же повезло остаться в стенах родительских домов и скрасить старость разведением шишуг. пора заключить пари, дарлинг, если до двадцати семи ты не найдёшь себе как минимум мужа [или как максимум жениха], то наконец... а дальше я ещё не придумал!

— бэтс, у тебя никогда не будет мужа, ты разговариваешь и ведешь себя как кокни-полукровка!
— пф, кто бы говорил, джеймс, кто бы говорил.

на деле ты безумно обаятельна и бесконечно умна, но порой слишком критична и категорична. твоя ма подсовывает тебе женихов [но «достойных» тебя мало [по твоему скромному мнению — их вообще нет]]. ларри в шутку твердит, что ты должна выйти замуж именно за него, иначе он никогда не женится. я же киваю головой и в очередной раз твержу, что это лучшая идея — никто кроме лоуренса не решится на такую авантюру. мы трое — последние из поттеров. и, к сожалению, ответственны за новые лица на семейном древе. и тебя это тяготит [ужасно]. ты хотела бы оставить всё, как есть. для тебя семья значит куда больше, чем ты показываешь.

— ларри твердит, что поведёт тебя под венец, на твоей свадьбе [которой никогда не будет], это нечестно, я тоже хочу!
— ты понесёшь кольца, джим, если не потеряешь их [как всегда].

ты всегда знаешь, чего хочешь. с ранних лет идёшь к своей цели уверенными шагами не боясь смотреть в лицо запретам и, тем более, опасностям. ты — поттер и этим, в принципе, всё сказано. то, насколько мы все можем быть безрассудными, гордыми и нерациональными — святая истина и страшный секрет. ты — поттер. а все женщины нашего рода больше похоже на рыцарей из сказок, чем на кисейных принцесс [читай барышень]. и я, говоря, что ты никогда не выйдешь замуж, просто не хочу признавать, что ты лучше и «выше» многих мужчин, которые так желают сломать тебя и заполучить в жёны.

— я когда-нибудь соглашусь с тем, что найти тебе достойного мужа нереально, но сегодня вечером у тебя свидание с младшим уизли.
— джеймс флимонт поттер! если ты ещё хоть раз устроишь мне с кем-то свидание, я обещаю, что ты попрощаешься со своей коллекцией метёл!


попытка номер два с кодовым название 'я буду любить любую сестру, только дайте кого любить'. если честно, я уже тысячу раз забыл, что собирался писать в пожеланиях и дополнениях. всё, что хочу сказать — я безумно влюблен в бэтти-бэтс [чисто по-братски] и невероятно нуждаюсь в её пинках, угрозах и искренних обещаниях оттаскать меня за ухо. жду, невероятно, сильно и трепетно. честно, не могу сказать, что вот готов забрать на пять тыщ эпизодов [но на две тысячи, вероятно, смогу]. однако, полностью готов помочь вступить в игру, обжиться, найти связи и мужчину мечты [или женщину; кастинг вести чур буду я]! а ещё найти ларри, потому что без него нас всех просто вместе не мыслю [да и на родителей можно будет заявки написать и очень их ждать!]. что касается внешности: изначально тут была крутейшая конор лесли, но я пересмотрел свои приоритеты и теперь здесь оливия, которая не менее адорабл. но! если вдруг вам зайдёт образ бэтс в общем — поищем темненькую альтернативу, вернём конор, что захотите! что касается факультета, занятости прочих деталей — обсудим вместе [если будет нужно моё участие]. я не особо настаиваю на описанном выше [пожалуй, кроме имени и возраста /играю в принципиального придирчивого заказчика/] и готов пересмотреть образ и характер, приходите! ♥

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent]— Джеймс Поттер — восходящая звезда британско-ирландской лиги этого сезона просто разгромил в финале вратаря Гордости Портри под руководством своего капитана мисс Морган, с которой ему приписывают роман уже второй год подряд, правда ли... — Бэтти опустила газету, не смогла удержаться и захохотала, — Джимми, неужели она вообще смотрит в твою сторону? Где ты и где она. На фоне того же Монтегю, мне кажется, ты жутко проигрываешь!

Джеймс насупился и закатил глаза. Уже три недели, как он вернулся в Англию и три недели как прозябал в доме дядюшки Уилмота и тётушки Джозефины. Октябрь был сезоном охоты и Поттеры, по многовековой традиции, собирались в одном из семейных домов, что в графстве Сюррей, и проводили его совместно. Юфимия строго-настрого запретила сыну оставаться в лондонском доме — она прекрасно знала, что ничем хорошим это не закончится (по крайней мере раньше так и было; вспоминать про тот «случайно» испорченный портрет дедушки Никодемиуса, который в попытках скрыть улики перевесили аж на третий этаж, в надежде, что миссис Поттер не заметит подмены, не стоит — увы, обладая невероятным чувством интуиции матушка с порога поняла, что что-то случилось и за полторы минуты обнаружила пропажу, а вот что было дальше история умалчивает). Именно поэтому уже которое утро Джеймс завтракал в компании Бэтти и Ларри, которые по многолетней привычке пытались осадить младшего брата при каждом удобном случае.

— Джим, я бы на твоём месте воспользовался шансом и подогрел эти слухи, если ты понимаешь о чём я, — Лоуренс засмеялся в своей излюблено-мерзкой манере и тут уже и Элизабет, и Джеймс на пару закатили глаза. Старший из младших Поттеров иногда не видел границ и говорил то, что приходило ему в голову. Обычно его успешно останавливала (затыкала) Дорея, но в этом позднее утро они были в западной столовой лишь втроём. И в тот момент, когда Ларри открыл рот, чтобы продолжить свои условно «непристойные» намёки, Джеймс резко встал из-за стола.

— Я бы с радостью продолжил слушать ваше мнение о моей карьере и, тем более, о личной жизни, но! Мы поговорим об этом в следующий раз, когда ты, Ларри, займёшься чем-нибудь дельным кроме тренировки шишуг, а Бэтти наконец найдёт того, кто сможет вытерпеть её дольше десяти минут наедине и не сбежит при первом удобном случае. Хорошего дня! — скорость, с которой он покинул комнату, была феноменальной (быстрее он мог передвигаться, вероятно, только на метле). В холле он наткнулся на Чарлуса, но поспешно свернул направо, дабы избежать долгого разговора на темы весьма абстрактные (с ним вообще было очень трудно о чём-то разговаривать, потому что Чарлус просто-напросто не умел слушать). Через пару минут он оказался в своей просторной комнате в восточном крыле и увидев время на часах, которые пугали его всё детство (необъяснимо, но факт — у Джима с юных лет по какой-то странной причине образовалась тиктакофобия, и теперь он всеми силами избегал любые часы, тиканье которых слышно), понял, что он уже критически опаздывает. В эту пятницу они с командой должны были фотографироваться для обложки самого главного спортивного журнала Британии и (барабанная дробь) первой страницы Пророка. И Джеймс в своей излюбленной традиции опаздывал. Это никогда не было критически — обычно он мог задержаться на час (ну максимум на полтора), но сегодня... Сегодня был тот самый день, когда Джеймс Поттер, вероятнее всего, поплатился бы за свою несобранность и непунктуальность. Через полчаса кое-как он вышел на крыльцо дома и аппарировал в торговый квартал.

Октябрь был любимым месяцем Джеймса (и нелюбимым одновременно). И пока он стоял в конце Диагон аллеи, пытаясь вспомнить в какую сторону ему идти, резко вспомнил, что сегодня именно та пятница, в которую он должен встретиться с Лили. На минуту его обуяла паника — он был уверен, что всё это фотографирование затянется дольше чем на пару часов (Руби слишком привередлива к тому, как выглядит на снимках, а Вуд, дай бог, вообще явится на всё это мероприятие) и он несомненно опоздает ещё и на встречу с Эванс. Последние полгода они редко виделись — он пропадал на тренировках и матчах, Лили усердно проходила обучение и практику в Мунго и порой брала дополнительные ночные смены. Он старался выкраивать время (они оба на самом деле; но он по своей натуре искренне считал, что Эванс может освободится в любой момент и именно она должна подстраиваться под его график) и перед каждой игрой посылал ей билеты на лучшие места (в надежде, что она придёт его поддержать), но увы. На деле, она быстро поняла, что ей не место на трибунах — Джеймс тонул в толпах фанатов после матча, раздавал автографы, фотографировался и отмечал победу (чаще всего победу; в сезоне 78/79 они поднялись с девятого места на первое, что стало событием для всего британского квиддича) с командой, и для Лили во всём этом места не было. И как бы он не хотел видеть её рядом, как бы она ни хотела не быть одна в дождливом Лондоне, они оба понимали (он, увы, только в глубине души, потому что он очень редко признаёт вещи такого рода), что дальше так продолжаться дальше не может.

С мыслей его сбил Гримстоун, который буквально пнул Джима под зад с криком о том, что его ждут все (даже Вудди соизволил прийти вовремя; да боже, как же так!). И Поттер резвым шагом под громогласную нотацию своего менеджера отправился в офис на трёхчасовую съёмку. Всё проходило гладко (относительно, где-то через час у обоих Оллертонов началась истерика, Морган была морально вымотана, а Джим вместе с Ронни курили её самокрутки на лестнице, пока «отец» (именно так они прозвали менеджера Торнадос скорее в шутку, потому что отец из него был никудышный — ходили слухи, что он бросил трёх или четырёх беременных девушек на произвол судьбы) пытался привести всех в чувства.

— Как там Лили? — Шеклболт и Поттер учились на одном курсе, но на разных факультетах и знакомы были с того момента, как попали в школьные сборные; в последствии оказалось, что только она могла составить ему достойную конкуренцию на поле, а затем стать лучшим тиммейтом (Хиггс, без обид). И да, она была в курсе большей части его перипетий с Эванс, ибо иногда Джеймс был невероятно глуп и беспомощен в плане любых межличностных отношений (особенно с прекрасным полом; особенно с Лили). Советы она, конечно же, давать не решалась, но всегда могла направить мысли Джима в нужное русло (не как Л., но всё же).

— Я должен был встретиться с ней сорок минут назад, но Гримстоун сказал что, если я уйду, дисквалифицирует меня на полгода, а то и до конца игрового сезона. И не даст мне расторгнуть контракт. Ну и ты знаешь, что только здесь он сдерживает обещания, — Поттер нервно усмехнулся, пожал плечами и иронично добавил, — я не уверен, что вообще могу сдвинуться с места без его разрешения, хотя что мне терять, если он увидит, что мы курим, а не пытаемся успокоить бедную Руби...

Они оба громко засмеялись и вернулись ко всем. Джеймс дал себе слово, что пробудет здесь ещё ровно полчаса и обязательно найдёт предлог, чтобы поскорее уйти (он надеялся, что Лили догадается зайти в ближайшее кафе или паб и не будет стоять на холоде). В течение этого получаса все наконец-таки собрались. Но! Волшебным образом кто-то принёс сливочное пиво (пару ящиков), и через час мысли Поттера не путались, но были совершенно не там и не с той, которая ждала его уже точно больше положенного. Опомнился он только к 11, когда ужасные тикающие часы на стене в коридоре издали резкий звук обозначив условное начало ночи. Первой его мыслью было то, что он знатно проебался (именно проебался). По его примерным подсчётам Эванс ждала его примерно три с половиной часа (если не больше). И схватив пальто, он выскочил на улицу (не прощаясь, в надеждах, что уже изрядно пьяный менеджер этого не заметит) и быстрее, чем утром он пытался ретироваться от надоедливых родственников, зашагал к Горизонтальной аллеи, где всё это время должна была быть Лили.

В голове он держал сотню извинений, тысячу оправданий и миллион вариантов того, что может вообще его ждать. В лучшем варианте — Эванс обидится, но простит его через пару дней, в худшем... О худшем он думать не хотел, но знал, чем это всё могло закончиться. Скандал назревал уже давно и Джеймс, хоть и не любил спорить с Лили, но иногда был вынужден это делать. А иногда был вынужден молчать. И это второе иногда должно было настать именно сейчас. В конце аллеи он увидел скамейку, а на ней маленькую девочку, которая безусловно бы уже покрылась сугробом снега (если бы сейчас шёл снег). На фоне Поттера, она всегда выглядела маленькой (но не хрупкой; Лили всегда была той, кто может за себя постоять и никогда не производила впечатление слабой, наоборот — именно это Джиму всегда в ней и нравилось): в начале шестого курса он резко вытянулся, став выше её на две головы, а сейчас вовсе выглядел условным великаном на её фоне. Но несмотря на то, что она была во всех смыслах малышкой (очень редко он позволял себе её так называть, что ей безумно не нравилось), сейчас она выглядела достаточно грозно (даже немного пугающе). И по мере того, как Джеймс приближался к ней, понимал, что лучше бы она просто ушла, не став дожидаться его на холоде всё это время. И его ждала даже не нотация, Эванс собиралась отчитать его и максимально пристыдить (как это умела делать только она; даже матушке такое было не под силу). Он не был готов к тому, что она сорвётся на него таким образом. И поэтому вместо того, чтобы по привычке ёрничать и высоко задирать нос, на удивление замялся не зная, что он должен сказать.

— Лили, я всё готов объяснить, у нас была фотосессия в Пророке и ты же знаешь, что каждый раз происходит чёрт пойми что… И я правда помнил! Я даже заказал тебе пирожных, твоих любимых лимонных пирожных у Фортескью, но я не успел их забрать. Но, я готов вломиться туда прямо сейчас ради тебя, даже если меня арестуют и посадят в Азкабан на 12 лет, правда. Проси чего хочешь, я на всё готов чтобы загладить свою вину. Мне правда очень жаль, что так получилось, — он глубоко вздохнул и его брови изогнулись для максимально эффектного грустного взгляда с нотками извинений, сожалений и бесконечной преданности. Но он не был уверен (предполагал по большей части), что от условной казни (палачом на которой он стал сам) «щенячьи глаза» (которые он в своё время перенял то ли у Сириуса, то ли у Ремуса) его спасут.

Однако, вряд ли Джеймс был готов к тому, что ждало его впереди.

0

13

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/15316.png
HADES MULCIBER, 50 *
ЧИСТОКРОВНЫЙ — ЧЛЕН СОВЕТА ПРИ МИНИСТРЕ; АДВОКАТСКАЯ КОЛЛЕГИЯ — KEANU REEVES (!)

das siebenmeer laß strömen in mein glas:
ich kann so lange trinken als du glaubst, ein gift zu mischen

в монотонном узоре стен визенгамота и однообразной схеме рассадки членов судебной коллегии читается непримиримая суть: постыдно упускаемые возможности стороны обвинения поглощаются тошнотворно правильно изложенными фактическими обстоятельствами дела. на пятнадцатой минуте защитительной речи [две с половиной на вступление, все оставшееся время - на словесное фехтование и интеллектуальное доминирование] хейдес выявляет нелогичность оппонента и вплетает удобные ему противоречия в фабулу дела. мистер мальсибер переходит от частности к универсальным истинам, варьирует тембр и тональность, уводит из-под прицела подзащитного, камуфлируя вину оного ошибками следствия - все это вызывает реакцию 'на бис' беззастенчиво страждущих зрителей. хейдес мальсибер - лучший адвокат магической британии.
[indent]
хейдес деконструирует грани стейка medium rare, аперитив запускает череду множественных мыслительных процессов: вот одна мысль, за ней подобралась следующая, вот мимическая морщинка у смыкания бровей - пока пространство вокруг шумело капризным фоном бездумно потакаемых 'хочу', в доме же мальсиберов воспитывали потребность поглощать знания [хейдес не применет напомнить о том, что быть отпрыском чистокровного рода не только привилегия, но и труд: никс - начинённая описательными характеристиками абстракция, выхолощенная донельзя в недопущении погрешности, слишком зацикленная, чтобы развернуть свой режущий край - дочь; тесеус - перепетийный, движущийся слишком хаотично, несогласный, чтобы посмотреть под иным ракурсом - сын] и предотвращали вырождение семьи в мутирующую заносчивость. плотное пальто с округлыми пуговицами и аспидными [разного кроя] перчатками, не высказанные [лишние] вопросы, не названные [вслух] поименно враги - определенные ограничения: не ущемляющие, но воспитывающие дисциплину. хейдес опускает вилку с едва ли уловимым звоном [и эта сиюминутная искренность кричит - я вложил вам знания в руки, чтобы вы передавали их следующим в линии].
[indent]
хейдес смывает вкус коньячного соуса, промокает губы выбеленным, выглаженным хлопком, препарирует происходящие в последние годы в лондоне перемены с завидной мальсиберовской (а)политичной осторожностью: предельно приятно улыбается и крайне рассудительно замечает [про себя], что истеричные [необдуманные] вспышки огней под знаменами последователей лорда воспринимает с налетом легкой озадаченности - то, что хейдес десятилетями выстраивал вокруг идеи [вырубал под корень во имя], легкомысленно подвергают опасности и это кажется ему не самым обстоятельным подходом к делу. хейдес не может игнорировать, но бессистемные раздражители можно отрезать только если они находятся достаточно близко к тебе: вести неспешную беседу, сжимая визави кольцом информационного мусора, проявляясь очень галантно и уместно, генерировать диалоги, занимая голову насущными задачами. хейдес никогда не уходит с потерями, а то и с приобретениями.
[indent]

details

absolutely dog-person. наличие добермана cerberus непоправимая данность бытия. пожалуйста, да. // шахматы [стратегическое мышление вкупе с высокими показателями логики = выверенность следующего хода; эта же абилка выходит далеко за пределы шахматной доски] // хейдес щедр, но видит грань между слепым задариванием [откупом] и реальным желанием сделать подарок // не использует физическую силу от слова совсем, даже в высшей степени своего неудовольствия [здесь же вопрос тактильности, но это я, полагаю, обсудим в личной беседе] // безупречно социализирован, превосходно мимикрирует под любого рода обстоятельства, искусен в создании связей в которых ему должны [лейтмотив жизни хейдеса мальсибера - использовать людей, как предосторожность, потому что никогда не знаешь, кто может понадобиться]

[indent]

ПРИМЕР ИГРЫ

никогда у нас не было ничего лучше войны, meine herz
никс молчит, когда брат нашептывает на ухо свою безмятежную веру, словно старую немецкую колыбельную. она это слепое стремление не разделяет и порой готова удавить свою лучшую половину перед его собственным отражением в зеркале, чтобы он посмотрел на себя и понял насколько не прав, но ее сдерживает безапелляционная любовь и нежелание перечить всерьез. никс - двойник, заполняющий его пробелы собой [чужие движения, чужой голос, чужие желания]. никс знает все, что эребус когда-либо знал и все, что он когда-либо сможет узнать. она не помогает ему жечь костры, но знает благодаря чему пламя будет гореть
ярче и выше.
[indent]
эребус сгорает в мучительной лихорадке [никс тянет руки, но идол больше не принимает подношений - а больше у нее ничего нет]. она шепчет ему напоследок, я видела темноту, которая обнимала тебя так крепко что ломались рёбра. ты так хотел и куда тебя это привело?.. проблема в том, что ответить он ей уже не может: ни защититься, ни отбиться от ее выверенных словесных ударов, ни убедить в том, что в этой комнате главный неправый это она сама. никс сложно сказать, что входит первым — злость или разочарование? пожалуй обижаться на (не)живого брата, что семью [ее] променяли на мнимую идею превосходства, которой он по правде даже не успел коснуться, чтобы никс могла разделить его эйфорию и желание пожертвовать всем ради этой самой минуты. никс смотрит на эребуса сквозь мутное стекло [приходится разжать чужой захват на запястье, чтобы высвободить руку - цепляет пальцами грязные разводы], сохранить ясность разума в связи с пережитыми событиями представляется задачей почти непосильной [возле него увядали даже сухоцветы, осыпались пеплом прямо в бледные ладони. ей приходится еще долго тратить древесно-можжевеловый сбор, чтобы смыть с себя мертвый запах вместе с любыми напоминаниями о том, как могло бы быть иначе. не могло.].
[indent]
с уходом эребуса мальсибера [он никогда раньше не казался ей таким холодным или ей просто не хватило прикосновений чтобы распознать это раньше? рука, что она протягивала брату была выбрана загодя - всегда выбираешь ту, что кажется почище] остается только нагота из-под лохмотьев [вторую кожу она так и не успела нарастить (да?) - сейчас самое время]: кожа никс преломлялась, светилась и была видна напросвет [змеи тоже сбрасывают кожу, но сложно осозновать, что сама ты не змея и никогда ею не станешь - приходится брать другим]. если вскрыть никс прямо сейчас, там не окажется ничего кроме; ничего кроме внутренней жажды испепелить и отправить к создателю их всех [она останется на самой поверхности, будет здравствовать//медленно таять (что угодно!), она задержится здесь настолько долго, чтобы записать имена, высечь их на камне - каждое имя, что знало_умолчало_скрыло_было причастно]. эребус уносит с собой голос [свой и ее], в доме пусто глухо и нехорошо. никс делает шаг назад [на смену прихдят три маленьких вперед. от отца пахнет бергамотом и чем-то еще - этот запах ей (пока) незнаком], заправляет выбившуюся прядь за ухо и разглаживает одежду. лучше не станет, разумеется, но определенная дистанция помогает разрубить невидимую нить как можно быстрее. никс вынужденно осекается. эмоции - слабость, от нее не дождутся и крошечной доли [ни один из тех, кто сейчас в доме; ни один из тех, кто вне него].
[indent]
в кабинете хейдеса шелестит подолом никс [матери нужен день на ненависть. лилии горят неохотно (в этом доме не горят разве что фамильные гобелены и резное дерево: никс восходит на костер и не горит), это занимает никс чуть больше чем расходящееся трещинами зеркало - мальсибер выцарапывает из рамы осколок, чтобы рассмотреть поближе и обнаружить там ровным счетом ничего приходится перехватывать инициативу и забрать право зваться хозяйкой этого дома на ближайшие пару дней. ни у кого в этой комнате нету ни желания, ни времени выяснять - заслужила ли. она это место не отвоевывает. и даже не принимает в дар. просто занимает], впивается лопатками в прозрачную карамель окон. хейдес никогда не вмешивался. зря. никс понимает, что слова отца теряют весомую силу. никс понимает, что для него у нее нет ни слов, ни веры, ни оправданий - у обоих остается сил только на краткие распоряжения. в мальсибер-мэнор не должно остаться ничего лишнего: ни сказанных слов [вечером она бросает шипящее 'он умер из-за тебя'; на утро садится по правую руку от отца - разрешения не спрашивает - так, словно того разговора не существовало], ни старых привязанностей [никс никогда не была убийцей, но скоро станет - собака эребуса исчезнет бесследно, пойдет по следам хозяина и не вернется никогда], ни вещей, напоминающих о.
[indent]
момент, когда дом накрывают плотным черным полотном, словно золоченую клетку птички певчей, она чувствует почти физически. до этого казалось, что здесь было всегда тихо - заблуждалась: кузены, знакомые близкие и не очень, во всем доме чувствуется движение. последние приготовления даются легче - приходится переступить через выпотрошенное, сожженное мерзкой гнилью тело брата: подменяет его волшебную палочку на жалкий дубликат [эребус не заметит разницы. во всяком случае она надеется, что был бы не разочарован и оценил перестраховку].  скорбные кивки и сдержанные поминальные речи, сдобренные парой глотков коллекционного вина кажутся на чужих устах  позорным богохульством. комья земли даже еще не успели пасть на гроб, а она уже слышит нечеткие, неслышные злобные шепотки [что вы знали вообще?..].
все они знают.
[все они молчат]
[indent]
никс слышит ее поверх толпы. никс концентрирует внимание на единственном лице, отсекает стройный шум тембральных перепевов и шепотков, твой стылый след здесь был бы предпочтительнее, carrow. мисс мальсибер не всласть переступать с пятки на носок французского прононса, но очень хочется высечь вороньим карканьем свою искреннюю радость от встречи. немецкий был бы в самый раз. но по вине акцентированного аристократического воспитания и заложенной ближайшим окружением системы ценностей, она припасет это на десерт, -
- спасибо, что пришла.
ее мерное дыхание близится к мочке уха, она слишком близко, но даже на таком расстоянии звуки едва различимы, она подобна хищному зверю, что нависает сверху в неистово сдерживаемом желании вырвать чужой хребет, но вместо этого полнится почти ощутимой нежностью, той, что удавит алекто приторной, невыносимо ровной интонацией, запустит вереницу разбегающихся по разные стороны позвонков мелких мурашек. никс оставляет отметину губ на припудренной щеке алекто [меня здесь никогда не было] - она все еще не устала испытывать ее пределы, -
- эребусу было бы приятно знать, что он в кругу друзей. что я в сложные для нашей семьи времена в кругу друзей.
алекто кэрроу ей вовсе не друг. никс подумывает, чтобы уронить обрывочное, скомканное, небрежно брошенное, мы могли бы быть сестрами. при других обстоятельствах. на минуту никс допускает эту мысль всерьез [задумывается: а в сестринстве ли дело?], на другую - что такой статус был бы излишне обременителен [пожалуй, не стоит опошлять, алекто. не так ли?..] - для обеих. никс столько лет подбирает правильное определение, но, возможно, ни в одном языке мира для подобной связи даже нет описания.
[indent]
никс помнит, как алекто смотрит на нее точно также. разница лишь в декорациях.
мисс мальсибер четырнадцать, руки алекто по локоть в крови и она пачкает багрянцем кожаный диван гостиной слизерина [here comes alecto carrow].
холодной водой, никс поджимает колени и звучно захлопывает книгу. рассматривает абрис лица напротив; вырисовывает надбровные дуги, обводит скулы и кайму подбородка, запоминает глаза [в полумраке подземелья они выглядят темным обточенным янтарем], запечатлевает облик и погружает его как в застывшую воду [here comes nyx mulciber] - so süß und herrlich.
алекто демонстрирует оскал [но едва ли совесть - это то, о чем говорят в приличном обществе вслух] и никс знает, что алекто рано или поздно за ней вернется. и возвращается - в алекто все возвещает о том, что она приходит за тем, что принадлежит ей.
[indent]
алекто пробует на зуб, давит мелким дактилоскопическим узором прозрачную кожу - в никс ничего не отзывается, никс ничего не чувствует. почти. самую малость она чувствует вибрации сладкой паранойи, порождающие навязчивые мысли - алекто гладит против шерсти, прощупывает чужие грани. ну что же, с алекто лучше работать на опережение, но никс лениво пропускает вопросы и выдергивает из контекста то, на что удобно отвечать [предположим, в ее скорбящем положении такая невнимательность простительна], -
- в гостиной будет удобнее.
вербальный блицкриг - знакомый нарратива алекто кэрроу. то, что отдать живой алекто место подле отца она просто не может слишком очевидно. алекто не может не знать. но знает ли она то, что никс готова играть в поддавки до саморазрушения мира и его остов. алекто будет бродить в крови, которую щедро пролила - никс будет босой [ни скрипа, ни шороха от ее (не)весомого присутствия] идти следом по пеплу; зацелованная алой щедростью, в миг власти и силы алекто будет героиней, и тем не менее, никс готова собственноручно соорудить пъедестал из костей и живой плоти, чтобы выбить из-под ног алекто кэрроу стул первой, пока та будет взбираться.   
все для тебя.
- я не предложу тебе то, что предлагаю остальным. у меня есть один особенный сбор, полагаю, ты оценишь, - мальсибер не утруждает себя развернуть руку в приглашающем жесте, лишь добавляет. bitte setzen sie sich.
всё у них в противодействие [они сидят напротив — всегда, никогда — рядом], так непохожи как и идентичны [we woulde've been damn awful together. brilliantly awful]. домовиками приходится суетиться, никс - отсечь крайнюю фразу степенным:
- благодарю, - на ней черное. как и полагается. длинный рукав, но нагие ключицы. туфли на среднем каблуке. - каждый скорбит отлично от другого, - если закрыть глаза, то темноты внутри никс мальсибер будет почти столько же сколько света в этой комнате. никс лениво огразается и думает о том, что может этому противопоставить.
[indent]
а м и к у с.
никс подмечает как увеличивается прогрессия длительности звуков, как по-змеиному шипит окнчание имени [это она находит занятным], мальсибер округло ведет головой [в другом конце залы она увидит отражение - не ее собственное, но алекто. никс всматривается и (пока) не может понять: чей трафарет вышел первым из кэрроу - и наугад обрисовывает амикуса поверх алекто.] и позволяет себе излишество смотреть долго и в упор, чтобы лицо брата алекто рассмотрела в антрацитовых зрачках мальсибер.
сущее испытание на стойкость и внимательность, не так ли алекто?..
- эребус много значил для меня, алекто. но братья принимают решения, которые порой не приводят к хорошему концу. и нам всем приходится считаться с итогом этих решений. надеюсь вашей семье не придется проходить через подобное, - хотелось бы думать, что в череде привязанностей амикус кэрроу [амикус - отдельный разговор, особые проблемы. твои проблемы, алекто. и еще немного мои. с сегодняшнего дня.] занимает важное место. даже если алекто скажет, что ей все равно [всегда было и всегда будет], никс поделит надвое. покажи мне как именно тебе все равно.
[запустить в соломенную копну длинные тонкие пальцы, обвести скулы и дотронуться до ворота рубашки, прикусить выступающую пульсирующую жилку на шее. деликатно. ]
[как могло бы быть красиво, алекто]
[так ли тебе все равно?..]
- возможно тебе стоит быть чуть более внимательной, нежели была я.

0

14

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://64.media.tumblr.com/92a33ab2b8652a9f7d9e34e765fb6a26/tumblr_owsf88uDdh1vgrsr1o1_250.gifv https://64.media.tumblr.com/2caf2f05a67107add9230d583e30eb29/tumblr_owsf88uDdh1vgrsr1o3_250.gifv
RUFUS SCRIMGEOUR, 38
ПОЛУКРОВКА — ГЛАВА АВРОРАТА — JOSEPH FIENNES (ОБСУЖДАЕМО)

Отдаю персонажа в ваше распоряжение, но хотелось бы выделить несколько ключевых моментов и поделиться своим видением (согласитесь вы с ним или нет — ваше право).

» Одарённый боевой маг, который уверенно поднимался по карьерной лестнице, одно за другим получая вполне заслуженные повышения. В отличие от своего буйного коллеги, а ныне подчинённого, умеет играть по министерским правилам, за что его уважает и ценит правящая верхушка. При этом они с Аластором в целом похожи: оба вспыльчивые (просто Скримджер умеет контролировать эмоции, а Муди не считает нужным этого делать) и упрямые.

» Обещаю постоянную конфронтацию на рабочем месте — Аластор глух к авторитетам и нередко (читать — всегда) поступает так, как велит ему чутьё, нутро, шестое чувство, которое, однако, ни разу его не подводило, а потому, несмотря на неспособность Руфуса приструнить самовольного и дерзкого сотрудника, последний всё же является ценным кадром, выдающимся волшебником и аврором, и начальство вынуждено мириться с его выходками. Отмечу, что зависти Муди к бывшему коллеге не испытывает — мужчине чужда амбициозность. Для него главное, чтобы механизм исправно работал, а какую роль он сам в нём играет — дело второстепенное. В любом случае, с мнением Аластора считаются. В том числе и сам Руфус.

» Отрывок из поста на другом проекте, но именно так я вижу взаимоотношения героев: “Когда девушка упомянула мистера Скримджера, я невольно рассмеялся, причём вышло это несколько глумливо. Руфус был младше меня и поступил на службу на год позже, однако беспрекословная преданность начальству, которому он буквально руки готов бил лизать и свернуться калачиком у ног, словно пёс, помогли ему продвинуться по карьерной лестнице. Да, он был талантливым волшебником, и в этом я вынужден отдать ему должное, однако его жизненные взгляды и ценности всегда вызывали у меня вопросы. Когда его назначили главой Аврората, он неоднократно пытался присмирить меня, задавить авторитетом, а я только сурово глядел на него, хмурился и кривил рот. Может, он и был моим начальником, но лишь согласно ничтожным бумажкам; я же не воспринимал его в роли наставника, не испытывал должного пиетета, отчего он сильно страдал — это я видел, чувствовал — и боялся потерять свои позиции (как это так, не смог обуздать подчинённого!)”


Роль важная, интересная, да и отыграть непростые (у Муди других и не бывает) отношения с начальством очень бы хотелось. Жду, затаив надежду. Всё готов обсудить, включая внешность (она непринципиальна, но крайне желательна).

ПРИМЕР ИГРЫ

Мне бы хотелось в это верить, — я провёл рукой по лицу и сделал глубокий вдох, вспоминая своего наставника и бывшего главу Аврората, который в силу преклонного возраста и проблем со здоровьем уступил пост молодому поколению в лице Руфуса Скримджера — моего бывшего коллеги и заклятого друга. Признаться, даже спустя годы меня удивляло столь неожиданное назначение.

Мистер Гор... Он был потомком одного из первых авроров, весьма уважаемым и благородным волшебником, по праву занимавшем свою должность; одним из немногих, в чьей компетенции я ни разу не усомнился. Он научил меня всему, что я знаю, и я старался быть похожим на него. Мистер Гор заменил мне отца ещё задолго до смерти матушки и размолвки с роднёй. Но особенно дорого мне было наше общение, потому что мистер Гор был также наставником Гэвина и иногда, словно в награду за успешно выполненное задание, делился со мной какой-нибудь байкой: «Братец твой был не промах. Однажды...». Погрузившись в воспоминания, я пропустил мимо ушей большую часть того, что сказал Фабиан (и хорошо, он как раз расспрашивал о личной жизни). Взгляд помутился, всё вокруг поплыло, а голос товарища доносился откуда-то издалека — будто из-под толщи воды.

Извини, задумался, — я зажмурился, несколько раз моргнул, отгоняя видения, и отпил ещё немного пива. — У правосудия всегда были любимчики, Фабиан, ты это знаешь, — презрительно произнёс я. — За правосудием стоят обычные люди. И на них легко повлиять. Деньги, страх — у каждого свои слабости. Не удивляюсь, если Пожиратели давно подмяли систему под себя. Не удивляюсь, если именно они и дёргают за ниточки, клеймят неугодных и проталкивают сквозь лазейки в законах своих.

Я не верил в нашу систему. Не верил в торжество закона. За годы службы в правоохранительных органах я убедился в одном — власть портит людей, всех без исключения, ломает моральные ориентиры, опьяняет сильнее алкоголя. Государство призвано оберегать народ, но в действительности никому нет дела до общего блага — все пекутся только о личном благополучии и благополучии близких.

Отвечать террором на террор, — задумчиво протянул я. — Тоже думал об этом. Знаешь, если противник играет нечестно, даёт ли мне это право поступать так же?.. Вот ты играл в квиддич, — я повернулся в сторону друга и опёрся спиной о подлокотник. — Даже когда Слизерин нарушал правила, вы, — я указал на него пальцем, — продолжали их соблюдать. И всё равно одерживали победу, — я сделал последний глоток и поставил бутылку пива на стол. — Я бы с удовольствием использовал непростительное заклинание на одном из этих ублюдков в масках, но, боюсь, меня это только раззадорит, — я печально усмехнулся, взглянул на затухающее пламя в камине и продолжил после длительной паузы. — Помнишь взрыв банке в конце прошлого года? Я тогда оказался заперт в подземельях вместе с Рабастаном Лестрейнджем. Он работает в Отделе тайн. Я давно приглядывался к его отцу и брату... Если кто-то может быть хуже Блэков, я отдам это почётное звание Лестрейнджам, — я хрустнул челюстью и потянулся к волшебной палочке. — Инсендио! — лениво пробормотал я, указывая на поленья в камине, и от снопа ярких искр огонь разгорелся с новой силой; я снова выдержал паузу, будто вспоминая, о чём шла речь. — Он весьма странное себя вёл. И я видел не менее странное видение... Никому прежде об этом не рассказывал. Даже Ма... — я осёкся и, разгорячившись, продолжил. — Нутром чую, что он один из них, Фабиан, понимаешь, нутром! —  ударил кулаком по груди. — Но толку в этом? Для ареста нужны доказательства.

Отредактировано never die (16-03-2021 14:31:23)

0

15

более неактуально.

Отредактировано never die (17-05-2021 15:26:22)

0

16

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?
lestrange: rodolphus & cillian
СЫН: 36 ЛЕТ, ЧЛЕН МЕЖДУНАРОДНОГО СОВЕТА ПО ВЫРАБОТКЕ ТОРГОВЫХ СТАНДАРТОВ
ОТЕЦ: 55 ЛЕТ, ГЛАВА ДЕПАРТАМЕНТА МАГИЧЕСКИХ ПРОИСШЕСТВИЙ И КАТАСТРОФ

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/267462.gif

Очень тяжело не прогнуться под грузом ответственности, когда ты носишь фамилию Лестрейндж, да еще женат на старшей из девиц Блэк. Рудольфус всеми силами пытается не упасть в грязь лицом, и у него почти это выходит: он с достоинством носит Темную метку, с лучше стороны себя показывает в отделе Международного магического сотрудничества, и вообще для всех является примером для подражания. Единственное, что в чем он пока не преуспел - судьба никак не подарит ему наследника и это гложет изнутри. Он винит в этом Беллатрикс, но в ней ли причина? Киллиан же всю жизнь проработал стирателем памяти - и он в этом мастер - навряд ли Вы найдете хоть одного волшебника во всей Великобритании, кто бы так ювелирно владел заклятием "обливиэйт" - не зря Темный Лорд считает его одним из самых близких своих соратников.

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/743519.gif

0

17

более неактуально.

Отредактировано never die (01-07-2021 18:48:34)

0

18

более неактуально.

Отредактировано never die (01-07-2021 18:48:42)

0

19

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?
mulcibers: theseus & hades
СЫН: 20 ЛЕТ, ЧЛЕН МЕСТНОЙ ПОЖИРАТЕЛЬСКОЙ КЛОУНАДЫ // ОТЕЦ: 50 ЛЕТ, АДВОКАТ ДЬЯВОЛА, ЧЛЕН СОВЕТА ПРИ МИНИСТРЕ

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/835697.gif

Тесеус рвется в бой - еще в школе он понял, что жизнь грязнокровок ничего не стоит, и нередко использовал вычитанные в запретной секции библиотеки заклинания на магглорожденных.  Он считал дни до совершеннолетия, чтобы иметь возможность принять метку и умирал от зависит, когда Эван сделал это первым. Но Хэйдес против - он потерял своего старшего сына в одной из первых столкновений с Орденом Феникса и теперь не готов жертвовать продолжением своего рода даже ради идеалов Лорда. Он запрещает, пытается всеми силами оградить единственного наследника от надвигающейся войны, вот только все бесполезно - через Розье Тесеусу все-таки удается получить Метку - возможно, Хэйдесу стоило использовать "империус" не только на нынешнем министре магии, но и на родном сыне.

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/93424.gif

0

20

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/41600.png

ISELIN ROSIER/EX-ROWLE, 32
ЧИСТОКРОВНАЯ — BELLE-MÈRE — BELLA HEATHCOTE

you just don't know it yet but you love me and i love you the same
иселин в детстве — тревожная и флегматичная, ищущая одобрения родителей, внимания старших брата и сестры, слишком сильно сжимающая складки платья, оставляя на отглаженных юбках заломы. иселин в юности — осторожная и невротичная, предпочитающая держаться в стороне, вечно опускающая глаза, заливающаяся румянцем при любом неосторожном взгляде на неё. иселин сейчас — тихая и кроткая, позволившая возвести себя в абсолют и создать из беспокойной девочки недосягаемый идеал, на который позже можно будет молиться.
_________________
иселин спускается на землю, словно ангел с небес, а за ней шлейф тянется из благих слов и дел, из благодушия и милосердия. будь иселин ни роули, и тем более ни розье, наверняка бы выхаживала смертельно больных и прокажённых собственными руками, ни боясь ни крови, ни грязи, ни даже драконьей оспы. иселин совсем не похожа на старших сестру и брата, она другая, совершенно: ни злости во взгляде, ни резкости в движениях. она к себе притягивает и взгляды и внимание, вызывая одно лишь благоговение. иселин — недостижимое и невозможное, по крайней мере в глазах эвана, который забывает обо всём мире, наблюдая за ней теперь в их общем доме. её он не воспринимает ни как мачеху, ни как тем более мать, но лишнего сказать и сделать в начале не осмеливается, и лишь послушно следует и внимает каждому её слову. а эве это не нравится, но эвану всё равно. ведь нить между ними, что он бережно хранил у того самого места, где должно быть сердца, а она крайне любила натягивать, медленно, но верно становится всё тоньше и совсем скоро порвётся. и когда эван смотрит на иселин не как пасынок и племянник, а в разы смелее, эвелин берёт ситуацию в свои руки, и усугубляет её, доводя до максимума и предела, извращая все возможные понятия, создавая свою собственную греческую трагедию в пяти актах.


проясним и расставим по местам на всякий случай: иселин — молодая жена констана розье, почти что первая леди и главное — мачеха [и тётя в одном лице] для юных наследников — эвана и эвы. её старшая сестра, эмбла, была первой женой господина розье и семь лет назад погибла при загадочных обстоятельствах в собственном доме, её старший брат, торфинн, пожиратель смерти и последний носитель своей фамилии в пределах волшебной британии. семейство роули [в этом прочтении] имеет нордические корни и спектр странных особенностей, которые передались и иселин, но в меньшей степени. она выходит замуж ровно через год после похорон эмблы и становится центром притяжения и фактором сплочения в семействе розье, выстраивая идеальную картинку для окружающего мира, пряча глубоко и надёжно тайны и проблемы в фамильной усадьбе мужа, которому многим обязана, которого безусловно уважает и бесконечно ценит. детей своей уже покойной сестры она горячо любит и всеми силами старается наладить контакт, но выходит плохо: эвелин относится к ней притворно хорошо, скрывая за приторными улыбками слепую ненависть и жгучую ревность из-за брата, который на новую жену отца воспринимает совершенно не так, как должно пасынку.


so, новая порция сюра уже тут, но я лично считаю её слишком вкусной, чтобы пройти мимо или хотя бы не закапать заявку слюной. в тексте есть какие-то туманные намёки, которые, на деле, можно трактовать как угодно, но если вдруг совершенно случайно вы где-то там нащупали step fantasies, то будьте уверены — это для вас. все детали, что были указаны выше, обсуждаемы в той или иной мере. я не притязательный и совершенно не привередливый, поэтому можно попробовать меня уговорить на какую-нибудь авантюру по смене чего-нибудь, но это не точно и я не обещаю соглашаться. пишу с переменным успехом нужное количество символов, легко подстраиваюсь под партнёра, иногда делаю сомнительно красивые картинки, плей-листы и глупые мемы про персонажей. охотно делюсь идеями и сюжетами: сейчас держу в голове как это всё можно раскрутить в весьма интересном, безусловно неподобающем и ужасно волнительном русле, чтобы погрызть локти и покидать томные взгляды друг другу в затылки, с продолжением или без — зависит от того, что выберем вместе. обещаю, что не дам грустно и одиноко сидеть в углу, взамен же попрошу прислать любой текст на почитать и поддержать меня в стремлении собрать всех покемонов семейства розье-роули.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] i want her to melt into me, like butter on toast.
[indent] i want to absorb her and walk around for the rest of my days with her encased in my skin.
[indent] i want.
[indent] _________________________________________________________________________

кусок мяса не лезет в горло, упирается штыком в нёбо, царапает горло — эван демонстративно выплёвывает его на салфетку, не поднимая глаз ни на мачеху, ни на отца. оправдываться он не любит, да и не за что, мясо — сухое, как стопка пергаментов; он же предпочитает то, из которого сочится кровь, обагряя губы и острый подбородок, роняя капли и оставляя красные подтёки на белой скатерти, которые придётся выводить часами, а то и днями несчастной прислуге, стирая ладони до костей. от этой мысли он улыбается, представляя заплаканные лица и мозоли на руках, которые ещё не скоро заживут.

покидая столовую, окутанную приятным, почти интимным полумраком, в которой сейчас нет места ему [а может кому-то другому?], он не произносит ни слова, зная, что отец ждёт извинений [и будет ждать после]. ему скучно, как было вчера и будет завтра. ему скучно, снова, и это раздирает изнутри, заставляя оставлять следы, на всём [на всех], кого он касается. но жажда [перемешенная с ноющей мыслью о недостижимой истоме] не пропадает, а лишь возрастает, усугубляясь раз за разом, доводя до исступления без возможного [видимого] окончания.

и жажда ведёт его.

к ней.

он возвращается к этому весь учебный год, задерживая в мыслях её образ чуть дольше, чем она могла бы не дышать, и чуть меньше, чем он хотел бы держать руку на её затылке. он видит её в других, чувствует её запах на себе, слышит её отвратительно приятный голос каждый раз, когда закрывает глаза. и это становится наваждением, а после кошмаром, который преследует его плоть до последней поездки в хогвартс-экспрессе и первого глотка весьма условной свободы.

но делать шаг вперёд [не навстречу, а всего лишь за] он не решается, оставляя себе лето и последнюю возможность вернуть то, что в нём угасало долгими днями в самой тёмной комнате семейной усадьбы, которую он считает своей усыпальницей. границ не нарушает [но хотел бы], непривычно аккуратно огибая возможность, бережно храня в своём шатком сознании то, как выглядят её заплаканные глаза и спутанные кудри. однако, успеха эван не достигает, и весьма предсказуемо для самого себя сдаётся [не особо пытаясь противостоять], расчерчивая в голове пока что эфемерную клетку для неё, которая когда-нибудь [совсем скоро] станет её [их общим] домом.

этот образ рождает очередное желание, искажённое, изуродованное его больным разумом, противоестественное от начала —

и до конца, который ждёт её рядом с ним в любом из возможных вариантов.

ведь любое упоминание о ней, даже случайное, даже про себя, не сулит ничего кроме ужасного мучительного голода, терзающего его с каждым разом больше. это чувство душит эвана, и он прячется от него, пытаясь отодвинуть на задний план. сосредоточиться, усмирить нрав и представить пресыщение ей во всей мере, такое, от которого ему будет тошно вплоть до последнего дня на земле. но израненное воображение рисует ему нечто другое, сокровенно жуткое и бесконечно непоправимое, что он конечно же сделает, как только позволит себе.

на это уходит время, а ожидание убивает в нём всё, что не успели похоронить мать, сестра и он сам. почти что четырнадцать месяцев сырых иллюзий, не подкрепленных ничем, кроме туманных воспоминаний и никчемных фантазий, в которых не было ничего, помимо дрожащих пальцев и прерывистого дыхания.

но стрелки часов в холле двигаются медленнее, чем ему бы хотелось. цифра девять пульсирует багровым в его глазах, и он предвкушает момент, когда вечер, переступив порог, превратится в ночь и подарит ему наконец то, чего он так сильно желал. от нетерпения его пронизывает дрожь, непривычно разливающаяся теплом по всему телу, разум мутнеет, а воздух раскаляется до того, что обжигает лёгкие — он теряет самообладание и покидает дом раньше, чем должен.

ветер, слишком холодный для октября, на короткое время остужает пыл, а мысли, всё это время мучившие его, внезапно исчезают. что-то внутри умоляет его вернуться домой, покинуть англию, уйти из жизни; оно настойчиво шепчет ему остановиться, её голосом. в какой-то момент всё сливается воедино от боли, он не видит ни огней лондона, ни грязную, обшарпанную дверь ведущую в мунго, ни ясное небо, усыпанное звёздами — только её бледное от ужаса лицо, которое возникает перед ним как будто во сне. и как во сне он тянет к ней руку, но она не исчезает.

— уиллоу, — словно в первый раз произносит её имя, непривычно протягивая y, — уиллоу, — повторяет снова, закрывая ладонью ей рот, — уиллоу, — заключает он, пытаясь найти ответ в её глазах, — я обещал, что вернусь, ты же помнишь?

0

21

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/276/749874.gif
MINERVA MCGONAGALL, 45
ПОЛУКРОВКА — ДЕКАН ГРИФФИНДОРА — CAITRÍONA BALFE

Сколько прошло лёт, Минерва?

Слишком много, чтобы каждый из них поддавался счёту. Конечно, я не писала тебе писем. Никогда не слала открыток и поздравлений; с удачным замужеством или днём рождения. Не пришла и на похороны твоего мужа много лет назад. Зачем? Не думаю, что ты нуждалась в моей поддержке хоть сколько-нибудь. Тебя всегда окружались друзья, верные соратники и все те, кого Альбус много лет спустя прозвал — Орденом Феникса. О, милая, я не буду рассказывать тебе, что думаю про эту вашу великую эпопею по спасению мира, но, наверное, если бы ты вспомнила обо мне, то я бы представилась тебе со скрещенными руками на груди и закатывающей глаза. Недовольно цокая языком. Ты помнишь меня, Минерва? Хотя, нет. Не вспоминай. Не к чему. Ничего выдающегося просто две потерянные девчонки искавшие тепла друг в друге, мечтая, что после выпуска весь мир ляжет у наших ног.

Я знаю, у тебя сейчас есть мужчина. Фабиан Пруэтт. Тебя всегда привлекали земные радости, отношения, дом полная чаша. Дети. Впрочем. Кроме двух взрослых дочерей и бесконечных попыток Фабиана залить свое горе выпивкой из-за потери жены, досталось ли тебе что-то хорошее? Спорный вопрос. Откуда я это всё знаю? Ох, милая, я много чего знаю. Информация всегда была для меня особенным товаром, а ещё... если я исчезла из твоей жизни почти тридцать лет назад, это ещё не значит, что ты исчезла из моей. Ты должна помнить наш последний день. Нашу последнюю встречу. Когда мы были ещё подругами... или как эти отношения между нами можно назвать? Друзья с привилегиями — слишком модное словосочетание, но вполне истинное. В тот день много чего случилось. Последняя встреча, загадочная смерть моего отца. Да, ты к ней не имеешь никакого отношения — я буду стоять на этом до конца своих дней и никогда не узнает правду. Удивительно, несмотря на то что мы друг другу никто, невольные школьные подружки, я до сих пор продолжаю тебя защищать. И будет лучше, если ты никогда об этом не узнаешь!

Нет, конечно, мы виделись. Существование в небольшом магическом сообществе подразумевает короткие незапланированные встречи. Но всегда как-то отстранёно, без разговоров по душам (что мне в принципе никогда не было свойственно), должных приветствий и упоминаний о чем-нибудь большем, чем дел насущных. Ты всё ещё профессор, декан факультета, уверена, что отличный специалист. Занимаешься воспитанием двух падчериц, дочерей Фабиана, с переменным успехом. Впрочем, весьма отвратительным, как по мне. Вы существуете с этими девочками на разных планетах и они так тебя и не приняли. Хотя... ты могла этого и не желать на самом деле. Мне никогда не удавалось пробраться в твою голову и узнать истинные мотивы любого из поступков. Да, мы никогда не будем друзьями, близкими друг для друга людьми, как в те школьные годы с пятого по седьмой курс. Поэтому я не буду писать тебе писем. Никогда. Поздравлять с праздниками или новым удачным замужеством. Было только прошлое, оно там и останется.


Максимально много возможностей для игры. Поэтому если ты пишешь от 4к до 10к, чуть быстрее, чем один пост в месяц (лучше раз в неделю, или чаще), хочешь развивать персонажа во все возможные направления, то мы все очень тебя ждём. Внешность — неменябельна. Есть много фактов которые в биографии персонажа тоже не подлежат изменению, например — отношения с Фабианом Пруэттом (с 1973 года по наст. время, дальше если не хочется, можно и не продолжать) и мачеха, на словах и деле, двух девочек Маргарэт Пруэтт и Бриони Пруэтт; отношения натянутые, но всё можно поправить при желании. Всё подробно расскажу в лс, покажу и направлю, так что без поддержки точно не останешься, и без игры тоже! В моем воображении Минервая такая живая женщина, которая может и оплеуху отвесить и где нужно подкрепить свои слова непечатными выражениями.

Отношения Атропа/Минерва предполагаются около романтические в школьные времена; впрочем можно уйти дальше и глубже от романтики, по твоему желанию. Плюс можно будет удариться в альтернативную версию событий в соответствующем разделе, где Атропа не вышла замуж для Малфоя. От себя могу гарантировать игру по школьным временам, на всё сто процентов, альтернативу и может что-то интересное в настоящем времени (какие-то может быть конфликты интересов или оказания услуг).

Насчет меня, как игрока. Я пишу много, часов, со вкусом, опечатками и страдательной манере. Поэтому любителям пожевать стекла на сон грядущий — прошу заглядывать на огонёк. Люблю внеигровое общение, но не навязываюсь, если тебе не интересно. Строчными буквами пишу по согласованию  с игроком, так что, тут проблем быть не должно. От 4к до 10к, по договоренности. Все моменты, конечно, обсудим в личной беседе. Можно в лс, а можно в телеге. Жду и надеюсь на скорое появление!

ПРИМЕР ИГРЫ

атропа — образец элегантности и сдержанной роскоши. ею восхищаются, ставят в пример — плохой или хороший, это уже вопрос второго порядка — опасаются, на всякий случай, ведь слухи ходят разные. одни правдивые, другие, ну... тоже, отчасти или полностью. атропа молчалива, когда того требует собственная выгода. присматривается, прислушивается, запоминает. с легкой полуулыбкой представляется неразборчивому оппоненту недалекой, посредственной женщиной. удачно вышедшей замуж в юном возрасте и теперь находящейся под покровительством супруга: его денег, его власти, его могущества. мало кому приходит в голову, что они действуют из года в год слаженной командой. нет не договариваясь, приятно удивляя друг друга. впрочем, не смотря на некоторые весьма положительные качества её характера, атропа, ко всему прочему была абсолютно безумна, как и все прекрасные представительницы семейства кэрроу. то скрывалось тщательно, но от опытного волшебника не ускользнет этот особенный блеск в глазах. полуухмылка на тонких всегда подкрашенный губах, легкая нервная дрожь в пальцах.

атропа, несмотря на подозрения и злые треплющие разное языки, всё ещё оставалась верной женой. нет, не из-за глубоких нежных чувств к супругу, скорее из-за как-то противоестественной привязанности. ту что она испытывала против своей воли. ревностно ощущая, как мистер малфой должен отныне и навсегда оставаться только её игрушкой. и никто не может портить ему жизнь, кроме драгоценной супруги. да, у него должно быть всегда время на её особенные, прекрасные в своём ужасе и драматизме, спектакли одного актёра. остальные — невольные зрители, мыши скребущий под сценой, пыль танцующая в солнечном свете. атропа желала получать внимание супруга всецело. и если кто-то или что-то нарушали желания миссис малфой, она предпочитала брать всё в своим руки и сосредоточившись полностью на решении проблемы, вскоре добивалась успеха.

мистер фэнрир был тем самым особенным орудием в опытных руках миссис малфой. они познакомились — впрочем неважно когда и зачем это было. мистер фэнрир решил проблемы миссис малфой, красиво с особой кровожадностью и эстетикой, за что она щедро вознаградила его звонкой блестящей монетой. вероятно решая материальные вопросы на некоторое время. должно быть хорошо, когда есть надёжный покровитель, что не имеет стеснённость в средствах? атропа не знала, как это. точнее — знала. но возводила их отношения с супругом на несколько другой, особенный уровень. куда остальным не добраться, как бы они не старались.

белая виверна встретила миссис малфой приятным полумраком и гнилостным смрадном спертого воздуха. атропа едва сдержалась, чтобы не скривить губы. положила на стол мешочек галлеонов и любезный хозяин заведения избегая посторонних и лишних взглядов провожает драгоценную посетительницу в закрытую комнатку, где они с мистером фэнриром должны были встретиться для обсуждения деталей и оплаты. атропа прибыла первая. в очаге горел огонь, на старом дубовом столе стоял графин с выпивкой (вероятно, по меркам владельца, самого лучшего), какая-то убогая композиция из фруктов, и вероятно чего-то ещё, но атропа уже потеряла всякий интерес и к этому месту и к украшениям в целом.

её волновал мистер слагхорн — точнее то, какие проблемы он создавал для мистера малфоя, попутно задевая и интересы миссис малфой. воробушек на своём прекрасном хвостике — атропа любила подкармливать разных умных волшебников монетами, что отплачивали ей верностью и небольшими услугами, им не сложно, а она всегда в курсе последних новостей — принесла не самые лучшие известия. судья визенгамота видимо возомнивший о себя слишком много раскапывал своим любопытным носиком разные подробности из жизни малфоев. и неизвестно, чем эти раскопки давно мертвых тел погребенных под грудой воспоминаний и пыли, могли закончиться.

— опаздываешь, — дверь за грейбэком захлопывается, а миссис малфой медленно сбрасывает с головы чёрный капюшон. и даже не важно было, что атропа сама пришла чуть раньше положенного времени. — впрочем, мы никуда не торопимся, — её тонкие пальцы закованы в чёрные перчатки, а на шее виднеется тонкая нить белого жемчуга. подарок мистера малфоя, не иначе. — угощайся.

— у меня есть для тебя работа, — конечно он должно быть догадался, что она позвала его не для того чтобы выпить вина или задушевно потрепаться на отвлеченные темы, — мистер слагхорн, — атропа не боится произносить имена вслух, даже если их подслушивают, что исключено из-за наложенных на эту комнату чар. никто никому не поверит, где миссис малфой, а где случайный болтун. — может быть ты слышал о нём или видел? —  атропа тянет за пальчик чёрной перчатки, и фарфоровая кожа показывается из её недр; ровные длинные пальчики, увенчанные несколькими тонкими кольцами. ах, миссис малфой питала некоторую слабость к украшениям, всё-таки она женщина. — я хочу сделать ему внушение. одно из тех после которых в мунго косточки сращивают ни одну неделю, — не улыбается, скорее говорит каким-то унылым тоном, словно обсуждает цвет салфеток на предстоящем ужине, — если внушения не подействуют — я хочу, чтобы мистер слагхорн умер. а в газетных заголовках на будущий день напились, что-нибудь... хм, ох, как называют вашу братию, пожиратели смерти.

0

22

более неактуально.

Отредактировано never die (17-05-2021 15:27:47)

0

23

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://i.imgur.com/VgwoH2G.gif https://i.imgur.com/PRJtceH.gif
DAMOCLES BELBY, 33-34
ПОЛУКРОВКА — ЗАВЕДУЮЩИЙ ОТДЕЛЕНИЕМ ОТРАВЛЕНИЙ РАСТЕНИЯМИ И ЗЕЛЬЯМИ — HARRY LLOYD

[indent] теперь все знают кто ты. дамокл белби известный зельевар, заведующий отделением отрвлений растениями и зельями. претендент, который возможно однажды заменит сплина на посту главного колдомедика святого мунго, если будет дружить с правильными людьми
изобретатель волчььего противоядия, за которое тебе, возможно, однажды вручат орден мерлина.
[indent] человек многих талантов, разочарованный романтик, циник, изобретатель и экспериментатор.
[indent] ты порой сам не знаешь, каким ты был раньше.
[indent] у тебя был дар, который даётся не так часто. способность к зельеварению, словно сам салазар слизерин поцеловал тебя в темечко при рождении. и ты хотел найти своему дару достойное применение, в юности ты в самом деле хотел помогать людям.
[indent] твоя семья была небогата, но у тебя были амбиции, ты хотел добиться успеха, и финансового благополучия.
[indent] но в твоей жизни была не только работа и амбиции, в твоей жизни была большая любовь, это любовь вела тебя и к краху и к процветанию.
п [indent] ричина по которой помощник-зельевар из магазинчика ‘зелья на все случаи жизни’ заинтересовался лечением ликантропии проста и банальна. твою возлюбленную [возлюбленного, это по-желанию,] укусил оборотень. и ты был готов пойти на всё, чтобы ей [ему] помочь. каждую свободную минуту ты посвящал работе над лекарством, которое если не излечит ликантропию, то позволит хотя бы существенно облегчить симптомы.
[indent] в декабре 1975 года, в твоей работе наметился прогресс, ты сварил зелье, которое по твоему твердому убеждению должно было помочь всем оборотням на земле, сдержать зверя и не терять разума в полнолуние. но главный компонент твоего зелья - аконит, смертельный яд для волков. а ты был не готов рисковать жизнью близкого человека.
[indent] ты обратился в министерство, даже сумел добиться встречи с главой департамента регулирования магических популяций эмроузом эйвери . но тот официально отказался тебе помочь, ведь в самом деле, как министерский работник, может санкционировать опыты над живыми и разумными существами.
однако, эта идея заинтересовала пожирателей смерти, и в особенности меня. мы пленники луны, на многое готовы, чтобы облегчить своё проклятие. ты заключил сделку с дьяволом, в моем лице, получив возможность испытать свою средство. за высокий результат приходится платить высокую цену. детали и результаты испытаний обсудим отдельно.
[indent] летом 1976 года с подачи мистера эмроуза и его влиятельных друзей весь мир узнал о волчьем противоядии и о его чудесном изобретатели дамокле белби. ты быстро понял, что стоит дружить с правильными людьми.
[indent] для тебя сделали исключение, и по личному распоряжению хелберта сплина, назначили целителем отделения отравлений, а осенью 1979 ты получил должность заведующего, потому что согласился помочь хелберту сплину в одном очень деликатном деле, подробности о котором можно прочитать здесь.
[indent] сейчас у тебя есть деньги, известность и признание, но лишь тебе одному известно, какую цену ты за это заплатил. как великий мечтатель стал мизантропом и циником. как изменился тот, кто стремился помочь другим. стало ли это причиной почему твоя возлюбленная [твой возлюбленный] больше не желает иметь с тобой ничего общего? или причиной разлада в твоей семье, ведь ты до сих пор не видел своего новорожденного племянника? ведь твой родной брат не пускает тебя на порог.


[indent] — это история о великих мечтах и тяжелых решениях. попытка понять, всегда ли благая цель оправдывает средства. история о моральной дилемме врача и ученого. история об амбициях.
[indent] — внешность и многие детали биографии обсуждаемы, но мне хотелось бы оставить основу сюжета об изобретении зелья и необходимости его испытания.
[indent] — выпускник хогвартса 1963 года. факультет на ваше усмотрение, думаю рейвенкло или слизерин. легенда школьного клуба зельеварения.
[indent]  — пишу 5-8к иногда чуть больше, иногда чуть меньше, могу простынями, если хотите. с большой и с маленькой буквы, с птицей тройкой и без неё. от первого и от третьего лица. пишу разное и по-разному. всегда пытаюсь подстроиться под соигрока и получить гармоничный красивый текст.
[indent] — оборотней на форуме, увы, немного, я и моя чудесная вера. но вы легко найдете игру с работниками министерства, магозологами, и зельеварами. в сюжете есть перспектива для развития личной драмы и драмы семейной, кроме того, можно влиться в сюжет борьбы за власть, вмешаться в грязные делишки сплина (расскажу отдельно) и найти своё место в сюжете.

ПРИМЕР ИГРЫ

indent] — Пьюси, значит, - Фенрир произносит эту фамилию, словно пробует на вкус, молодое вино, что скисло до уксуса. Достаточно чистокровные, чтобы однажды получить метку, но всё же недостаточно чистокровные, чтобы войти в “священные 28”. Амадеус из рода “ запасных невест, если не нашлось кого-то получше”. Впрочем, его дед, кажется, крупная шишка на ровном месте в министерстве. Это обстоятельство играет не последнюю роль для Темного Лорда. так что о своей карьере среди Пожирателей смерти, Пьюси может не особенно беспокоиться.
[indent] Грейбэк достаточно давно в Лондоне, чтобы разобраться во всей этой идиотской системе классового британского общества. Люди, которые так гордятся своим происхождением чертовски смешны, так словно, их выдающаяся фамилия, и родословная скаковой лошади, напрочь исключают вероятность, что какая-нибудь распутная прабабка с удовольствием отдавалась маглу на сеновале. Их разделение мира, их ксенофобия, то, что позволяет им однозначно делить мир на своих и чужих. Впрочем, один австрийский художник чуть было не захватил мир, грамотно сыграв на страхе перед теми кто отличается. И Лорд идёт той же дорогой, создает противников и сторонников, разделяет и властвует. И никто в страхе не смеет его упрекнуть, в том, что его собственная кровь не так уж чиста, впрочем, любой из пожирателей, кто посмеет сказать это вслух, будет казнен.
[indent] Дело не в чистоте крови, дело в том, что герой не возможен без чудовища, и если хочешь вознестись, убей монстра. Но иногда, чтобы его убить, нужно его создать, пусть и в чужих глазах. Вытянуть из сказки, высосать из среднего пальца, если придётся. Рассказать о том, что маглы это угроза, что они грозят волшебному сообществу вымиранием. И не позволить никому усомнится в важности чистоты крови.
[indent] И всё же Пьюси прав. В планы оборотня совсем не входит отрывать ему голову, хотя бы потому, что потом проблем не оберешься. Ибо не стоит сердить титулованного папашу. Впрочем, если будет доставать всегда есть варианты. Не стоит прогуливаться в плохом районе после заката. А то знаете ли возможны различные неприятности. Темза как известно всегда под боком.
[indent] — Интересуешься сказками? - взгляд волшебника указывает на библию лежащую рядом с Грейбэком на диване.
Юношеский максимализм во всей красе, молодой Пьюси думает, что он уже всё в жизни понял. Он видит в этой книги всего лишь набор грошовых еврейских сказок. И не видит того, что за ней спрятано.
[indent] — Не сказками. Прошло две тысячи лет, сгинули те люди и те империи, а эта чертова книжка всё еще живёт. Никогда не задумывался, как же так вышло? - Фенрир постучал длинным ногтем по замусоленному мягкому переплёту.
[indent] — Это книга о том, как люди устроены. Ради чего они живут, и ради чего они умирают. Это книга о том, ... как править миром, если угодно, - Грейбэк усмехнулся. Всё проще и одновременно гораздо сложнее. Это книга о том, как создаются и рушатся империи, о том, что сражаться готовы лишь те, кто достиг дна и довёден до отчаяния. Это книга о маркетинге и величайшем обмане в истории. Всю дорогу проходимец сидит и вещает беднякам, что они получат “царствие небесное”. Без гарантий и хоть малейших шансов на воплощение своих обещаний. О человеческой природе и убийстве иноверцев, о старом как мир принципе, кто не с нами, кто против нас. О! кстати, и о том, что хочешь встать на ступеньку выше - приведи друга.
[indent] И о добром, справедливом отце, который примет своих чад любыми. Извечное желание всего человечества, продиктованное так и неразрешенными до конца проблемами с папочкой. Пару тысячелетий спустя, мы всё так же банальны, как и эта книга.
[indent] — Впрочем, сдаётся мне, ты всё же здесь не ради теологического диспута, - оборотень задвигает книгу под диванную подушку. Возможно вожак читающий подобную ересь как раз не то, что нужно видеть стае. Впрочем, грамотных среди оборотней не так уж и много, маги об этом позаботились.
[indent] — О твоей связи с Лордом. И о том, как эту связь получить, - декларирует наконец цель своего визита молодой волшебник.
[indent] — Вот, как, - Фенрир поднимается с дивана, оборотень удивлен, он почти готов ответить: почему бы тебе не спросить об этом у своего папаши. Но он в точности знает почему. И игра, в которую Пьюси предлагает ему сыграть вовсе не так однозначна.  С одной стороны, он не против подыграть, чтобы позлить папашу Пьюси, с другой стороны, игра должна остаться достаточно тонкой, чтобы в случае чего не огрести по шеям.
[indent] Слабина, червоточина, рычаг. Рыбаки в Кале вскрывают устричные раковины. Скребут их ножом, обнажая край, снимая слой за слоем водоросли и известняк. А потом подковыривают в нескольких местах ножом, ища то самое дефектное место, чтобы пропихнуть лезвие между створок. Шерудят лезвием внутри раковины рассекая спайки. Потом расскачивают створки ножом, последнее усилие, совсем небольшой рычаг и створки ломаются, как бы крепко они не были спаяны.
[indent] — Я не торгую своим положением и благосклонностью Темного Лорда. Так что, проваливай, - произносит Фенрир спокойно, это правильный ответ. Единственный возможный в условиях той сделки, что он заключил с лордом много лет назад. Простой и однозначный. Впрочем, он прекрасно понимает, что волшебник его не послушает.
[indent] Амадеус разражается длинной тирадой об униженных и оскорбленных. Грейбэк слушал эти сладкие речи не от одного волшебника. Так уж вышло, что когда им что-то нужно, волшебники поют слаще чем райские птички. Всё еще надеясь, что оборотни настолько глупы чтобы в это поверить. Фенрир точно знает, что их раз и навсегда разделила кровная принадлежность. И жо тех пор пока ты не оборотень, тебе в самом деле нечего нам предлагать, и нечего доказывать.
[indent] Впрочем, этот парнишка так хочет признания, что готов пойти на многое, чтобы его получить. И не имя возможности получить этого от отца и других пожирателей, он готов пойти на сделку с оборотнями. С Грейбэком и стаей. Вот зачем нужно интересоваться сказками, чтобы понимать, на что готовы люди доведенные до отчаяния.
[indent] Чтобы упрочить свою позицию парень готов на сделку с оборотнями, можно подумать его не учили, что не следует связываться со зверями. Учили, и он бы не связался, будь у него выбор. Но выбор - это роскошь.
[indent] — Неужели хочешь добровольно податься в оборотни? - Фенрир разражается громким смехом. Никто добровольно не выберет этого проклятия. Мальчишка чересчур переигрывает, пытаясь показать свои симпатии. 
[indent] — Тогда приходи через две недели, полнолуние двенадцатого мая. Только смотри, чтобы тебе по пути голову не отгрызли, -  оборотень ржёт. В этом вся суть. Тот кто приходит и поёт о равенстве и братстве, ни за что не готов разделить судьбу зверя, впрочем, это и не требуется.
— Черт с тобой, - он слегка хлопает волшебника по плечу. Он всё уже решил. Есть кое-что, что должен узнать и запомнить каждый волшебник, которому предстоит иметь дело со стаей.
[indent] — Пойдём, сделаешь кое-что для нас. И если не сбежишь к мамке под юбку, посмотрим, что можно сделать, чтобы Тёмный Лорд обратил на тебя своё внимание, - Грейбэк направляется к двери, прекрасно понимая. что у Пьюси не остаётся другого варианта, кроме как следовать за ним.
[indent] Они идут тускло освещенными путанными коридорами. Из тени за ними наблюдают опалесцирующие волчьи глаза на человеческих лицах. Грейбэк открывает дверь в конце коридора ведущую в подвал. Внизу глухая тьма.
[indent] — Здесь один пролёт и двенадцать ступеней, посторайся не свернуть себе шею, - предупреждает оборотень, начиная спускаться во тьму. Всё же вирус в его крови дарует некоторые плюшки.
[indent] Подвал пахнет землей и сыростью, сточными водами и чем-то почти неразличимым для человеческого обоняния - животным страхом. Грейбэк идёт вдоль стены, подходит к небольшому столу и зажигает стоящую на нём керосиновую лампу. Контуры помещения проясняются. Кроме стола здесь совсем немного мебели, несколько стульев с наброшенными на них верёвками и ремнями. Шкаф, напоминающий те, что стоят в аптеках и больничных палатах, за стеклянными створками которого, скопом лежали какие-то железяки то ли из арсенала хирурга, то ли из арсенала палача и несколько склянок с зельями.. В углах были распиханы массивные железные клетки, здесь стая запирает особо ретивых и провинившихся, чтоб избежать неприятностей в полнолуние. Впрочем, сегодня в двух клетках у них гости.
[indent] — Знакомься, мистер Литворк и его дочь Юджиния, - Грейбэк берёт керосинку со стола, делает несколько шагов к клеткам, где сквозь решетку жмуться друг к другу двое людей, в ободранной и окровавленной одежде. Испуганные пленники, стараются забиться дальний угол клетки, поближе к стене, так словно, если им это удастся, оборотень их не достанет.
[indent] — Мистер Литворк владел ценной вещью, которая принадлежала славному предку нашего господина, - Фенрир, присел на корточки, и поднёс лампу поближе к решетке, так чтобы Пьюси мог видеть застывший на лице мужчины ужас.
[indent] — А потом продал. И отказывается отвечать, кому, - Фенрир, хлопнул себя по бедру, выпрямляясь. Вручил волшебнику лампу.
[indent] —  Посмотрим как далеко ты готов зайти в своей преданности Темному Лорду.

0

24

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://66.media.tumblr.com/bc31416465bcb70f5436a3fc396da9a3/tumblr_inline_plsbla3XmL1slbpsl_1280.gif https://66.media.tumblr.com/6d1db9bac036fa1715440dd78abed51a/tumblr_inline_plsbl2tDBx1slbpsl_1280.gif
SCARLETT MACFUSTY, 26
ЧИСТОКРОВНА — РАБОТНИК В МИНИСТЕРСТВЕ МАГИИ — LUCY BOYNTON

В обязанности семьи входит — транспортировка драконов на новые места обитания, лечение, усмирение, присмотр за потомством. Не редко драконологи вступают в боевые действия против браконьеров. Также, маги регулируют перемещение драконов. Категорически запрещено «упускать момент», ведь если драконов попадется на глаза магглу, беды не избежать.  Любому магу следует помнить, что драконы ищут и используют любую возможность нарушить границу в поисках добычи. Их невозможно приручить и им невозможно объяснить необходимость сохранять свое существование в тайне. Кроме того, их ареал обычно очень велик, что приводит к тому, что заповедники драконов создаются в самых диких и труднодоступных местах нашей планеты.
Первое слово у маленького ребенка рожденного на островах не «мама», а «дракон». Считается, что вся семья имеет непростой нрав, унаследует повадки и взрывной характер. Как говорится, с кем поведешься, того и наберешься. А гебридские черные драконы агрессивные, неуправляемые, опасные и достаточно жестокие создания. Таков и клан МакФасти. В жилах которых течет древняя, сильная и чистая кровь. Да, пусть они и не гнушаются полукровок или магглорожденных волшебников, но считается, что каждая женщина передает своему потомству что-то необыкновенное, сильное и могущественное. Связь нерушима, непоколебима. От семьи не отказываются и не отворачиваются, за нее готовы даже умереть, если это понадобится. Несчастные случаи происходят довольно часто, спасти жизнь, после нападения дракона, практически невозможно.
Семья сотрудничает с Шведским Заповедником и Уэлльским питомником. Многие из нас постоянно ездят по миру, набираются опыта и знаний. Детей оставляют на попечение старших.

- тебе ведь очень повезло, знаешь? пять братьев, у каждого свой непередаваемый, взрывоопасный характер. и именно ты являешься тем катализатор, что способен завертеть каждого из нас в считанные мгновения. как думаешь, ты сильно отличаешься от нас? о,все еще хуже. скарлет, ты единственная, к кому мы прислушиваемся, кого любим всей душой и кто, действительно, готов не раздумывая отдать за тебя жизнь.

- во время учебы ты всегда проявляла интерес к астрономии и древним рунам, также, отчаянно старалась познать глубины ухода за магическими животными, когда-то ты горела новыми открытиями, жаждала путешествовать по миру и во всем брала пример с уэла. только получилось неудачно, мы оба прямо таки приносящие беды волшебники. мой брак с треском развалился и я захотел рассказать об этом только тебе, пусть у нас двенадцать лет разницы, именно ты, по-настоящему, мудро, умела заглядывать в мою душу. без слов выражать море поддержки и понимания, не возмущалась, а лишь приветствовала мои безумные идеи.

[indent] когда уэл уехал на другой конец мира, ты писала ему письма, с жадностью пытаясь разузнать, как же там, на другой стороне? где нет контроля вездесущей семьи, ответственности и чувства долга. там, где действительно, можно принадлежать лишь самому себе. в свое время ты была паршивой актрисой, не способной скрыть собственные эмоции, завуалировать помыслы и наша бабушка говорила: "от девка, ни капли хитрости"

- мы дети мшистых долин, буйных волн, порывистого ветра. нам не присуще сидеть на одном месте, всегда хочется нестись навстречу приключениям. после окончания школы, скарлет унеслась в норвежский заповедник, но не завершила обучение, никому ничего не объяснив вернулась домой и осела в министерстве магии. спокойно работая под начальством брата, четко выполняя поручения, растеряв весь огненный запал.
[indent]  [indent] так что же случилось? кто посмел выжечь тебя дотла, сестра?


- в сюжете отыграно нападение на гибридские острова, в итоге скарлет была похищена. что произошло? помнит ли она, кто все это затеял? решим по месту.
- не замужем. (были ли предыстории - это в ваших рука; всякие там горестные отношения, разбитое сердце и т.д.)
- опытный маг, вполне быстро обучается, сообразительна. отлично плавает, любит печь и всегда старается впихнуть кому-то из братьев пару кексиков с кулак величиной и кучей изюма внутри, (уэл стойко все ест, стараясь не показывать, как его передергивает от начинки, которую он ненавидит, но сестру-то-любит).
- знает азы колдовской медицины, отлично разбирается в травушках муравушках, умеет вставить перелом или обработать_перевязать рану.
рожденный бегать, пиздюлей не получит (простите, пять братьев, напомню. )
свободно трещит на четырех языках, наша мать непреклонна и каждый из ее детей обладает своим, особым талантом. но языки - обязательны.
- внешность обсуждаема, имя тоже, возраст остается, наличие шумной родни тоже. я буду ждать, готов все подвергнуть корректировке.  коль у тебя возникнут более интересные идеи и взгляды на персонажа. и, умоляю тебя, будь самостоятельной, я не смогу тащить везде за собой. игроки у нас отличные, так что пока я буду в запое, от скуки не помрешь https://funkyimg.com/i/34kHX.png
также, чуточку про наших братьев

ПРИМЕР ИГРЫ

Нет, милая, никаких положительных ключей на протяжении многих лет. Лишь молчание по отношению к собственной жизни, как ты когда-то предсказала, вдоль и поперек. У нее по-прежнему  идеальная прическа, волосок к волоску. Цвет мантииа и саквояж, так чудно оттеняют ее глаза. Он не помнил, сколько тогда галлеонов вывалил за столь милую ее сердцу вещицу. Их семейная жизнь шла  в постоянных разъездах, он тогда не думал, что Руди могла от нее уставать. Лишь с диким остервенением скупал все, что ей нравилось, лишь бы не видеть, как она укоризненно смотрит на то, сколь быстро они перемещаются по заповедникам. Да, он видел, но упорно не признавал, что пора осесть, обзавестись постоянным домом, позволить ей вить гнездо. Ведь так это называется?
Уэл протягивает руку, перехватывая ее поклажу, и пропускает волшебницу к дому. Он попросил оставить все на своих местах, с помощью кропотливой хозяйки дома, воссоздал то подобие воспоминаний, которые еще были ему доступны. Волшебник бережно поливал цветы, оставляя межу ними необходимое расстояние в десять дюймов. Поправлял скатерти и даже заботился о том, чтобы шторы соответствовали интерьеру. Так он возвращал свое прежнее состояние, связь с прошлым давалась ему тяжело, но именно это было уроком, который стоило вызубрить.  Уэл с любопытством наблюдал за ее реакцией, за тем, как за пару шагов она вновь возвращается в прошлое. Бережно поставив ее саквояж около дивана, мужчина медленно обошел жену со стороны, пытаясь отделаться от назойливого аромата «слишком» знакомых духов. Благо стол позволял и сев на тут же заскрипевший стул, он скинул с себя жилет и положил его рядом. Разминая старый ушиб на запястье, волшебник искал в ней изменения. Может, за те долгие годы и она открыла для себя что-то новое? Смогла справиться с той дрессировкой, что положила крест на их браке?
«Пусти меня», волшебница заливисто смеется, когда он распахивает двери ногой и вносит ее на руках. Фата щекочет ему бороду и их смех слышен по всей округе. Уэл кружит свою новоиспеченную жену и, спотыкаясь,  падает с ней на диван. Это их первый, официальный день, он ответственно заявил перед всей своей огромной семьей, что готов отныне и навеки, поддерживать во здравии и болезни. Любить, пока смерть не разлучит. МакФасти перебирает пряди ее волос и поправляет цветы, так аккуратно вплетенные в локоны. Сегодня он безразмерно счастлив и точно может рассказать всему миру, какие чувства переполняют его. Но, разве можно это описать словами? Уэл заглядывает в ее голубые глаза и шепчет на ухо Прю, как рад, что она когда-то сказала ему «да». 
Ее смущенный смех он слышит до сих пор, где-то вдалеке, будто запертый в клетке, он бьет его под дых, от чего самому хочется прокричать во все горло. А как же долго и счастливо? В его легких непрерывно затягивается тугой клубок из непонимания и какой-то детской обиды. Вот так просто? Приносишь эти пергаменты, чтобы я просто размашисто подчеркнул, что в своем время всех обманул?  Дышать становится тяжело, и он разворачивает бумаги, бегло знакомясь с текстом. «По неразрешимым..» Его хватает не надолго, и он отбрасывает их в сторону.
     — Нет.
В конце концов, она ушла от него, бросила. Она не захотела попробовать что-то исправить,  так почему же сейчас он решил цепляться за то, что давно утеряно? Все его сознание кричало, чтобы он взял перо и наконец-таки избавился от бремени, которое явно мешает ей, не ему. Но Уэл упорно молчит, лишь сверлит взглядом свою жену. Пожимает плечами и повторяет:
     — Нет.
И делай, что хочешь. Кричи, бей посуду, преврати этот дом, который он так долго восстанавливал, в сущее ничто. Ответ будет тем же. Хотя, помня ее натуру, она лишь промолчит. Пожмет плечами так же, как он сделал это мгновение назад. Он был готов к холодному равнодушию, к тому, что ей все равно. На любые его заявления, на то, как он срывался на повышенные тона и заявлял ей, что устал приходить в холодную постель, волшебница лишь ускользала подальше. Не выбирала открытую конфронтацию, не позволяла себе выйти из заученного образа. В его глазах – догадка, осознание и непонимание, скорее убеждение, чем возможность отступить назад.
— У тебя есть кто-то? Я думал ты уже давно .. нашла способ избавиться от такой небольшой заминки. Как наш брак.
Он задумчиво продолжает растирать ушиб, не находит верных слов. Да и зачем они нужны, когда между ними пропасть длинною в жизнь? Его мозг пульсировал, хотелось выложить перед ней все, что было пережито. Только нужно ли ей это сейчас? Или скорее, нужно ли это ему? Он ежедневно пытался выбросить из головы ее образ, который настойчиво проползал в каждый сон. Это стало пугающим правилом, возвращаясь к нему в кошмарах и бестолковая записка, для которой было отведено определенное место в аду. В каждом сне он искал ее по пустому дому и не мог найти выход, был заперт в собственном подсознании, извиваясь и разрывая грудную клетку в бесшумном хрипе.
Но разве о таком говорят мужчины? Разве говорят они о самых потаенных, скрытых страхах, калечащих подсознание и жизнь. Или же они все-таки обязаны оставаться сильными? Он страшился получить ответа и с сожалением осознавал, что все эти годны слишком короткое время для душевного спокойствия. Калейдоскопом пролетели года, а он все так же чувствует, ту самую боль.

0

25

более неактуально.

Отредактировано never die (01-07-2021 18:49:02)

0

26

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?


[indent]
[indent]

я целую пальцы твоей руки;
мы близки,
но в то же время
чудовищно далеки. 

https://i.postimg.cc/Bby98qYd/174.png
KONRAD MACDOUGAL, 40-45
ЧИСТОКРОВНЫЙ — ВАШ ВЫБОР — CILLIAN MURPHY

алекто касается его пальцами своей руки. сбрасывает со лба волосы, ловит перестук сердца под сводом ключиц, ведет над артериями, спотыкается о родинки, натягивает кожу и бьет ноготками по ребрам. у него - шрамы и чёрные рисунки, у неё - неукротимое желание обладать каждым штрихом его тела, будто она его создала. будто это она оставила на нем зарубки, как война или оспа, будто она нарисовала ему обережные символы и числа, как его личная тюрьма, будто она и мысли о ней и только не дают ему спать по ночам и заставляют бродить по коридорам поместья, пустого, словно он привел в дом небытие и закрыл вход всем прочим.
его дом - это тайна для всех, у кого не железные лица и кулаки, у кого не прогорклая, тенистая душа и не запятнанные мареновым ладони. алекто бывает в его доме чаще, чем порой он сам. алекто оставляет свои тени, шаги и следы (пролитый на кресло джин, губная помада под мочкой уха у статуи, её шелковый платок, сброшенный на уголок портрета пращура-макдугала). для алекто в этом доме нет секретов и загадок, она знает его так же хорошо, как макдугала. алекто знает его всего и не устает себе напоминать, изучать его заново, вновь и вновь вырисовывая на нем карту прикосновений. у его тела нет от неё никаких секретов, но если бы ей нужен был он полностью, она бы забрала его себе клинком и кровью. сделала бы его душу частицей своей. проглотила, как преисподняя.

алекто касается его губами - у макдугала на шее остаются ожоги. он стирает её красную помаду, проводя черту большим пальцем, закрывает ей рот, накрывая губы своими. когда она кусается, у него язык - красный.
и ему нравится.
если бы она могла оставить всё как есть, то никуда бы не уходила. но она молча кивает и разворачивается, поднявшись со стола (разбросанные бумаги, вскрытые печати, опустошенная чашка кофе, игольчатая окурками и сгоревшими письмами хрустальная пепельница). алекто бросает макдугалу что-то про то, что когда-нибудь она исчезнет, оставив его одного. и только ему одному из всех не улыбается - этого никогда не произойдет.

алекто думает, что будет, когда он не захочет касаться её. отвергнет, бросит, оставит позади, холодно попрощается (и она замерзнет навсегда), вежливо поцелует между большим и указательным и отбросит её руку, выпустит из своих объятий сломанную и раздавленную. алекто не двигается, когда ждет, что скажет макдугал, когда она предлагает ему уехать (сбежать).
вместе.
она не двигается, когда он снимает с её плеч пиджак и проводит сухими ладонями по её рукам, прижимаясь своей кожей к её уху так, что она слышит, как стачиваются под щекой клыки, которые она всегда хотела ему подарить.
что он планирует? избавит мир от алекто? бросит их армию в руинах? сбежит один, не оставив ей ничего, кроме своего запаха на её одежде, кроме своего вкуса на её губах, кроме своего имени на её змеином языке, кроме отпечатков подушечек своих пальцев на бледности её плоти, покрытой мурашками от... страха? о чем он думает, когда берет её на своём рабочем столе и закрывает окнам своего дома глаза, чтобы никто, кроме него самого, на алекто не смотрел? чего он хочет, пока она снится его разуму и шепчет ему на ухо, что мертва?

я - мертвая, а ты - живой.

каждый раз, когда она приходит к макдугалу, она хочет, чтобы он научил её ощущать себя живой.
[indent] а он умирает.


+

х. без метки. персонаж пошел к пс по принуждению, но принудила точно не алекто, хотя она может выступать кем-то вроде следящего куратора. вероятно, занимает престижную и полезную для темного лорда должность в министерстве. чем пригрозили за неподчинение - на ваш откуп, как и то, чем конкретно он заинтересовал пожирателей (возможно, в устрашение жену магдугала убили. возможно, это сделала алекто. возможно, макдугал об этом знает). я уверена, что макдугал явно не самый преданный сторонник идеи превосходства чистокровных, хотя к убийствам как таковым относится одобрительно, но без фанатизма, считает подобные крайние решения мерами действенными и имеющими место быть; то есть макдугал - абсолютно адекватный человек, не садист или психопат, а просто со своими взглядами и порой довольно хладнокровный и жесткий.

хх. исключительно чистокровен, но фамилию можете поменять, как и имя, можете даже сделать иностранцем (у меня особый кинк на север, скандинавию и германию в частности, так что это намёк на то, куда смотреть, если не на англию).

ххх. возраст строго в пределах указанного (lolita vibes and and there's no escaping it);

хххх. конрад - первый мужчина алекто, с её отрочества. ей было, наверное, лет 16, и именно она соблазнила макдугала. они знакомы уже давно, и отношения у них есть по сей день. но отношения эти ограничиваются скандальными появлениями на приёмах (без вульгарщины со стороны алекто, не волнуйтесь, хотя вся эта связь уже чертовски порочна в глазах даже относительно современного аристократического общества), вояжами за границу и походами куда-то вроде оперы и спальню макдугала.
алекто на все 100% против брака, но за макдугала она не отказалась бы выйти замуж. также упомяну, что к вероятности алекто выйти за кого-то замуж макдугал, надеюсь, относится весьма отрицательно. в целом оттенок его чувств к алекто - на ваш выбор, но я полагаю, что он почти влюблен или хотел бы (я бы хотела https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/36292.png даже несмотря на смерть жены, если вы это оставите).
алекто играет в любовь. чисто по фану, потому что с макдугалом ей приятно. хотя она и на самом деле задумывается над тем, что она, возможно, хотела бы прочувствовать нечто столь великое, как глубинная истинная привязанность. не просто похоть, а любовь. хотя в случае алекто хотеть и быть способной - разные вещи, и способной она вряд ли когда-либо сможет быть. наверное, всё-таки как и макдугал по отношению к алекто.
имейте в виду, что около_нц у нас будет (вайбами-флэшбэками или короткими отрывками без деталей, ибо отыгрывать чисто это у меня интереса нет), потому как алекто - всё-таки любовница макдугала, и их отношения строятся на получении взаимного удовольствия, а всякие любовные/дружеские/семейные (даже так, ага) подтексты идут уже после.

ххххх. заявка - чистое страстное желание видеть киллиана мерфи (я очень люблю его и хочу его везде, так что для него роль у меня всегда есть, хы). однако на соблюдении пунктов и на внешности (эпохи последних козырьков, анны, антропоида и дюнкерка) настаиваю. био и всё прочее здесь не указанное - на ваше усмотрение. пост мне в личку обязателен, мою анкету сможете прочесть после регистрации, посты пришлю в частном порядке. общение вне фора (в телеге желательно, там я почти всегда) мне важно хотя бы минимальное, однако я сама могу пропадать с форума в реал дней на 5 и скупа на походы во флуд, так что энтузиазм меня ожидать от вас приветствуется. я немножко графист, с авами готова помочь, но вы тоже придерживайтесь эстетичности, очень прошу.

пишу ≈ 4-8к, от третьего лица, с птицей-тройкой и маленькими буквами, использую песенки и играюсь со шрифтами; могу ответить в течение пары дней, могу через месяц; дня на 4 могу упасть в реал с форума, но в тг доступна с утра до вечера; экспериментирую (извращаюсь) с эпитетами и метафорами, одушевляю неодушевляемое, и всё у меня в основном труднопонимаемое gloomy, weird & creepy, с религиозными отсылочками и про смерть; воспринимаю любой формат и размер постов соигрока, лишь бы меня вдохновлял ваш слог.

не пугайтесь, приходите, смело предлагайте, всё обсудим, всё решим, лишь бы горели персонажем и не пропадали. цем.

ПРИМЕР ИГРЫ

с её губ срывается химерическое шипение, и она расслабляет руки, выпуская амадеуса из хватки. (где-то здесь демоны выходят из тени и змеиными хвостами свивают узлы на мужской шее). алекто - дурман; её руки теряют контакт с его кожей и возвращаются к её телу, выпрямляясь вдоль, но узы чар её всё еще властны над пьюси - она знает. если бы он и смог пошевелиться, то ради того, чтобы привлечь её к себе или склониться к её ногам.
потому что они все одинаковые, что это даже утомительно, ведь в их мыслях нет ничего для алекто нового - они не могут удержаться перед тем, чтобы в своих крошечных блудливых мечтах раздеть алекто, а потом сделать всё, чтобы она позволила им это сделать наяву. или чтобы разделась самостоятельно (рука проводит по талии вверх и огибает бедро, одно движение указательным и большим пальцами - и платье будет рассечено напополам, и оголенную кожу можно трогать, мять, ласкать, грубо стискивать в кулаке, оставляя на ней влажные алые следы, оставляя себя, поцелуи лиловыми синяками, можно будет присваивать себе алекто сколько угодно, причмокивая губами, проводя кожей, проникая внутрь, наклоняя корпусом, нависая сверху, позволяя ей выгибать спину и царапаться, вырезая абрисы ребер ногтями).

чёрт, они все её хотят.

хотят тело, хотят деньги, хотят её влияние, хотят благоволение её отца. хотят в чужих спальнях с бордовыми балдахинами (загустевшая трупная кровь вниз по бедру - сильнее, быстрее). хотят в кабинетах министерства, не снимая свои рабочие штанишки, тесные от набухшей плоти, когда она минует их, обдавая мускусными духами с афродизиаком. хотят в хмельной одури за стенками дешевых отелей с парочкой пользованных сотню раз шлюх (не раздевайся - смотри; если вскрыть этих подстилок, у них будет кислотная, кислая кровь, у них грязные щеки, перегар вместо духов, привкус водки и мета на языке, длинные ногти, чулки землистого цвета и покусанные губы, и когда алекто впервые увидела таких, ей подумалось, что их можно будет взрезать прямо от паха до горла по рукоять, и нечистоты польются прямо по парижским улочкам до самой сены, и воды будут студенистыми, болотисто-грязными и пурпурными, как виноградная мякоть под ногами винодела, и они отравят весь город). алекто хотят везде и по-разному, хотят со скрученными руками и самостоятельно вставшей на колени, и каждый взгляд она читает как призыв или вызов,

но не каждый может себе позволить алекто. тем более бесплатно.

пьюси ничего не платил - он заставил заплатить адрастаса. теперь его сынок заставляет за всё расплачиваться еще и алекто. расплачиваться за недалекие взгляды амадеуса и амбициозность крысы, прыгающей на пиршественный хозяйский стол, за откровенную детскую недальновидность и мягкость пластилинового щенка, трущегося подле ног мамаши, и, мерлин, за эти невыносимые напыщенные признания в любви.
алекто охота расхохотаться, зацепив губную корочку остриём клыка, чтобы земля под пьюси разверзлась, и сам дьявол вышагнул из преисподней в эту комнату и пощекотал свою неприязнь к людям глумливым смешком. пьюси - яркий экземпляр мужчины, которого алекто не берет в счет ни при каких обстоятельствах. его отец выиграл её, это сделал не малыш амадеус. незначительный, беспомощный, наивный, самонадеянный, уязвимый и, несмотря на возраст, слишком юный своими мозгочками, чтобы лезть в эту игру. лезть к алекто.
он ни за что не сможет удержать её подле себя, приковав к кровати или посадив на цепь в подвале вместе с грязнулями-эльфами, не сможет везде приводить с собой, подвязав за запястье или бедро к веревочке, что будет вести лишь к нему одному. амадеусу не под силу справиться с тем, что живет в алекто, чем она живет и что может сделать с его хрупкой, беззащитной и тоненькой, как флер, человечьей шкуркой.

сам дьявол от испуга спрячется за дверцу шкафа и превратится в призрак ночного кошмара.

алекто на мгновение отдаляется от амадеуса туловищем и наклоняет голову вбок, смеряя оценивающим взглядом, рассматривая его с сомневающимся любопытством, которое после недолгих размышлений сменяется только разочарованием и сожалением. будто ей подложили тухлятину вместо свежего мяса. алекто даже не голодна, наоборот - у неё в животе кобровыми кольцами связывается позыв к тошноте и потребность куда-то выплюнуть омерзение. пьюси жалок настолько, что его хочется обнять и погладить по головке; тебе очень не повезло, мальчик - здесь тебе голову могут только отрубить.

алекто думает, что бы она могла с ним сделать. медленно соскоблить кожу с черепа, потянув шкурку со щеки дальше по спине, ребрам и икрам ног. вырвать гениталии и подбросить десерт гончим папиной псарни. хрустнуть ручками до конца и вскрыть ему грудину сердцем наружу. сломать каждую кость в его теле, в этот охуенно чудесный праздничный день оставив лицинии только сгусток каши вместо её сына.

алекто прикусывает нижнюю губу и почти ощущает на языке сладостный привкус греха вперемешку с кровью, между ног - воодушевление до мурашек и дрожи, в глазах - слепящее предвкушение от содеянного, отпечаток будущего шедевра. (где-то здесь дьявол алекто потирает влажные ладошки и хихикает у нее возле губ, прижимаясь красной щекой к её скуле).

разве пьюси сможет это понять? разве он может понять, что для неё важнее видеть, как жизнь покидает его тело, а смерть вселяется в каждый дюйм, пронизывая тяжестью, холодом и вязкостью, превращая его лицо в стылую липкую маску, которую можно отодрать одними ноготочками? разве не понимает, что на шипящей дорожке её мыслей вышиты не молитвы, а одни лишь заговоры на пагубу, болезнь и страдания? разве не видит, что возбуждает её лишь ощущение его скорой гибели, а не живое лицо столь неосторожно близко (к пасти чудовища), притягательные губки с чарующим приглушенным голоском или его бедра, касающиеся бедер алекто.

спаси мерлин, он всё-таки тупой...

- нет, глупый, - рука, невесомая и нежная, опускается на мужскую грудь. алекто светится, когда её улыбка жемчужным блеском мелькает на лице. улыбка - бриллиант, брошенный в штормовые воды и подхваченный гидрой; бинт на гнилостном карминовом рубце; топор палача у эшафота; сикль в зубах попрошайки; чистый кокаин вместо сахарной пудры, один вдох которого отправляет здравомыслие в топку, безопасность - в руки продажного охранителя, а разум - в такие дебри, где проще покончить с собой, чем позволить зверью вырваться к свежей плоти и покромсать её на мелкие ломти. - ненависть? нет. - слова кислят на языке. алекто ведет головой в сторону, не слишком тщательно и надежно отрицая то, что сложно опровергнуть, когда увидел так близко, как после причастия - адский котёл в миг клинической смерти.

как же ты меня заколебал.

алекто хочет подарить амадеусу много маленьких смертей, которые в итоге превратятся в летальную снежную лавину и, как домино, обрушат оплот его будущего на верхах пищевой пирамиды, что был хитроумно и с такой заботой выстроен его отцом за счет отца алекто. опрометчивый ход, глупая игра, ненадежные опоры.
алекто ничего не стоит обрушить здесь всё, смести подчистую, вылизать даже руины и пепел, превратив этот дом в чистейшее ничто. алекто ничего не стоит не щелкнуть пальцами (на кадыке амадеуса, чтобы он задохнулся), а своими прекрасными белыми ручками самостоятельно сотворить из этого дома содом и гоморру, трупную яму, тифозный островок смертоубийства, вулканический кратер помпеи, чистилище с корчащимися в нем рожицами ублюдков.

они все хотят алекто.
им придется постараться, чтобы заполучить от неё хоть кусочек.

- ты правда меня любишь? - чистая провокация; алекто вновь сокращает дистанцию между ней и амадеусом, прижимаясь к нему вырезом декольте, острым, как лезвие клинка, которым алекто бы вспорола всю семейку пьюси, как тех парижских шлюх - от ануса до глотки, а потом развесила бы их прямо на фасаде этого убогого седого особняка, который потом даже никто не купит - призраки здесь всех сожрут (кроме алекто). - быть может, у нас даже получится семья, амадеус, - её губы так близко к нему, что он прямо сейчас может собрать языком её выдох (дурманящий и смертоносный, почти засахаренный, как пилюля в детской конфетке), - мы станем превосходным дуэтом. - обе её ладони покоятся на его плечах, и тонкие девичьи пальцы лишь изредка и едва массирующими движениями надавливают на крепкие сильные мышцы под полотнищем пиджака, - вместе мы сможем стать непобедимыми, покорить этот мелочный безропотный мир, который так нуждается в крепкой руководящей руке, - алекто допускает хитрый прищур, которым якобы высмеивает не амадеуса, а всех, кроме них двоих. она последний раз ласкает карим взором силуэт его лица и склоняется к его шее шепотом, обещающим вечность всепрощающей утопии и наслаждение тем, за что обычно попадают в ад. - если я соглашусь стать твоей женой, ты будешь любить меня вечно? - она обхватывает ладонями его шею. мурчащий голосок резонирует в стеклянном воздухе мелким землетрясением, закатившимся за барабанную перепонку болезненным микровзрывом, оглушающим, давящим, неприятным, как рой ос под крышей. обращая свои губы еще ближе к его коже, алекто надкусывает ими там, где адамово яблоко и задержка дыхания. не дыши, амадеус, это всего лишь одна из смертей. - я буду послушной, - алекто, нашептывая амадеусу под ухом, вновь обещает - голосом демона перекрестка, который не выполняет свою часть сделки, голосом божества, который запускает твоё тельце в свой пищевод, исполняя судебный приговор за грехопадение.

алекто - червоточина. живой или мертвый, амадеус провалится вместе с ней.

она ловит языком пульс его сердца, когда отмечает поцелуем место на коже амадеуса над яремной веной, которую одними зубами чудовищ вскрыть проще простого. прямо под своей кожей, кипящими жилами, ожогом бронхов в грудине, зудящим под диафрагмой нутром, багряными ссадинами желания на помутневшем взгляде, алекто почти ощущает горячность их смыкающихся тел, почти чувствует сокращения мышц и возбужденное мление. почти слышит влажный звук монотонных движений их бедер, когда прижимается тазом к мужскому паху. почти ощущает амадеуса внутри себя.
алекто трется щекой о сухую кожу гладко выбритого подбородка, когда отстраняется от пьюси и заглядывает в его глаза. смотрит пронзительно и неотрывно, запуская щупальца своего взгляда в его мягкое, податливое тело, чтобы тремор истомы не мог оставить его спокойным и трезвомыслящим, чтобы он понял, что это агония, и жить ему осталось немного. алекто хочет, чтобы он понял, что всё это - мираж тянущей амадеуса под землю геенны, а не божественная воля исполнить его последнее желание заполучить наконец мисс кэрроу в своё беспрекословное владение.

неужели он думал, что они когда-либо смогут лечь в одну постель?
возможно. но не в этой реальности. в этой алекто проще прикончить сначала амадеуса, а потом и всю его злоебучую семейку.

алекто ухмыляется уголком губ, разрывая своё бледное лицо по швам: оголяет остриё зубастой пасти и румянец долгожданного удовлетворения, от которого её отделяет всего миг. она оставляет глаза широко раскрытыми и полыхающими темным янтарно-алым пламенем - недвижимый взгляд, как стоячая вода торфяника. опустив одну руку, другой алекто впивается в горло пьюси, сдавливая гортань.

к черту адрастаса, к черту их всех.

- но ведь гораздо проще - убить тебя, - она вопросительно приподнимает брови, не ожидая никакого ответа, кроме предсмертных хрипов. - мне достаточно внимания и без свадьбы. а если мне вдруг захочется под венец, у меня есть кандидаты. ты, как я уже сказала, вполне заменим, - алекто сильнее стискивает пальцами одной лишь правой руки чужое горло, вонзая ногти туда, где ранее оставляла свои поцелуи. шлейф нетерпения расползается скопом мурашек, разбивающих кожу в трещинки вдоль позвоночника. это момент, когда похоть граничит с безумием, кровожадность - с чистоплотным умерщвлением; это быстро - как вздохнуть. - не сопротивляйся.

до освобождения - всего миг.

0

27

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://i.postimg.cc/L4yHKSTk/176.png

HEBE CARROW (NÉE YAXLEY), 54
ЧИСТОКРОВНАЯ — БЕЗРАБОТНАЯ — РЕНАТА ЛИТВИНОВА

you will grow all you need to grow inside my spine
you will drain all you need to drain out of me
i'm called mother, they're called home

когда алекто смотрит в её мягкие, томно прикрытые глаза, она думает о том, как геба слаба. эта хрупкость в твоих зрачках, подернутая розоватой дымкой - любовь? что ты хочешь сказать этими прикосновениями? руки с макушки сходят вниз и путаются пальцами в пшеничной желтизне волос (геба накручивает локон дочери на указательный, будто на веретено), едва задевают покрытые плечи и возвращаются ко лбу; кольца блестят топазами у самого лица алекто, и она вдруг ощущает на своей щеке шершавые прикосновения; отстраняется. обжигающая сухость материнской заботы. словно геба пребывает во сне и лишь рывками выпрыгивает из своего защитного кокона в жизнь, где набрасывается на своих детей в свирепой потребности отдать им то, что в ней уже не умещается - душу, сердце. такие большие и тяжелые, что геба иногда тихонько вздыхает и мечтает о том, как могло бы быть ей невыносимо и неподъёмно, если бы её дети имело то же. но алекто кусается, не впуская мать в свой безликий и полый мир, а амикус показывает кровящую грудную клетку. и как только геба встречает сопротивление, тут же прячется назад, в свои выдуманные реальности, где есть художники, музыканты, ювелиры, маскарады, чаепития и рауты, беспечный смех и ласковые жесты,
а не оскалы.

[indent] гебе страшно рядом с детьми.

но больше всего на свете геба боится выплеснуть на детей всю свою любовь сразу - думает, что задушит, утопит, сожжет их своей навязчивой чувственностью. или они, точно юродивые трикстеры, отразят всё лучшее в ней ужасающими двойниками и обрушат на неё не любовь, а ненависть, не заботу, а презрение, не участие, а безразличие. (но так и есть уже, просто никто не называет вещи своими именами). геба боится, что дети не понимают её стараний, не придают значения тому, как сильно она хочет их поддерживать, оберегать, обожать. как не хочет видеть, что они выросли её наихудшим кошмаром.
геба смотрит на алекто и амикуса жертвенно, как кроткая лань, узревшая лезвие у горла (она понимает, что она - всего лишь крупица в чём-то величественном, и её неучастие - во благо, иначе бы она противилась). она спускает им колкие замечания, своеволие, ярость, закрывает глаза на необычные хобби, даже старательно и весьма успешно делает вид, будто детей не клеймили как скот и они не уйдут на убой при любом удобном их лорду случае. геба не замечает, что алекто говорит с тенями особняка кэрроу как со своими друзьями, облачаясь с призрачные изуродованные отражения гебы как в обереженую ризу, а амикус заговаривает язычки пламени, играющие тенями на стенах, чтобы только геба пугалась и не подходила, ведь амикус может ужалить. геба ничего не замечает, кроме того, что алекто и амикус - её дети. ей больше ничего не нужно знать, видеть и слышать. даже чувствовать.
(страх ползет по позвонкам и заставляет гебу клонить голову к груди, чтобы прятать за любовью в глазах ужас).
сначала геба предпочитает смотреть не за детьми, а магические модные журналы, когда дело касается чего-то серьезнее поцелуев в лоб и трогательных колыбельных на ночь. потом геба решает принимать детей такими, какие они есть, пусть даже они кричат реквиемом чужих глоток и приходят с воспаленными багрянцем руками (у вас были гости? вы порезались? вы гуляли? вы хорошо провели время? иногда алекто хочет сказать: да, черт возьми, сука, хочешь посмотреть, к а к мы проводили время? амикус одергивает и просит маму перестать быть такой доверчивой идиоткой). геба воистину несведущая и счастлива в своём неведении. точнее, она предпочитает думать, что бесполезна (и тем самым защищена незримой силой) в своей наивности (но не безвинности). геба знает, что в родовом поместье кэрроу много ларцов с секретами её супруга и детей, но она слишком робка, чтобы рискнуть приблизиться и повесить на них замки. она старательно отворачивается, но придет день, когда все эти тайны вырвутся и сожрут её с потрохами.

[indent] иногда гебе снится, что алекто оставляет у неё в груди следы красных зубов.
[indent] иногда геба думает, что амикус сбросит её с балкона её собственной спальни.
[indent] алекто уверена, что спасти маму она сможет, только бросив её на нож.
[indent] амикус считает, что маме давно пора спуститься с небес на землю.


геба:

х. геба - это внутреннее противостояние, это дремлющее непринятие устоев кэрроу и всего положения их ментальных и политических дел на данный момент. и, боюсь, её дремота - это навсегда. то есть геба самостоятельно не решится сказать что-то в противовес любому члену своей семьи. геба - это согласие и смирение, потому что так спокойнее и проще.
потому что геба боится своих детей.
она очень сильно сбегает в свою погоню за дорогими украшениями, нарядами, предметами интерьера, картинами, скульптурами, растениями и проч., чтобы заблокировать в своём сознании происходящее в её реальном мире. её дети и муж - чертовы садисты, эгоисты, маньяки, массовые убийцы, террористы, нимфоманы и хрен знает кто еще хд короче, геба - нормальная. и очень не хватает в её жизни нормальности. она - совершенно обычная женщина светского общества, которая хотела мужа и ребятишек и жить до старости в роскоши и прелести бесконечной и взаимной любви. она - эмпат и очень светлый человеколюбивый человечек. и она не получает ни взаимности, ни понимания, ни поддержки ни от кого. я говорю про настоящие чувства. геба ведь прекрасно знает, что все вокруг неё брызжут ложью даже в словах "доброе утро".

хх. я долго думала, что же нам с матушкой играть, и придумала. когда-нибудь я её убью с: ну, вас то есть, если ты, мам, читаешь с: вот, хочу. я думаю, что у алекто произойдёт такой сдвиг в башке, что она просто устанет притворяться рядом с мамой, что всё у нас воздушно и прекрасно, и так чудесно, мам, ты живёшь в своих мирных и безопасных реалиях, но давай к нам, а. потому что алекто тоже играет роль рядом с гебой - обнимает её, говорит комплименты, делает приятные подарки, - но это до поры до времени. алекто в один день может просто взорваться и выложить маме всю подноготную её пожирательской жизни, а то и сводить с собой на резню.
мне не нравится долгий процесс психологической ломки, поэтому если алекто взбесит поведение гебы (её более отчаянные попытки выставить себя адекватным и спокойным человеком, который просто мимо вашего этого кровавого трэша проходил), то она метко всадит ей клинок под ребро и пойдет пить чай с кексами.
но могу точно сказать, что в ближайшее время я продолжу маме подыгрывать и беречь её кокон якобы неведения и непричастности. пусть геба придумывает себе, что её дети и муж - обычные и совсем не фашисты. но еще раз - это весело и не обременяет алекто до определенного момента.
обсудим наш сюжет, я открыта для предложений.

ххх. ПРОСТО ВЗГЛЯНИТЕ НА ЭТУ ЖЕНЩИНУ! если вы оставите ренату, я буду боготворить вас так же, как и её !!! аминь.

пробные посты мне в личку обязательны.

пишу ≈ 4-8к, от третьего лица, с птицей-тройкой и маленькими буквами, использую песенки и играюсь со шрифтами; могу ответить в течение пары дней, могу через месяц; дня на 4 могу упасть в реал с форума, но в тг доступна с утра до вечера; экспериментирую (извращаюсь) с эпитетами и метафорами, одушевляю неодушевляемое, и всё у меня в основном труднопонимаемое gloomy, weird & creepy, с религиозными отсылочками и про смерть; воспринимаю любой формат и размер постов соигрока, лишь бы меня вдохновлял ваш слог.

может показаться, что я требовательная, но (это так) опция "пойти навстречу" у меня присутствует.

кроме меня на форуме еще есть наши родственники: восхитительная атропа и превосходный абраксас. уже люблю каждого и жду  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/12761.png

ПРИМЕР ИГРЫ

кроме боли в наш дом ничего не идёт;
и как шторм моя комната - хаос и свет не проходят блокаду из штор

[indent]

болит.

от амикуса у алекто болит тело, как от ожога. ноют кости, как в холода, крошатся зубы (иногда его недостает, как кальция и солнечного света), по плечам рассыпаются мурашки, стынут руки в синюшных разводах, точно алекто набрала в ладони мертвую воду, упала, ударилась о волны и сломала себе шею. (амикус её убивает, пока она только раздумывает, как избавиться от него). от амикуса у алекто под языком - горечь и морская соль; потому что каждая дуэль - потоп, и алекто душит себя, душит в себе желание сомкнуть руки на его шее или выгрызть артерии оголенными клыками (поцеловать вот здесь и вот здесь, чтобы ему тоже было больно, чтобы остались синяки, чтобы сердце помертвело вместе с синей кожей).
он её душит, не прикасаясь. она себя - потому что выжидает время, когда амикус раскроет ложь, нападет с правдой первым. кто напал, тот и проиграл. выживают всегда они оба, но это уже не победа, а очередное затишье перед бурей. передышка, когда можно собрать силы для нового боя или броситься со скалы.

алекто стоит рядом с амикусом, разглядывая его лицо. амикус - это дурное пророчество, смогом повисшее в воздухе (если долго дышать - можно погибнуть). алекто хочет выточить этот момент вблизи из камня, чтобы остаться с амикусом сросшейся.
а потом она хочет, чтобы он разбился, как волны разбивают утёсы.

алекто - это шторм, и она разбивает всё, к чему прикасается (если приглядеться, под подушечками её пальцев сетка его кожи исходит трещинками и рвется). а в глазах амикуса она видит только дым. он её душит (так огонь расщепляет кислород в глухой темнице, оставляя тебя наедине с тьмой), душит ладонями, взглядом, языком.
недобрым, колким, отчаянным. а может, слишком храбрым или слишком дурным.
но алекто заведомо не нравится.
алекто представляет, какой он на вкус. как мёд и кровь. или соленый, как морская пена. холодный, как металл - порежет ей нёбо и щеку, вскроет жилки, потопит, сожжет, как её ледяная неприязнь сжигает братское нутро. и алекто совершенно забудет как дышать (от ярости), умрет, исчезнет, заберет амикуса за собой. он хочет её смерти? если бы хотел, давно бы переступил черту, где нет правил игры, и их обоих ждет лишь поражение.
алекто ощущает на языке только горечь. раскатывает её, как лакричный леденец, морщится, давится при одной только мысли вновь приблизиться к этому улицу напротив. у неё внутри - безграничное бесстрастное ничто, на мгновение отошедшее на задний план и выпятившее только брезгливость и омерзение.
если бы она коснулась губ амикуса даже в шутку, то вырвала бы зубами его язык.

- да, свободы, - алекто прикусывает губу, глядя на амикуса так, словно не может решить: она хочет отвернуться или продолжить смотреть? так смотрят только на полыхающий дом, из окон которого выпрыгивают кричащие дети и разбиваются о землю - что-то должно отвлекать и вызывать тошноту, но понимание уникальности момента берет верх. если отвернешься, потеряешь в этой жизни всё. - этого мне и не хватало.

не хватает до сих пор.

алекто - это вседозволенность. свобода-свобода-свобода. и ей всё мало и хочется еще. откусывать от каждого по кусочку, воровать моменты, прятать за пазуху, копить как морские ракушки, оставлять литься медью по глотке и окрашивать зубы в красный, выплескивать под кожу, смешивать с дурманом и замуровывать под гематомами. чтобы голову вело и в глазах кружилось. чтобы хотелось еще и никто не остановил, никто не ограничил, не посадил на цепь, не завязался у алекто на шее.

от амикуса у алекто на руках - цепь-обуза, вшитая в кожу. она возвращается к нему по путеводной нити, как завороженная, как мотылек следует к огню. но она всегда остаётся с ним ненадолго - сгорает, задыхается, сбегает, как от дыма бегут звери в горящем лесу.
амикуса всегда слишком много.
алекто от амикуса тошнит, точно при отравлении. она растирает себе запястья ядом, чтобы кожа слезла вместе с бременем в виде старшего брата, который почему-то считает, что умеет выигрывать. алекто устаёт, но продолжает драться, потому что иначе амикус точно окажется тем, кому удастся заковать её в цепи, что вечно будут напоминать алекто о её слабости.
а это хуже, чем брак.
потому что все эти женихи - однодневки, которые не переживут ни одного из кэрроу. амикус останется навсегда. если алекто не решит иначе.

амикус - это изъян, её кривое зеркало; алекто хочется отвернуться, но продолжает смотреть на того, кого вскоре всё равно разобьёт.

- мне казалось, из мечты «делать все, что запрещают родители» принято вырастать годам эдак к пятнадцати.
алекто фыркает, поджимая губы.
- папа ничего мне не запрещает. мама - иногда. и ты. ты так вечно чем-то недоволен.

алекто недовольна. она хочет, чтобы амикусу было больно, чтобы он болел (ею) в одиночестве до самой старости. потому что (если решит иначе) рано или поздно она сбежит из этого дома, не оставив брату ничего от себя. сбежит назло, даже если с пьюси ей станет только хуже, как хуже становится без тепла и солнца в кромешном мраке.

за окном - ясное (черное) небо, закатывающееся за горизонт солнце. солнце - белое золото, жемчужина в темном океане. когда солнце погаснет и окажется в волчьей пасти ночи, начнется буря, и алекто хочет, чтобы не выжил никто. особенно амикус. от амикуса горячо, и у алекто болит кожа, как в полуденный час литы, когда день длиннее, а ночь тает в огне.

за окном - скоро цветущие поля, шелковистый покров овсяницы и воспоминания алекто о том, как среди подмаренника, мирриса и герани оказывались её коленки и длинный подол платья, точно язык млеющего на солнце зверя, слизывающий с теплеющей после зимы земли первые оттенки жизни. алекто смотрелась в лицо амикуса напротив, и ей даже не нужно было протягивать к нему руку, чтобы он растворился в зное, как мираж, и оказался рядом с ней - теплый и осязаемый.
разглядывать его лицо среди мирриса и полевицы. гладить веки, царапаться, расчесывая пальцами волосы, губами оставлять след вдоль бровей и переносицы. видеть. но, будто слепая, запоминать его прикосновениями - подушечками пальцев проверять линии и изучать изгибы, следовать строчкам скул и бровей, овалу лба.
алекто не знала, что тревожит и заставляет мать бросать на неё умоляющие прекратить взгляды: то, что она на траве в белом платье, насильно надетом на алекто, или то, что амикус - головой у неё на коленях. алекто больше всего было интересно знать, что чувствует брат, когда смотрит в небо, а видит лицо сестры, глаза - два солнца, плавящие его кожу с таким же успехом, с каким его ладони оставляют багряные пятна на коже алекто.

ей уже не пятнадцать, а от амикуса всё ещё болит тело, как ожога. но алекто не ощущает ничего, кроме потребности из года в год испытывать амикуса на прочность. она готова проверять его выдержку столько раз, сколько у неё нетронутых его ударами мест на коже.
это так же приятно, как солнце в летнее солнцестояние, как кипящая кровь в разрезе белой кожи, как дикий хохот до стальной боли в подреберье. это у ж е удовлетворение, разве им нужно что-то еще?

за спиной чьи-то руки зашивают алекто в неизбежность, и она смиренно дожидается, когда все оставшиеся нити окажутся прочными узлами, из которых не сбежать. каждый жест предрекает лишь одно - куда бы алекто ни ступила, она попадает лишь в западню. амикус, папа, амадеус, они все хотят урвать от неё по кусочку. бережно запаковывают её в обязательства, надевают на неё белоснежные оковы повиновения...
ей не нужно смотреться в зеркало, чтобы понимать, как отвратительно сидит на ней платье.
как ей не идет белый цвет.
как портит её фигуру корсет.
как негармонично она будет выглядеть с пьюси под руку.
как уродует её новая фамилия.

алекто не нужно смотреться в зеркало - она смотрит перед собой и видит своё отражение. амикус - как она, и алекто хочет оставить себе его фамилию, заполучить от него толику его свободы, его неуязвимости, его воли. потому что сейчас именно он, а не она, решает, кто останется в этом доме единственным хозяином. амикус волен не женится, волен жить в одиночестве, волен заполучить всё наследство отца.
амикус может пожелать, чтобы алекто осталась, и его услышат.
а вот желаний алекто никто не слушает.

ауч.
- спасибо, братик. это именно то, что я хотела услышать.
это самая ужасная твоя ложь.
- я рада, что ты понимаешь, насколько это событие важно для меня. насколько важен амадеус.
так и знала, что ты это сделаешь. предатель.

если бы она могла, то разрыдалась бы от обиды и брошенности, но это чертовски забавляет - как долго он продержится? интерес узнать ответ на этот вопрос гораздо сильнее поднимающейся со дна нутра алекто желчи. она ревностно изображает штиль, словно слова амикуса не жалят, как раскаленное золото, и не оставляют язв; словно она теперь не смертельно больна из-за его предательства.
пусть даже это игра - такая игра ей не нравится.
но она улыбается дурацкому фальшивому поздравлению, не размыкая губ. кулаки распрямляются скрюченными пальцами, и ворот мужской рубашки в мятой ряби ложится на ключицы амикуса.
у алекто на предплечье - змеиная кожа. шелушится чернотой, как и у амикуса. у него такое же клеймо, будто родимое пятно. они одинаковые. огни, ничем не отличимые друг от друга. только у алекто всё равно от амикуса остаются ожоги и шрамы, ноет тело, подгибаются ноги, хрустят ребра.
она опускает локти брату на плечи и смыкает руки за его затылком. пальцы тонут в бронзовых волнах его волос, накручивают вокруг ногтей завитки, зачаровывают мысли. алекто надеется, что у амикуса кружится голова. пусть он всё забудет, она уже выиграла.

- люблю тебя.

она говорит это бессмысленно. так сообщают о том, что затерялось и должно было затеряться уже давно; так дети повторяют то, что уже давно привыкли слышать, но не так и не разобрались, что принято вкладывать в эти слова. алекто вкладывает только обман, хотя произносит с акцентом на благодарность. оборачивает пустое ребячество против амикуса - пусть сам придумает себе смысл.

я навсегда останусь в твоей жизни единственной, а ты в моей всегда будешь не один.

она оставляет свой выдох у его кадыка, огибая его подбородок и опускаясь беглым поцелуем на шею. слышит сердце, отсчитывает, сколько ударов у неё займет её победа; ловит пульс приоткрытыми губами, забирает каждый удар вместе со вдохом. так же стремительно она поднимает макушку и оставляет амикусу очередной ничего не значащий (дня неё) поцелуй на срезе челюсти. там, где обычно сокращаются желваки и пульсирует гнев за сжатыми зубами.

так тебе не нравится?

- хватит, - душно; алекто кивает на ленты корсета и опускает свои руки на предплечья амикуса, - мне ещё собираться в оперу. амадеус пригласил. там сегодня должно быть нечто грандиозное.
- после останусь у пьюси.
- до утра не вернусь.

не вернусь.
не вернусь.
не вернусь.

- предупреди мать, будь так добр. за сегодня она уже успела мне надоесть, не хочу вновь встречаться с ней.
- как и с тобой.

её руки дергаются вниз, сдавливая мышцы, бросая амикусу только несколько царапин - следы своего присутствия. это всё, что она может ему оставить.

0

28

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://i.postimg.cc/7hQDg16t/178.png

ADRASTUS CARROW, 57
ЧИСТОКРОВНЫЙ — ВАШ ВЫБОР — MADS MIKKELSEN

lose the hounds that harry your head
line the hollow road with blood, let the howling reach its crest
all the souls will lay to rest

вино льётся в бокал чернильно-сиреневой эссенцией, как внеземная кровь. адрастас поднимает бокал за упокой.
здесь, на этой бренной, в рытвинах от минувших и будущих боёв и выгребных ямах, земле идёт война, и пока она медленно волочит свои ноги, цепляющиеся за надгробия, и рушит пирамиды из искусственных венков своими длинными руками, что могут дотянуться даже до вершины этой пирамиды, где-то на верхних ярусах пьют вино и устраивают приёмы во имя взбалмошной девчонки.
адрастас любит устраивать для дочери праздники. адрастас подмигивает алекто через зал, минуя изящно убранные головы леди и широкие плечи их кавалеров. он поднимает бокал за неё.
адрастас тщательно оберегает своё величие и не позволяет ни смертным, ни смерти дотянуть до него лапы. по утрам он слышит, как когти скребутся под полом, но помнит, что темницы сегодня залиты грязной кровью и волноваться о кáре нечего. адрасас вообще не рассматривает вариант поражения.
война ходит под подоконником, собирая огрызки и выпрашивая подачки у мунго. оборачиваясь в гнойные бинты с корочкой горелой плоти, поднимая шляпы почивших магглов и наступая на листовки с министерской пропагандой, она вытягивается во весь свой угловато-костлявый рост и смотрит адрастасу в глаза. он преклоняет перед ней колено и возглавляет хаос.
адрастас видит себя впереди всех, кроме темного лорда. ему он кланяется коротко, одним лишь подбородком, но вскапывает ради него весь мир, выкорчевывая старое (магглов), гнилое (полукровок) и призрачное (отжившие своё позволения: любить не тех, следовать не тому, прощать не то). всё это временно, всё это адрастас скормит сначала войне, а потом - смерти. тёмный лорд не узнает свой новый мир.

алекто приходит в его кабинет, садится на колени и целует в ямочку над губой. он только шумно вздыхает, когда она обхватывает его шею кольцом рук и еще раз целует - носом в шею. он прощает ей всё. иногда ему кажется, что простит ей даже рожденного сквиба или маггла у венца - поиграется и отпустит. адрастас знает, когда алекто останавливается и не злится, только лишь ждёт, когда её утомит то, что ему не нравится. но она никогда не делает то, что ему не нравится. так, по мелочи если только.

адрастас не зарекается больше не потакать краткосрочным капризам дочери - ему нравится её баловать. он покупает ей новые туфли и даёт новые адреса. спускает с поводка, натравляя на паршивую кровь. её каблуки - набат по павшим, и ему нравится вспоминать, вытягиваясь в кресле и прикрывая глаза, как своей первой жертве алекто вдавила каблук в солнечное сплетение. он полководчески наслаждается своим трудом - он вырастил из дочери воина. его чада - его войско, и таких, как они, единицы и в то же время - легион.
незаменимые.

[indent] алекто задевает ресничками отцовскую щеку.
[indent] адрастас потирает фалангами в упругой коже её предплечье, где вьётся змей и вдавлен в поры череп.

он гордится алекто даже тогда, когда она пародирует голос лорда, когда приводит на светский раут подружку и когда портит его бумаги, опуская ботинки на рабочий стол. алекто вытягивает ноги и подмигивает отцу. она его любит, можно было бы сказать. даже больше мамы. но в следующий раз алекто повязывает папе на шею удавку и дергает за давно врезанные в его кожу за петельки ниточки. алекто ласково обнимает папу по утрам и дергает за ниточку, когда ей нужны деньги. алекто целует папу в обед и дергает за ниточку, когда ей не нравится новый жених. алекто пожимает папе руку вечером и позволяет ему снять с себя паутину - в кошмарах она всё равно придет к нему и заставит его думать так, как она хочет.

[indent] адрастас позволяет дочери думать, что ниточки существуют.
[indent] адрастас позволяет алекто думать, что она вообще понимает, как им управлять.


адрастас:

х. просто запомните одно, молю: папа - не тиран для своей семьи. образ может быть слизан с ганнибала, я его люблю, но - никакого насилия по отношению к жене и детям, это принципиально. вообще, мне постоянно хотелось написать, что алекто любит адрастаса, я аж забыла, что она так не умеет хд в общем, да, между алекто и адрастасом очень трепетная и нежная чувственность, сугубо отцовская и сугубо дочерняя (но не без вайбов инцеста, офкорс). разумеется, это игра, приятная им обоим, потому как алекто нравится учиться тому, чему учит ее папа (убийства - это family business). алекто не разбирается в политике, алекто - бойцовский пёс адрастаса, и именно её он видит своей наследницей, а не амикуса. амикуса он считает безамбициозным мямлей в плане глобальных решительных действий (прости, бро). так что у меня хэд, что какое-то время в прошлом адрастас выгуливал дочку на кровавые задания под своим непосредственным руководством. короче, вместе хочу отыгрыш с бойней, гав.
алекто привыкла, что адрастас - единственный человек, который никогда не говорил ей "нет". с адрастасом у алекто срабатывает мотивация потребности во внимании со стороны совершенно точно такого же, как она, человека (они оба чёртовы психопаты) и комфорте той жизни, которую она ведёт, которую даёт ей этот человек; с папой она ни в чем себе не отказывает, он её (якобы) любит, хвалит, поощряет. он в нее столько вложил, и она ни разу его не подвела, что между ними - идеальное доверие. они чудесно сожительствуют и прекрасно воюют вместе, не мешают друг другу, не упрекают, не дразнят, не издеваются. а если и балуются таким, то это мгновенно, молниеносно, как шутка. вот так я хочу. а вообще, это надо дорабатывать и развивать круче и умнее, чем мы с вами и займемся.

хх. у папы кинк на охоте, как и у алекто, охотятся они на оленей и птичек всяких, на территории поместья есть псарня, можем добавить и конюшню, но про неё я ничего не писала; также из семейных кинков - холодное оружие (у алекто есть целая оружейная, она коллекционер), можете себе вписать еще и интерес к огнестрельному оружию, но это уже что-то маггловское хд хотя алекто тоже собирает клинки по всему свету, у магглов она тоже покупала (а может, убивала хозяев и воровала).

ххх. адрастас мне видится таким же ограниченным в эмоциональном плане, как алекто, но он, конечно же, разумнее, расчетливее и мудрее - он холоден и безразличен, но понимает правила общества и умеет находить короткий путь манипуляции во имя желаемого, поэтому подстраивается под среду и может быть крайне обаятелен, харизматичен и открыт в любой дружественной обстановке. но в следующий момент может закрыть избранное слабое звено этого самого общества в клетке своей кровожадной жестокости и испепелить. вы вольны сами выбирать степень своего властолюбия и размах своих амбиций, но всё же не хочется, чтобы кэрроу сдвигал волдеморта с пьедестала даже в своих мечтах.

хххх. алекто и адрастас, как-то раз три года назад вышедшие на "задание", оказались виновны в тяжелом ранении уилла грэма  перегрина - это вам важно иметь в виду, но адрастас не связан конкретно с грином, он убил его напарника, а вот грина ранила уже алекто; если захотите, можете завязаться со щеночком, но алекто полностью подчистила всю инфу о папе и в чужой голове, и на бумаге, так как она ни за что в жизни не позволила бы, чтобы на отца обратил внимание аврорат, так что вы чисты и свободны.

ххххх. обсуждаем только характер папы, не меняем внешность, указанные выше нюансы и наши отношения с вайбами набокова между строк  http://funkyimg.com/i/2vVov.png.

пробные посты мне в личку обязательны.

пишу ≈ 4-8к, от третьего лица, с птицей-тройкой и маленькими буквами, использую песенки и играюсь со шрифтами; могу ответить в течение пары дней, могу через месяц; дня на 4 могу упасть в реал с форума, но в тг доступна с утра до вечера; экспериментирую (извращаюсь) с эпитетами и метафорами, одушевляю неодушевляемое, и всё у меня в основном труднопонимаемое gloomy, weird & creepy, с религиозными отсылочками и про смерть; воспринимаю любой формат и размер постов соигрока, лишь бы меня вдохновлял ваш слог.

может показаться, что я требовательная, но (это так) опция "пойти навстречу" у меня присутствует.

кроме меня на форуме еще есть наши родственники: восхитительная атропа и превосходный абраксас. уже люблю каждого и жду  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/12761.png

ПРИМЕР ИГРЫ

кроме боли в наш дом ничего не идёт;
и как шторм моя комната - хаос и свет не проходят блокаду из штор

[indent]

болит.

от амикуса у алекто болит тело, как от ожога. ноют кости, как в холода, крошатся зубы (иногда его недостает, как кальция и солнечного света), по плечам рассыпаются мурашки, стынут руки в синюшных разводах, точно алекто набрала в ладони мертвую воду, упала, ударилась о волны и сломала себе шею. (амикус её убивает, пока она только раздумывает, как избавиться от него). от амикуса у алекто под языком - горечь и морская соль; потому что каждая дуэль - потоп, и алекто душит себя, душит в себе желание сомкнуть руки на его шее или выгрызть артерии оголенными клыками (поцеловать вот здесь и вот здесь, чтобы ему тоже было больно, чтобы остались синяки, чтобы сердце помертвело вместе с синей кожей).
он её душит, не прикасаясь. она себя - потому что выжидает время, когда амикус раскроет ложь, нападет с правдой первым. кто напал, тот и проиграл. выживают всегда они оба, но это уже не победа, а очередное затишье перед бурей. передышка, когда можно собрать силы для нового боя или броситься со скалы.

алекто стоит рядом с амикусом, разглядывая его лицо. амикус - это дурное пророчество, смогом повисшее в воздухе (если долго дышать - можно погибнуть). алекто хочет выточить этот момент вблизи из камня, чтобы остаться с амикусом сросшейся.
а потом она хочет, чтобы он разбился, как волны разбивают утёсы.

алекто - это шторм, и она разбивает всё, к чему прикасается (если приглядеться, под подушечками её пальцев сетка его кожи исходит трещинками и рвется). а в глазах амикуса она видит только дым. он её душит (так огонь расщепляет кислород в глухой темнице, оставляя тебя наедине с тьмой), душит ладонями, взглядом, языком.
недобрым, колким, отчаянным. а может, слишком храбрым или слишком дурным.
но алекто заведомо не нравится.
алекто представляет, какой он на вкус. как мёд и кровь. или соленый, как морская пена. холодный, как металл - порежет ей нёбо и щеку, вскроет жилки, потопит, сожжет, как её ледяная неприязнь сжигает братское нутро. и алекто совершенно забудет как дышать (от ярости), умрет, исчезнет, заберет амикуса за собой. он хочет её смерти? если бы хотел, давно бы переступил черту, где нет правил игры, и их обоих ждет лишь поражение.
алекто ощущает на языке только горечь. раскатывает её, как лакричный леденец, морщится, давится при одной только мысли вновь приблизиться к этому улицу напротив. у неё внутри - безграничное бесстрастное ничто, на мгновение отошедшее на задний план и выпятившее только брезгливость и омерзение.
если бы она коснулась губ амикуса даже в шутку, то вырвала бы зубами его язык.

- да, свободы, - алекто прикусывает губу, глядя на амикуса так, словно не может решить: она хочет отвернуться или продолжить смотреть? так смотрят только на полыхающий дом, из окон которого выпрыгивают кричащие дети и разбиваются о землю - что-то должно отвлекать и вызывать тошноту, но понимание уникальности момента берет верх. если отвернешься, потеряешь в этой жизни всё. - этого мне и не хватало.

не хватает до сих пор.

алекто - это вседозволенность. свобода-свобода-свобода. и ей всё мало и хочется еще. откусывать от каждого по кусочку, воровать моменты, прятать за пазуху, копить как морские ракушки, оставлять литься медью по глотке и окрашивать зубы в красный, выплескивать под кожу, смешивать с дурманом и замуровывать под гематомами. чтобы голову вело и в глазах кружилось. чтобы хотелось еще и никто не остановил, никто не ограничил, не посадил на цепь, не завязался у алекто на шее.

от амикуса у алекто на руках - цепь-обуза, вшитая в кожу. она возвращается к нему по путеводной нити, как завороженная, как мотылек следует к огню. но она всегда остаётся с ним ненадолго - сгорает, задыхается, сбегает, как от дыма бегут звери в горящем лесу.
амикуса всегда слишком много.
алекто от амикуса тошнит, точно при отравлении. она растирает себе запястья ядом, чтобы кожа слезла вместе с бременем в виде старшего брата, который почему-то считает, что умеет выигрывать. алекто устаёт, но продолжает драться, потому что иначе амикус точно окажется тем, кому удастся заковать её в цепи, что вечно будут напоминать алекто о её слабости.
а это хуже, чем брак.
потому что все эти женихи - однодневки, которые не переживут ни одного из кэрроу. амикус останется навсегда. если алекто не решит иначе.

амикус - это изъян, её кривое зеркало; алекто хочется отвернуться, но продолжает смотреть на того, кого вскоре всё равно разобьёт.

- мне казалось, из мечты «делать все, что запрещают родители» принято вырастать годам эдак к пятнадцати.
алекто фыркает, поджимая губы.
- папа ничего мне не запрещает. мама - иногда. и ты. ты так вечно чем-то недоволен.

алекто недовольна. она хочет, чтобы амикусу было больно, чтобы он болел (ею) в одиночестве до самой старости. потому что (если решит иначе) рано или поздно она сбежит из этого дома, не оставив брату ничего от себя. сбежит назло, даже если с пьюси ей станет только хуже, как хуже становится без тепла и солнца в кромешном мраке.

за окном - ясное (черное) небо, закатывающееся за горизонт солнце. солнце - белое золото, жемчужина в темном океане. когда солнце погаснет и окажется в волчьей пасти ночи, начнется буря, и алекто хочет, чтобы не выжил никто. особенно амикус. от амикуса горячо, и у алекто болит кожа, как в полуденный час литы, когда день длиннее, а ночь тает в огне.

за окном - скоро цветущие поля, шелковистый покров овсяницы и воспоминания алекто о том, как среди подмаренника, мирриса и герани оказывались её коленки и длинный подол платья, точно язык млеющего на солнце зверя, слизывающий с теплеющей после зимы земли первые оттенки жизни. алекто смотрелась в лицо амикуса напротив, и ей даже не нужно было протягивать к нему руку, чтобы он растворился в зное, как мираж, и оказался рядом с ней - теплый и осязаемый.
разглядывать его лицо среди мирриса и полевицы. гладить веки, царапаться, расчесывая пальцами волосы, губами оставлять след вдоль бровей и переносицы. видеть. но, будто слепая, запоминать его прикосновениями - подушечками пальцев проверять линии и изучать изгибы, следовать строчкам скул и бровей, овалу лба.
алекто не знала, что тревожит и заставляет мать бросать на неё умоляющие прекратить взгляды: то, что она на траве в белом платье, насильно надетом на алекто, или то, что амикус - головой у неё на коленях. алекто больше всего было интересно знать, что чувствует брат, когда смотрит в небо, а видит лицо сестры, глаза - два солнца, плавящие его кожу с таким же успехом, с каким его ладони оставляют багряные пятна на коже алекто.

ей уже не пятнадцать, а от амикуса всё ещё болит тело, как ожога. но алекто не ощущает ничего, кроме потребности из года в год испытывать амикуса на прочность. она готова проверять его выдержку столько раз, сколько у неё нетронутых его ударами мест на коже.
это так же приятно, как солнце в летнее солнцестояние, как кипящая кровь в разрезе белой кожи, как дикий хохот до стальной боли в подреберье. это у ж е удовлетворение, разве им нужно что-то еще?

за спиной чьи-то руки зашивают алекто в неизбежность, и она смиренно дожидается, когда все оставшиеся нити окажутся прочными узлами, из которых не сбежать. каждый жест предрекает лишь одно - куда бы алекто ни ступила, она попадает лишь в западню. амикус, папа, амадеус, они все хотят урвать от неё по кусочку. бережно запаковывают её в обязательства, надевают на неё белоснежные оковы повиновения...
ей не нужно смотреться в зеркало, чтобы понимать, как отвратительно сидит на ней платье.
как ей не идет белый цвет.
как портит её фигуру корсет.
как негармонично она будет выглядеть с пьюси под руку.
как уродует её новая фамилия.

алекто не нужно смотреться в зеркало - она смотрит перед собой и видит своё отражение. амикус - как она, и алекто хочет оставить себе его фамилию, заполучить от него толику его свободы, его неуязвимости, его воли. потому что сейчас именно он, а не она, решает, кто останется в этом доме единственным хозяином. амикус волен не женится, волен жить в одиночестве, волен заполучить всё наследство отца.
амикус может пожелать, чтобы алекто осталась, и его услышат.
а вот желаний алекто никто не слушает.

ауч.
- спасибо, братик. это именно то, что я хотела услышать.
это самая ужасная твоя ложь.
- я рада, что ты понимаешь, насколько это событие важно для меня. насколько важен амадеус.
так и знала, что ты это сделаешь. предатель.

если бы она могла, то разрыдалась бы от обиды и брошенности, но это чертовски забавляет - как долго он продержится? интерес узнать ответ на этот вопрос гораздо сильнее поднимающейся со дна нутра алекто желчи. она ревностно изображает штиль, словно слова амикуса не жалят, как раскаленное золото, и не оставляют язв; словно она теперь не смертельно больна из-за его предательства.
пусть даже это игра - такая игра ей не нравится.
но она улыбается дурацкому фальшивому поздравлению, не размыкая губ. кулаки распрямляются скрюченными пальцами, и ворот мужской рубашки в мятой ряби ложится на ключицы амикуса.
у алекто на предплечье - змеиная кожа. шелушится чернотой, как и у амикуса. у него такое же клеймо, будто родимое пятно. они одинаковые. огни, ничем не отличимые друг от друга. только у алекто всё равно от амикуса остаются ожоги и шрамы, ноет тело, подгибаются ноги, хрустят ребра.
она опускает локти брату на плечи и смыкает руки за его затылком. пальцы тонут в бронзовых волнах его волос, накручивают вокруг ногтей завитки, зачаровывают мысли. алекто надеется, что у амикуса кружится голова. пусть он всё забудет, она уже выиграла.

- люблю тебя.

она говорит это бессмысленно. так сообщают о том, что затерялось и должно было затеряться уже давно; так дети повторяют то, что уже давно привыкли слышать, но не так и не разобрались, что принято вкладывать в эти слова. алекто вкладывает только обман, хотя произносит с акцентом на благодарность. оборачивает пустое ребячество против амикуса - пусть сам придумает себе смысл.

я навсегда останусь в твоей жизни единственной, а ты в моей всегда будешь не один.

она оставляет свой выдох у его кадыка, огибая его подбородок и опускаясь беглым поцелуем на шею. слышит сердце, отсчитывает, сколько ударов у неё займет её победа; ловит пульс приоткрытыми губами, забирает каждый удар вместе со вдохом. так же стремительно она поднимает макушку и оставляет амикусу очередной ничего не значащий (дня неё) поцелуй на срезе челюсти. там, где обычно сокращаются желваки и пульсирует гнев за сжатыми зубами.

так тебе не нравится?

- хватит, - душно; алекто кивает на ленты корсета и опускает свои руки на предплечья амикуса, - мне ещё собираться в оперу. амадеус пригласил. там сегодня должно быть нечто грандиозное.
- после останусь у пьюси.
- до утра не вернусь.

не вернусь.
не вернусь.
не вернусь.

- предупреди мать, будь так добр. за сегодня она уже успела мне надоесть, не хочу вновь встречаться с ней.
- как и с тобой.

её руки дергаются вниз, сдавливая мышцы, бросая амикусу только несколько царапин - следы своего присутствия. это всё, что она может ему оставить.

0

29

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://i.postimg.cc/C5KSBrFf/180.png

AMYCUS CARROW, 32
ЧИСТОКРОВНЫЙ — БЕЗРАБОТНЫЙ — EAMON FARREN

don't leave me half-hanged like the witch in the dark
this place grows colder, as strong as we are, with every rough swing i struggle through it
are you still there?

амикус - это темный лес, ломаные ветки, впивающиеся в сало под ребрами; амикус - это топь цветущих озер и вересковых пустошей, горящий торф и потонувшие кости.
амикус в детстве пугал алекто, но она не поддавалась. он её обнимал - она брыкалась и пыталась улизнуть. он ей говорил, что так будет лучше, но она делала всё по-своему, а это значит - наперекосяк. алекто оспаривает неоспоримое и кривит лицо от настойчивости его повелений. ставит амикусу подножки и смеётся, когда он ломает ей ноги. алекто залезает к амикусу в карманы и выбрасывает имена всех его подружек салфеточными поцелуями. алекто забирается к амикусу под одеяло и слушает, как он рассказывает ей истории голосом из детства.

[indent] раньше его голос тоже её раздражал.

алекто отмахивается, когда амикус поправляет на её талии шнуровку подвенечного платья (затягивает ýже, словно хочет, чтобы она навсегда осталась в этом платье, навсегда осталась только невестой) и предлагает заказать вместо марша - реквием (маме бы понравилось, отец бы посмеялся). алекто оголяет один клык и прикусывает губу - она хочет, чтобы амикус уехал вместе с ней в чужой дом. не потому, что дом чужд, а потому, что иначе амикус тоже отправится в чей-то дом. станет чьим-то ещё.
алекто, в общем-то, плевать (она себя убеждает, втирая углем это в кожу до последовательного шрамирования поверхности - эта память останется с ней навсегда). алекто интересен фрэнк или никс, а амикус... а что амикус? амикус? она укладывает голову ему на плечо и хочет залезть пальцами под лопатку, прощупать сердце и забрать его себе приданым.

амикус - это темный лес, и все острые ветви наконечниками стрел вонзаются только в алекто. так она думает, собирая коленками, щеками и ладонями его колючки. хохочет, проглатывая воздух вместе с его дыханием, чтобы эхо раздавалось во тьме и жило в чужих ушах, билось равномерным боем циферблата, отсчитывающего мгновения до конца - когда лес сгорит.

[indent] надолго ли амикуса хватит?

алекто манит его к себе и тут же отвергает, не слушает советы, использует как живой щит, когда пытается скрыться после неудачной дуэли. она подставит противнику братский висок, лишь бы выжить.

[indent] надолго ли амикуса хватит?
[indent] амикус не умеет терпеть, но любит прощать алекто. до кровавых синяков.

алекто, скрючившись в кресле спальни, растирает брату ладони, когда в доме холодает, и залезает к нему в ванную, не различая его лица в парном тумане. а потом говорит, что не будет ночевать дома (когда не появляется он, она скулит у его двери - он почему-то не открывает, хотя сидит по ту сторону в полной тишине). она кусается, потому что от амикуса её тошнит. она толкается, когда амиус в бешенстве от неё.

амикус - это пылающий суходол. колючая проволока на шее. веревка на запястьях, срастающаяся с кожей. амикус - это бесконечный взрыв, и алекто ощущает звуковые волны ежедневно, прячет уши за пальцами и тонет. она морщится и бьёт его по щеке, выкручивая руку, если он снова пробует замахнуться. амикус сжимает челюсти, выпускает когти и ищет артерии, как учил отец. кто же знал, что лучшие ученики адрастаса станут грызть глотки друг другу.
и только амикус не уверен, что хочет дойти до конца, выбив сестре с каркаса позвонки.

амикус - это устланный мертвыми тушами берег, опустошенное море, остров, населенный чудовищами. алекто знает их всех и каждому жаждет раскроить череп, если полезут к ней и оставят ожогом след на коже. ей хватает общей метки.
амикусу не хватает всего.


амикус:

х. мальчик мой, вместо приветствия я сразу жду пост, ибо играть я с тобой планирую долго, серьезно и раскованно. будет и грязь, и кровь, и фантасмагория, и около_нц, так что приноси самый дикий и смелый пост, у меня нет почти границ в плане игровых кинков, и напугать меня очень сложно. если мне не понравится стиль письма - не обессудь, отказать могу. а так вообще я бываю очень даже милой и хорошей (нет), так что не бойся, проходи, кидай мне телегу, предложения и вопросы, лишь бы горел.

хх. перейдем к делу: никакого инцеста.
...
лол, нет, конечно. почти. немножко. у нас тут всё сложно : D секса точно не будет, но обязательно будут неоднозначные вайбы. между братом и сестрой кэрроу - довольно тесная связь духовная (амикус отлично знает алекто и чувствует, будто даже на расстоянии, как ведет и будет вести себя сестра, будто они близнецы) и не в последнюю очередь - связь физическая. амикус физически не может без алекто (он даже в пожиратели пошел только из-за неё, самому ему вообще плевать на них всех). и они взаимно, вполне свободно и бессовестно нарушают личные границы друг друга (алекто может позволить амикусу войти в ванную, если сестра не одета, а амикус в момент гнева может начать алекто душить под её смех, они часто спят в одной кровати, а еще алекто дразнит амикуса, целуя его в губы, потому что догадывается). мне жизненно необходимо больше тактильности, это пунктик!!

ххх. важно ! амикус понимает, но (?) боится_раздражается от мыслей о том, что он хочет алекто. это не о любви, это о потребности обладать. хотя, возможно, у амикуса это - понимание любовно-родственных чувств. алекто нужна адрастасу, когда начинается война и приходит пора солдату брать в руки меч, а амикусу алекто не нужна совсем, потому что на самом деле - необходима слишком. амикус гораздо сильнее привязан к сестре, чем она к нему (по сути, брат ничего для алекто не значит, он даже не всегда удобен). поэтому он всё ещё не женат. поэтому даже не смотрит на других девушек. поэтому отпугнул всех её женихов. поэтому алекто избавила его от всех невест, с которыми его пытался свести адрастас, положив их на алтарь ревности (да, ей она тоже порой свойственна в отношении амикуса).
еще.
я против того, чтобы амикус был как угодно по мальчикам. не сочтите меня гомофобом, просто для амикуса - нет. вот нет.

хххх. еще один важный для меня хэд - о личностной разнице ребят кэрроу. он заключается в том, что они где-то на 60% полярны друг другу. они оба неадекваты и собственники, и у них обоих присутствует вероятность вспышек гнева и приглушенная совесть, но природа их реакций разная. амикус очень экспрессивен, агрессивен и безудержен, и он на самом деле подвержен всем человеческим чувствам и прекрасно понимает, если ближнему плохо. просто ему нравится делать другим плохо, а алекто не понимает, от чего люди грустят, если только это не касается примитивной физиологической боли или знакомой алекто скуки. алекто может причинять амикусу душевную боль и даже не замечать этого. а для физической боли она ментально непробиваема (её этим не сломать), и невозможность заставить алекто ему подчиниться может выводить амикуса из себя. алекто не способна понимать такие чувства и эмоции других людей как страх, любовь, преданность, сопереживание, забота, а вот амикус, думаю, способен.
но.
он ревнив и крайне вспыльчив, так что не сдерживайтесь в постах, мне этого терпения не нужно от слова совсем. амикус заботится об алекто и прикрывает её. но он не бережт сестру, когда у него приступ ярости. если амикус вспыхнул - это пожар до последней сгоревшей травинки. это атомная война в венах. это кромешный ад повсюду. дайте мне это.

ххххх. я бы хотела написать, что всё вышеописанное - исключительно моё видение и поддаётся корректировке, но не могу. я хочу именно так, и если вы готовы прийти к этому - умоляю, я вас только и жду. но обсуждать концепт будем дотошно, долго и упорно. и если захотите что-то поменять, мы попробуем это сделать, я ж не совсем тиран : D
а так, братик, велком любить меня :з

пробные посты мне в личку обязательны.

пишу ≈ 4-8к, от третьего лица, с птицей-тройкой и маленькими буквами, использую песенки и играюсь со шрифтами; могу ответить в течение пары дней, могу через месяц; дня на 4 могу упасть в реал с форума, но в тг доступна с утра до вечера; экспериментирую (извращаюсь) с эпитетами и метафорами, одушевляю неодушевляемое, и всё у меня в основном труднопонимаемое gloomy, weird & creepy, с религиозными отсылочками и про смерть; воспринимаю любой формат и размер постов соигрока, лишь бы меня вдохновлял ваш слог.

может показаться, что я требовательная, но (это так) опция "пойти навстречу" у меня присутствует.

кроме меня на форуме еще есть наши родственники: восхитительная атропа и превосходный абраксас. уже люблю каждого и жду  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/12761.png

ПРИМЕР ИГРЫ

кроме боли в наш дом ничего не идёт;
и как шторм моя комната - хаос и свет не проходят блокаду из штор

[indent]

болит.

от амикуса у алекто болит тело, как от ожога. ноют кости, как в холода, крошатся зубы (иногда его недостает, как кальция и солнечного света), по плечам рассыпаются мурашки, стынут руки в синюшных разводах, точно алекто набрала в ладони мертвую воду, упала, ударилась о волны и сломала себе шею. (амикус её убивает, пока она только раздумывает, как избавиться от него). от амикуса у алекто под языком - горечь и морская соль; потому что каждая дуэль - потоп, и алекто душит себя, душит в себе желание сомкнуть руки на его шее или выгрызть артерии оголенными клыками (поцеловать вот здесь и вот здесь, чтобы ему тоже было больно, чтобы остались синяки, чтобы сердце помертвело вместе с синей кожей).
он её душит, не прикасаясь. она себя - потому что выжидает время, когда амикус раскроет ложь, нападет с правдой первым. кто напал, тот и проиграл. выживают всегда они оба, но это уже не победа, а очередное затишье перед бурей. передышка, когда можно собрать силы для нового боя или броситься со скалы.

алекто стоит рядом с амикусом, разглядывая его лицо. амикус - это дурное пророчество, смогом повисшее в воздухе (если долго дышать - можно погибнуть). алекто хочет выточить этот момент вблизи из камня, чтобы остаться с амикусом сросшейся.
а потом она хочет, чтобы он разбился, как волны разбивают утёсы.

алекто - это шторм, и она разбивает всё, к чему прикасается (если приглядеться, под подушечками её пальцев сетка его кожи исходит трещинками и рвется). а в глазах амикуса она видит только дым. он её душит (так огонь расщепляет кислород в глухой темнице, оставляя тебя наедине с тьмой), душит ладонями, взглядом, языком.
недобрым, колким, отчаянным. а может, слишком храбрым или слишком дурным.
но алекто заведомо не нравится.
алекто представляет, какой он на вкус. как мёд и кровь. или соленый, как морская пена. холодный, как металл - порежет ей нёбо и щеку, вскроет жилки, потопит, сожжет, как её ледяная неприязнь сжигает братское нутро. и алекто совершенно забудет как дышать (от ярости), умрет, исчезнет, заберет амикуса за собой. он хочет её смерти? если бы хотел, давно бы переступил черту, где нет правил игры, и их обоих ждет лишь поражение.
алекто ощущает на языке только горечь. раскатывает её, как лакричный леденец, морщится, давится при одной только мысли вновь приблизиться к этому улицу напротив. у неё внутри - безграничное бесстрастное ничто, на мгновение отошедшее на задний план и выпятившее только брезгливость и омерзение.
если бы она коснулась губ амикуса даже в шутку, то вырвала бы зубами его язык.

- да, свободы, - алекто прикусывает губу, глядя на амикуса так, словно не может решить: она хочет отвернуться или продолжить смотреть? так смотрят только на полыхающий дом, из окон которого выпрыгивают кричащие дети и разбиваются о землю - что-то должно отвлекать и вызывать тошноту, но понимание уникальности момента берет верх. если отвернешься, потеряешь в этой жизни всё. - этого мне и не хватало.

не хватает до сих пор.

алекто - это вседозволенность. свобода-свобода-свобода. и ей всё мало и хочется еще. откусывать от каждого по кусочку, воровать моменты, прятать за пазуху, копить как морские ракушки, оставлять литься медью по глотке и окрашивать зубы в красный, выплескивать под кожу, смешивать с дурманом и замуровывать под гематомами. чтобы голову вело и в глазах кружилось. чтобы хотелось еще и никто не остановил, никто не ограничил, не посадил на цепь, не завязался у алекто на шее.

от амикуса у алекто на руках - цепь-обуза, вшитая в кожу. она возвращается к нему по путеводной нити, как завороженная, как мотылек следует к огню. но она всегда остаётся с ним ненадолго - сгорает, задыхается, сбегает, как от дыма бегут звери в горящем лесу.
амикуса всегда слишком много.
алекто от амикуса тошнит, точно при отравлении. она растирает себе запястья ядом, чтобы кожа слезла вместе с бременем в виде старшего брата, который почему-то считает, что умеет выигрывать. алекто устаёт, но продолжает драться, потому что иначе амикус точно окажется тем, кому удастся заковать её в цепи, что вечно будут напоминать алекто о её слабости.
а это хуже, чем брак.
потому что все эти женихи - однодневки, которые не переживут ни одного из кэрроу. амикус останется навсегда. если алекто не решит иначе.

амикус - это изъян, её кривое зеркало; алекто хочется отвернуться, но продолжает смотреть на того, кого вскоре всё равно разобьёт.

- мне казалось, из мечты «делать все, что запрещают родители» принято вырастать годам эдак к пятнадцати.
алекто фыркает, поджимая губы.
- папа ничего мне не запрещает. мама - иногда. и ты. ты так вечно чем-то недоволен.

алекто недовольна. она хочет, чтобы амикусу было больно, чтобы он болел (ею) в одиночестве до самой старости. потому что (если решит иначе) рано или поздно она сбежит из этого дома, не оставив брату ничего от себя. сбежит назло, даже если с пьюси ей станет только хуже, как хуже становится без тепла и солнца в кромешном мраке.

за окном - ясное (черное) небо, закатывающееся за горизонт солнце. солнце - белое золото, жемчужина в темном океане. когда солнце погаснет и окажется в волчьей пасти ночи, начнется буря, и алекто хочет, чтобы не выжил никто. особенно амикус. от амикуса горячо, и у алекто болит кожа, как в полуденный час литы, когда день длиннее, а ночь тает в огне.

за окном - скоро цветущие поля, шелковистый покров овсяницы и воспоминания алекто о том, как среди подмаренника, мирриса и герани оказывались её коленки и длинный подол платья, точно язык млеющего на солнце зверя, слизывающий с теплеющей после зимы земли первые оттенки жизни. алекто смотрелась в лицо амикуса напротив, и ей даже не нужно было протягивать к нему руку, чтобы он растворился в зное, как мираж, и оказался рядом с ней - теплый и осязаемый.
разглядывать его лицо среди мирриса и полевицы. гладить веки, царапаться, расчесывая пальцами волосы, губами оставлять след вдоль бровей и переносицы. видеть. но, будто слепая, запоминать его прикосновениями - подушечками пальцев проверять линии и изучать изгибы, следовать строчкам скул и бровей, овалу лба.
алекто не знала, что тревожит и заставляет мать бросать на неё умоляющие прекратить взгляды: то, что она на траве в белом платье, насильно надетом на алекто, или то, что амикус - головой у неё на коленях. алекто больше всего было интересно знать, что чувствует брат, когда смотрит в небо, а видит лицо сестры, глаза - два солнца, плавящие его кожу с таким же успехом, с каким его ладони оставляют багряные пятна на коже алекто.

ей уже не пятнадцать, а от амикуса всё ещё болит тело, как ожога. но алекто не ощущает ничего, кроме потребности из года в год испытывать амикуса на прочность. она готова проверять его выдержку столько раз, сколько у неё нетронутых его ударами мест на коже.
это так же приятно, как солнце в летнее солнцестояние, как кипящая кровь в разрезе белой кожи, как дикий хохот до стальной боли в подреберье. это у ж е удовлетворение, разве им нужно что-то еще?

за спиной чьи-то руки зашивают алекто в неизбежность, и она смиренно дожидается, когда все оставшиеся нити окажутся прочными узлами, из которых не сбежать. каждый жест предрекает лишь одно - куда бы алекто ни ступила, она попадает лишь в западню. амикус, папа, амадеус, они все хотят урвать от неё по кусочку. бережно запаковывают её в обязательства, надевают на неё белоснежные оковы повиновения...
ей не нужно смотреться в зеркало, чтобы понимать, как отвратительно сидит на ней платье.
как ей не идет белый цвет.
как портит её фигуру корсет.
как негармонично она будет выглядеть с пьюси под руку.
как уродует её новая фамилия.

алекто не нужно смотреться в зеркало - она смотрит перед собой и видит своё отражение. амикус - как она, и алекто хочет оставить себе его фамилию, заполучить от него толику его свободы, его неуязвимости, его воли. потому что сейчас именно он, а не она, решает, кто останется в этом доме единственным хозяином. амикус волен не женится, волен жить в одиночестве, волен заполучить всё наследство отца.
амикус может пожелать, чтобы алекто осталась, и его услышат.
а вот желаний алекто никто не слушает.

ауч.
- спасибо, братик. это именно то, что я хотела услышать.
это самая ужасная твоя ложь.
- я рада, что ты понимаешь, насколько это событие важно для меня. насколько важен амадеус.
так и знала, что ты это сделаешь. предатель.

если бы она могла, то разрыдалась бы от обиды и брошенности, но это чертовски забавляет - как долго он продержится? интерес узнать ответ на этот вопрос гораздо сильнее поднимающейся со дна нутра алекто желчи. она ревностно изображает штиль, словно слова амикуса не жалят, как раскаленное золото, и не оставляют язв; словно она теперь не смертельно больна из-за его предательства.
пусть даже это игра - такая игра ей не нравится.
но она улыбается дурацкому фальшивому поздравлению, не размыкая губ. кулаки распрямляются скрюченными пальцами, и ворот мужской рубашки в мятой ряби ложится на ключицы амикуса.
у алекто на предплечье - змеиная кожа. шелушится чернотой, как и у амикуса. у него такое же клеймо, будто родимое пятно. они одинаковые. огни, ничем не отличимые друг от друга. только у алекто всё равно от амикуса остаются ожоги и шрамы, ноет тело, подгибаются ноги, хрустят ребра.
она опускает локти брату на плечи и смыкает руки за его затылком. пальцы тонут в бронзовых волнах его волос, накручивают вокруг ногтей завитки, зачаровывают мысли. алекто надеется, что у амикуса кружится голова. пусть он всё забудет, она уже выиграла.

- люблю тебя.

она говорит это бессмысленно. так сообщают о том, что затерялось и должно было затеряться уже давно; так дети повторяют то, что уже давно привыкли слышать, но не так и не разобрались, что принято вкладывать в эти слова. алекто вкладывает только обман, хотя произносит с акцентом на благодарность. оборачивает пустое ребячество против амикуса - пусть сам придумает себе смысл.

я навсегда останусь в твоей жизни единственной, а ты в моей всегда будешь не один.

она оставляет свой выдох у его кадыка, огибая его подбородок и опускаясь беглым поцелуем на шею. слышит сердце, отсчитывает, сколько ударов у неё займет её победа; ловит пульс приоткрытыми губами, забирает каждый удар вместе со вдохом. так же стремительно она поднимает макушку и оставляет амикусу очередной ничего не значащий (дня неё) поцелуй на срезе челюсти. там, где обычно сокращаются желваки и пульсирует гнев за сжатыми зубами.

так тебе не нравится?

- хватит, - душно; алекто кивает на ленты корсета и опускает свои руки на предплечья амикуса, - мне ещё собираться в оперу. амадеус пригласил. там сегодня должно быть нечто грандиозное.
- после останусь у пьюси.
- до утра не вернусь.

не вернусь.
не вернусь.
не вернусь.

- предупреди мать, будь так добр. за сегодня она уже успела мне надоесть, не хочу вновь встречаться с ней.
- как и с тобой.

её руки дергаются вниз, сдавливая мышцы, бросая амикусу только несколько царапин - следы своего присутствия. это всё, что она может ему оставить.

0

30

более неактуально.

Отредактировано never die (01-07-2021 18:49:16)

0


Вы здесь » ARTiSHOCK » КАТАЛОГ ФРПГ » marauders. crimson beginning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно