31.12.2022 Нам НЕ фиолетово: 2023 и 10-летие проекта: благодарность пользователям.
25.03.2022 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок переезжает на короткий домен shockarts.ru!
01.01.2022 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок поздравляет с Новым Годом!
20.10.2021 НАМ ФИОЛЕТОВО: Артишок сменил дизайн!
08.03.2021 ARTiSHOCK поздравляет участниц проекта с Международным женским днем 2021!
31.12.2020 Артишок поздравляет с Новым Годом!
30.12.2020 Новогодние каникулы на Артишоке. Присоединяйтесь!
30.05.2020 Играйте на Шоке! Открыт ролевой раздел!
31.12.2019 Артишок поздравляет с Новым 2020 Годом!
30.12.2019 Астрологи провозгласили Новогоднюю неделю на Артишоке. Встречаем 2020 вместе!
06.12.2019 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.10.2019 ARTiSHOCK объявляет начало октябрьских сказок! Спеши рассказать свою.
07.07.2019 ARTiSHOCK обновил дизайн! Комментарии приветствуются в соответствующей теме.
08.03.2019 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц проекта с Международным женским днем!
31.12.2018 Артишок поздравляет с Новым Годом!
23.12.2018 Астрологи провозгласили Зимнюю неделю на Артишоке. Создадим свою атмосферу праздника!
17.12.2018 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.12.2018 На Артишоке открыт конкурс баннеров. Опробуйте себя в новом формате!
11.12.2018 Артишок отмечает шестилетие форума!
23.10.2018 Астрологи провозгласили Тыквенную Неделю на Артишоке. Окунитесь в атмосферу праздника!
29.07.2018 Астрологи провозгласили Неделю Лета на Артишоке. Зарядитесь хорошим настроением!
28.07.2018 У Артишока новый дизайн: обсуждение в теме.
09.05.2018 Артишок поздравляет всех пользователей с Днем Победы!
04.05.2018 Астрологи провозгласили Неделю Киберпанка. Окунитесь в мир будущего и кибертехнологий!
08.03.2018 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц форума с 8 марта!
31.12.2017 ARTiSHOCK поздравляет с Новым Годом!
11.12.2017 5-й день рождения ARTiSHOCK'а: наши поздравления с праздником.
01.09.2017 Астрологи провозгласили Сказочную неделю. Расскажите свою сказку!
05.07.2017 Обсуждаем новый дизайн! Выполнен мастером голоцен.
04.07.2017 Давайте поиграем в мафию? Запись до 10 числа включительно.
01.07.2017 Выбирать лучшие работы теперь гораздо проще и удобнее! Читаем краткий урок.
29.06.2017 На Артишоке работает новый код. "Поиск последних работ", он упрощает ознакомление с новым и интересным в арт-темах, рекомендуем опробовать. Это должно облегчить голосование в лучших работах. Доступен в форме ответа.
27.06.2017 Всем, кто обновит свою тему с 27 июня по 1 июля включительно будут вручены особые награды "Ивана купала". Темы участников таблицы пробудут закрепленными до 1 июля включительно.
29.05.2017 Астрологи провозгласили неделю ужаса. Бойтесь и трепещите!
05.05.2017 Изменены условия партнёрства с Артишоком. Подробнее читать здесь.
12.04.2017 Улыбнулся и сказал "поехали!" «космо-неделя» для всех и каждого! Присоединяйтесь.
07.04.2017 Приглашаем принять участие в конкурсе-флешмобе «Реклама для Артишока».
17.03.2017 Астрологи провозгласили неделю магии. Прирост графики с чудесами увеличен. Присоединяйтесь!
08.03.2017 Поздравляем наших дорогих дам с женским днем! Оставайтесь такими же прекрасными! И не забывайте обновлять тему с работами до 10 марта, чтобы получить праздничную награду в профиль.
26.02.2017 Астрологи провозгласили неделю комиксов. Прирост графики по комикс-вселенным увеличен. Присоединяйтесь!
24.02.2017 В честь каждого праздника на шоке отныне действуют наградки. Таким образом мы хотим поощрить арт-активность. Всякий, кто обновит свою тему до 25 февраля включительно - получает наградку.
18.02.2017 Эксперимент удался, а значит, что теперь на все праздники артишок ожидают тематические награды и "праздничная" таблица, в которой все темы с "табличными" работами будут закреплены в соответствующих разделах.
13.02.2017 В качестве эксперимента, к дню влюбленных выделены "табличные" темы в соответствующих разделах. Потому что Артишок вас любит.
12.02.2017 На форуме ко дню святого Ламантина действует возможность получить лучи добра и обожания от администрации в профиль. Для того нужно обновить работами свою тему в период с 12.02 по 16.02 включительно. Развлекайтесь!
20.01.2017 На форуме обновлены смайлы, огромное спасибо mr. morningstar за то, что сделал несколько авторских пиксель-артов и любезно предоставил их форуму.

ARTiSHOCK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ARTiSHOCK » ПАРТНЁРСТВО » ex libris


ex libris

Сообщений 571 страница 600 из 600

1

https://i.imgur.com/IJvGlSN.png

0

571

GOJO SATORU [JUJUTSU KAISEN]

раса: человек;
возраст: около 30

деятельность: шаман;
место обитания: токио; япония

https://i.imgur.com/Cv4yBNp.png https://i.imgur.com/lbo2Lwn.png
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
годжо избранный и это чувствуется везде — в том, как он улыбается, как прячет глаза под маской, как смотрит на собственных врагов и как смотрит на него, сугуро; годжо — избранный, у него по венам течет не кровь, а лава, его короновали в детстве венком терновым и сказали, что так и надо ( а снимать его — не то, чем он хотел бы заниматься )

улыбка годжо всегда придурковатая, но только в ней сугуро видит свое спасение — сначала, когда знакомится с ним в колледже во время их обучения; после — когда очередное проклятье выворачивает наизнанку и заставляет жадно глотать воздух; годжо — нечто недосягаемое, он одновременно существует и нет; годжо — константа в мире гето, вот только

любая константа может прекратить ей быть — когда же все пошло наперекосяк? быть может, в тот момент, когда гето понял истину людей, быть может, чуть позже — когда покрывало «я его никогда не догоню; никогда не встану вровень» вдруг ударило и накрыло удушающей тьмой; проклятья изгоняются проклятьями, именно потому и существует проклятая техника, именно поэтому каждый шаман хочет получить способность гето — сугуро же хочет одного: чтобы годжо улыбнулся ему еще один треклятый раз.

но годжо не улыбается, годжо лишь смотрит тяжелым взглядом и они проходят мимо, пока в воздухе застревает угроза — им необязательно ее произносить, необязательно даже пытаться сделать вид, что они рады друг-другу сейчас, стоя здесь, по середине хаотичного движения людей. вот только

когда они встречаются снова — руки гето по локоть в крови, а кэндзяку, подобно вирусу, все глубже и глубже проникает в жилы, все сильнее отравляет. и гето не справится с этим, гето не сбежать, а годжо не тот, кто собирается спасать ( даже если на гето висит табличка алыми буквами ); когда они встречаются снова — они по разные стороны баррикад и гето лишь улыбается уголками губ, потому что

— ты знаешь, я скучал

и это та самая правда, которая заставляет улыбку годжо дрогнуть.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
я очень сильно люблю сатору, я очень сильно сугуру и потому обещаю преданно любить, обожать и все, что только захотите! я не привередлив в плане постов, бегать за вами и требовать их я тоже не собираюсь — главное, чтобы нам было комфортно и уютно :з я люблю общение вне форума, потому что считаю что без него практически невозможно нормально играть; а еще я люблю кидаться всяким вдохновляющим контентом  http://i.imgur.com/UWb5QzV.png знание манги не особо обязательно, но было бы большим плюсом. однако! если нет желания знакомиться, я сам тебе обо всем расскажу, покажу и за ручку проведу. ты просто приходи и позволь мне тебя заиграть  http://i.imgur.com/8z31unC.png

Пробный пост

проклятья пахнут тиной — на вкус они горькие, противные, растекаются по языку отравой и скользят в горло; на вкус проклятья — как кровь: привкус стали на языке и соли из-за не пролитых чьих-то слез; гето никогда не хотел обладать такой техникой, никогда не хотел быть вместилищем проклятий, но у судьбы другие планы. она награждает его не только способностью пожирать проклятья, но еще и отторгать их, превращая в оружие. и гето мирится с этим — пожирает одно за другим, пока тело и душа становятся слабее день ото дня.

когда гето рвет в собственной ванне, он лишь вытирает пальцами блевотину, моет руки и натягивает улыбку. он должен быть храбрым, он должен не смотреть на годжо, чья сила становится все сильнее и сильнее. ему на роже написано быть самым сильным, быть признанным человеком с экстраординарными способностями, а гето? гето ничего не написано — он просто как собака прется за годжо, пожирает проклятья и думает о том, как бы не блевать в очередной раз, потому что все они — голосами внутри отдаются.

умирать, на самом деле, не так страшно — страшно было не сказать нужных слов, не сказать то, чего он так давно хотел услышать сам; когда он проигрывает, гето закрывает глаза и приваливается около стены, держась за рану. и годжо — тот, кого он видит последним. годжо — тот, у кого он просит прощения и говорит три заклятых слова: я тебя люблю.

это слишком низко — говорить такое, перекладывать ответственность на чужие плечи и умирать. и гето, правда, был уверен в том, что годжо его убьет окончательно, потому что только так можно смыть все то, что он сделал; невольно сугуру представляет себя в роли тех двух девчонок, которых он спас из клетки. кто тогда был виноват — они, которые просто старались защититься, или люди, которые сделали их такими? гетго никогда не задумывался, ровно как не старается задуматься и сейчас — когда же кровь перестанет идти и станет не так холодно?

когда сугуру умирает, он улыбается. едва заметно приподнимая уголки губ, смотря куда-то перед собой, пока глаза не закроются и пока голова не упадет на грудь; о нем никто не вспомнит — он, будучи признанным преступником, больше не имеет права на сожаление. он, будучи преступником, совершенно точно не имеет права на то, чтобы его оплакивали.

проклятья на вкус — как тина. мерзкие, склизкие. а еще они говорят с ним даже после смерти — заставляют его смотреть чужие жизни, заставляют его думать о том, что он никогда не был достоин стоять рядом с годжо, ведь сатору — станет великим, а теряться в чужой тени гето устал. да и этот шестиглазый очень четко показал то, что ему нет дела до него и душевной организации чужого человека.

— все нешаманы должны умереть, — голос шепчет ему в ухо, как назойливая муха не покидает его и лето морщится, отмахивается, — ты сможешь все, мой мальчик, только дай мне свое тело. —  и словно бы у гето был выбор. словно бы он мог отказаться от сделки, словно он бы мог просто послать его к чертям подальше и попросить подарить нормальную смерть, но.

первое, что чувствует гето после пробуждения — боль во всем теле. оно, конечно, залечило раны и теперь выглядит как и прежде, вот только внутри него словно что-то поменялось. не треснуло и надломилось, а стало крошевом, по которому он идет босыми ногами и это крошево впивается в кожу, ранит ее и оставляет красные следы после.

годжо бьет хорошо, годжо говорит что-то, но гето не слышит, а кэндзяку не дает понять, что там. он просто затыкает ему уши, отправляет спать и... и годжо ничего не знает — ни сколько ему приходится спать, ни что происходит вокруг.

— годжо?, — первое, что говорит гето — его имя. он уже и не надеялся увидеть и услышать собственного друга ( друга ли? ). а потом приходит боль — раздирающая, заставляющая его зашипеть и сдержать хоть какие-то эмоции кроме этого. ему нельзя, это непозволительно. но взгляд цепляется за рану, из которой хлещет кровь, и гето затылком упирается в стену позади себя, дышит судорожно.

— неужели дежавю?,  — на губах у него пузырится кровь и он ее сплевывает. кровь на вкус — как проклятья, которые он пожирает, но именно сейчас он смотрит на годжо и старается сфокусировать взгляд, — что тут произошло?, — кэндзяку внутри молчит, а гето смотрит на разрушенные стены и ничего не понимает.

— когда я успел вернуться? почему я жив?, — и не понятно кому он задает эти вопросы.

0

572

GERALT Z RIVII [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек (ведьмак)
возраст:~ 100

деятельность: ведьмак школы волка, хозяин винодельни
место обитания: Туссент (настоящее) Каэр Морхен в окрестностях Каэдвена (прошлое), но работа обязывает разгуливать по всему Континенту

https://i.imgur.com/6UAkssT.gif https://i.imgur.com/xEWqSF8.gif
Henry Cavill


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Открываем значит словарь и ищем слово на букву «г», которое герой, а не то, что могло закрасться в мысли, хотя просто «геральт», «генри» тоже подходят, дальше можно сместиться на слова на букву «о», где выясним что он «отец» еще и «отважный», можно бесконечно долго изучать биографию Геральта, но так до конца его и не раскрыть в полной мере, потому что все мы ходим играть на ролевочки исключительно пейринги, а не политоту. Верно же говорю? Возражения принимаются только после горячей ванны и исключительно в горизонтальном положении. К чему это я. Кхм. Привет, один здесь с утопцами сражаешься? Не хочешь немного сирени и крыжовника в пейринг? Все пятьдесят оттенков третьего желания, загаданного джинну? Мы будем сходиться и расходиться, испытывая чувства на прочность, предаваясь забвению в чужих объятиях, но все равно, в конечном итоге, винодельня в Туссенте станет нашим домом, а Цири – императрицей, которая для нас с тобой останется дочерью (пожуем стекла, где я буду весьма за выбранный путь, а ты возможно и не очень). Кстати, о забвении в чужих руках. Не такие уж они и чужие будут. И если скажем за Вильгефорца я никогда извиняться не буду, то за отношения с Лютиком видимо придется. И не раз. И даже не два. Вот, что значит вовремя подкатить к чародейке с которой в очередной раз «расстался» Белый Волк. Еще раз и более простыми словами: есть активный пейринг с Лютиком, хотим Геральта, который примет это, но не сразу. Это отношения в треугольнике. Если тебе это кажется странным, кажется диким и неприемлемым, то диалога у нас не получится и в таком случае лучше не тратить ни твое, ни наше время. Ты в своем праве в отместку трахать все что движется, а что не движется, двигать и трахать. Никаких вето я накладывать не буду, разве что попрошу при попытке завести второй пейринг с кем-то, кто не я, не забывать, что Йен всегда на первых ролях, меня любить и ценить надо, а то придется не только кровати выбрасывать из окон.
Понимаешь, да?)

Игр и внимания у тебя будет вдоволь, как и шуточек за 300, потому что главные шутники всегда по правую и по левую от тебя руку в моем лице и в лице Лютика. Мы будем хотеть всего: канон, постканон, ау-шки всех мастей, включая модерн ау, поверь, один только Лютик чего стоит с его идеями, а ведь в касте еще ого-го сколько талантливых и отзывчивых игроков, которые потянут тебя за собой, имей только на это достаточно времени и желания.
У нас нет общего сюжета, и мы не стремимся его, как правило, развивать, потому что комфортнее играть личные линии с приглашением игроков каста в них, чем вести общий эпизод всех со всеми. Я привыкла говорить, что мы играем постканон всего, но практика показывает, что мы играем всё от и до, зависая одновременно везде и нигде. Так что вашего Геральта (как ту маму) и тут и там показывать будут.

Jaskier написал(а):

Геральт, не верь Йеннифер, политоту играть придется, потому что у нас есть я, а я шпион Дийкстры, что создает особенные неудобства. Да, знаю, слышать подобное хочется в предпоследнюю очередь, тем более что первая новость этой заявки -  любовь всей твоей жизни изменяет тебе с твоим лучшим другом. 
Допускаю, что тебе захочется разобраться в этом вопросе и готов к последствиям (только не по лицу). Но надеюсь мы все обсудим и решим миром)
Общего сюжета у нас действительно пока нет, но я над этим работаю и ты мне о-очень нужен.
Еще не верь Йеннифер о том, что она ультимативна - под винцо, лютню, романтическую песню и взгляд желтых глаз мы ее на что угодно уговорим.
Но это не точно и требует проверки на практике.

зарисовки от Лютика волнуют моё сердечко, надеюсь ты тоже попадешься на крючок

Йеннифер была недовольна. Чем именно, Лютик не мог сказать точно, но она разговаривала с Геральтом, а это уже говорило о многом. Бард многозначительно поднял брови и выпятил губы, как будто для поцелуя. Благо, глаз на затылке у Йеннифер не было и видел его только Геральт. Ведьмак стушевался, растерялся, но друг пришел на помощь, ласково обняв Йеннифер со спины.
- Ну что ты, Йенни, не ругайся, Геральт не хотел.
- Да что ты вообще знаешь..! - Йеннифер фыркнула и попыталась вывернуться, но бард оказался ловчее, толкая её в руки Геральта. Тот додумался поймать и, к счастью Лютика, поцеловать. Бард же убрал волосы с плеча чародейки и медленно целовал её длинную шею.
- Да что вы..
- Нам прекратить? - невинно заглядывая в глаза Йеннифер спросил Лютик.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Милый друг, проявивший интерес к этой заявке, помни: я любительница ультиматумов и мне уже говорили, что лучший совет – не связываться со мной, но если ты готов, если жаждешь приключений и новых открытий, любишь писать посты и получать их ворохом в ответ, приходи.
И пока мы не окунулись в пучину игр и разврата в касте, который я обожаю всей душой, выясним на берегу, что: 1) заявка в пейринг с Йен и Лютиком (последний чисто платоническое, гладить коленки не рекомендуется друг другу) 2) я хочу Кавилла, никого другого не хочу (исключение игровая внешность из 3 части).
Переходим к другим требованиям про анкету и посты.
Пройти по упрощенке не выйдет. Сама не хожу по упрощенкам и другим палки в колеса ставлю. Наличие анкеты (пусть и тезисно, мне не нужна доскональная роспись) обязательно. Это поможет и мне и тебе понять, насколько данный персонаж тебе интересен, насколько ты готов(а) стать Геральтом которого я жду.
О размерах постов можно говорить бесконечно долго, но каждый пишет по-разному, кому-то достаточно 4к, чтобы выдать полную мысль и оказаться прекрасным рассказчиком, а кто-то и в 20 не уложится. Я пишу от 5к, птица-тройка и заглавные буквы присутствуют, лицо могу и 3-е, и 1-е, а вот 2-е не могу, вообще никак, ни писать, ни читать. Желательно, чтобы тебя это устраивало, и мы сходились в стиле подачи постов. Скорость написания постов у меня иногда прихрамывает, я могу торчать пост неделю-две, а могу выдать тебе сразу во все игры в течение недели. Во многом это зависит от загруженности в реале и интереса со стороны игрока. Я охотно иду на контакт за пределами форума, если что.
Очень рассчитываю, что на заявку откликнется игрок ответственный и самостоятельный, не просто вдохновившейся ролью в моменте, а тот, кто будет предлагать свои идеи и не будет пропадать сутками где-то там, другими словами, рассчитываю на активность, а не вечные отговорки и обещания скорого появления. Меня не устроит активность – пост в месяц и заходы примерно так же, у нас есть списки, вот в них лучше не попадать, вообще не попадать, потому что с этим я могу и выводы определенные в последствии сделать, а если я их сделаю, быть беде 😊
Еще будет графика и всякие флудовые хиханьки и хахоньки. Очень жду, приходи скорее.  😊

Jaskier написал(а):

Немного технической части: Лютик не мальчик для битья. Про мою двойную шпионскую жизнь тебе не известно. Я жду, что Геральт будет моим добрым другом (если мы и делим постель, то там есть женщина, я гетеро и жду того же от тебя, отыгрыш таких сцен крайне приветствуется, но основном мы будем приключаться убивая чудовищ, действуя на нервы Йеннифер и другим, воспитывая Цири и еще много разного. А еще я расскажу тебе о своих приключениях в Вестеросе) с которым мы обсуждаем как быть с сиреной, у нее ведь то ли хвост (кстати, буду рад, если ты в гостевой ответишь что думаешь, так мы узнаем, внимательно ли ты читал заявку) то ли крылья, делим невзгоды и радости, еду и Плотву. Я стер столько сапог поспевая за тобой!

Не будь как Нетфликсовский Геральт! Будь как польский  держи меня подальше от бед.

Я никак не могу воспринимать посты от первого лица. Так что со мной придется использовать только третье, без капслока и лапслока - давайте уважать заглавные буквы. Я считаю, что от качества общения зависит и качество игры: я люблю обсудить и посты и эпизоды и планы, кидаю картинки, видео, но не требую быть на связи 24/7. Мне обязателен фидбек - я хочу знать, что я с соигроком на одной волне.
Отбирать Геральта мы с Йен будем строго, я обязательно попрошу пример поста в лс.

Пробный пост

Она и сама не может объяснить почему для нее так важно слышать, что Геральт любит её. Когда он говорит эти желанные слова, рука чародейки начинает медленно ползти вниз от широкой груди до его живота, то обводя подушечками пальцев старые шрамы, то замирая. Жар, разрастающийся в груди, хочется погасить поцелуями. Странное, почти болезненное возбуждение заставляет тело чаще шевелиться, плотнее прижиматься к телу ведьмака. Чувства обостряются, переходят в остро ощущаемую потребность быть максимально близко к тому, кого она любит, чтобы иметь возможность  дотронуться до него, положить свою руку ему на грудь, прижаться щекой. Как сейчас. Йеннифэр скользит головой по ведьмачьей груди вверх, задирает своё красивое лицо, чтобы коснуться губами его губ, но едва ли способна достать до подбородка Геральта из Ривии. Каждое мгновение наполнено необъяснимым чувством покоя и счастья. Хочется, чтобы это длилось вечность. Как тогда, на яблоневом острове. Этот сад очень похож на остров из воспоминаний, на котором они с Геральтом были по-настоящему счастливы. Йенна мечтательно улыбается и снова закрывает глаза. Наверняка, он тоже вспоминает яблоневый остров.
— Нет, — спешит опровергнуть она догадки Геральта о собственных мыслях, о том, что вновь все они о той охоте на джинна и последнем желании, когда-то очень давно загаданном Геральтом. — Вовсе нет.  Она приподнимается, придерживая съехавший лиф платья, чтобы ее грудь вновь не оголилась. — Я – женщина, Геральт и лишь только после – чародейка. Иногда женщинам важно слышать, что их любят.
Она запрокидывает голову к верхушкам фруктовых деревьев, что шелестят над ними и тяжело вздыхает. Порой она хочет невозможного от него, хочет, чтобы он тонко чувствовал каждую её эмоцию, пропуская ту через себя, попросту забывая о том, как испытания травами лишили его этой возможности.
— И мне доставляет огромное удовольствие слышать, как ты произносишь эти слова. — Ей хватает одного легко движения пальцами и яблоко, сжатое в её руке, превращается в аккуратное зеркальце. Венгерберг смотрится в него, через отражение определяя, где в ее волосах застряли травинки и листики, аккуратно двумя пальчиками вынимая те из темной слегка спутанной гривы собственных волос. Она бы могла в два щелчка пальцев обойтись и без зеркальца, но отчего-то тянет время, хотя и прекрасно слышала слова Геральта о том, что им снова пора в дорогу.
— Ты уверен? — Йен вздыхает и все же вынуждено, прибегнув к магии, справляется со шнуровкой собственного наряда. — Может быть нам стоит вернуться на винодельню? Пьяного Лютика выгнать со двора проще, чем пережить один день при дворе, в окружении чопорных, задирающих нос к небу, дворян.
Ей совершенно не хочется забираться через заклинание в его голову, копаться в его мыслях, выискивая сокровенное, чтобы снова устраивать ему взбучку. Венгерберг чуть хмурится и бросает зеркальце в траву, а когда то касается земли, то это снова обычно яблоко, а никакое не зеркальце, примерно так и работает магия хаоса, которую Йеннифэр и чародейкам вроде неё, удалось подчинить.
— Княгиня явно что-то задумала, что, если это очередная охота на монстра? Геральт? — Она, чуть хмуря соболиные брови смотрит на то, как ведьмак еще не отвязывает Плотву от дерева, но уже поправляет сбившееся на боках лошади седло, проверяет крепления. — Ты не сказал ей? — Голос Йен звенит, она снова раздражена. И уже чуть тише добавляет без вопросительных интонаций. — Ты не сказал ей, что хочешь бросить охоту на монстров.
А хочет ли он этого в действительности? Прикрыв глаза Йеннифэр, вспоминает сколько раз за последние время она ловила тайком пробирающегося от спальни в доспехах Геральта на пороге винодельни, потому что крестьяне, работающее в поле вновь жаловались на сколопендроморфов или археспоры вблизи цветущих виноградников. Запретить Геральту заниматься этим все равно, что отнять у Венгерберг её магию – оба будут страдать от своей бесполезности, хотя и вполне способны приучиться жить без этих «особенностей».
— Что ж, видимо хорошо, что я еду вместе с тобой, Геральт, — она неспешным шагом направляется к лошади и тоже дергая ремешки, проверяет насколько прочно держится седло. — Если ты не смог отказать княгине Анариетте, я сделаю это за нас, и, разумеется, ради нашего с тобой спокойствия.
Отвязывая поводья от ствола фруктового деревца, чародейка улыбается, уголки ее губ, приподнимаются вверх, правда при всем своем прекраснейшем настроении, которое при ней имеется стараниями ведьмака, она и виду не подает, что это очередная провокация с её стороны. Если дело действительно в том, что княгиня готовится снова использовать ведьмака и его способности исключительно в рабочих целях, а не личных, как могло бы показаться Венгерберг, которая не успела толком рассмотреть послание переданное Геральту из рук в руки, то последний может попытаться ее даже отговорить, и возможно, она даже к нему прислушается.
Йеннифэр выводит свою лошадь под уздцы из-под яблони и ловко забирается в седло. Она треплет гнедую кобылку по холке, успокаивая, когда та начинает беспокойно пританцовывать на месте.
— Ты уверен, Геральт, что нам не проще воспользоваться порталом? — Всего-то перетерпеть пару минут после прохождения через него, пока желудок перестанет бунтовать, зато не нужно путешествовать под палящим южным солнцем и задницу отбивать в неудобном седле.

0

573

ARAGORN [THE RINGS OF POWER / TOLKIEN'S LEGENDARIUM]

раса: человек [дунэдайн Арнора]
возраст: ~88 лет

деятельность: следопыт || верховный король Гондора и Арнора
место обитания: Средиземье

https://i.imgur.com/EMl2fnb.gif
viggo mortensen


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

У Арагорна - тяжелая судьба, кровь королей в жилах, груз ошибок предков на плечах и любовь к эллет в душе.
Первые двадцать лет жизни прошли счастливым и почти беззаботным детством в Имладрисе, где была мать, где его окружали эльфы, где он днями напролет охотился с Элладаном и Элрохиром, и не было в его сердце горя, пока не навалилось снежной лавиной: вот твое имя, вот твое предназначение, вот клинок Элендиля, вот кольцо Барахира... и она, синеглазая дева среди сумерек в березовой роще.
Арагорн впервые увидел Арвен, и полюбил ее в тот же миг, как увидел, но их разделяло так много всего, что пропасть казалась бесконечной и бездонной. Эльфы и люди - разные, и, пусть роду Арвен была дарована особая милость выбирать Путь Эльфов или Людей, Арагорну все равно пришлось бы заслужить ее.
Он заслужил.
Пройдя Путем Мертвых, истинный король вернулся в Гондор, и в день Врат Лета обвенчался с Арвен; сказка закончилась словами "они жили долго и счастливо", но... но так ли это?

Арвен от многого отказалась. Она говорит о любви и не сомневается в том, что любит, но прячет печаль в глазах - Арагорн это видит. Арвен скучает - по отцу, по матери, по братьям, бабушке и дедушке, у нее была огромная семья, а теперь - они вроде бы рядом, но разделены с ней той же пропастью.
Арвен хочет править. Ее не устраивает роль безмолвной тени за спиной мужа, она желает быть посвящена во все его планы//дела, и при этом сама не всегда сообщает Арагорну, что намерена делать.

У них все хорошо - для всех. На виду король и королева Гондора счастливы, бесконечно влюблены и довольны своей жизнью, но вдали от глаз друзей и народа Арвен готова часами спорить по любому поводу, а Арагорн думает, что знал, на что шел, когда взял в жены эллет из дома Финвэ, думает - она успокоится, думает - они притираются друг к другу, это нормально. Он сражался со множеством демонов, сразится и с этими.

У Арагорна - тяжелая судьба, и это не изменилось после восхождения на престол.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

смазанно-сумбурно, но все знают, кто такой Арагорн, даже те, кто не читал.
заявка в пару, потому что эти двое - самый каноничный канон, я бы не хотела это менять. Эовин повздыхала в сторонке и тем закончилось.
проблемы между королем и королевой предвидятся другие - то, что описано выше. притирка друг к другу, когда они учатся жить вместе, учатся идти на компромисс, учатся слушать и слышать друг друга, при этом они не просто семейная пара, у них королевство, поствоенное время, все очень сложно.
а еще Арвен - внучка Саурона. так получилось.

я всегда открыта к диалогу, готова раскуривать любые идеи, обязательно только не пропадать без предупреждения, и внешность не меняй ахах Вигго - это краш, идеальный образ Арагорна; по желанию можно взять две внешки.

Пробный пост

Она ждала его, пусть сначала и были слова ее отказом, пусть сомнения одолевали эллет, не позволяя с первой встречи подарить сердце свое, ибо был Арагорн, сын Араторна, пусть и храбрым воином, и благороднейшим из мужей, и королем Гондора по праву, и текла в жилах его кровь гордых нуменорцев, но он все же был человеком, и не слабее люди, чем эльфы, и не хуже ничем, однако век их по сравнению с веком первых детей Эру короток, и лишь это было причиной для колебаний Вечерней Звезды и отказа ее, в котором, впрочем, не прозвучало категоричного нежелания. Арвен взвешивала после все тщательно, думала много, ходила по садам Лориэна, куда вновь отправилась, погостив у отца, и пыталась ответ найти в шуме ветра в листве, в голосах птичьих, в плеске воды в родниках. Ответ был давно в сердце эллет, и наконец на губах появился, когда, решившись, Арвен поговорила с отцом. Она знала, что Элронд не будет счастлив от выбора дочери, отец любил ее и не хотел расставаться с ней, а ее брак с человеком неминуемо означал разлуку с семьей, но также Элронд не мог прямо запретить Арвен делать выбор, лишь просил задуматься и тянул время. Война способствовала тому, чтобы их с Арагорном разводили обстоятельства, мешая долгим встречам, когда тьма стала сгущаться, Арвен отправилась обратно под защиту царства своей бабушки, куда не могло проникнуть зло, и в Лориэне ей приходилось общаться не только с одной Галадриэлью. Вечерней Звезде не были в тягость беседы, она дружила с многими эльфами, но когда эллет приняла окончательное решение, что суженым ее будет Арагорн, разговоры с мужами из эльдар стали приобретать нежеланный Арвен подтекст. Возможно, отец старался чаще оставлять ее в мужском обществе, надеясь, что эллет приглянется другой, тот, кто проживет вместе с ней все эпохи мира, возможно, бабушка надеялась на то же самое; гордая дева-нолдор хорошо отнеслась к Арагорну, но король Гондора, потомок Исильдура и Надежда эльфийского народа - это одно, а муж ее внучки - другое.

- Я просила вас не тревожить меня, - резкость в голосе вызвана усталостью от частого желания видеть ее. Арвен закрывает дверь своих покоев и выдыхает: внимание Фаоэльтира начинает тяготить ее, но и отвергать его прямо было бы нехорошо, да и прямых предложений пока не поступало. Его род дружен с Галадриэлью, он не так плох, будь он Арвен, как брат, она бы вовсе не испытывала сложностей, но... но было сложно.

- Я же просила! - стук в дверь заставляет Арвен слегка повысить голос, но стучал не Фаоэльтир. Эльф из дозора {принцесса смутно припоминает его имя} бледнеет при виде ее, и Арвен тут же пугается: кто? Сейчас идет война, в войне сражаются почти все, кто дорог ей, лишь Келебриан и Галадриэль в безопасности. Кто мог пострадать, почему зовут ее?

- Что произошло? - Арвен берет себя в руки, выпрямляя спину. Эльф тяжко вздыхает.

- Был ранен воин из рода дунэдайн.

Больше тот может ничего не говорить. Арвен закрывает глаза на пару секунд. Вдох, выдох, держаться.

- Он жив?

- Да, миледи, рана глубока, но воды Лориэна излечат его.

- Отведите меня к нему, - просит Арвен.

- Миледи, владычица Галадриэль не желала бы, я думаю, - начинает эльф, но Арвен перебивает его, и не просит уже, а требует:

- Отведите меня к нему!

Ее впускают и эллет садится у постели воина, растерянная и испуганная. Он выздоровеет, обещала Галадриэль, но пока Арагорну нужен отдых и сон, Арвен помочь ничем не в силах, но ей радостно уже от того, что может увидеть любимого и удостовериться в том, что он жив. Касаться эллет мужчины не решается, даже если отведет прядь волос с лица, может разбудить - пусть спит.

Арвен сжимает руки в замке на коленях.

[indent]  [indent]  [indent] «о великая Элберет, дай ему сил, верни его мне,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] прошу»

0

574

BOROMIR [THE RINGS OF POWER / TOLKIEN'S LEGENDARIUM]

раса: человек [дунэдайн Гондора]
возраст: ~41 год

деятельность: капитан Белой Башни, первый страж Цитадели
место обитания: Средиземье

https://i.imgur.com/NyGc70h.gif
sean bean


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Кровью своих людей защищал Гондор западные королевства. Пока эльфы жили в благоденствии, укрывшись под завесами своей магии, гондорцы стояли щитом между ордами Мордора и землями свободных народов, с детства постигали искусство войны, учились терять близких и не бояться собственной смерти, а смеяться ей в лицо.

У Гондора не было короля и Гондор в короле не нуждался; наместники справлялись с правлением куда лучше, чем чужак, который имеет право на трон, но не имеет понятия, что это такое - их город.

Боромир - старший сын, любимый сын, младшего отец словно не замечает и от того на душе горько, он любит Фарамира, а Дэнетор не упускает момента, чтобы подчеркнуть, насколько Фарамир уступает брату. Дэнетору перечить - тоже жалко, после смерти жены он постарел на все двадцать лет, волосы его поседели, лицо тронула сеть морщин, лишь разум остался ясен - или?

Когда Дэнетор велит Боромиру отправляться в Имладрис, где Элронд созывает совет по поводу Единого Кольца и говорит, что это Кольцо может быть их надеждой - их спасением - первой мыслью скользит "он сошел с ума". Но в словах Дэнетора есть и рациональное зерно, к тому же, Боромир и Фарамир оба видели сны, где голос прямо говорил "Имладрис", значит, нужно ехать - и Боромир едет, поверив, что он сильный и не поддастся злу.

[indent]  [indent]  [indent] "Дайте Гондору оружие врага!'

Пальцы тянутся к сверкающему золотом ободку, и звучит громовым раскатом Черное Наречие из уст мага - Боромир отдергивает руку.

Но Кольцо уже пускает в его душу щупальца тьмы и отравляет ядом алчной ярости.

Боромир сильный; он держится до самого Порт Галена. После срывается - то уговаривает Фродо, то кричит на него, то просит Кольцо, то требует, и когда хоббиту приходится надеть Единое, чтобы сбежать, когда Боромир устает сыпать проклятиями и ругательствами, его накрывает осознание - как он мог? - и он плачет, упав лицом в траву, плачет так, как может плакать только мужчина и воин.

В тот миг Боромир освобождается от тьмы полностью - самостоятельно, и, сражаясь с орками, знает, что это последняя его битва, что в последний раз он трубит в рог, и что не увидит больше Гондор, отца и брата.

[indent] "Это расплата"

[indent] "Я раскаиваюсь"

[indent]  [indent] "Я побежден"

Боромир улыбается в лицо смерти - но смерть ли ждет его?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

А теперь я попробую рассказать, при чем здесь Несса.

Она гуляет в Средиземье, покидая Аман - как наблюдатель, с силами на уровне истари, больше ей и не нужно, и она запросто может догулять до Гондора, или до Порт Галена, или куда-то там еще. Может вылечить/воскресить Боромира (Берена однажды воскресили, значит, так можно), может подружиться с ним, как получится, куда кривая выведет, неисповедимы пути Эру :"D

Пробный пост

— Я говорю то, что ты слышишь.

То, что она думает. То, что она видит. То, что видит сейчас, а не раньше — потому что раньше Нессе не доводилось говорить с Феанаро с глазу на глаз. Ей больше нравилось общество оленей, Оромэ, Тулкаса и Йаванны, с эльдар она не сближалась. Играла с ними, смеялась, знала, что они любят ее (или выдавала желаемое за действительное), но никого из эльдар не звала ни другом, ни врагом. Они просто были, жили рядом, их судьбы влияли на валар, но судьбами их владели валар, а не наоборот. И не потому, что они так решили. Потому, что такова была воля Илуватара.

Куруфинвэ Феанаро, мудрый и великий. Куруфинвэ Феанаро, создатель Сильмариллей. Он вел себя, подобно ребенку, лишенному родительской любви. Ревнивому ребенку, который обвиняет всех в своих бедах.
Но разве они не виноваты? Немного. Косвенно. Частично.

Несса усмехнулась.

— Даже Варда и Манвэ не смогли бы заставить луну уйти с неба, чтобы вернулось солнце. И ни Варда, ни Манвэ, ни сам Эру Илуватар не поменяли бы твою природу. Но ты делаешь выбор сам! — она не знала, в какие слова облечь свои мысли, чтобы они звучали красиво и правильно, не грубо, но твердо и веско. Варда бы смогла. Несса — нет. Несса красиво пела, ее голос сравнивали с голосом соловья, но красиво говорить она не умела.

Она хотела сказать, что Феанор сам решает, каким хочет быть, сам решает, какой делает выбор, потому что солнце и луна — неодушевленные светила и их движение по небу неизменно. Душа же мыслящего создания, будь то валар или эльдар, всегда выбирает, как поступить, что подумать, как повести себя. Каждый раз.
Куруфинвэ Феанаро выбрал путь гнева, обиды и крови.
Это был неверный путь, но и верный тоже, потому что нет правильного или неправильного пути, есть тот, какой выбирают.

— Предательство? Не думаешь ли ты, что это было лишь ради того, чтобы навредить тебе? — Несса почти рассмеялась. Предательство. Аратар долго спорили по поводу Мириэли, Аратар долго не могли прийти к единому решению, но они решили, и оспаривать это не имел права никто.

— Ты слишком высокого о себе мнения, — сказала Несса. — Мир не вращается вокруг тебя, хоть ты и создал Сильмариллы. Хочешь знать мое мнение, Куруфинвэ? Тебе все равно, конечно же, но ты выслушаешь, — уверенно продолжила она. — Ты скучаешь по матери и отцу, ты обвиняешь нас, потому что больше тебе обвинить некого, ты злишься на братьев, потому что ревнуешь к отцу, и ты, повторяю — ничего не можешь.

Он отмахнется от ее слов, естественно. Он снова продолжит угрожать или обвинять — потому что он хотел угрожать и обвинять. Ему было так легче.

Бессилие — это ужасно. Бессилие, когда не можешь догнать и наказать врага, бессилие, когда не можешь зажечь звезды на небе, бессилие, когда не можешь достучаться до чужого сердца. Феанаро носит броню, и это вовсе не железо его доспехов. Иная броня сковывает его.

— Мириэль не захотела вернуться, — устало повторила Несса. — Она так решила, когда ей в последний раз предложили выбор: вернуться или больше не возвращаться. Зная, что ее фэа останется в Чертогах Мандоса навеки, она все же не вернулась. А Финголфин… что бы он ни делал, ты мог бы напасть на него в другом месте! — выпалила валиэ. — Не на глазах у короля! Негде больше защитить свою честь?

Ну, правда, неужели больше нет в Арде мест, где можно подраться? Что, нужно собирать публику? Хуже самой угрозы было то, где это состоялось и при ком — так Несса понимала суть проблемы. Так Несса понимала причину изгнания и наказания.

— Точно так же ты видишь только одну сторону. Ту, которую тебе удобно видеть, — отозвалась валиэ эхом. — И видишь ты одного себя. Тебя создали, тебя предали, если ты не достоин любить, то кто же… Ты, ты, ты… Все время ты!

Она представила, что было бы, если бы поняла, что Тулкас ее не любит, или если бы сама перестала его любить, и ожидала, что ужаснется, но нет — ибо поверить в это Несса не могла, даже представив. Их союз сложился идеально, где каждый спокойно существовал по отдельности и не зависел от другого, но вместе с тем они оба знали, что любят друг друга, и что это не изменится. А если бы изменилось? Если бы Несса не ждала Тулкаса из его походов? Если бы он возвращался и прятал от нее взгляд?

— Что бы я сделала? — задумчиво повторила Несса. — Я не знаю.

Это было честно. Она хотела быть честной.
Она не умела иначе. Легко быть искренней, когда не умеешь лгать.

Тирион возвышался вдали, там, куда указал Куруфинвэ. Дворец, где жили его сыновья, якобы находясь в опасности — якобы. Его дети, что дороги ему.
Олень ткнулся носом в плечо Нессы, но она отодвинула ладонью его морду, отвергая ласки: не время.

— Тулкас мне ничего не сказал, — проворчала валиэ. — Не понял до сих пор? Я не пускаю тебя в Тирион не потому, что запретил Манвэ, не потому, что что-то сказал Тулкас! Я не пускаю тебя в Тирион, потому что ты обнажил здесь меч, потому что ты пригрозил перерезать глотку моему оленю, затоптать меня копытами и сжечь здесь все. Это ли не унижение, Феанаро? Ты говоришь, что хочешь защитить своих детей, и говоришь, что мои олени — мои дети, так почему я должна спускать тебе с рук угрозы им? Ты наставил клинок на Финголфина, и за это тебя осудили, но у Финголфина был свой меч, а я безоружна — как это называется, Феанаро? Ты хочешь забрать своих детей? Ты их не заберешь. Не раньше, чем Манвэ Сулимо тебе позволит, и это мое решение.

Сколько можно игнорировать ее? То Варда и Манвэ ее покровители, то Тулкас ей сказал, у Нессы будто своей головы на плечах нет и быть не может. Феанаро уверен в своем превосходстве над ней, несмотря на то, что она валиэ, и сейчас Несса действительно отвечала за свой народ. Потому что здесь была она, а не кто-то другой. Потому что, ни во что не ставя Нессу, Куруфинвэ наносил оскорбление всем валар в ее лице.

И Тулкас, как отец, здесь при чем? Какое Феанор имеет право говорить об их личной жизни в таком тоне? Несса сама решит, хочет ли детей, и это зависит от нее, а не от Тулкаса, и уж точно не от Манвэ. Манвэ вообще это не касается, да и Несса с ним не была близка, она любила Йаванну, естественно — любила брата своего Оромэ, дружила с Аулэ, а Манвэ на горе Таниквэтиль отдалился от всех и лишь во время совещаний Аратар разговаривал с прочими валар.

Но воля Манвэ оставалась нерушимой, ибо он — Верховный Король.
А то, что он Верховный Король — воля Эру Илуватара.

— Стой! — Несса быстрым прыжком оказалась рядом и схватила коня Феанаро за узду. Ее олени преградили ему путь, опуская рога. — Я сказала, что ты не пройдешь через мой лес! Если ты не извинишься, то никогда больше не ступишь на мои земли! — провозгласила валиэ. — А если попытаешься затоптать меня копытами или ударить мечом, то узнаешь, какие у моих оленей острые рога и копыта!

Посмотрим, кто кого затопчет, задиристо подумала Несса. Посмотрим, Куруфинвэ. Она безоружна, но сражаться можно не только сталью.
Если же она не права — что ж. Как говорит Феанор, валар часто не правы.

0

575

CAELUS [HONKAI: STAR RAIL]

раса: человек ?
возраст: неизвестно

деятельность: один из членов команды звездного экспресса
место обитания: где угодно

https://i.imgur.com/eEAcYhX.png
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ты держишь меня за руку: когда мы сбегаем от среброгривых стражей, едва ли не чувствуя меж лопаток острый наконечник топора; когда перебинтовываешь мои исполосованные боевыми ранами ладони, несмотря на мое настойчивое «все в порядке»; когда я через ночь просыпаюсь от хватающих за горло кошмаров, излечивая бессонницу пустым взглядом в широкое окно экспресса, за толстым стеклом которого лишь вакуумная тишина и мириады небесных тел.

ты много говоришь и спрашиваешь: о вселенной, об эонах, о прошлом экспресса, словно аккуратно стараешься залезть под кожу и выцепить оттуда такую необходимую тебе информацию обо мне. я говорю: книгами в твердой обложке, цитатами, выуженными из памяти, сериями фильмов (которые мы смотрим вместе и во время которых ты всегда засыпаешь, по утру надоедливо спрашивая, чем все закончилось), но никогда - о своем прошлом, которое приходится прятать за десятком железобетонных стен (ведь оно - тот еще ящик пандоры).

ты бесишься: потому что я контролирую каждый мускул на своем лице, не давая ни одной эмоции прорвать защитную маску спокойствия; потому что я никогда не действую импульсивно, предпочитая решать проблемы умом, а не эмоциями; потому что мой взгляд полон леденящего равнодушия, и рядом со мной в теплом экспрессе тебе кажется, будто бы ты снова оказался посреди белобога в одной футболке.

а я теряюсь: чувствую себя маленьким, буквально крошечным, пока чувства внутри кажутся такими большими и тяжелыми, словно под скелетом скрываются тонны сжатого воздуха. и это пугает; но не меньше пугает вопрос:

если я снова потеряю контроль над огромной силой, по сей день спящей где-то внутри, сможешь ли ты меня остановить?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
очевидно, заявка в пару, и в то же время от каста, так как нам всем нужен гг и все его очень ждут! каст классный, с идеями и наметками сюжета, есть общий чатик в тг, где можно пообщаться

что мы знаем о келусе: он сосуд для стелларона, буквально искусственно созданное тело, у которого в процессе появилась душа. в нем есть генетическая информация от четырех охотников: кафки, блэйда, сильвервульф и сэма. ВСЕ
что мы хотим: все по канону и ложечку стекла от нанука в келусе. мы думали о том, чтобы по ходу игры в келуса подселить нанука, так что эон тем самым подчинит его себе, мы все страдаем, а тебе приходится быть и протагонистом, и антагонистом одновременно

от меня: я не особо требовательный и ем что дают, пишу обычно в районе 4-6к, могу с большими буквами писать, могу лапслоком, как пожелаешь. не особо быстрый, но пост раз в 2-3 недели стабильно, если по мне не бьет реал. сюжет предпочитаю продумывать вместе, ибо так проще сложить все хотелки и надумать что-то классное, так же очень люблю всякие разные аушки (опционально), люблю хоть как-то контактировать с соигроком (общаться не обязательно, но вкидывать всякие арты музыку и так далее очень хочется), не люблю когда пропадают (особенно без предупреждения)
еще от тебя хочется видеть любой пост в лс, чтобы я глянул, как ты пишешь, и сойдемся ли мы вообще, но я не требую больше, чем умею сам  https://i3.imageban.ru/out/2019/11/30/8a8bb931f2782a52d5be21d019d9a6fa.png

у дани с келусом вайбы примерно как в этом плейлисте

а еще немного красивого

https://i.imgur.com/NAIpx2M.jpg
https://i.imgur.com/NkwhBtV.jpg
https://i.imgur.com/W21uzW4.jpg

в общем, приходи, я очень-очень жду  https://i4.imageban.ru/out/2019/11/30/c37936bbff112428deae2ea0f6733df3.png

Пробный пост

[indent] [indent] юность по коже пробегает полчищем щекочущих мурашек. юность оседает на асфальт легким пеплом мятой сигареты, которую от преподавателей приходится прятать в различных местах: в основном в небольшом цветущем саду на территории школы, скрывающимся за высокими многолетними деревьями от кирпичного крепкого здания, выполненного в архитектуре 20-го века. юность вплетается резинками в тугую, но немного небрежную косу, которую момо завязывает на скорую руку, путаясь в густых непослушных прядях волос.

[indent] [indent] юность – это наивная, немного детская и такая яркая влюбленность, что лунным светом после полуночи цепляется за короткие секундные отрывки воспоминаний; в воспоминаниях этих – только сана. сана улыбающаяся, сана смеющаяся, сана с нахмуренными, сведенными к переносице, бровями, сана сосредоточенная, сана, сана, сана. ее имя на языке – кисло-горьковатое, почти как лимонный сок. хираи в один из дней внезапно покупает себе пачку лимонных леденцов (через время они становятся любимыми); морщится, перекатывая один из них по языку от одной щеки к другой, а потом перебивает вкус все теми же сигаретами с арбузным фильтром. перебить не получается – не получается и сану из мыслей собственных выгнать.

[indent] [indent] каждая попытка – гвоздем в собственноручно вырезанный гроб. чем больше стараешься, тем глубже на дно опускаешься, привязывая к талии якорь из противоречивых (неправильных) чувств. каждая попытка – желанием быть ближе, узнать, поговорить или хотя бы эхом по стенам выдавить из себя просящееся наружу «привет». но молчание – золото.

...или кляп?

[indent] [indent] тишина давила на плечи возможностью. школьные кабинеты опустели, оставляя внутри глухих четырех стен лишь одинокие парты и стулья, хранящие в треске_пении цикад за тонкими стеклами секреты. в окно пробивался красновато-оранжевый свет, который на небе уже отпечатался предзакатными красками; черты лица саны – все четче, как будто их бережно выводил кистью талантливый художник (момо вдруг захотелось ее нарисовать – прямо сейчас; руки приходится от карандашей прятать под парту), выделяя свет, тень, легкие недостатки, усталость в почти незаметных морщинах и потухший взгляд.

[indent] [indent] момо хочется провести кончиками пальцев по ее волосам – собственная сила воли на запястьях наручниками. дистанция – блажь и спасение; хираи зубами цепляет ту самую губу, которую совсем недавно пыталась проколоть самостоятельно. боль отрезвляет. момо прячет глаза за взъерошенной челкой, пока пальцами стучит по своей коленке. смешок – защитная реакция.

[indent] [indent] - я не думаю, что нам есть, о чем поговорить, - она пожимает плечами и устремляет взгляд на окно: там компания девчонок в расклешенных клетчатых юбках, которые они намеренно делают короче, поднимая в талии, чтобы обратить на себя внимание нового преподавателя по истории (он горит собственным делом; они – сгорают под беспощадной влюбленностью; отчасти, момо их понимает). они смеются под шелест листьев, легкий ветерок, забирающийся холодом под тонкие свободные блузки, и прячут собственные разговоры за шумом осенней улицы с разбросанными желтыми сухими листьями. момо хочет быть ими – саной, правда, чуточку больше. – мы слишком разные. тебе бы с ними общаться, - она кивает все на тех же девчонок во дворе, - а не брать с меня плохой пример.

[indent] [indent] отталкивает от себя намеренно; умолчать – избежать боли. хираи спокойно переносит боль физическую: даже пробивая хрящ в ухе не плачет, лишь чуть морщится и зажмуривается на секунду, игнорируя спазм в нервных окончаниях. но вот боль моральная – табу. лучше ни к кому не привязываться и держаться подальше, нежели по окончании
лелеять в голове ленту из воспоминаний, покрывающуюся со временем трещинами и грязью_пылью прошедших лет.

[indent] [indent] - ну, если только ты не хочешь однажды пробить себе пирсинг или поплакаться о влюбленности в девочку, с которой тебе никогда не суждено быть вместе, - завуалированно и размыто, так, чтобы не было понятно, о ком конкретно идет речь.

[indent] [indent] хираи момо действительно жаль, что она вынуждена сохранять с саной дистанцию. но иначе просто не получается выбить из головы мысль о том, как хочется ладонью скользнуть под тонкую юбку, очерчивая колено и худое бедро чуть дрожащими пальцами. вкус лимонных конфет возникает на языке воспоминанием слишком внезапно –

[ интересно, какие все же на вкус у минатозаки губы? ]

0

576

ALICENT HIGHTOWER [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: человек.
возраст: разнится.

деятельность: дочь десницы, жена Визериса I.
место обитания: Вестерос.

https://64.media.tumblr.com/c6480222c97a02c8204d53b503fd24b9/e99359bc4143d5cf-5f/s540x810/2c1e34054b5a145faf7c062152245f6a3c8ae501.gif https://64.media.tumblr.com/775dff414b662ced6549d29ba473f8ee/e52ebe712ea90961-73/s540x810/5da26a4242c36369049556eb54c3802de9aa6da0.gif
emily carey & olivia cooke


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Алисента как разменная монета. Отец использует ее, чтобы утолить собственные амбиции и приблизиться к власти, как можно ближе; король Визерис — чтобы забыть о своей первой супруге и наконец-то получить наследника мужского пола. Алисента чувствует себя в западне, тяготится своим положение. Все те годы, что она живет при дворе, изнутри ее все время разрывает на части.

Вокруг люди, каждый из которых важен по-своему: дети, отец, подруга детства Рейнира и даже король Визерис, к которому Алисента со временем прикипает. Она пытается балансировать, но в итоге становится одной из главных движущих сил в гражданской войне.

Алисента — по мужу Таргариен, но по сердцу навсегда остается Хайтауэр. Она надевает зеленые платья и носит на шее символ своего дома. Ее единственный путь — бороться за своих детей и их право на трон. И она пойдет на все, чтобы зеленые одержали победу.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я предлагаю оставить сериальную версию биографии Алисенты. Они с Рейнирой ровесницы, девушка с детства жила в Красном замке, рядом с королевской семьей. В детские и юношеские годы с Рейнирой ее связывала нежная дружба, которая разбилась об амбиции Отто Хайтауэра. Как бы девушки ни хотели восстановить свои отношения, после замужества Алисенты больше ничего и никогда не будет как прежде.

Как мне нравится интенсивность и сложность отношений между Рейнирой и Алисентой! Их столько всего роднит, но при этом они оказываются по разные стороны баррикад, вынужденные бороться каждая за свою правду. Я ужасно хочу исследовать эти эмоции и чувства, эту боль, обиду, разочарование. А еще я шипперю рейнисенту, поэтому хочу увести их отношения, по крайней мере, в юности, в дружбу на грани.

В общем, приходите и соберите вокруг себя партию зеленых С:

для вдохновения  https://i1.imageban.ru/out/2019/11/30/f6f55cf68e499641b0d1149350582721.png
Пробный пост

Деймон и то и дело покидает Красный замок по вечерам: куда он уходит, доподлинно неизвестно никому, кроме него самого. Рейнира ловит взглядом его удаляющуюся в темноту фигуру и сильно сжимает зубы. Ей должно быть все равно, но добиться этого равнодушия почему-то отчаянно не получается.

Со времени их недосвидания на пляже проходит около двух недель, и все это время сталкиваются друг с другом они всего пару раз, наедине — не остаются ни разу. Заслуга ли в том Деймона, почти не появляющегося на семейных ужинах, или просто совпадение, Рейнира не знает. Всякий раз, когда видит дядю, она бросает на него лишь пару надменных взглядов, прикрывающих обиду, что поселилась у нее внутри. Когда Деймон отворачивается, взгляды девушки становятся жаднее: они следуют за ним по пятам, пока мужчина остается в поле ее зрения.

Все те две недели Рейнира балансирует на хрупкой границе между яростью и болью. Раз за разом она задается вопросом, что случилось тогда, почему Деймон остановился. Что она сделала не так? Ответа найти она не может. Дядя же ей, конечно, ничего не говорит.

После всего случившегося Рейнира чувствует себя неправильной. Не потому, что оказалась в интимной обстановке с дядей, и даже не потому, что после того, как он ее отверг, использовала Кристона Коля, чтобы забыться. Она просто думает обо всех женщинах, с которыми был Деймон, — а их было немало, она уверена, — и не понимает, чем она хуже их.

Как она, принцесса, может быть хуже их…

Эти мысли захлестывают Рейниру с головой, когда она в очередной раз подмечает Деймона, покидающего свои покои. У него на плечах какая-то бесформенная накидка, на голове — капюшон, скрывающий белоснежные волосы и часть лица: но девушка и без того знает, что это он. Узнает по движениям и походке.

Идея отправиться следом за ним появляется у нее молниеносно. Ей вдруг хочется понять, что за женщины обласкивают его любовью; увидеть воочию каждую из них и, может быть, понять, чего конкретно ей не достает. Поэтому она быстро находит просторную рубаху, прячет собственные волосы под шапку и выдвигается к выходу из замка.

Рейнира не следует прямо за Деймоном: он идет слишком быстро, да и она сама боится, что он ее может заметить. Тогда уж ее план точно пойдет прахом. Но она знает точно, — или отчаянно надеется, — куда он направляется, поэтому не боится потерять его из виду.

Когда она достигает дверей борделя, они не закрыты, и на входе никто не стоит. В это время дня здесь, кажется, рады любому путнику. Девушка осторожно просачивается внутрь, стараясь не привлекать лишнего внимания, и осматривается по сторонам. То, что она видит вокруг себя, десятки обнаженных и извивающихся тел, приводит ее в какой-то трепет. Рейнира вглядывается в лица и постепенно проходит все дальше внутрь.

Деймона она замечает не сразу, а когда видит, чувствует, как сердце пробивает навылет. Мужчина рядом в объятиях какой-то темноволосой шлюхи, а его руки крепко держат ее за бедра — Рейнире кажется, что она почти ощущает их на самой себе. Вот только это всего лишь иллюзия. Не она, принцесса, чувствует горячее дыхание Деймона на своей коже; не она наклоняется к небу поближе, оставляет буквально милиметры и спрашивает, чего он хочет этой ночью.

Рейнира стоит чуть в отдалении, неподвижно и безмолвно. Смотрит на пару перед собой жадно, напрямик: стоит кому-то из них отвлечься, и они, кажется, заметят ее тотчас. И чувствует, что не в состоянии отвести взгляд.

Даже если дыра в сердце вдруг начинает кровоточить.

— Эй ты, мальчишка! — вдруг слышит Рейнира недовольный голос у себя за спиной. — Поглазеть зашел? — она оборачивается и видит дородную женщину с обнаженной грудью, которая обращается именно к ней. — Плати или выметайся.

0

577

ELLIOT KIRIHARA [SURVIVAL RULES IN JAKARTA]

раса: человек
возраст: 26

деятельность: главный душнила секретной службы США
место обитания: любая точка Земли, куда забросит работа

https://i.imgur.com/CpJRtCP.png https://i.imgur.com/YwCBouD.png https://i.imgur.com/4cvNbHJ.png
kim nam joon


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
«Майами, двадцать седьмое сентября, Весы. Проблемы с детектором лжи при поступлении, рост метр девяносто, гей», — это тот минимум, который Эйдан Рид знает об Эллиоте Кирихаре с самого начала. Остальное выясняется по мере его пребывания в Джакарте.

Первое впечатление о Кирихаре: белый воротничок, дисциплинированный, серьезный, знающий цену себе и своим желаниям. Учился в Стэнфорде, причем добросовестно и старательно. Такие как Кирихара каллиграфическим почерком в блокнотике расписывают все свои планы на день вплоть до минуты и трясутся над выполнением каждого пунктика. У таких ничего не бывает просто так, и даже смена зубной пасты не может не иметь под собой веской причины (то, что она единственная в этом магазине или дешевле привычного варианта таковой считаться не может). У серьезных мальчиков все серьезно.

Сначала Стэнфорд, после него годик офисной работы в Сиэтле, чтобы набраться опыта, затем сразу на место специалиста по финансам секретной службы США. Неплохой карьерный рост, не правда ли? А потом Джакарта. Скачок к вершине мира или падение на самое дно — вопрос риторический, потому что не таким уж беленьким, чистеньким и пушистеньким оказывается Кирихара, и непонятно еще, где на самом деле ему самое место.

Отсутствие навыков ведения рукопашного боя, перестрелок, управления автомобилем, и прочих необходимых для выживания скиллов, конечно, не способствуют зарождению любви к Джакарте и населяющему ее контингенту, но это только вопрос времени и наличия достойного наставника. И каков же Кириха удачливый сукин сын, раз сама судьба сводит его с Эйданом Ридом. Да, тяжко. Да, со скрипом. Да, через бесконечные препирательства, подколы, передергивания и даже (давай только больше без этого) через предательства, драки и простреленные конечности.

Это не неприятность, которую следовало бы обойти стороной, это вызов, который Кирихара на свою голову уже принял.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
мне многого не надо, лишь бы Кирихара ходил голый рядом
давай я буду раздражать тебя своими неумелым пением и неуместными шутками, угонять ради тебя самолеты и разбивать морды Картелю, прыгать с крыши Хамайама-Тауэр и рассказывать об очень ценных жизненных наблюдениях, а ты просто будешь укоризненно смотреть, строго сверкать своими очками, косо стрелять и пытаться украсть скрижали. молча, главное, с ними не сбегай. я могу помочь их реализовать и устроить тебе безбедную жизнь до конца дней!
давай организуем веселенький экшон в традициях Джакарты по старой памяти и разберемся в том, на что мы там оба согласились на развалинах Церкви Святого Ласкано.
обсуждаемо абсолютно все — от моей прически до твоих ног, от хэдканонов с сюжетами до перевыбора внешности. в с е. тебе ли не знать, как я люблю поговорить, даже когда ты молчишь.

Пробный пост

Надежда и вера в лучшее еще греют замерзающую душу, пока накопившаяся горечь битым стеклом сыплется с языка, а Джош смотрит непонимающе и молчит.

Взгляд и заторможенно плещущееся в нем удивление лишний раз демонстрируют его уверенность в центральном положении своей персоны — никто, никогда и ничего не говорит ему в глаза честно и открыто. Боятся вспышек агрессии, боятся сделать хуже, боятся поранить и пораниться, боятся оставить незаживающие следы, боятся потопить, пытаясь вытащить.

Крис тоже боится. Боялся уничтожить хрупкое равновесие, но знал, как поступить правильно, без излишней жалости. Знал, что и как сказать, знал, когда лучше уступить, а когда надавить. Много раз переступал через себя, потому что не сомневался — жертвенность окупится, Джошу станет лучше, а следом полегчает и ему самому.

И пока Джош молчит, обдумывая услышанное, все возможно. Пока Джош молчит, принимая к сведению существование чувств у других людей, есть шанс, что он раскроет глаза и прыгнет выше заслоняющего окружающий мир эгоизма. Но когда Джош открывает рот, все перестает иметь значение, безвозвратно осыпаясь в пропасть карточным домиком.

Ожидания Криса не оправдываются — реакция не вправляет Джошу мозги, а делает только хуже. Каждое слово — грохот грома и удар камнем по голове. Крис морщится и поджимает губы, чувствуя, как внутри все сжимается под накатывающей волной холодного страха. Она едва не заставляет позорно капитулировать, забрав все слова и извинившись, но вырываемое мозгом из контекста “насрать” и резкий перевод стрелок высекают искру над бензиновым морем когда-то во благо выброшенных в него эмоций.

Крис не виноват. Психологические проблемы, полное отсутствие контроля над собой и ситуацией, отрицание, грубые слова — ответственность за все это и многое другое лежит не на Крисе. Он просто искренне переживает и хочет быть хорошим другом. Джош же на хую вертел такую дружбу и хотел бы, наверное, другую, но другой у Криса нет.

— Да пошел ты! Барахтайся сам в своем дерьме! — зло бросает в спину, ногтями крепче сжимая лямку рюкзака, так висельники панически цепляются за веревку на эшафоте. В венах закипает кровь, под кожей бурлит адреналин, в виски долбится неприязнь. Джош уходит из школы, а Крис и не думает его догонять — ноги наливаются свинцом, подошвы кроссовок липнут к полу. Он по уши погряз в болоте, которое ему даже не принадлежит, которое обязательно отпустит, если взамен он предоставит равноценную себе жертву. И, когда входная дверь в конце коридора закрывается, с оглушающим хлопком разрывая столько лет прочно связывающую его с Джошем нить, Крис впервые выбирает себя. Полной грудью вдыхает разгоряченный ссорой воздух, разворачивается и уходит в противоположную от выхода сторону.

Так больно, тяжело и серьезно они не ругались никогда. Никогда диалог с Джошем не опускался под весом молчания в самый конец списка чатов. Никогда рядом с его именем в последних набранных номерах недавний день недели не сменялся дальней датой. Никогда его отсутствие не было таким острым и заметным.

Первые несколько дней Крис много думает — смотрит на пустующее место за партой и анализирует, пытаясь понять, что же конкретно привело к конфликту, и как его можно урегулировать.

Вина шустрым пинг-понговым мячиком рикошетит от одного к другому — Джош мог быть сдержаннее, Крис мог быть терпимее, Джош мог быть более избирательным в словах, Крис мог быть более обходительным. Когда дело доходит до подробного изучения своих проебов, Крис понимает, что, будучи всего лишь человеком, уязвленным и задавленным не меньше, чем Джош, он элементарно оказался не способен на большее. И это прозрение сначала облегчает, а затем и вовсе сводит на нет муки совести, успокаивает, примиряет с самим собой, перекидывает вину на чужую половину поля и выстраивает из еще теплой злости непреодолимую, отгораживающую его от Джоша стену.

Хватит с Криса синяков, ставших уже хроническими, шишек и ушибов, оставленных Джошем совместно с непрекращающимся самобичеванием.

На помощь моральному состоянию приходит учеба — близящееся окончание полугодия ознаменовывается не только вагоном домашки по всем предметам, но еще и парными проектами. Крис окапывается в них и вспоминает о ссоре только тогда, когда кто-то из учителей или одноклассников пробует справиться о состоянии Джоша. В такие моменты он даже не пытается сдержать рвущуюся наружу грубость и хладнокровно отвечает, что не приходится мистеру Вашингтону ни секретарем, ни доктором, чтобы знать, где он, и что с ним. Самое страшное — ответы срываются с языка легко, будто так и должно быть.

В день, когда Джош все-таки приходит на занятия, внутри у Криса все мрачнеет и стягивается жесткими веревками. Чужой посвежевший и похорошевший вид не вызывает ничего, кроме раздражения, физически отзывающегося зудом в ладонях. Успокоить его получается только у Эшли, вытаскивающей его за руку из кабинета сразу же после звонка — проект по истории сам себя не доделает.

— …ага, а еще у Рузвельта был во-о-от такой хер, — Крис жестикулирует куда-то в сторону кухни, смеясь и разведенными в стороны руками показывая, какой именно у Рузвельта был хер, попутно открывая входную дверь — заказанная часом ранее пицца должна была приехать еще двадцать минут назад, — он звал его просто “Дик”, а все думали, что это кличка его… — фраза хрипло обрывается, голос вздрагивает и проседает на последней гласной, когда Крис поворачивает голову и видит перед собой ни разу не курьера. Договаривает автоматически на оставшемся в легких коротком вдохе, — собаки.

— Фу-у, Крис, — звонкий смешок Эшли доносится как сквозь толщу воды, — это пицца?

— Нет, к сожалению. Я сейчас, — Крис выходит на крыльцо в декабрьскую прохладу в одной рубашке и прикрывает за собой дверь. Вряд ли этот разговор займет много времени.

На лице не остается и тени улыбки — брови хмуро сходятся к переносице, в голове за долю секунды проносится тысяча и один вариант “приветствия”, начиная с хлесткого “доктор Хилл живет в другом доме” и заканчивая безобидным “рад тебя видеть”. Но произнести вслух ни то, ни другое язык не поворачивается.

— Что ты здесь забыл? Если тебя догнала мысль, в чем еще меня можно упрекнуть, стоило просто написать и не тратить свое время.

0

578

ALHAITHAM [GENSHIN IMPACT]

раса: человек

деятельность: ученый, секретарь Академии
место обитания: Тейват, Сумеру

https://64.media.tumblr.com/a18cfe31669c6b72de5d0aed6e550c38/5a3ddbddfec1487f-f7/s540x810/7316b92e9a673a8ac4e3a7870b1d820cb16c4993.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
С вашего позволения, я не буду подробно расписывать историю персонажа. Если вы остановились на этой заявке, значит вы ее плюс минус знаете, а на остальное есть Вики. Расскажу о хэдах и том, как я вижу их с Кавехом отношения. Во-первых, искренне люблю арты с ними в детском возрасте, они такие милые. Так что хотелось бы, чтобы мальчики были знакомы с детских лет. В моей голове Хайтам - нелюдимый ребенок, может быть даже стеснительный? Кавех, как старший, берет на себя ответственность присматривать за Хайтамом, защищать его от задир и просто помогать. В какой-то момент все отстали от Хайтама, Кавех сложил свои полномочия и со спокойным сердцем продолжил общаться со сверстниками, забыв о Хайтаме. Даже не забыв, а просто посчитав свою миссию выполненной, ребенка спасенным. Поэтому потом, встретившись с ним через много лет, он не подумал о том, что мог как-то обидеть или задеть чувства Альхайтама. Но не хочется, чтобы Хайтам был обиженным и ранимым, не думаю, что эта история могла сильно повлиять на него в эмоциональном плане, скорее он лишь еще раз убедился в том, в чем всегда упрекал Кавеха. Дальше все по канону, совместный проект, разочарование, ссоры, разрыв общения. Долги, алкоголь, встреча в таверне. Совместная жизнь, тайны, скандалы. Все это хочется щедро сдобрить нашими совместными придумками. У меня есть пара-тройка идей, но об этом я уже расскажу игроку.
А еще я бы хотел реализовать историю с перерождениями Алого короля и Феи цветов. В альте или в основе - значения не имеет, главное, как мы это подадим.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Не пропадайте. Предупреждайте, если реал. Не уходите по-английски. Кидайте мне артики или хэды, а я буду кидать вам свои. Любая безумная идея, рожденная из арта, никакого к Геншину отношения не имеющего, имеет право на жизнь и может быть реализована. Обожаю альтухи, перенос в другие вселенные персонажей, просто иное развитие событий. В плане сюжетов я практически всеяден. По частоте игры - могу писать как день через день, так и раз в неделю-две, все зависит от нагрузки на работе. В этом вопросе я терпелив, чего хочу и от вас, но получать пост раз в месяц и только - меня не устроит. У всех бывают периоды, это я понимаю и принимаю, готов ждать столько, сколько нужно, но ради того, чтобы потом нормально поиграть. По постам требование у меня по сути одно, вы не просто отвечаете на мой текст, но даете информацию в ответ, за которую я могу зацепиться и выдать что-то новое. Я не хочу и не буду вести эпизоды в одного, а иначе какой смысл в ролевых.
Может показаться, что я весь такой из себя требовательный, но душнила в наших отношениях ты, но на самом деле нет хд просто почему-то так текст лёг. Если вас заинтересовала заявка и хочется погонять за Хайтама, пишите в любом случае, обсудим и решим, подходим друг другу или нет, я не кусаюсь)
Заявка в пару.

Пробный пост

Уже несколько дней старейшина Юйхэн не находил себе покоя.

Он обошел зеркало в очередной раз по кругу, словно заглянув в него в сотый раз, увидел бы там что-то отличное от того, что видел все предыдущие попытки. Подошел ближе, почти впечатавшись лбом в зеркальную поверхность, сделал шаг назад, потер подбородок, снова придвинулся ближе. Все это время он молчал, но его брови все время то и дело сводились на переносице. Его лицо из нежного детского и слегка округлого вытянулось, подбородок заострился, а глаза чуть сузились, взгляд этих глаз, по сравнению с привычным Ся Сыни, теперь больше бы напоминал легкий прищур, если б не холод, застывший на дне глаз цвета персика. Холод этот не давал усомниться в том, что представший перед собеседником подросток — крайне серьезен, и, быть может, даже скучен.

Он обхватил волосы белоснежной лентой, уведя хвост на затылок, так, что даже чуть выбившиеся пряди волос не обрамляли его лица. Его белоснежные одежды были ему ровно впору — еще утром прибыл портной с доставкой. Никто, кроме старейшины Юйхэна не ходил в таких белых одеждах, когда как все прочие ученики ордена носили форму. Сюэ Чжэнъюн ненавязчиво заметил, что если Чу Ваньнин не хочет привлекать излишнее внимание, то ему стоит одеться как все, однако он не смог пересилить себя и отказаться от привычных одежд. Лишь покачал головой. Если он сейчас так легко сменит одеяния, его гордость ему этого никогда не простит.

— Я не покину эту комнату, — заявил он однажды, после того как тщательно рассмотрел себя в очередной раз.
— Ты уже говорил так в прошлый раз, — заметил Сюэ Чжэнъюн.
— Тогда я выглядел на шесть. Сейчас во мне легко можно узнать меня, — нахмурился старейшина.
— Разве что твоего сына, — пошутил глава пика Сышэн, за что был удостоен ледяного взгляда персиковых глаз. — Ладно, ладно — чуть махнул руками он в знак примирения.
— Но ты же не сможешь сидеть тут всю жизнь. А как же твои ученики?
— И чему я их научу в таком виде?
— Всему тому же, чему и до этого. Да брось, тебе ведь и самому любопытно выйти. Ся Сыни не сидел в одной комнате, ты же сам тогда и не удержался.

Чу Ваньнин лишь мотнул головой. Признавать собственную слабость ему не хотелось, а потому он решил просто игнорировать тот факт, что в прошлый раз сам покинул Павильон Алого Лотаса. Разве все это важно теперь, когда в его заострившимся подростковом лице и угловатой, какой-то девичьей фигуре, вполне угадывались черты взрослого его? Что он скажет другим ученикам? Как будет оправдываться? Эти мысли вгоняли его в краску. Нет, разве он может ТАК рисковать своей репутацией?

— В любом случае, есть задание, Мо Жань отправится с тобой, так что... выдвигаетесь сегодня.
— Зачем мне Мо Жань там? Я сам что, не справлюсь с таким простым заданием?
— Не спорь, — Сюэ Чжэнъюн устало потер переносицу. Очевидно было, что дискуссия со старейшиной выматывала его, но мужчина не собирался уступать. Видимо, в этот раз все было куда серьезнее, чем казалось Чу Ваньнину. Или чем он хотел, чтобы ему казалось.

В итоге Старейшина Юэхэн в своем не совсем детском облике покинул Павильон Алого Лотоса ранним утром следующего дня. Единственное, что ему удалось выспорить — дополнительный день. От мыслей о том, что в таком виде ему придется путешествовать ни с кем-либо, а с Мо Жанем, его пробирала мелкая дрожь и природу этого ощущения Старейшина безусловно толковал как раздражение.

Подойдя ближе, Чу Ваньнин немного удивленно оглядел всех собравшихся. По какому случаю такие проводы? Кажется, удивление было написано на его лице, потому что Сюэ Чжэнъюн, весело хохотнув, хлопнул его по плечу.

— Твой наставник не смог проводить тебя, Ся Сыни, не гневайся на него. Вместо этого пришли мы с Госпожой Ван, — он влюбленными глазами посмотрел на супругу, в этот момент что-то говорившую Мо Жаню, а затем вновь вернулся к теме беседы, однако взгляд этот не остался незамеченным. Чу Ваньнин испытал... сложные чувства, осознав это. Словно... некую неловкость и легкую... зависть? Он мотнул головой, отгоняя глупые мысли. Это явно не то, о чем стоило думать сейчас.

— Здравствуй, — поприветствовал Старейшина Юйхэн своего ученика. Добавить к этому "старший братик" или что-то подобное он не смог бы, пожалуй, никогда в жизни. Слова скатывались во рту в склизкий комок и вызывали чуть не рвотный рефлекс.

— Поторопимся, — сухо констатировал он и направился к выходу за территорию пика Сышэн. Там, за оградой, их ждали лошади. Было решено, что ехать в повозке будет слишком вызывающе, а лишнее внимание им сейчас было нужно меньше всего.

И, не обронив больше ни слова, Чу Ваньнин в самом своем ужасном расположении духа направился к лошадям. Ехали они молча. Даже если Мо Жань и попытался бы начать разговор, его учитель вполне успешно игнорировал его. Казалось, что с новым подростковым телом ему передались и все сопутствующие моменты — приступы и до того плохо сдерживаемого гнева и гормональная катастрофа.

Через какое-то время они прибыли на постоялый двор. Хозяйка сия заведения встретила их лично, как понял Чу Ваньнин, по просьбе Сюэ Чжэнъюна. Зачем это было нужно, Старейшина так и не понял, а не поняв, не стал придавать значения, лишь пожав плечами. Впрочем, очередное разочарование ждало его внутри таверны, когда выяснилось, что комнат в наличии осталось ровно одна. К счастью, кровати в ней были раздельные, а хозяйка была уверена, что молодые заклинатели не должны быть настолько избалованными, чтобы требовать каждому из них отдельные покои. Кроме того, они оба были юношами, так какая тогда могла быть проблема? А проблема была огромная, ведь Чу Ваньнин мог в любой момент вновь стать взрослым собой, сейчас его состояние было не слишком стабильным. Став темнее тучи, он едва было не отказался вообще останавливаться в этой таверне, но, переждав бурю, все же взял ключи и поднялся в комнату, недовольно подгоняя Мо Жаня, едва не закрыв дверь перед его носом. Разве мог этот день стать еще хуже?

0

579

PETER STAMATIN [PATHOLOGIC]

раса: человек;
возраст: 29 лет;

деятельность: гений, архитектор, алкоголик;
место обитания: Город-на-Горхоне;

https://i.imgur.com/obdVVBO.png
original + damiano david


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

если скажут, что он гениальный художник, то вы не верьте.
он когда-то был им. а нынче уже не годен.

Архитектор Пётр Стаматин мёртв.

Бездарь — хлёсткая пощёчина, пожизненное клеймо, чертежи занимаются ярким пламенем и обращаются в пепел. Пётр не знает, кого ненавидит сильнее — комиссию, выставляющую его работы на посмешище, или себя самого.
Наверное, себя.
Мечты обращаются в пыль быстрее, чем сгорает бумага.
Разочарование горше водки.
Пётр так отчаянно боится разочароваться и в себе тоже.

Гений — он, конечно, едва ли верит, когда Андрей запальчиво обещает ему нечто большее, держа его осунувшееся и бледное лицо в своих ладонях. Пётр соскабливает с бумаги штрихи, тушь не терпит ошибок дрожащих в подпитии рук, изогнутая бритва до смешного легко скользит по запястью, Пётр так отчаянно пытается выжать из себя хоть что-то живое.
Позже брат яростно вымарывает почти чёрные пятна въевшейся крови с набросков.
Андрей вытаскивает из петли их обоих (свою оставляет на шее напоминанием), сгребает в охапку чертежи и тащит его по перрону.
В Городе-на-Горхоне для Петра поёт земля.

Безумец — невозможная Башня озаряет ему путь к небу. Пётр захлёбывается сплетённой со смехом горечью, ему нечем дышать, дети взбегают по лестнице к чудесам навстречу и не возвращаются обратно.
Пётр Стаматин ловит чудо в стеклянную клетку, но оно мстит ему сторицей и не даётся в руки.
Даже одним глазком не подглядеть.
Земля в твириновых грёзах поёт всё тише, и однажды замолкает насовсем.

Архитектор Пётр Стаматин жив,
пока живо его дитя.

говорят, что тот, кто ближе ходил со смертью,
будет сторожем младшему в черной земной круговерти,
и прикроет,
и сохранит.

Близнецы — две стороны одного человека. То, что природа разделила их физическим барьером в виде различных тел, Андрей считает величайшей в своей жизни несправедливостью, и нет в целом мире того, что он любил бы сильнее, чем любит Петра.
Пётр — жизнь и смерть его, боль его и слабость.
Пётр — лучшая часть их двойственной сущности.
Андрей Стаматин совершил невозможное для своего брата, и ради него же он готов преодолеть все барьеры.
Но почему-то когда Пётр тонет в своём бессилии, когда заливает своё отчаяние и ненависть к себе горькой травой, когда пытается выжечь из себя измождённую душу свою, Андрея рядом нет.
Позже, в темноте подмостков театра он стоит перед Петром на коленях.

Архитектор Андрей Стаматин мёртв,
пока мёртв его брат.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Цитируя великих, две вещи бесконечны: вселенная и моя любовь к Пете. Насчёт вселенной я не уверен.
Я очень, очень, о ч е н ь сильно люблю Стаматиных и отчаянно страдаю без Петра, поэтому очень жду, обещаю закидать хэдканами и обсуждениями, построить любой архитектурный пиздец шедевр, накормить стеклом (не одному же мне многогранник доедать), любить до разрыва сердца и умереть в один день.
Перед подачей анкеты жду у себя в лс, чтобы поорать обкашлять вопросики и вот это всё. Пример твоей игры тоже буду счастлив видеть, свой пост оставляю под катом ниже. В остальном МОЛЮ ЗАКЛИНАЮ ПРОШУ приходи и не пропадай, ВЕДЬ ТАК НЕ БЫВАЕТ НА СВЕТЕ ЧТОБ БЫЛИ ПОТЕРЯНЫ ПЕТИ  https://i.imgur.com/rFh1k.png

Пробный пост

Глаза под веками сухие, воспалились, красные. И жжётся, как от наждака. Андрей их трёт устало, щурится на заливший мансарду дневной свет, раздражённым шагом тревожит плывущие внутри косых рассеянных солнечных лучей пылинки, нос морщит — будто бы старое тряпьё тут жгли. С кладбища давеча тот же смрад шёл, когда трупы сжигать приказали, от мысли передёргивает, дурнеет. Или сказываются дела минувшей ночи, что теперь от усталости с ног валиться впору?
Свет причудливо преломляется в грязном зелёном стекле батареи пустых бутылок, но взявшая за горло тревога отступает только в тот миг, когда в ворохе покрывал он различает знакомый силуэт.

Над Створками в ночи висит мутное чумное марево, Андрей сквозь идёт упрямо, нос прячет в сгибе локтя, избегая обмотанных в тряпьё фигур, что тянут  к нему руки, чуят, может, теплящуюся ещё в нём жизнь, норовят коснуться; Андрей шарахается прочь, одновременно боясь не узнать в одной из них брата, но ещё сильнее боясь узнать. Андрей высматривает его в корчащихся прямо на мостовых телах, Андрей напряжённо вслушивается в удушающие стоны боли, и страшно найти его здесь, не отыскать — в сто крат страшнее.
У подножья Башни нет ни души, Андрей смотрит на её светлые очертания почти зло, обличающе — ну укажи хоть ты путь, сердце направь, — Башня, как и всегда, ему молчала, под порывами ветра затаила звенящее стеклом дыхание, стыдливо прячась в сизые клоки облаков, будто невеста, прикрывающая лоскутами платья наготу. С четверть часа он по площади мечется запертым в клетку бешеным зверем, в глухую дверь Горнов ломится, сбитый в кровь о морды не желавших его в заражённый район пропускать дружинников кулак бьёт набатом.
Молчит ему Мария, молчит ему Башня, только сердце ноет, заходясь в тревожном грохоте.

Разом отпускает, будто бы узлы рубит топором; ему докладывали, конечно, но сам он лишь теперь, своими глазами всё увидев, снова вдохнуть может и выдохнуть. Стоит, посреди комнаты изваянием замерев — неожиданная лёгкость под рёбрами ощущается взрезавшей нутро давящей пустотой и пьянящим головокружением. Ближе подойти по скрипучим доскам будто не решается, опускается на край ванны, горящее лицо роняя в холодные ладони.
Живой. Пришёл. Дышит. Спит. И ладно.
Под пальцами секунды утекают пульсирующей жаркой кровью внутри раздавленных усталостью висков, Андрей себе выкрадывает хоть несколько минут счастливого умиротворения, мгновенье хрупче хрусталя — моргни, и нет его. Ни солнца, робко рвущегося сквозь пыль и стёкла, ни сонной тишины и мерного глубокого дыханья, которое Андрею сейчас желанней музыки любой; а снова будет темнота тревоги, и снова петины глаза на донной мути каждого стакана, и снова будет душное марево вины, и вечный страх в одном из мертвецов узнать своё лицо.

Безвольно опустившиеся руки срывают с бортика бутылку звонкой пустой нотой.

Эхом вторит тихий стон, страдание хоть ложками хлебай — уже в дверях его цепляет тонкой изогнутой иглой, и тянет, тянет за собой. И совестно теперь уйти вот так, ведь обещал глаз не спускать, и совестно остаться. Уж лучше бы Данковский, от того хоть польза.
За стоном — каркающий хрип. Всё же разбудил, уйти и вовсе будет глупо, даже сославшись на дела.
— Богатым видно буду, не признал? — усилием Андрей свой голос тише делает и мягче, уж знает, чувствует почти что сам, какую муку несёт Пете каждый звук и каждая вибрация, любое ощущение раскалённой спицей насквозь его пронзает, как тут не почувствовать. Скрипят под его шагами доски, рвутся солнечные нити, мгновение стремительно скользит из рук, как сон предутренний, как не было его.

У брата на лице — все муки мира, кажется, и след подушки красным росчерком на белой со сна щеке. Андрей засматривается даже, на пол у кровати опустившись, не сразу замечает всё остальное — тряпьё это поганое, налившиеся болью кровоподтёки, взошедшие цветы вчерашнего безумия.

— Творец, что скажешь. Натворил делов... Сиди, сиди, дурная голова. — в его словах ни тени укоризны, ни намёка даже; чтобы Андрей его хоть в чём-то хоть однажды упрекнул и виноватым сделал мир должен встать с ног на голову и пуститься в пляс. Когда этот творец несчастный пытается подняться, оказывается рядом в тот же миг, удерживает, только в глаза не смотрит. И толку что — Пётр по нему скребёт невидяще и пусто взглядом, не различая сон и явь. И будто бы вчера его не видел, в бреду, в твириновой горячке упрямо его отталкивая.
Андрей тянется за принесённой ещё с ночи бутылью — прозрачной, не зелёной, — вкладывает в ослабшие пальцы, свои ладони положив поверх, чтоб в треморе не дать разлить, разбить. Чистой воды теперь достать сложнее, чем твирину.

— Пей, Петь, ещё достану, — он терпеливо ждёт, молчит, хоть есть, чего сказать — жалеет. Сперва проспится пусть, потом уж разговоры, хоть каждый разговор теперь у них — глухой тупик, ответы без вопросов, злость на самих себя и наболевшая обида, и острозубая вина, стесавшая уже клыки о его совесть.
И всё же воспалённый взгляд цепляется за птичью голову в углу.
— Ты так и не сказал, в какой гнилой дыре ты вырыл эту дрянь. Или Сабуров снова..?

Бессилие находит выход в злости, а злость — уже на ком придётся.
Но никогда на брате.

0

580

JAMES WATSON [SANCTUARY]

раса: человек с измененной ДНК
возраст: ~163

деятельность: ученый, детектив, глава Убежища в Лондоне
место обитания: Англия, Лондон

https://i.imgur.com/pyQAtxS.gif
Peter Wingfield


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Джеймс был гениальным ученым еще до эксперимента, но инъекция вампирской крови вознесла его интеллект до небывалых высот. Он был знатоком дедуктивного метода и активно применял это в своей работе, нередко помогая полиции. Он был одним из сыщиков, занимавшихся делом Джека Потрошителя. Его деятельность привлекла Артура Конан Дойля и он сделал Уотсона прототипом своих героев, отдав лавры великого детектива Холмсу, а имя его скромному спутнику. Не желая продлевать собственную жизнь за чужой счет, он сам придумал и сконструировал аппарат, замедливший старение. В отличие от остальных, именно Уотсон всегда был рядом с Хелен: помог с Убежищем в Лондоне, когда она обосновалась в Старом Городе, стал крестным отцом Эшли, приходил на помощь в любые времена. Он ценил своих друзей и отдал жизнь ради общего дела.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень люблю Уотсона, поскольку в мужской составляющей Пяти именно он отвечает за честь и совесть. В нем я вижу близкого друга, наставника, некровного брата Хелен. Он тот, к кому она всегда могла обратиться за советом или помощью, и кто сам всегда старался оберегать Хелен без каких-либо допущений. Даже если его интерес к ней и был гораздо больше, нежели просто дружба, он никогда этого не показывал и старался, как истинный джентльмен, подставлять свое сильное мужское плечо, когда это было необходимо, в отличие от Друитта и Теслы не претендуя на руку и сердце. В моем представлении Джеймс испытывал к Магнус теплые, дружеские чувства - здесь не настаиваю, но все же мне хотелось бы избежать ярко выраженной любовной линии и разве что привнести романтический флер. Хотелось бы поиграть со столь ярким персонажем, которого так рано убрали из сериала, ведь осталось много недосказанного. Можно развить тему Викторианской Англии (в т.ч. используя временную петлю), перебраться в настоящее время или прогуляться по двадцатому столетию.
Воскрешать Джеймса в рамках основного сюжета я не планирую, однако в альтернативе было бы интересно посмотреть на развитие событий, если бы он остался жив.
От вас хотя бы пара постов в месяц, грамотность и интерес к персонажу. Объем и оформление роли не играют, но настороженно отношусь к первому лицу. Сама пишу от 3к, не слишком быстро, но тут все зависит от вдохновения. Люблю пообщаться по сюжету и лору в целом, обменяться хэдами, обсудить детали.

Пробный пост

Смерть Эшли сильно подкосила Магнус. Она и сама не подозревала, что это может привести к таким плачевным последствиям, хотя на самом деле никогда всерьез и не задумывалась об этом. Ей совершенно не хотелось думать, что однажды она может остаться без дочери, хотя опасные миссии и постоянный риск не раз наталкивали на подобные мысли. И вот случилось самое страшное, что только могло случиться. Эшли не просто умерла, а перестала существовать. Принять этот факт оказалось крайне тяжело и Хелен едва не потеряла рассудок в попытках доказать, что ее девочка имела шансы уцелеть.
Не хотелось верить, не хотелось отпускать.
Фраза «Ты моя жизнь» была не просто словами — в тот день словно бы прервалась жизнь и самой Магнус, осталась лишь оболочка. Ее тело все еще существовало, функционировало физиологически, мозг все еще был способен мыслить, но внутри образовалась бездонная, разрастающаяся пустота. Словно бы в тот день в волнах Эм-щита растворилась и часть ее самой — еще не обнаруженная наукой и не имеющая названия, но очень важная и едва ли не ключевая. Все ее существо разрывала на мельчайшие кусочки боль, не сравнимая с физической. Люди не могут жить с вырванным сердцем, но Хелен все еще была здесь — могла дышать, двигаться и видеть окружающий мир, теперь навсегда потерявший краски. Наверное, она уже слишком давно не человек и в ней больше от вампиров, потому-то смерть обходит ее стороной, каждый раз забирая тех, кто рядом. Теперь костлявая отобрала самое ценное и дорогое, что только было.
Она жила на свете долго, непозволительно долго для человеческого существа. Физическое здоровье лишь малая часть того, что нужно для долголетия. Многие мечтают о бессмертии, не подозревая обо всех его последствиях, самое страшное из которых — смерть. Однажды настает момент, когда запускается механизм, противостоять которому невозможно. Близкие и любимые люди начинаю угасать и покидать этот мир один за другим, и этот процесс ускоряется до тех пор, пока не остается рядом никого. Увы, человек не машина и не может с легкостью отказаться от чувств и эмоций. Есть лишь два варианта — навечно скрыться ото всех или научиться не проявлять того, что творится в душе, скрывая все это под циничной и безразличной маской.
Хелен потеряла многих, слишком многих, чтобы не научиться ценить чужие жизни. Чтобы не научиться не привязываться к людям. И все же в какой-то момент одиночество стало слишком невыносимым. Теперь же все изменилось окончательно и бесповоротно — последний огонек надежды окончательно угас, оставив ее в кромешной темноте. Потому так хотелось найти причину, пусть самую бредовую и невозможную, крохотный шанс, что Эшли могла уцелеть. В какой-то момент это стало идеей фикс, затмевая глас разума и погружая Магнус в пучину безумия. И лишь Уиллу удалось достучаться до нее и вытащить из пропасти, в которую она начала падать.
С похорон прошло несколько дней, но женщина все еще балансировала на грани безумия, блуждая по тонкому льду, хоть внешне теперь это и было незаметно. Она с головой погрузилась в работу, пытаясь то ли отвлечься от собственных мыслей, то ли наоборот утонуть в них окончательно. Дела «Убежища» по инерции продолжали тянуть ее вперед, но почти все она делала на автомате, превратившись в робота, забывая об отдыхе и пище. Хелен изо всех сил старалась загрузить себя настолько, чтобы потом от переутомления и усталости ей даже не снились сны, ведь в них всегда было лишь два сценария — либо повторялся момент смерти Эшли и женщина просыпалась с бьющимся о грудную клетку сердцем и стекающим по щекам слезами, либо все было настолько хорошо, что возвращаться в реальность не хотелось.

0

581

EVA YAN [PATHOLOGIC]

раса: человек
возраст: 20

деятельность: светская дама, владелица гостевого пристанища для прибывших в Город
место обитания: тихий Омут

https://i.imgur.com/mseFtrQ.gif https://i.imgur.com/6pmVrAA.gif
Emily Kinney


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Моя милая Ева, светлая и порой наивная, ты по земле не ходишь - плывешь. Оптимистка до мозга костей, живая и настоящая, что ты нашла во мне, кроме тяжести городских дорог на моих плечах? Думаю, это твоя судьба - приручать колючек, мы с твоим Омутом в этом похожи. Он приветлив к гостям, но в больших дозах становится невыносим для местных. Расскажи мне, почему так?
Я привыкла понимать логику происходящего, я горжусь тем, что знаю законы Города и его константы, но ты, моя девочка, больше похожа на неуловимую переменную в этом уравнении. Мои расчеты не сходятся из-за тебя. Обычно такие случаи меня злят, но не с тобой, веришь? Расскажи, каким на рассвете ты видишь Город, какие страхи ползут по загривку мурашками. Расскажи про Собор, и я... лгать не буду. Мне хочется поддержать тебя во всем, но не могу обещать, что не стану пытаться отговорить тебя. Ведь если тебя не станет, что будет со мной?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Приходи в личку, солнце. Мы можем остаться там или обменяться телеграмом, это не имеет значения, как и то, какой шаблон анкеты тебе удобнее заполнить. Споем друг другу, и станет слышно, сможем ли выйти в дуэт.

Примечания

Да, заявка в пару. Нет, мы не обязательно моногамны. Да, нц играю. Нет, это не обязательно. Да, внешность обсуждается. Нет, только блондинка, которая похожа на двадцатилетнюю. Извините!

Пробный пост

Ни одна вещь в гардеробе Юлии не приходит в негодность настолько же быстро, как ее сапоги. Расчеты, теории, формулы, графики и чертежи — ее жизнь, но без проверки на практике они ничего не стоят. Поэтому Юлия строит, а после своими стопами чертит фигуры пути. Ей проверять труднее, чем многим прочим, ведь она точно знает, куда по задумке должна дойти.
Медитации отвлекают. Бокал вина в правой руке, сигарета в левой, по комнате разливается джаз, Юлия слушает разговоры, не поднимая глаз. Изредка о своем присутствии напоминает, смеясь в четверть силы голоса, низкого от дурной привычки. Если к ней обращается кто-то, дарит в ответ ожерелья задумчивых фраз.
Город считает болезнь стихией, непоправимым злом, голос Степи призывает извлечь урок, только Юлия знает, что если есть следствие, есть и его закон. Город дышит надрывно, с хрипом, мечется в лихорадке. Люричева улыбается грустно и предлагает больным уход. Верит в тайне: тому, кто постиг связь событий, не грозит никакое зло.
Нет работы более сучьей, чем инквизитора труд. Если куплен ему билет, на конечной станции никого уже не спасут. Юленька-Юля, гроза в полуночном небе, гордится немного и знанием этим. Протанцевав по грани, смогла удержаться и перестроить свой путь.
Аглае не повезло. Не улыбнулась удача и Блоку. Если так думать, ни одному заложнику Города поперек Горхона не посчастливилось четырехлистников засушить себе в прок. Если болен, считай, что труп, если здоров — будешь завтра болен, и по накатанной вьется замкнутый круг.
Ночами долгими, мутными и тяжелыми от твирного воздуха, кажется Юле, что она близка к новой спирали своей теории. В один день мерещится, что ответственность вся на Властях, в другой пытается вызвать на разговор занятого Марка, а он выскальзывает из рук, с поразительной точностью исчезая якобы на перекур.
Над Хозяйками собираются тучи, архитекторы топят в бутылке дар. Врачи ищут путь к бессмертию. Дети до крови хоронят кукол. Воры ночами идут на разбой, стирается грань назначений отмычек. Вечером запирая дверь, не знаешь наверняка, окажется чужеродной металл в замочной скважине или в теряющем силы теле. Город держится на надрыве, стоит из последних сил. Юлия выдыхает дым, на почтительном расстоянии наблюдая, как невесты танцуют в Степи.
Потом всё кончается резко, как если бы перерубили струну. На сцену спускается занавес, болезнь испускает последний вздох. Многогранник не может решить, есть он или больше нет: то лежит на ребре, смятый как карточный домик, то мерцает в ночи, завязывая узлом судьбы взрослеющих незаметно надежд.
Юлия стаптывает сапоги, проверяя надежность своих дорог. Мольбы избитой болью ноги теряются в общем хоре. Говорят, чудеса исчезли, и больше не будет мерцающих снов. Для доверия не нужна проверка, но в математике малым не обойтись, и она, склонившись над исписанными листами, прогоняет расчеты вновь. Не сходится этих событий нить, новой формуле не хватает правильной переменной, и Юлия, позабыв про сон, пробует подставлять ее здесь и там.
В комнате, залитой одиночеством, минутная стрелка звучит слишком громко.

0

582

MICK DAVIS [SUPERNATURAL] 

раса: человек
возраст: 42-43 года

деятельность: идеолог и переговорщик британского ордена Просвещенных
место обитания: Великобритания, Лондон, затем временная база Просвещенных в США

https://i.imgur.com/Swjarc1m.jpg
Adam Fergus


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Микки, Микки, Мик. Майкл, конечно же. Но  полным именем тебя называет только доктор Хесс и это всегда означает неприятности. Мик… тебе уже за сорок, а ты все еще свято веришь в сказку о непогрешимости Кодекса. Ты умеешь убивать, мы все это умеем. Мы, выжившие в  Кендриксе. Все одинаково замараны и повязаны кровью. Друзей, коллег, близких людей. Винтики в идеально отлаженной системе. Все во имя Кодекса. «Повиновение. Честь. Единство». Повиновение -  на первом месте.
Я произношу красивые фразы о том, что британские Просвещенные – моя семья. Для тебя -  они в самом деле стали семьей, а директриса Хесс -  матерью. А мама всегда знает лучше, верно? Страх перед нею остался с тобой на всю жизнь.
У тебя не было ничего. Сирота -  ирландец,  бездомный побродяжка, неудачливый карманник. Или наоборот, слишком удачливый – это как посмотреть. Просвещенные дали тебе образование и все, что можно купить за деньги. Связи, статус, сшитые на заказ  костюмы, дорогие автомобили  и  хорошие отели. Теперь ты  идеолог Просвещенных, дипломат и переговорщик. Забавно, что бывший безродный бродяжка занимает в иерархии Хранителей знаний положение выше, чем я или Тони. А ведь мы -  благородной крови, наследники  семей Просвещенных. Впрочем, меня мое положение всегда устраивало. Я снисходительно смотрю на тебя, когда ты в очередной раз шокирован грязью и смертью вокруг твоей башни из слоновой кости.
Тебе  куда чаще   доводилось отдавать приказы о ликвидации, чем убивать своими руками. Ты убиваешь  так редко, что  потом тебя мучают  кошмары о прошлом, о самой первой крови на твоих руках.  И ты пьешь как ирландец.
Кто же мог подумать, Микки, что именно ты предашь Кодекс, откажешься следовать ему во имя странных идей о том, что не все монстры – на самом деле монстры, а  цель охотников  прежде всего -  спасать невинных людей. Идей, внушенных тебе этими двумя американцами, которых ты должен был переманить на нашу сторону.
А еще – я убил тебя. Ты же не думал, что останешься в живых после тех слов, что выкрикивал в лицо старой суки Хесс? Бешеных собак и загнанных лошадей пристреливают, не так ли?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
В сериале показали лишь короткий промежуток совместных действий и взаимоотношений  мистера Кетча и Мика Дэвиса. Но до британского вторжения  и бесславной смерти Мика у них было тридцать с лишним лет бок о бок, начиная от учебы в Кендриксе. Жизни, отданной служению на благо Просвещенных. Обширное поле для игры.
А  кроме того у меня есть пара идей, связанных с альтернативным Миком из мира Апокалипсиса. Почему бы Кетчу не столкнуться с ним в лагере  Сопротивления или во время боевой операции?
Персонаж не самый популярный в фандоме и востребованный для игры. Если нужно, поделюсь официальной  дополнительной информацией  по Кендриксу и британцам. Обсудим хэдканоны,  заполним белые пятна.
Пишите с заглавными буквами, от третьего лица, без лишних украшательств и игры со шрифтами в постах. Размер поста значения не имеет. Грамотность приветствуется. Спидпостинга не требую, но посты  чаще раза в месяц. Сам пишу от третьего лица, от 2к знаков и до пока вдохновения хватит.
Связь для начала через гостевую и ЛС, по требованию ТГ.

0

583

DANTE [DEVIL MAY CRY]

раса: гибрид человека и демона.
возраст: говорят 48, но мы думаем ~45

деятельность: Легендарный (С) охотник на демонов. лентяй, пиздобол и обжора.
место обитания: агентство Devil May Cry.
периодически проебываешься в аду

https://i.pinimg.com/originals/c2/5d/0d/c25d0d30f23bb63acae2b02a678999e2.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Что еще за Денте и где оно живет? А вдруг оно не курит, а вдруг оно не пьет? А мы такие дерзкие возьмем да и припремся к Данте! А кто не знает Данте - Данте знают все!
Но если более информативно:
- Эй, Дантес, проснись! Проснись, Дантес, мы все проебали! Дантес, там папка возвращается! И Виталя не виноват, он вообще иссекайнулся! Вставай, Дантес, мы Ямато просрали! Дантес, без тебя никуда!
И еще более информативно:
Вообще, идти по заявке на Данте, не зная, кто он такой странно, поэтому с тебя пост, а с нас межличностные разборки, где каждый стремится набить рожу ближнему своему. Виталя все еще ребеночек в теле взрослого и хочет, шоб, как в детстве, пиздиться с братом. Если ты не понимаешь о чем идет речь, все было в манге по ДМК5.
Играем альтернативные события ДМК5, обмазавшись некоторыми из фанатских теорий (если у тебя есть такие, точно приходи), которые пошли прахом после выхода игры. Уризен есть Спарда, как пример. Для Данте на самом деле мало что меняется, так как Виталик все равно скажет, что Ури - Вергилий и вот это все про эти Ваши Причины. "Ви, кто ты нахрен такой"? Потому что Ви - это Витале, то есть Виталя, я то есть. Тот самый гандон, который оторвал руку тому самому Неро, который считает, что он твой сын. Не он один на самом деле. А еще есть Гриффон и это курица Кудах- Кудах...


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Берешь свой пост, пихаешь его в полную анкету - профит. И овцы целы и волки сыты. Если приведешь с собой еще свой гаремник, будет вообще шикардос! Но если ты один, ноу проблемо, как говорится, примем сороколетним девственником.

Пробный пост

Ты слышал про нее, не так ли? Про Легенду о Спарде. В стародавние времена демон восстал против своих собратьев ради рода человеческого. При помощи меча своего он запечатал путь в мир демонов и оградил мир человеческий от всего злого сущего. Но так как он сам был демоном, то его сила осталась запечатанной по ту сторону…
… минули века, и силе этой пришло время покинуть свое заточение.
Единственный свет, который способен попасть в помещение, проникает через узкое, вертикальное окно где-то под потолком. Как будто обозначая, что все те, кто сюда попал уже почти в могиле. Осталось каких-то пара метров и тьма навечно поглотит тела усопших. А звук капающий воды всего-навсего отсчитывает минуты, оставшиеся до того момента. Здесь спертый воздух и не единого шевеления ветерка. А закрытые двери единственные стражи. Никаких трехглавых псов, паромщиков с монетами. Только тьма и тишина.
Противно. И затратно.
У меня ушло слишком много сил и нервов, чтобы найти это место и что я вижу? Трупак на столе! Не этого я ожидал после пламенных речей о гениальных планах. Но с другой стороны, просто повелся, как ребенок. Знал ведь, что это полудемоническое чмо, скорее всего, мало что может. Ушел он проверить мои слова, как же. Я чуть не поседел в момент, когда замок треснул пополам, и все полетело в могилку к Мундусу. Вместе с телом этого … кем он там был?
- Эй, Ви, проснись! – пришлось просачиваться внутрь затхлой дыры и устраиваться на краю железной лохани. Как это люди там называют? Прозекторский стол? Да без разницы, главное когти выдержал и хорошо. А вот то, что труп на столе так и оставался недвижим – вот это было плохо. – Хватит балду пинать, у нас работенка есть!

Кажется, я наконец-то умер. Слишком убого для того, кто пережил атаку демонов в шестилетнем возрасте. Или мне было десять? Воспоминания, воспоминания о далеком прошлом внезапно вспыхивают в мозгу так четко, что кажется будто голова сейчас взорвется. Хочется схватиться за нее рукой, но я не могу. Ведь у меня нет тела. Или я так думаю, ровно до того момента, как осознаю, что тело все еще при мне вот только…
- …!!! -  кажется, что кто-то меня зовет, ощущаю присутствие. Как же я унизительно слаб! Даже для того, чтобы открыть глаза приходится напрячься. А потом увидеть ничего, кроме белой ткани. Великолепно. "Страшный мир со всех сторон. Затаюсь, нелеп и наг, словно дьявол в пеленах". Учитывая ситуацию, есть и саван и тюрьма в виде собственного тела.

Наконец, туша на столе начинает шевелиться. Аллилуйя! Белая тряпка слетает на пол, открывая взору то самое тело, что лежало тогда в демоническом мире. Но это было не удивительно, ведь именно так я его и нашел. Удивительным было то, почему так получилось, что Нело оказался внутри? В этот момент мое чувство самосохранения решило дать сбой, и я решил, что будет гениальной идеей потыкать тушку когтем, забывая кто теперь ее носит. Бац! И я уже валяюсь на полу в то самое время, как полудемоненок принимает вертикальное положение. Вот уж точно, на младенца похож в тот момент, когда хлопает своими новыми глазищами и вспоминает, как дышать со своими этими не менее выразительными губищами. И кто такие только мужикам дарует? На секунду пытаюсь представить на его месте старого доброго Нело Анджело. Это ж ведь небо и земля!
- Где мы? – тем временем слышится вопрос, который вряд ли бы кто услышал, не будь мы вдвоем.
- В Фортуне, - я, наконец, возвращаюсь на прежнее место, хлопая крыльями. – В больничке. Вернее… в Морге, ты, мертвый чертила! Как ушел за Ямато, так и сгинул. Где катана кстати?
Наблюдаю за тем, как он хватается за голову, но сказать ничего больше не успеваю. Видимо наши перемещения привлекли внимание извне, потому как в следующий момент дверь морга распахивается и на пороге нарисовывается какая-то девица в костюме врача. Она с минуту смотрит на нас, а потом сначала начинает орать, что-то вроде - Демоны! - а потом убегает. Только пятки и сверкали.
- Тебе бы это,.. одеться, - замечаю я, почесывая голову крылом и провожая дамочку взглядом. – И нам пора валить. Они тут демонов не жалуют, знаешь ли. А ты из мертвых восстал.
- Полагаю, что говорящих птиц они так же пускают на сытный обед, - ну вот что ты будешь делать с этим угрюмым голосом, который никуда не делся даже после смены тел. Наблюдаю за тем, как он встает и ковыляет до рукомойника. Над ним висит зеркало, в которое он начинает долго пялиться. Ну, елки-моталки! Проклиная под нос весь свет, взмахиваю крыльями и подлетаю к стеллажу, на котором лежат по-видимому вещи покойников. Ничего, им уже не нужно, а для нас – полезно.
- Эй, Ви, тут штаны твоего размера есть!

Я смотрю в зеркало, веду рукой по лицу. Оно не мое. И тело тоже не мое. Пытаюсь припомнить заклинание, которое прочел перед уходом, но не могу. Я где-то ошибся или что-то пошло не так? И должен ли я быть рад внезапной перспективе или же огорчаться дарованным шансом. Учитывая все происходящее – спорный вопрос. Немощное, бессильное тело против древнего хтонического зла. Кто победит?
Хочется смеяться во все горло, но стоит только улыбнуться, как весь рот сводит от ощущения сухости. Мне нужна вода и, что более ужасное – еда. Когда ты демон – тебе не нужны такие мелочи. Но теперь…
Птица продолжает создавать фоновый шум, который раздражает. Очень вовремя, так как моя злость преобразуется в поток энергии и летит небольшим призрачным клинком в ее сторону. - Да ты совсем с ума сошел!? Ну, надо же,… Хотя в чем-то Гриффон прав, одеться действительно стоит, так как звук сирены разрезает пространство, а это значит, что сюда непременно кто-то придет.

0

584

SAYA KUROKI [DEADLY CLASS]

раса: человек
возраст: 18-20?

деятельность: Ученица "Кингс Доминион", наследница Клана Куроки, самая смертоносная девушка в школе
место обитания: Сан-Франциско

https://i.imgur.com/NzcZZAG.gif
Lana Condor


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Внешняя хрупкость Саи обманчива. Мастер Лин описывает ее как самую смертоносную убийцу, которую Академия когда-либо видела. Сая получила жесткое воспитание, братья тренировали ее неистово, до крови и серьезных травм, которые им наносила она. Сая бросила клан и так оказалась в школе.
Любимица мастера Лина, пользуется его безоговорочным доверием и получает задания, которые другим он не доверит ни за что.
Сая не прогибается ни под кого, даже под него. Она самодостаточна, предпочитает не таскаться за каким-то "стадом", не стесняется высказывать свое мнение. Она хитра, умна и проницательна. Именно ей выпала задача привести в Академию Маркуса и она с ней справилась (ну не то чтобы сложно было отказать девушке, которая красиво говорит про "ты не один", а потом тебя целует, если честно).
Именно на нее мастер Лин и повесил новичка. Облажается Маркус - получит пиздюлей и Сая тоже. Ну прости, неудобно получилось!
Они сближались медленно, чаще всего во время разговоров на крыше. Сая никогда не признается вслух в каких-либо чувствах не только Маркусу, но и всем остальным, кого мысленно может назвать другом. Она отойдет в сторону, если парень нравится ее подруге. Она пренебрежет приказом Лина, если всем нужна ее помощь. Сая сама решает, кому подчиняться и что ей делать. Гордая, самодостаточная и ей не нужно ничего доказывать.
Она и рядом, но в то же время так далеко, но к ней неимоверно тянет. Давай посмотрим, что из этого получится?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Заявка сумбурная, но как-то я по-другому не умею. В пару она или нет - давай решим вместе и попробуем двигаться с нуля в том направлении? Где-то в глубине души я верю, что у них что-то может быть (комиксы, к слову, не читал, но видел фреймы), но точно также все может и рухнуть. Мы можем сыграть по сериалу, можем после него, а можем и что-то свое придумать.
Техническое - пост раз в неделю-две меня устроит, если чаще, то буду рад. Пример того, как я пишу здесь ниже. Рамки ставлю редко, но если скинешь свой пост в ЛС перед подачей анкеты, это было бы неплохо. Еще просьба - не пропадай без предупреждений, пожалуйста!
Остальное порешаем уже на месте)
Буду рад, если ты найдешься и тихо-мирно тебя жду)

Пробный пост

— Твою мать, Уилли…
Маркус тяжело вздыхает, закрывает глаза, а потом проводит ладонью по лицу и снова смотрит в сторону стеллажей с новинками от «Dark Horse». Только не обложки там примечательны, еще при завозе товара насмотрелся.
А то, что рядом со стеллажом лежит мужчина.
— Скажи мне, что он всего лишь пьяный и просто тут уснул, — Аргуэлло в курсе, разумеется, что это нихера не так. За свою недолгую жизнь он уже видел достаточно мертвецов, кого-то даже успел прикончить сам (до свидания, Рори, земля тебе говном!). Тем более только полный идиот не заметит лужу крови на полу прямо над головой незнакомца!

Маркус присаживается на корточки и рассматривает тело. Мужчина достаточно молод. Волосы отросшие, тусклые. Кожа дряблая и чуть-чуть желтоватая. Маркус усмехается — ну все ясно!
Он снова вздыхает и поднимает взгляд на друга. Что же могло заставить Уилли вот так убить человека, да еще в публичном месте? Маркус задает ему этот вопрос и слушает сбивчивый рассказ про попытку ограбления и как сам Уилли отбивался сувенирным молотом Тора в натуральную величину. Молот ему, разумеется, не помог — пришлый грабитель поскользнулся на еще не высохшем после мытья полу и ударился головой о прилавок.
Да, если приглядеться, то на светлом обшарпанном дереве видны следы крови.
Понадобится слишком много дезинфицирующего средства, чтобы отмыть все это.

— Ладно. Что мы с ним будем делать? — у Маркуса скрещены руки на груди и хмурый взгляд, которым он буквально сверлит стушевавшегося Уилли. Тот отворачивается, прячет глаза и, кажется, ему хочется сделаться совсем маленьким и незаметным, а ведь он чуть ли не на голову выше сироты из Никарагуа.
Маркусу все ясно. Правильно было бы сказать “Что ты будешь делать?”, но совесть не позволила бросить друга наедине с этим пиздецом, но… Оба знают правду — делать все будет Маркус.
Еще минут десять Уилли его уговаривает разобраться с телом, потому что его ждет Габриэль, а он и так к ней опаздывает. Маркус всего-то пришел подменить его на смене, да вот смена оказалась с сюрпризом.
— Будешь должен! — Аргуэлло едва не скрипит зубами, в очередной раз ругая себя за безотказность. Зачем он вообще решил завести себе в этой школе друзей?

Пусть лужа крови не становится меньше, но ему очень надо перекурить, прежде чем что-то делать. Маркус вешает на дверь табличку “Перерыв 15 минут”.
Тело он прячет в подсобке прямо рядом с  еще не распакованным товаром. Дерьмовая идея, но сжигать его в данный момент — еще хуже. Когда в десять вечера Маркус снимет кассу и закроет магазин, вот тогда можно будет оттащить его на задний двор и выбросить в большой мусорный бак.
Мусор увозят рано утром, туда же и… Блять, как это все паршиво! Если мастер Лин узнает, то их обоих с Уилли снова ждет бдение в библиотеке пару суток за то, что не смогли скрыть все следы. Льюису вон, хорошо, снова будет хвастаться, как прекрасно сделал домашнее задание, а Маркусу за ним прибирать.
Тяжело учиться в школе убийц, когда ты пацифист, да, Уилли? А если брать сегодняшний случай, еще и не очень умный. Это Маркус напомнит Льюису вечером, в отместку за испорченную рабочую смену. Пусть еще скажет спасибо, что не свидание ему засрет, а всего лишь настроение.

Тело едва влезает в маленькое помещение, руки гудят от напряжения. Этот грабитель (неспокойных ему, сука, вечных снов) давно уже сторчался, но почему такой тяжелый-то?!
Волочащейся ногой трупа Маркус задевает ведро и швабру и те вываливаются в зал. Разумеется, с грохотом и только чудом не задев стеллаж. К счастью, кровь на затылке мертвого наркомана уже запеклась, а значит по пути к подсобке на белом полу лишь алеют несколько капель. Не считая той лужи, разумеется.
Маркус с трудом его там вмещает и, оставив в зале швабру, ведро и какую-то химию для мытья помещения, выходит во двор через служебный вход.

Пять минут перекура ни хрена не успокаивают. У него уже давно не дрожат руки, ему даже не слишком страшно — раздражение на Уилли перекрывают возможную панику и страх быть пойманным на “горячем”. И, к сожалению, речь вовсе не о сексе с Марией.
Он тушит сигарету и возвращается в зал.
Табличку снимает лишь тогда, когда смог вытереть лужу и поменять воду. Маркус затирает, кажется, последние следы этого почти убийства, когда на двери звякает колокольчик.
… И только сейчас он понимает, что с угла прилавка следы крови он не стер. Вот дерьмо!

0

585

FEYNRIEL [DRAGON AGE]

раса: полуэльф
возраст: ~20

деятельность: сомниари [маг-сновидец]
место обитания: тевинтер [?]

https://media.tumblr.com/0633a6d46df57c5dcb5a4c69c1ffa339/366794bc6e076a69-42/s540x810/9b81189798ed6ea1130f8d03017094fd27f972fb.gif https://media.tumblr.com/a3d80c1b324e43fd9f74d4f2eebac9bb/366794bc6e076a69-28/s540x810/cb89aae13978bfe61c183fc9eae410093783161a.gif
louis hofmann


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

#p1260718,Celebrian написал(а):

Фейнриэль, готово было сорваться у неё с губ. Имя-обманка. Имя-эхо из другого мира. Имя мальчика-полуэльфа, который часто забредал в её сны, и они говорили долго-долго [он рассказывал ей об эльфийских трущобах, демонах и колдовстве, она — о медоносных садах и горных кручах, о всяких глупостях, которые он почему-то с упоением, словно сказку слушал], до самой зари, пока не наставало время пробуждаться. Отчего-то Келебриан всегда безотчетно тянулась именно к полуэльфам, улыбчивым и более понятным, близким её сердцу.

[indent] Фейнриэль впервые пришел в сны Келебриан, когда она была юна, потеряна и очень одинока. Фейнриэль стал её другом, причудливой игрой сна и яви, призрачным мальчиком-полуэльфом, с которым можно было говорить обо всем на свете, ничего не бояться и не притворяться.
[indent] Фейнриэль впервые встретил Келебриан, когда сам стоял на распутье и искал свое место в мире. Оторванный от дома и привычных мест. Дитя двух народов. Отвергнутый и эльфами, и людьми. Всюду чужой. Неприкаянный. Они с Келебриан потянулись друг к другу, точно потерянные дети, отчаянно нуждающиеся в тепле и поддержке, хоть в ком-то рядом с собой. Обрести опору в друг друге оказалось легко и естественно, как дышать. Как если бы они были неразлучны с детства и делали все вместе — росли, набивали шишки, познавали мир сновидений, учились подчинять себе могущественную силу, разделяли горести и радости.
[indent] Келебриан доверяла Фейнриэлю все секреты и страхи. В этом мальчике-из-снов она непостижимым образом чувствовала нечто родное и близкое её духу. Будто он был с ней одной крови. Братом, о котором она всегда мечтала. Будто бы так издревле заведено — у серебряной девы-луны должен быть золотой брат-солнце. Сын вечного лета. С медными волосами, крапушками веснушек и ясным взором. И Фейнриэль просто исправил несправедливость мира Келебриан — отыскал её сквозь звездные полотна миров.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
заявка максимально свободная и скорее представляет собой набросок-вдохновение, который можно спокойно переработать под себя. я за любой движ, кроме голодовки. мне хочется закрыть гештальт про путешествия по снам и я буду рада обрести в лице фейна напарника, с которым можно вместе приключаться и во всякое влипать :з приходи, будь славным, но опасным котиком, который спасает прекрасных дев и убивает разбойников во снах  http://i.imgur.com/WAvSZIx.gif

Пробный пост

manizha • ну же, боже
https://media.tumblr.com/a70260066777f506b17e62e5fe7fe527/d088321ab8421a09-7c/s400x600/8fbfa002393c32d662d7df2273bd85923929ac59.gif https://media.tumblr.com/bebfe70acd7e1d89552a5365c74497d3/d088321ab8421a09-a8/s400x600/b8ae486f39e5857d0ae2f1249f0bc5da4f4a8823.gif
все, что вечным я считала  п о д о ш л о  к  к о н ц у
я смотрю в глаза печали, как в глаза отцу

[indent] Земля под копытами коней тревожно гудела. Ворочалась, что ребенок во чреве матери. Или Келебриан это лишь чудилось?

[indent]Она доверчиво льнула к могучей конской шее и от встречного злого ветра прятала лицо в гриве. Сердце её грохотало в груди, эхом отдаваясь в ушах и заглушая все остальные звуки вокруг. От поводьев больно горели ладони. Кожа саднила и покрывалась первыми волдырями будущих мозолей. Впопыхах Келебриан оставила перчатки где-то в доме, не успев их отыскать в полумраке да взять с собой. Кто ж мог подумать, что они будут мчаться так далеко и так долго? Зачем им только потребовалось уходить? Да еще тайно, будто воры, прячась в ежевичных предрассветных сумерках, ступая бесшумно и боясь кого-нибудь ненароком разбудить.

[indent] Поперву Келебриан сквозь ветер и лихую скачку пыталась докричаться до матери. Она звала её до хрипоты в голосе. Осыпала градом вопросов, которые в конечном счете иссякли и превратили в короткое «почему?». Одно слово вобрало в себе все отчаяние и непонимание. В какой-то момент Келебриан даже захотелось из упрямства ослушаться, остановить коня и не сдвинуться с места, пока она не услышит ответы. Хотя бы малую их часть. Причину, которая заставила их, не дожидаясь утра, броситься прочь, будто из города, охваченного страшным пожаром или чумой.

[indent] Но в глазах Галадриэль крылось что-то. Лихорадочное, надломленное, незнакомое. Келебриан заметила это в тот миг, когда они покидали дом и она целовала её в лоб. В неверном свете полной луны Галадриэль выглядела мраморной и величавой, а ещё отчего-то взбудораженной… И очень печальной. Обескураженная внезапной нежностью Келебриан замерла в объятиях матери. Полусонно ткнулась в плечо, вдохнула запах бессмертника и стали, исходящий от её одежды. Все слова-вопросы вдруг встали тонкими рыбьими костями поперек горла. Тогда она не решилась спросить, что стряслось, покорно последовала к денникам и взобралась в седло. При ином бы раскладе она тараторила, лезла бы под руки с вопросами, суетливо переминалась с ноги на ногу и вместо выбранного матерью коня унеслась за уздечкой для Птицы, трехцветной тонконогой красавицы, которая была её любимицей.

[indent] Однако утром все было иначе. Пульсировало необъяснимой тревогой. Водило когтями вдоль позвоночника, заставляя вздрагивать и молча повиноваться.

[indent] Пока Келебриан вечно всхлипывала то над разбитыми коленками, то над разоренными птичьими гнездами, то над расколотой глиняной свистулькой, то над обидной шуткой деревенского мальчишки — Галадриэль не плакала никогда. В её глазах прежде не было ни слез, ни страха. Увидеть их мимолетный отблеск было все равно что увидеть снег в жаркий август. Келебриан сочла что ей все померещилось. Как и странный гул земли. Не могла же её мама, прославленная дева-воительница, взаправду плакать. Последние её слезы много веков назад окропили тело Финрода и высохли. Навсегда ли?

[indent] Ветер хлестко ударил наотмашь, сорвав с головы Келебриан платок и растрепав её и без того второпях небрежно заплетенную косу. С неба сыпался то ли тополиный пух, то ли снег. На волосах оседал. Но какой сейчас мог быть снег? Келебриан, перехватив поудобнее поводья, вытянула в сторону руку, подставляя горячую ладонь. Поймав «снежинку», она растерла её меж пальцев и с удивлением вместо влаги увидела следы от пепла.

[indent]За её спиной развевался голубой платок. За её спиной оставался дом.

[indent]Келебриан мчалась вперед. Она не оборачивалась и не подозревала — от её дома остались пылающие угли да зола. Их с матерью следы пожрал огонь. Люди, которые окружали её с самого детства, сгинули. Вся её жизнь [совсем короткая по меркам старших детей Илуватара] уместилась в дорожную сумку, привязанную к седлу. А больше у неё ничего и не осталось. Лишь память, кисет на шее и немногочисленные вещи.

[indent] Конь, крепкий соловый мерин, предназначенный для работы в полях и перевозки груженых телег, а не для погонь, споткнулся после многочасовой скачки и замедлил шаг. Келебриан погладила его по взмыленной шее, попыталась пустить его хотя бы рысью, но он всхрапнул и устало мотнул головой.

[indent] — Нам надо остановиться, кони не могут больше, им нужен отдых, — крикнула Келебриан и впервые за весь их путь обернулась, окинув взором незнакомые лесные чащи в поисках неприятелей, но они вместе с отравленными стрелами, остались где-то позади. — Мама!

[indent] Келебриан ударила мерина по бокам в надежде, что он сможет сделать ещё хотя бы несколько последних рывков и встать наперерез коню Галадриэль, но тщетно.

[indent] — Стой! Пожалуйста, остановись! — Келебриан проворно встала на стременах, перекинув ногу, соскользнула с седла на землю и бегом устремилась к Галадриэль, чей конь тоже больше не летел вперед. — Мама! Мы уже ушли очень далеко. Давай остановимся. — серебряным высверком молнии Келебриан преградила дорогу и вскинув подбородок, посмотрела снизу вверх то ли с мольбой, то ли с вызовом. — Я слышу здесь поблизости ручей. Нам надо хотя бы напоить коней. Они устали.

[indent] Келебриан решительно пошла вниз по склону, подхватив под уздцы мерина, который нехотя и всё же побрел за ней. Он дернул бархатным ухом, вызвав улыбку у маленькой эльфийки. Его шаг стал заметно бодрее, когда он услышал живительное журчание ручья, бегущего меж влажных и поросших мхом валунов.

[indent] — Ты получила послание из Лориэна? В Лориэне что-то стряслось?

[indent] Келебриан сунула натертые поводьями руки в ледяную воду и на мгновение зажмурилась от облегчения. Беда в Лориэне — была единственной веской причиной, по её мнению, из-за которой мама могла вот неожиданно сорваться с места. Оставалась лишь загадкой зачем ей потребовалась Келебриан. Она могла спокойно остаться в Тирхараде под надзором Бронвин. Вместе с Тео. И королем Халбрандом. С Келебриан ничего бы не случилось, если бы мама на какое-то отлучилась в родные земли. Келебриан была бы под защитой и не одна.

0

586

REESE [MARVEL]

раса: вампир
возраст: 25

деятельность: секретарь и ресепшионист Лунной Миссии
место обитания: Манхэттен

https://i.imgur.com/C8nqpbN.gif https://i.imgur.com/2kLXOvi.jpg
zazie beetz


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  [indent] "Добро пожаловать в Лунную Миссию, мистер Найт сейчас вас примет. Кофе?"  - вот что ты должна говорить тем, кто приходит к нам, а не кричать меня через коридор. Я даже на бумажке тебе это написал. И даже отдал. Вроде. Не помню, неделя выдалась не из лёгких.
  На каждое моё слово у тебя есть три реакции: закатить глаза, цыкнуть и, взяв в руки телефон, заявить, что сейчас позвонишь Мстителям. Иногда я подумываю взять тебя на слабо. Но почему-то есть ощущение, что я проиграю.
Короче, давай начнём с начала.
   Когда я открывал свою "миссию" - я мало думал о персонале. У меня была цель, а препятствия и детали - это мелочи, которые её никогда не затмят. Я хочу и я буду защищать путников в ночи. И, оказалось, что несколько эффективнее, когда есть конкретное место, куда эти самые путники могут обратиться за помощью. И вот мы тут. Ну, то есть - я тут. Кулак египетского бога Хоншу.
   Ваще, с вампирами у меня не особенно-то складывается. Они типа, ну, паразиты. Вредители. Их нужно искоренять всеми силами, выжигая как чумную заразу, не позволяя распространяться дальше. Но вот, вампиры решают устроить собственную мульти-уровневую маркетинговую схемку. Пирамиду, тобишь. Обращают людей, потом те обращают ещё людей, и далее далее по экспоненте. Несчастной жертвой на одном из уровней оказалась ты и парочка твоих соседей.
   Я бы убил вас. Не сомневаясь и не испытывая угрызений совести, потому как этим - защитил бы куда большее число людей. Но ты решила попытать счастья и выкрикнуть, заявить о себе и своей беде. Ты оказалась одной из тех путников, которых я должен был бы защитить, но не успел. Потому что не знал, что такое вообще происходит на улицах города. И я позволил вам жить. И предложил тебе работу.
   Не знаю зачем ты согласилась. Ты, наверняка, и сама не знаешь. Но это уже совершенно не важно. Кофе, кстати, покупаешь правильный, спасибо на этом.
   Я не лезу в твою жизнь, но знаю о ней всё, чтобы доверять. Ты - не знаешь обо мне ничего, кроме слухов, домыслов и того, что я на принудительном лечении. Но, парадоксально, ты доверяешь мне. Как руководителю, как человеку. Как герою, хотя мы оба знаем, что я скорее - антигерой. Зато - мой рабочий день идеально совпадает с твоим нынешним биологическим ритмом, + страховка с зубным, а, чем я не лучший начальник?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
    Риз появилась внезапно, в комиксе Moon Knight 2021 и всё ещё состоит в "команде" рыцаря. Она сильная, гордая миллениальная чёрная женщина веган. Но в лучших проявлениях - она знает как стоит, но не навязывает. У неё есть мнение, но - пусть этот придурок сам разбирается. А веганство пришлось бросить из-за обращения в вампира.
  Однако, между ней и Марком есть определённая степень уважения. Она понимает - он спас её. И продолжает это делать, давая ей цель, способ питаться никому не вредя и развлекая самой необычной работой на свете. Марк же уважает её за то, что она его не боится, как многие могли бы - она говорит ему своё мнение. Она не пытается его переделать под шаблон "правильного героя", она и так видит, что его деятельность приносит плоды, благо и безопасность в район, где "миссия" развернула деятельность.
Как игрок я достаточно идейный, и комедийно-драматически заиграю. Но. Медленно. Ритм пост в две недели - это прямо про меня, а с затупами на работе - могу пропасть на подольше. Предупреждаю сразу, увы, жизнь такова и беспощадна.
  Знание канона - ну такое, лучше просто знать что есть марвел и с чем его едят, ведь Риз фоновый персонаж, пусть и - фановый. Если что - принесу ссылку на комикс с её участием на английском, конечно, она клёвенькая.

вот вам, так сказать примерчик

Но, так как она не супергерой и не любовный интерес - линий у неё мало, что горестно, но, может, ещё дадут развитие девушке должное (no one would be mad 'cause of it). Так что, опять возвращаюсь к мысли, что - париться за её канон не стоит.
   Это персонаж про веселиться и получать удовольствие от собственных идей и хотелок, а не про "у нас тут есть драма и мы будем её переиначивать для форума", что делает её гибким и дышащим и живым персонажем. Ну и в целом - Лунный это про "Какова хуя?!? Это вообще реально?!", а не то, что продавал Дисней +, так что мы вольны делать вообще всё на свете и никто нас не остановит!
  ...кроме Капитана Америки. Да, только не Капитан Америка.

Давайте фаниться, давайте чиллить, давайте поедем по Америке спасать кого-то или взорвём Манхэттен только для того, чтобы обнаружить, что на самом деле это всё были психотропные грибы-агрессоры-завоеватели. Приходите и говорите в гостевой, что вы вон к тому шизику. Я выкрою в ночи времечко вас найти и провести собеседование на должность секретаря и всё такое, с полисом ОМС и хэлс кэа вот это вот всё буллщит  https://i.imgur.com/RaFp1MY.png

0

587

SHERRY BIRKIN [RESIDENT EVIL]

раса: человек с G – вирусом в крови
возраст: 32 года (ого, совсем взрослая!)

деятельность: Агент DSO (Отдел операций по обеспечению безопасности)
место обитания: США

https://i.imgur.com/X3FZeLF.gif https://i.imgur.com/k4ndevY.gif
Halsey or your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Привет! Я наконец-то созрел на эту заявку. И нет она не в пару 😊 но я надеюсь, что получится она такой вкусной, что ты непременно придешь на проект и присоединишься к нам с ребятами. На самом деле я знаю действенный способ тебя заманить к нам, но не буду выкладывать козырь вот так сразу, дочитаешь до конца и поймешь, что я на самом деле задумал.
Видишь ли, до меня слишком долго доходило, что на самом деле мне, как и Крису необходим кто-то вроде младшей сестры, которую я бы мог воспитывать и за которой бы мог присматривать издалека, а иногда и так близко, что мое крепкое мужское плечо всегда оказывалось вовремя подставленным тебе под руку, чтобы ты вдруг, если, где споткнулась, то точно бы не упала.
Абсолютно точно уверен, хоть это и не обсуждалось на деле, что тебе не меньше меня будет рада наша Клэр. В конце концов у нас описывалось с ней в играх, как наша троица некоторое время проживала под одной крышей, сразу же после событий в Раккун – сити, так что у тебя точно будет тот, кто подтыкал тебе одеяло перед сном и успокаивал тебя во время ночных кошмаров.
Мне бы хотелось видеть не просто девочку – снежинку (иначе бы я выбрал другую внешку, согласись), топящую за мир во всем мире, а девочку, которая при желании может так врезать, что собственными зубами подавишься, говнюк. И кто бы мог подумать, что я хочу быть тем самым парнем (нет не который подавится) а который тебя этому научит, да?)  В общем, руками и ногами за то, чтобы у нас появилась в касте девочка – бунтарка, девочка – оторви и выбрось, сиротка, пережившая такое, что другим и в более осознанном возрасте бы вряд ли приснилось.
Хочешь, будем тебя спасать из лап под кроватных монстров и монстров из шкафа, а хочешь, в переходном возрасте сама побудь этим монстром, мы все равно будем рядом с тобой, иначе говоря, будем той семьей, которой ты лишилась из-за действий Амбреллы.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Собственно, у этой заявки есть двойное дно и вот в чем оно заключается – я давно нежно и трепетно люблю пейринг Шерри/Джейк, но из-за эмоциональных качелей и порой сомнений о том, что я точно знаю, чего хочу для них, никак не рискну взять Мюллера полноценным профилем. Именно поэтому я и пишу заявку от лица Леона, а не Джейка, именно поэтому предлагаю сначала сплотиться в качестве семьи, а уже потом смотреть в будущее вместе [у меня есть чудесная маска на Джейка, и я бы хотел им поиграть, потому что он пушка-бомба и достоин этого].
От тебя хотел бы немного – знать хотя бы историю своего персонажа и события шестой части RE где собственно Джейк и Шерри встретились и сблизились.
Брать тебя в плен и связывать тебя по рукам и ногам я не буду, если ты об этом не попросишь, разумеется. Ты будешь абсолютно вольна в том, как видишь персонажа и ее развитие [хотя события игры я бы хотел, чтобы учитывались, и та нежная, и добрая, но повзрослевшая и осознавшая опасность биотерроризма Шерри, все-таки была с нами], всё, что будет происходить до и после – свободное плаванье, разумеется, с моими предложениями за Джейка.
Единственное, наверное, о чем обмолвлюсь заранее – давай без резких движений в сторону моего отца, окей? Он, конечно, профессионал и многому может тебя научить во всех смыслах, но я буду стоять между вами насмерть [и эта смерть придет за одним из вас].
Теперь к более серьезным вещам.
Я не сторонник упрощенных анкет по той простой причине, что обычно как раз при написании анкеты и становится ясно, твоя ли это роль и готов ли ты к ней. Так что анкету придется писать полную.
Я не сторонник медленных игроков (которые только обещают написать/появиться). Да, у нас у всех свой реал со своими проблемами, но ждать анкету месяц, а потом получать посты от чистки к чистке я не буду. Хорошенько подумайте над этим, прежде чем браться за анкету, потому что в личной беседе я непременно об этом напомню.
Не стоит регистрировать профиль ради игры только со мной, я, конечно, парень общительный и душка, но иногда реал утягивает и меня. Это я к тому, что няньку/жилетку себе ты тут не найдешь, придется самостоятельно искать дополнительные игры, придумывать сюжеты, я буду по мере возможностей комфортить/подкармливать идеями и постами, но не стоит полагаться исключительно на меня, я такое не люблю.
С моей стороны:
◦ Посты от 5к (от третьего лица или от первого (легко подстраиваюсь));
◦ Скорость написания постов средняя, пост раз в неделю – две, вполне реально, иногда быстрее, если не случается каких-то форсмажоров;
◦ Графика;
◦ При желании познакомлю с другими своими ролями, возможно, сыграемся и там (особенно альты, где можно сыграть все, что душе пожелается и даже больше).

Пробный пост

Минуты ожидания утягивают его все глубже в трясину собственных размышлений и переживаний. Кеннеди нервничает, правая нога под столом с упором на пальцы мелко и нервно подрагивает, пританцовывая. Почему он, черт возьми, нервничает? Это ведь всего лишь желание помочь и исправить собственную ошибку, как сказала Эшли – вернуть долг. Для человека с его бесконечным рвением помогать другим – это самое обычное дело. И все же. Все же речь пойдет о смерти Луиса, ему придется смотреть в глаза кому-то, кто был с ним близок, говорить о том, как это произошло (в рамках допустимого и того, что не успели засекретить), но сначала необходимо было помочь, оставить окна с решетками и конвой позади, позволить увидеть небо над головой без «металлического кружева». Насколько далеко Леон готов зайти?
Времени на подготовку у него почти не было. Один звонок Эшли и у него уже забронирован билет до Испании. Если Мария, о которой шла речь на клочке бумаги и угодила в поле зрения правительства, то это едва ли было связано с грязными делами Амбреллы? Могла ли она тоже носить белый халат и иметь ученую степень, чтобы пытаться угробить мир или просто попалась на досмотре при перевозке незадекларированных бриллиантов? Запрашивать информацию, находясь в офисе в Вашингтоне, он не мог, это грозило большими проблемами не только самому агенту Кеннеди, но и Эшли, которая совершенно случайно увидела в отцовских документах засекреченную информацию и принесла ее своему близкому другу. Он намеревался поговорить с местным начальством, уточнить детали, но все сводилось к проблеме языкового барьера, выучить испанский даже по подробному разговорнику за несколько часов вылетов и перелетов, миссия невыполнима, даже для такого человека как Леон Кеннеди. Память, хоть и избирательно, но все еще хранит обрывки чужой речи: «Муэре, муэре, муэре, муэре…», «эмпьеса а ресар», «ай эста!». Он из-за этих выкриков и шепота первые несколько недель после возвращения был лишен нормального сна, вглядывался в темные углы своей квартиры, просыпаясь среди ночи с бешено колотящимся сердцем, в попытке убедить себя, что там не затаился культист с вилами или крестьянка, размахивающая огромным кухонным ножом в попытках сделать в тебе несколько новых и весьма глубоких отверстий. Хороший мозгоправ помог, но настоятельно рекомендовал не «раскачивать лодку» хотя бы первые полгода. И куда его это привело? Взгляд Кеннеди поднимается к серому потолку, в левом дальнем углу замечая на потолке пятна – крыша протекает. «Да у тебя, дружок, тоже», – все никак не уймется внутренний голос, заставляя Кеннеди морщится, как от зубной боли. Он почти привык бодаться со своими внутренними демонами, противостоять им и их едким комментариям по поводу и без, «беседа» принимает интересный оборот, но очень быстро стихает, когда в коридоре раздаются шаги.
Первые несколько секунд, после того как он слышит до боли знакомый голос, он не двигается, двигаются стены вокруг него, буквально разъезжаясь на километры, точно резиновые. Все вокруг словно исчезает, остается лишь он, его голос, и это невыносимо, невыносимо от мысли, что стоит только обернуться и он увидит, как Серра сидит у стены, навалившись на ту спиной, пытаясь прикурить свою последнюю сигарету, а руки уже не слушаются, потому что рана, нанесенная майором Краузером смертельна для него. Его пафосная фраза, «все девушки мира будут скорбеть», как издевка, неприятным холодком пробегает вдоль позвоночника.
— Курение убивает, — история циклична, так ведь? Вот и сейчас, он отвечает той же фразой, что и в их первую встречу, разница разве что в том, что это не подвал под домом с покосившейся крышей и сам Серра не закатан в ковер, а рот ему не залепили куском липкой ленты, которую можно сорвать одним уверенным рывком. Все еще не встречаясь взглядом с тем, с кем ведет диалог, Кеннеди выкладывает на стол одну из сосательных конфет, которые прихватил с собой со стойки регистрации. Как знал, что пригодятся. — Сосите. — Он зажмуривается на пару секунд, это буквально пару секунд, чтобы прочувствовать, как горят собственные уши. — Конфеты.
Сейчас бы быть на одной цепи и иметь возможность притянуть испанца к себе, почти не вслушиваясь в его ругань и проклятья и задать два вопроса: «как он выжил» и «кто такая Мария». И если на первый вопрос он думает, что знает ответ, однажды уже убедившись, что никто, имеющий связи с корпорацией не умирает до конца, то второе…
Он рывком встает со стула, реакция достаточно предсказуемая для тех, кто уже имел дело с агентом Кеннеди. Пальцы сгребают робу на чужой груди до треска ткани, он, буквально протащив Луиса до ближайшей стены впечатывает его в ту спиной. Неразумно. Так можно и самому угодить в наручники.
— Мария. Серра. Я здесь из-за неё. 

0

588

ASTARION [BALDUR'S GATE 3]

раса: высший эльф (вампирское отродье)
возраст: ~300 лет

деятельность: плут, искатель приключений
место обитания: Фаэрун

https://forumupload.ru/uploads/001a/05/99/2/11111.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/05/99/2/22222.jpg
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Если у Астариона и была какая-то жизнь до всего, что произошло с ним за последние двести лет, то он это уже едва помнит. И дело не в том, что он не хочет — такова природа вампиров. Предыдущая жизнь стала скорее расплывчатым пятном, чем строчками биографии, которые можно легко прочесть. Из немногого, что ему удалось сохранить в своей памяти — это то, что он работал судьей во Вратах Балдура и его непосредственное становление вампирским отродьем. Что с ним дальше происходило можно описать одним, простым и таким точным словом. Ад. Ему не нужно было спускаться в один из кругов Баатора, потому что у него был собственный. «Спасибо» Касадору. Астарион стал одним из первых вампирских отродий своего хозяина, а по совместительству его любимчиком. К его же несчастью. Потому что любил Касадор скорее ломать и причинять боль, упиваясь страданиями и криками своих жертв. Уже тогда взращивая и начиная потихоньку претворять в жизнь свой план, о котором его рабы даже не подозревали в то время, когда заманивали к нему других несчастных по его приказу. Двести лет Астариону приходилось терпеть боль, унижения и притворяться кем-то другим, чтобы спасти себя за счёт тысячи чужих жизней, в ожидании более жуткого и несправедливого финала, о котором он даже не подозревал тогда.
Вернее ему пришлось бы его ожидать, если бы не наутилоид иллитидов, которые похитили Астариона, как и многих других. Правда здесь ему уже повезло куда больше, чем остальным. Если, конечно, личинку этих кальмаров у себя в голове можно считать счастливым событием в своей жизни, но всё же она дала ему больше, чем кто-либо за всю его жизнь. Возможность вновь ходить под солнцем и вырваться из-под влияния своего (уже бывшего) хозяина. Хрупкая, но всё же свобода. После вкушения которой он ни за что не вернулся бы обратно. Его не спасли ни рыцари, ни искатели приключений, а треклятые мозгоеды, которые изначально планировали из него сделать сосуд для будущего иллитида, но... Он им не стал. Так что этот шанс он просто обязан использовать по максимуму, чтобы не просто остаться самим собой (во всех смыслах), но и отомстить Касадору за все года мучений. По этой причине Астарион воспринимает новообретенные способности как дар, который даст ему ту власть, что может гарантировать ему безопасность и свершение мести.

И как удобно, когда после падения корабля он натыкается на ещё двух выживших с личинками в голове — Урдж и Шэдоухарт. Объединив с кем-то усилия, их можно при случае удобно использовать очень выгодно для себя. Вдруг Касадор отправит кого-то по его следу? Слившись с группой выживших с наутилоида, у него будут все шансы выжить и замести следы, чтобы после нанести сокрушающий удар из тени. А если ещё расположить к себе кого-то из новых спутников, обезопасив тем самым от возможного предательства? Идеальный расклад. И уж с этим у него проблем точно не будет: годы обольщения и ведущие его инстинкты, с сильнейшим желанием выжить, ему в этом очень даже помогли добиться желаемого. Урдж действительно ему доверяет — когда Астариону совершенно нет до неё дела, но он всё же считает её занимательной. Сегодня она помогает каким-то бедолагам, а завтра стоит с окровавленными руками над трупом несчастного барда, с которым расправилась жесточайшим образом. Разве это не волнительно! Урдж даже позволяет пить свою кровь; и пить кровь разумного существа восхитительно, особенно спустя годы питания одними лишь крысами и насекомыми. Она готова даже оказать боевую поддержку против Касадора, ну чем не идеальный союзник? Но Урдж оказывается так на него похожа, он рассматривает в ней это не сразу. И скрывает в себе столько интриг и тайн, которые Астариону лишь сильнее хочется копнуть глубже. И начиная с этого момента план его идёт крахом. По многим причинам. Но так уж ли это плохо? Это нам нужно будет выяснить уже вместе.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я старалась избежать спойлерных нюансов в заявке и особо не расписывала моменты, связанные между нашими персонажами. Причина банальна: мне хочется сделать это с потенциальным соигроком. Я люблю обсуждать, хэдить, кидаться друг в друга скринами и артами (можно ещё мемами), придумывать что-то сверх имеющегося канона, расширяя и делая историю ещё интереснее и, опционально, стекольнее. Человек я идейный и всегда могу предложить сюжеты на игру, подхватить ваши. Такое же я люблю и от своих соигроков. На всякий случай уточню, если это вдруг не очевидно, что я ищу Астариона в пару. Поэтому если вас это заинтересовало и не испугало, то можете смело брать штурмом мою личку для дальнейших обсуждений!
Что касается постов и их оформлений, то я существо непривередливое. Пишите как хотите, главное пишите. Я же предпочитаю писать посты средние (от 3к до 7к максимум), но возможны исключения; от третьего лица, оформление по ситуации. В жанры падаю различные, так что могу и в сюжет, и в романтику, и в резню. Хотелось бы игру более-менее стабильную, то есть, пост раз в одну-две недели будет идеально. Само собой, что ситуации бывают разные и я не буду стоять с палкой над вами, чего ожидаю и в свою сторону соответственно. Обо всём мы можем договориться между собой лично, в случае чего найти компромиссы. Иногда могу спонсировать графикой, если она придётся вам по вкусу и носить на руках.
На случай, если вы ещё не прошли игру или только начали, но уже загорелись: я не против дождаться пока вы доиграете, эпизодно поиграть можно и что-то начально-пространственное, поэтому так же смело можете мне писать.
Если захотите побегать в самом БГ3 в коопе, то я только за. Не хотите, чтобы наше общение выходило за рамки форума? Я это уважаю и навязываться не стану, но какое-то минимальное общение всё же иметь хотелось бы. Главное приходите!

Пробный пост

Правду говорят, когда рассказывают про то, что однажды побывав в Нью-Йорке — он тебя просто не отпускает. Большой, красивый и яркий город всегда манит своими перспективами и возможностями. Но так ли на самом деле здесь хорошо живётся? И да, и нет. Говорят, что преступность здесь значительно ниже, потому что здесь обитает много героев. Они и в обиду не дадут, и спасут, если беда всё-таки кого настигла. Как это мило. Но трупов от этого не убавляется. И ведь никого не пугает средоточие разборок плохих парней с хорошими. Каждому своё. У каждого свои причины здесь задержаться. Даже несмотря на возможную опасность оказаться заложником опасной ситуации, когда просто пошёл оплатить кредит в банке. Стягиваются сюда не только простые люди, желающие лучшей жизни. Более лучшей площадки для тех кто толкает дурь молодым и наивным приезжим подросткам не найти; а уж теневая сторона этого города! Ох, кого и чего тут только не было! Если повезёт скрываться со своим бизнесом от Мстителей в костюмах. 

Это забавно. Потому что сама Электра здесь успела не раз оказаться на волоске от смерти. Один раз — даже действительно умереть. С этим городом связано достаточно болезненных и неприятных воспоминаний, но в конце концов она постоянно возвращается сюда. Не без весомой причины, само собой. И глупо было бы отрицать, что и хорошее время она проводила тут не раз. Да разве что-то вообще может ей помешать это делать? Едва ли Начиос позволит чему-то разрушить её планы. Какой бы серьёзной степени важности они ни были.

Но для начала следовало бы разведать обстановку. В Нью-Йорке её не было уже довольно давно. Так что предугадать чем встретит он её на этот раз — проблематично. Каждый раз это словно кот в мешке. Иногда даже непонятно живой он там или мёртвый. Дела в Японии заняли куда больше времени, чем она планировала изначально. Не критично, но неприятно. Впрочем, результата добилась Электра именно того, которого желала. Но расслабляться было ещё рано. Клан Руки лишён своих лидеров, Чёрного Неба и Субстанции. Не это ли лучший момент для того, чтобы взять дело в свои руки и взять оставшихся разрозненных бедолаг под своё крыло? Ей их даже убеждать не придётся. Они сами за ней пойдут. Начиос необходимо лишь задать нужное ей самой направление. Оставался только ряд вопросов, которые следовало изучить и решить, дабы в будущем это не сыграло с ней злую шутку. И, ах да, отомстить. Она очень, очень надеялась, что Сорвиголова не успел упечь Фиска и Меченного за решётку. Потому что такой исход для этих двоих её не удовлетворит.

Мэттью тоже не будет рад её желанию. Электра это прекрасно знала. Даже могла бы предугадать их разговор чуть ли не в точности до каждой сказанной реплики. У них похожих диалогов за всё время знакомства было так много, что уже и не сосчитать, а оттого шли они по похожему сценарию. Однако на этот раз от своих планов она не отступится. Простить свою смерть? Да ни за что. Не для того они сражались вдвоём против целого клана, чтобы кто-то посмел отобрать у неё жизнь с целью надавить на слабое место Сорвиголовы. И если он способен подобное простить и дать шанс на искупление, то её просить о подобном — пустая трата времени. Жаль только, что это никогда не останавливало Мэтта. С упрямством Электры посоперничать мог только он со своим. Именно это в нём и привлекало. Чтобы она ему не говорила, его это не заставляло сдаться и сойти со своего пути. Достойно уважения, конечно. Но не когда речь касается твоих врагов. Большинству из них место в могиле. Сорвиголова этого принимать не хотел.
Каково же удивление Начиос было, стоило услышать по прилёту в Нью-Йорк самую громкую новость. «Дьявол Адской Кухни убил преступника». Большинству людей, на самом деле, было плевать. Пока их это не коснулось, им достаточно знать того, что этот человек не был простым гражданином и нарушал закон посерьёзнее правил дорожного движения. Пока Сорвиголова не выкашивал целые группировки, превращая их в решето, как то делал Каратель, им будет плевать. Ведь подобное уже считалось зверством. А очищение города от плохих людей — правосудием. Хотелось бы верить, что малыш Мэтти одумался и наконец внял их со Стиком словам и перестал жалеть тех, кто того не достоин. Но чутьё подсказывало девушке, что что-то здесь было совсем не так. И, о чёрт, как же она оказалась права, когда услышала новость уже менее приятную. «Уилсон Фиск был избран новым мэром города». Да чтоб тебя! Планы это меняло кардинально. Зная этого человека и то как он действует, Адская Кухня уже была в его руках. Все нужные ниточки давно в его власти. С такими условиями укрепиться Руке будет сложно. Да и в принципе делить территорию с этим человеком Электра не желала ни при каких условиях и раскладе.

Что делать дальше и так уже очевидно. Как и то, что душат Сорвиголову не просто так этими заголовками. Всё СМИ буквально гудело об этом, всех даже куда больше волновало это событие, чем новоиспеченный мэр, который, она уверена, всё это и устроил. Нужно было поговорить с Мэттом. Это ясно как день. Одна отнятая жизнь для Электры словно капля в море, убивать для неё так же просто как и дышать. Для него же это словно цунами, накрывающее его с головой, перекрывающее дыхание и переворачивающее всю привычную жизнь, вырывая насильно из тех убеждений, которыми он следовал. Не стоит говорить о том, что поддерживать эти взгляды для кого-то вроде неё — неестественно. И не раз девушка пыталась донести до него свою точку зрения и то, что рано или поздно он сам себя этим ранит. Сделать это так и не получилось. С какой-то стороны её это радовало. С другой заставляло чувствовать что-то между разочарованием и грустью. Из-за этого он не понимал её до конца. Из-за этого порождалась не одна их ссора, по исходу которой она постоянно уходила из его жизни на какое-то время. Но благодаря этому только он умудрялся рассмотреть в ней что-то хорошее и светлое. Искренне верил в отличие от остальных. Только рядом с ним Электре удавалось переставать быть «оружием» в чужих играх. Разнообразия ради это было приятной передышкой в жизни. Вот только она постоянно не оправдывала его веры.

Добраться до квартиры Мёрдока и оказаться внутри не так уж и сложно. А, возможно, он специально оставляет для неё лазейки, позволяя нагло ворваться к нему снова, потом лишь делая вид для приличия, что не рад этому. Как любая куноичи, Начиос привыкла передвигаться тихо. Звук её шагов уловить если не сложно, то практически невозможно. За исключением тех моментов, когда она сама не пожелает себя раскрыть. Как сейчас. Сначала она входит, давая понять, что пришла к нему в очередной раз. Останавливается посреди комнаты, чтобы оценить её внешний вид. Услышав вопрос в свой адрес, отвечает не сразу.
— Решил обновить антураж? Не могу сказать, что мне нравится, - отвечает уклончиво, хотя и так понимает, что слишком долго увиливать смысла нет. Естественно, она слышала о последних новостях. На плохой слух никогда не жаловалась. Внимательный взгляд приковывается к сидящему на диване мужчине. На этот раз Электра движется в его сторону уже скрывая своё приближение к нему полностью. Ей просто хотелось немного пощекотать его рецепторы. Когда же она решает раскрыть то, что уже оказалась по другую сторону стола от него, рука её тянется за бутылкой с алкоголем. Разрешения спрашивать не видит смысла. Просто берёт то, чего ей хочется. В данный момент хотелось промочить горло хоть чем-нибудь. Когда же спиртной напиток приятно обжигает горло, Начиос возвращает его обратно владельцу. — А вот сейчас я приятно удивлена. Ты наконец-то начал постепенно переходить к более достойному алкоголю?

От её взгляда не ускользает общее напряжение Мёрдока. Сказать наверняка, была ли причина именно в ней или она просто пришла в не самое лучшее время, девушка пока затруднялась. А потому лишь закатывает глаза и следом игриво усмехается, когда звучит до боли знакомый и очевидный вопрос.
— В которую из наших последних встреч? - пальцы касаются поверхности стола и скользят по нему вместе с тем, как и сама Электра перемещается, обходя его. В конце концов, она садится рядом с мужчиной на диван, откидывая голову на его спинку и поворачивая взгляд в сторону хозяина квартиры. — Я тоже по тебе соскучилась, Мэтт.
Рука сама, на автомате, тянется к его щеке, аккуратно касаясь и спускается к подбородку. Начиос ничего против этого внутреннего порыва не имеет. Но пришла ведь сюда она не только за этим, не так ли?
— Слышала у тебя неприятности. Не расскажешь? - вместо колкой издевки звучит простой вопрос. Но скрыть своё любопытство не пытается. Как же он всё-таки дошёл до такого?

0

589

JAMES WATSON [SANCTUARY]

раса: человек с измененной ДНК
возраст: ~163

деятельность: ученый, детектив, глава Убежища в Лондоне
место обитания: Англия, Лондон

https://i.imgur.com/pyQAtxS.gif
Peter Wingfield


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Джеймс был гениальным ученым еще до эксперимента, но инъекция вампирской крови вознесла его интеллект до небывалых высот. Он был знатоком дедуктивного метода и активно применял это в своей работе, нередко помогая полиции. Он был одним из сыщиков, занимавшихся делом Джека Потрошителя. Его деятельность привлекла Артура Конан Дойля и он сделал Уотсона прототипом своих героев, отдав лавры великого детектива Холмсу, а имя его скромному спутнику. Не желая продлевать собственную жизнь за чужой счет, он сам придумал и сконструировал аппарат, замедливший старение. В отличие от остальных, именно Уотсон всегда был рядом с Хелен: помог с Убежищем в Лондоне, когда она обосновалась в Старом Городе, стал крестным отцом Эшли, приходил на помощь в любые времена. Он ценил своих друзей и отдал жизнь ради общего дела.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень люблю Уотсона, поскольку в мужской составляющей Пяти именно он отвечает за честь и совесть. В нем я вижу близкого друга, наставника, некровного брата Хелен. Он тот, к кому она всегда могла обратиться за советом или помощью, и кто сам всегда старался оберегать Хелен без каких-либо допущений. Даже если его интерес к ней и был гораздо больше, нежели просто дружба, он никогда этого не показывал и старался, как истинный джентльмен, подставлять свое сильное мужское плечо, когда это было необходимо, в отличие от Друитта и Теслы не претендуя на руку и сердце. В моем представлении Джеймс испытывал к Магнус теплые, дружеские чувства - здесь не настаиваю, но все же мне хотелось бы избежать ярко выраженной любовной линии и разве что привнести романтический флер. Хотелось бы поиграть со столь ярким персонажем, которого так рано убрали из сериала, ведь осталось много недосказанного. Можно развить тему Викторианской Англии (в т.ч. используя временную петлю), перебраться в настоящее время или прогуляться по двадцатому столетию.
Воскрешать Джеймса в рамках основного сюжета я не планирую, однако в альтернативе было бы интересно посмотреть на развитие событий, если бы он остался жив.
От вас хотя бы пара постов в месяц, грамотность и интерес к персонажу. Объем и оформление роли не играют, но настороженно отношусь к первому лицу. Сама пишу от 3к, не слишком быстро, но тут все зависит от вдохновения. Люблю пообщаться по сюжету и лору в целом, обменяться хэдами, обсудить детали.

Пробный пост

Смерть Эшли сильно подкосила Магнус. Она и сама не подозревала, что это может привести к таким плачевным последствиям, хотя на самом деле никогда всерьез и не задумывалась об этом. Ей совершенно не хотелось думать, что однажды она может остаться без дочери, хотя опасные миссии и постоянный риск не раз наталкивали на подобные мысли. И вот случилось самое страшное, что только могло случиться. Эшли не просто умерла, а перестала существовать. Принять этот факт оказалось крайне тяжело и Хелен едва не потеряла рассудок в попытках доказать, что ее девочка имела шансы уцелеть.
Не хотелось верить, не хотелось отпускать.
Фраза «Ты моя жизнь» была не просто словами — в тот день словно бы прервалась жизнь и самой Магнус, осталась лишь оболочка. Ее тело все еще существовало, функционировало физиологически, мозг все еще был способен мыслить, но внутри образовалась бездонная, разрастающаяся пустота. Словно бы в тот день в волнах Эм-щита растворилась и часть ее самой — еще не обнаруженная наукой и не имеющая названия, но очень важная и едва ли не ключевая. Все ее существо разрывала на мельчайшие кусочки боль, не сравнимая с физической. Люди не могут жить с вырванным сердцем, но Хелен все еще была здесь — могла дышать, двигаться и видеть окружающий мир, теперь навсегда потерявший краски. Наверное, она уже слишком давно не человек и в ней больше от вампиров, потому-то смерть обходит ее стороной, каждый раз забирая тех, кто рядом. Теперь костлявая отобрала самое ценное и дорогое, что только было.
Она жила на свете долго, непозволительно долго для человеческого существа. Физическое здоровье лишь малая часть того, что нужно для долголетия. Многие мечтают о бессмертии, не подозревая обо всех его последствиях, самое страшное из которых — смерть. Однажды настает момент, когда запускается механизм, противостоять которому невозможно. Близкие и любимые люди начинаю угасать и покидать этот мир один за другим, и этот процесс ускоряется до тех пор, пока не остается рядом никого. Увы, человек не машина и не может с легкостью отказаться от чувств и эмоций. Есть лишь два варианта — навечно скрыться ото всех или научиться не проявлять того, что творится в душе, скрывая все это под циничной и безразличной маской.
Хелен потеряла многих, слишком многих, чтобы не научиться ценить чужие жизни. Чтобы не научиться не привязываться к людям. И все же в какой-то момент одиночество стало слишком невыносимым. Теперь же все изменилось окончательно и бесповоротно — последний огонек надежды окончательно угас, оставив ее в кромешной темноте. Потому так хотелось найти причину, пусть самую бредовую и невозможную, крохотный шанс, что Эшли могла уцелеть. В какой-то момент это стало идеей фикс, затмевая глас разума и погружая Магнус в пучину безумия. И лишь Уиллу удалось достучаться до нее и вытащить из пропасти, в которую она начала падать.
С похорон прошло несколько дней, но женщина все еще балансировала на грани безумия, блуждая по тонкому льду, хоть внешне теперь это и было незаметно. Она с головой погрузилась в работу, пытаясь то ли отвлечься от собственных мыслей, то ли наоборот утонуть в них окончательно. Дела «Убежища» по инерции продолжали тянуть ее вперед, но почти все она делала на автомате, превратившись в робота, забывая об отдыхе и пище. Хелен изо всех сил старалась загрузить себя настолько, чтобы потом от переутомления и усталости ей даже не снились сны, ведь в них всегда было лишь два сценария — либо повторялся момент смерти Эшли и женщина просыпалась с бьющимся о грудную клетку сердцем и стекающим по щекам слезами, либо все было настолько хорошо, что возвращаться в реальность не хотелось.

0

590

TORAIDO [D. GRAY-MAN]

раса: человек в генами Ноя
возраст: ~ 7000 y.o.

деятельность: второй Апостол; Правосудие Ноя; карающая длань и т.д.
место обитания: весь мир и все его тысячелетия; Ноев Ковчег

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/800/221560.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/800/958164.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/800/497605.gif
Shiloh Fernandez; oroginal


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Нои - сущности и они бессмертны.
Никогда нельзя предсказать, в ком проснется тот или иной Апостол Семьи, но, когда это происходит, нет иного пути, кроме как войти в Семью, принять ее законы, ее любовь, ее защиту.
Нои не верят в общепринятого Бога, считают его блажью и ложью.
Нои верят в Б о г а и все, что они делают во славу его, по воле его, дабы было властие его не только на небе, но и на Земле.
Нои свергнут фальшивого Бога. у них есть воля Б о г а, воля Ноя и воля Тысячелетнего Графа.
Трайд - Второй Апостол после Адама, Графа Тысячелетий. Его карающая длань. Тот, кто наблюдает и соблюдает. Тот, кто наделен силой упокоить Ноя во благо Семьи. Тот, кто лучше каждого, лучше самого Графа, помнит о миссии Семьи и своем собственном предназначении.
Время идет. Меняются даже Нои.
Трайд не отличен от других Апостолов, его пробуждение было вполне естественным, как и на протяжении тысячелетий до, как будет и в последствии, пока мир не постигнет конец, хотя, нет уверенности, что Нои исчезнут. Вероятнее просто породят новую, более идеальную расу, с людьми такое не слишком прокатило.
Правосудие если и не отказался, то уж точно тщательно скрывает свою личность и род занятий в мире людей, при этом Семья не остается без присмотра, не теперь. Не после провала прошлого поколения, ставшего фатальным и принесшего слишком большое количество проблем. В этом поколении Нои не п о м н я т. Их безумие в апогее. Их сущности в смятении. Их способности раз за разом дают осечки. Они ослабли. Все они. И каждый по отдельности.
Второй не исключение. Он не помнит, что было в прошлом поколении, а когда пытается вспомнить, то тысячелетнее безумие выходит из под контроля, подчиняя себе тело, неся разрушения. Знает лишь со слов Старшего Дитя, что все пошло...не по плану, совсем. Видит это собственными глазами и корит себя за то, что не досмотрел, не решился принять отчаянные меры, не убил 14го.
Крыса. Предатель.
Определения перманентно вертятся в голове, прерываясь лишь тогда, когда требуется личный присмотри за отдельными членами Семьи, которые слишком сильно...вышли за рамки их собственных представлений о нормальности. Общительности это не добавляет. Возможно раздражения и желания использовать Меч, во имя просто так, авось поможет исправить косяки. Но сдерживается. Положения обязывает.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Трайд и Майтра бро по покерфейсам и закатыванию глаз из-за тупости членов Семьи, не то что бы их обоих слишком любили, их тандем вообще немного пугающий.
Персонаж использовался в некоторых постах как нпс.
Знание аниме не обязательно. Знание манги желательно хотя бы относительно Семьи Ноя, в вики есть не все.

мысли по поводу меча. не обязательно к прочтению, просто что б было.

Меч Трайда мы мельком видели в манге и аниме, но, во-первых, мы не в курсе его точного функционала [лишь имя Ноя намекает на то, что по идее этим мечом можно очень эффективно упокоить любого из Семьи]; во-вторых, мы не в курсе...каким макаром он его вообще носит. Предлагаю вариант на обе непонятки. Функционал меча: уничтожение ЧС, разумеется; упокоение Ноя, т.е. отправка его...на перерождение или что-то вроде этого, с коррекцией тех косяков из-за которых Ноя постигла сия кара; убийство Ноя, тупо убийство без возможности проснуться по новой. По поводу ношения меча. Граф, к примеру, достает свой меч из зонтика, а у Трайда же, скорее всего, есть специальный пространственный карман, в котором хранится меч, который работает на манер Врат Ковчега, но значительно уступает им в размерах.

Каста нет и не намечается. фандом мертв и только изредка трепыхается. Но, Трайд все равно нужен и важен, даже если и просто что б был.
Посты пишу редко, по этому, в любом случае, придется искать дополнительные игры. Но, зато посты хороши. В основном пишу от 10к и без потолка.

Пробный пост

их было тринадцать.

После побега объекта с иммунитетом, проект "Ной" не был закрыт. Для ученых, хватало того, что они получили хоть минимум биологического материала, то, на что стоило ориентироваться при создании вакцины. Поэтому, в лабораторию, в ОЕАР, направлена команда из тринадцати молодых, едва не гениальных, ученых, для продолжения исследований и разработки вакцины. Во всех отчетах их зовут Номерными или Ноями, приписывая порядковый номер. По итогу, когда была бы разработана рабочая формула, после тестов на крысах, они должны были проводить оставшиеся тесты на себе. Такое себе мозговитое пушечное мясо, которое пошло бы в утиль в случае неудачи, а все результаты исследований были бы изъяты из зачищенной лаборатории. Периметр лаборатории охраняется большим числом солдат, чем было прежде, добавлены новые смены, что бы люди не уставали от постоянного патруля и периодических уничтожений забредших групп Е и Д-классов. Ц-класс появляется редко, но уносит с собой достаточное количество жизней, которые идут во благо науки, во благо человечества.
Через несколько месяцев, Пирамиде приходится признать, что исследования провалились, т.к. лаборатория разгромлена и весь персонал мертв. Кроме одного ученого, скрывшегося в неизвестном направлении со всеми данными и биоматериалами по проекту.

их было тринадцать.

- Ифааань, - худые женские руки обвиваю шею и тянут назад, вынуждая прогибать спину, чтобы не упасть к чертовой матери из-за взбалмошной коллеги. Хорошо, что шорох отъезжающей в сторону двери услышал вовремя и успел поставить колбу в держатель. Девушка посмеивается и сжимает руки сильнее, она это называет объятиями, Тринадцатый же считает это удушающим приемом и регулярной попыткой сломать его позвоночник. Не то что бы кого-то волновало его мнение на сей счет. Терпеливо дождавшись, пока от шеи отцепятся, выпрямляется, поправляя халат и пальцем спускает с лица маску, обернувшись смотрит с достаточным недовольством. Девятая улыбается, заложив руки за спину, с носка на пятку перекатывается. - Доброго утра, - улыбка становится шире и добавляется довольный прищур.
- Мы не должны звать друг друга по настоящим именам, могла бы и привыкнуть за эти месяцы, - пальцами, затянутыми в стандартные латексные перчатки, трет переносицу, хмурится. Этот разговор начинался не раз, и не два, Лауре было откровенно плевать, она считает, что вне отчетности они не должны забывать о своих личностях, именах - тем более. Переспорить ее не смог даже Богдан. После одного такого спора, Первый просто махнул рукой. Тринадцатый же так сделать не мог, его коробило, как отношение Первого, так и навязчивость Девятой. Смысл не обезличиваться, если Нои, рано или поздно, станут подопытными крысами своего же проекта. Сейчас они лишь на стадии синтеза биологического материала, полученного от иммунной особи. Самое простое, казалось бы, решение. Как раз сейчас, в пятой лаборатории проводится тест на устойчивость синтезированного материала к вирусу.
- Доброе утро, - девушка хмурится, прекращая беспечно раскачиваться, скрещивает руки на груди. Настырная. Майтра закатывает глаза и натягивает маску обратно, скрывая за ней половину лица.
- Доброе, доброе, - буркает, отворачиваясь, возвращая внимание колбе с кровью обычного человека. Сегодня на очереди отрицательный резус.

- Ифаааань, - он даже успевает немного присесть, чтобы принять ее вес на спину и не быть удушенным, как десятки раз до этого. У Девятой свой график, которому она следует и, если быть немного внимательнее к окружению, то можно запомнить. 9:33, с тихим шорохом дверь отъезжает в сторону и в помещение врывается эта святая непосредственность, орудующая хирургическими инструментами столь же профессионально, сколько элитная шлюха вагиной. Так себе сравнение, но от этого уголки губ дергаются, в намеке на улыбку, которую не видно из-под маски. Немного повернув голову, скашивает взгляд и уже собирается в очередной раз высказаться по поводу использования имен данных от рождения. - Я знаю, знаю, знаю! Ты чертов зануда! Хуже Второго, - интересно. Второй тот еще поборник правил, вызвавшийся следить за их соблюдением и строчащий по этому поводу отчеты для высшего руководства. Тринадцатый не ожидал, что даже Трайд проиграет этой занозе. - Скоро день рождение у Богдана. Думаю, мы должны устроить что-то вроде вечеринки. Доброе утро. - Девятая сползает с чужой спины и, в своей излюбленной манере, отойдя на пару шагов, закладывает руки за спину, начиная перекатываться с носка на пятку. Иногда Майтра не понимает, как она умудрилась попасть в их команду потенциальных смертников, пока не вспоминает, что все они здесь из-за мозгов.
- Мы здесь не за этим, - качнув головой, стаскивает маску под подбородок. Окинув этот оплот жизнерадостности взглядом мертвой рыбы, сжимает переносицу пальцами, шумно выдыхая. За что? Что такого ужасного он совершил в этой жизни, что ему приходится сотрудничать с таким энергичным человеком? Девятая голову к плечу склоняет, совершенно по птичьи и улыбается так безмятежно, словно вокруг сплошная благодать и радужные пони, срущие бабочками.
- Доброе утро.
- А? - тряхнув головой, Тринадцатый непонимающе приподнимает брови. Девятая хмурится, скрестив руки на груди, выжидательно смотрит.  - Да...Доброе утро, - бормочет и отворачивается к столу, натягивая маску обратно, скрывая половину лица. В держателе колба с кровью обычного человека. В последнее время он работает только с кровью обычных людей. На очереди отрицательный резус... [стоп. разве...]

- Ифаааань, - ласково, не громко тянет, едва касаясь губами его уха. Вздрагивает, лишь сейчас замечая дополнительную тяжесть на спине, от чего едва не падает на эту самую спину, лишь неимоверным усилием удерживая себя на ногах. Не простит его Девятая, если всей своей, почти двухметровой тушкой, придавит эту миниатюрную занозу всех их исследовательской группы. Тяжело вздохнув, передергивает плечами, тем самым давая понять о том, что слышит ее. Девятая сползает с чужой спины, отходит на несколько шагов и, заложив руки за спину, перекатывается с пятки на носок отвлеченно улыбаясь. - Мы уже у цели, ты знаешь? - Голову к плечу склоняет по птичьи. Повернувшись к коллеге, стягивает с лица маску, пальцами переносицу массирует.
- Странно слышать это от тебя, - усмехнувшись смотрит внимательно, краем сознания отмечая совершенно не здоровый вид ученой. В прошлый раз она выглядела лучше, а сейчас...с ней явно что-то не так. Тринадцатый хмурится, слегка подаваясь вперед, рассматривает более внимательно. Сухие, растрескавшиеся губы; кожа с болезненным сероватым подтоном; полопавшиеся капилляры в глазах и помутневший зрачок, который словно даже не фокусируется; запавшие щеки, темные круги под глазами... - Ты в порядке? Выглядишь, - пощелкал пальцами, - болезненно.
- Мы близки к цели, Фань-Фань, - Лаура едва не мурлычет, кружится вокруг своей оси, расставив руки в стороны. Тринадцатый отклоняется, чтобы не попасть под руку и считает за благо сесть на стол, закидывая ногу на ногу, с удивлением отмечая что, необходимое пространство поверхности ни чем не занято, а ведь он...что-то делал? - Доброе утро. - Девятая резко останавливается, наклоняется в его сторону и улыбается широко, так что нижняя губа треснула, собирая слишком вязкую и темную каплю крови. Подорвавшись с места, Майтра вытаскивает с ближайшей полки одноразовые салфетки и прижимает к чужой губе, промакивая кровь.
- Иди к Третьему, он обработает и нанесет заживляющий состав. В другие лаборатории не заходи, это может быть опасно, у тебя открытая рана, пусть и маленькая, - ворчит, как старый дед, терпеливо дожидаясь, пока девушка не начинает сама прижимать салфетку к губе. Благо в этом помещении относительно безопасно, и она может здесь находиться, иначе была бы уже отправлена под карантин, а потом...потом была бы свежим материалом, распиханным по колбам и пакетам, в холодильных камерах лаборатории, где безраздельно господствовал Тринадцатый. Лаура хмурится, отнимая салфетку от губы, и кровь вновь начинает сочиться, слишком медленно и не естественно.
- Доброе утро.
- Да сдалось оно тебе?! - Почти кричит, возмущенно взмахивая руками. Девятая подходит ближе, с настойчивостью, достойной танковых дивизий времен мировой войны. Уровень раздражение доходит до критической отметки, из горла рвется откровенное рычание. Больная баба. Крутанувшись на пятках, поворачивается спиной и натягивает обратно маску на лицо. - Доброе утро. - Он не видит, как Девятая удовлетворенно кивает и тихо уходит, словно в воздухе растворяется. Все это не важно, сейчас стоит успокоиться. Ему нужно работать с незараженной кровью. На очереди отрицательный резус... Майтра замирает, стискивая в пальцах колбу так, что по стеклу скрипят перчатки. [это уже было. я попал в ебаный день сурка!?]

- Ифаааань, - тонкие пальцы сжимаются в районе плечевых суставов, причиняя дискомфорт и некоторое количество боли. Тринадцатый передергивает плечами, в надежде сбросить или, хотя бы, ослабить хватку коллеги. Девятая прижимается со спины, упираясь лбом между лопаток, стоит так несколько секунд, после чего отпускает. - Ифань.
Майтра жмурится, мысленно зачитывая мантру спокойствия и задерживая дыхания, протяжно выдыхает, немного расслабляясь. Обернувшись, стаскивает с лица маску и дергает углами губ, в намеке на усталую улыбку, с толикой раздражения. Как же его бесит несоблюдение правил, в которых черным по белому прописано что, нельзя использовать настоящие имена. Это вызывает эмоциональные привязанности и дает личность, которой быть не должно. Они будущие расходники, как же она не понимает? Лаура держит руки за спиной, перекатываясь с носка на пятку, улыбается и выглядит откровенно жутко. Почти как оживший труп, которые в изобилии разгуливают за пределами периметра.
- Мы не должны звать друг друга по имени, сколько раз это необходимо повторять? - На самом деле, он уже подумывает написать жалобу Первому, но Богдан ее проигнорирует, он слишком многое спускает Девятой с рук. Вид девушки вызывает здоровое опасение за ее самочувствие. Тринадцатый хмурится, подходя к ней практически вплотную, натягивает обратно маску и занимается чисто визуальным осмотром, пока что. Видимое ни разу не радует, Лаура словно и правда мертва, от нее даже холодок идет, и движения не такие плавные, как раньше, что уж говорить про цвет кожи и все остальное. - Тебе стоит немедленно идти в мед. отсек. Сейчас позвоню и они подготовят необходимое для забора материала на анализы, а также палату, в которой ты побудешь до выяснения всех деталей и стабилизации состояния в положительной динамике. - Предельная серьезность не действует на беспечно улыбающуюся ученую, она лишь улыбается еще шире, от чего сухие губы растрескиваются, открывая окровавленные зубы.
- Ты убил нас, Фань-Фань, - говорит нараспев, прикрывая глаза. Тринадцатый вздрагивает, смотрит непонимающе.
- О чем ты говоришь?
- Ты убил нас, Фань-Фань, - повторяет с тихим смешком.
- Ты бредишь, - натянуто посмеивается, отходя от Девятой, - немедленно иди в мед. отсек, для своего же здоровья.
- Ты. Убил. Нас. Фань-Фань, - теряя всю беспечность чеканит каждое слово, подходит вплотную, смотрит снизу вверх из-за значительной разницы в росте. Майтру это напрягает до нервного передергивания и единственное, что может сейчас привести разум в порядок, после таких странных заявления, работа. Он игнорирует испытующий взгляд, игнорирует настойчивое вторжение в личное пространство. Отворачиваясь к рабочему столу. Сегодня он работает с обычное человеческой кровью, не зараженной. На очереди отрицательный резус...
- Ты. Убил. Нас. Фань-Фань, - женские руки обнимают, сцепливаясь пальцами в замок поперек грудной клетки, сжимают с силой, мешая нормально дышать. - Доброе утро. - Зубы вгрызаются в шею, отрывая кусок плоти, болью прошивает все тело и Тринадцатый орет, захлебываясь кровью. Дергается в чужой хватке, прекрасно понимая, что это все, это ебаный конец, это не перерезанное горло, которое можно зажать, зашить и выжить, если вовремя оказана помощь. Это отсутствующая половина шеи, раскушенная грудино-ключично-сосцевидная мышца вместе с ременной и всеми находящимися рядом, открытый доступ к судорожно дергающейся глотке, разорванные вены с сосудами и адская потеря крови. Лаура выпускает из своих убийственных объятий, улыбается окровавленным ртом, сглатывая кусок плоти и кровь. Падая на пол, Майтра уже ни о чем не думает, лишь чувствует, как холодеет, как кровь толчками покидает тело, разливаясь живописной лужей и пропитывая белый халат, маску, волосы. Мутным взглядом наблюдая за Девятой, с лица которой пропадает улыбка. Она скрещивает руки на груди и наклоняется. - Доброе утро.

нас было тринадцать.

Подрагивающие веки распахиваются, во взгляде золотисто-карих глаз мало осознания происходящего здесь и сейчас, разумом еще в другом времени и пространстве блуждает, от фантомных болей морщится, которых априори быть не может, ведь ничего такого не случалось. Зрачок расширяется, практически полностью скрывая за собой радужку, и Майтра наконец втягивает воздух, сквозь зубы. Блядский сон. Выдох, прикрыть глаза и поднять тело с дивана. Нет ничего сложного. Прислушаться к происходящему за дверьми других помещений. В одной из комнат все еще рыдает и поскуливает не зараженный образец, в другой комнате практически тишина, если не считать хрипов и рычаний. Тринадцатый улыбается углами губ и довольно жмурится. Идиллия. Он и его образцы.
Смотреть на время хочется меньше всего. В Норах вообще во времени легко запутаться, поэтому много покусанных, сожранных, напуганных до усрачки и холодильники забиты материалом, да и голодать не приходится. Кстати. Прислушивается к своим ощущением. Желудок не крутит и пока нет даже намека на сосущее чувство, после которого едва ли не рвет крышняк от желания вцепиться в чей-нибудь филей, отгрызая львиный кусок. А то было дело, на первых порах, после изменения, благо успел быстро сожрать визжащую девчонку. Хрустнув шеей, быстро дошел до стола, заваленного тетрадями, журналами и отдельными листами с различными графиками, выуживает нужный журнал с прикрепленной к нему ручкой, открывая на крайней из исписанных страниц. Крутанув ручку в пальцах, записывает новую дату, без времени и откладывает в сторону. Для визуального осмотра хватает пары минут внимательного разглядывания самого себя в зеркало, отсчет пульса, прослушивание сердца, измерение температуры, набранная в маленькую пробирку кровь из пальца, мазок слюны. Стандартные ежедневные осмотры для отслеживания собственных изменений. Садясь за стол, разгребает немного свободного пространства, что бы можно было сделать запись.
«День 367 после введения первой вакцины для прививания иммунности.
Визуальный осмотр не выявил новых изменений. Склера темно-серая с черными капиллярами. Радужка золотистая. Зрачок вытянут на 1 мм от нормы. Кожа серая, язв, гниения и других отклонений не замечено. Видимые вены темные, ближе к черному, темнее не становятся. Ногти черные, с момента прекращения роста прошел 51 день, изменения структуры не замечено. Волосы потеряли пигмент, отрастают крайне медленно, 0,5 мм за два месяца, изменения структуры не замечено. Пульс прощупывается, замедленный, 21 уд./мин. Температура тела 29,1 °c, медленно понижается с момента последнего питания. Последний прием пищи 5 дней назад, употреблено свежее человеческое мясо с области икроножной мышцы.»

Крутанув несколько раз ручку в пальцах, закусывает кончик со стержнем, внимательно перечитывая запись. Никакой системы, проебана, Второй убил бы за подобное халатное ведение отчетности, особенно о собственном состоянии. Но, Второго больше нет. Никого кроме Тринадцатого нет, о чем он позаботился лично и из-за чего видит сны с вьетнамскими флешбеками и другой ПТСРной мутью. Хмыкнув, захлопывает журнал, подхватив со стола герметично запечатанную пробирку с кровью, отыскивает в хаосе стола липучий стикер, на котором калякает дату и показатели по пульсу и температуре, оставляя место для насыщенности кислородом, количеству кровяных телец и степени зараженности, после чего лепит бумажку к стеклу. Ручка крепится к обложке журнала, а сам Тринадцатый идет в другое помещение, где холодильники.
Дверь безбожно скрипит, пока открывает ее, наваливаясь плечом, проскальзывая в образовавшуюся щель. Быстро доходит до холодильных шкафов, куда и ставит стеклянную емкость. Встряхнув руками, вытаскивает из упаковки пару перчаток, а из другой маску. Натянув перчатки и маску, замирает, прикидывая алгоритм следующих действий. Два осмотра, один забор крови и два забора тканей. Чужое судорожное дыхание несколько раздражает, Майтра практически чует, как здесь пасет страхом, отчаянием и мочой из переполненного памперса. Ну хоть рыдать перестал, хотя лицо все еще мокрое, воспаленные глаза и заложен нос, все признаки недавней истерики. Задержать дыхание. О, еще и обделался, мужчины вообще менее устойчивы оказались к подобным процедурам. [о, господи, называй все своими именами, это блядское издевательство во имя науки и пожрать] Подойдя к операционному столу, замирает, от чего объект начинает потряхивать, и ко всем другим добавляется запах свежей мочи. Закатив глаза, прихватывает за подбородок, поворачивая голову в разные стороны, ища признаки заражения; насильно раскрывает рот, осматривая ротовую полость, оставаясь относительно довольным, кроме сухости и яркого запаха гнильцы; грудная клетка, руки в порядке; здоровая нога тоже в порядке. Задумчиво хмыкнув, прослушивает сердце, считает пульс и меряет давление, самому себе кивает и берет, прикреплённый к столу, за цепочку, планшет с ручкой, записывая показатели. Задумчиво оглядывает повязку на другой ноге. Пострадавшая в следствии питания икроножная мышца. Он сам ее потом обрабатывал, шил и накладывал перевязку, делал то, в чем, откровенно, не силен, т.к. с живыми мало работал, а ходячим трупам без разницы, будут их штопать или оставят кишки висеть до пола.
- Ладненько, а теперь осмотрим место укуса, - хлопнув в ладоши бормочет под нос, склоняясь над чужой ногой. Аккуратно снимает повязку, а в нос сразу забивается запах крови и гноя, вот это блядский поворот, вчера ж не было. Моргнув, присматривается, и правда, ткани начали загнивать, без видимых причин. Метнувшись до шкафа, вытаскивает шприц и без всяких церемоний вгоняет иглу в вену, делая забор крови. Человек мычит, стискивая зубами кляп, и Майтра улыбается ему несколько нервно, вместе с тем возбужденно. - Секунду, дорогуша, и я тебе все расскажу. - Подмигнув почти бежит до микроскопа, подготавливая стекло и кровь. Припав к линзе, замирает, вглядываясь в кровяные тельца, точнее в то, что должно ими быть. - Вот это поворот. Представляешь, чувак, оказывается я заразный. Впервые попробовал свежатину и такое веселье, - оторвавшись от микроскопа, поворачивается к объекту сложив руки на груди. - Спасти тебя не получится, зараза распространяется хоть и медленно, но отрубленные конечности не будут ей преградой, она уже по всему организму, скажем спасибо твоему сильному сердечку. Что же с тобой делать... - закусив губу пальцами по подбородку постукивает, прикидывая варианты развития событий. Убить, разделать и в холодильник? Вырастить собственного зомби? Покормить уже имеющуюся нечисть, находящуюся в другом помещении? Можно все же попробовать ампутировать ногу и посмотреть, как это отразится на скорости развития заражения, т.к. оно идет достаточно медленно, после укуса прошло пять дней, и только на пятый день начали проявляться первые признаки. Да, отпилить ногу. Очки, халат, пластиковый костюм, что б не обляпаться кровью по самую макушку, шапочка, дополнительная пара перчаток. Пила, где же пила. Майтра мечется по помещению, раскрывая все шкафчики и все же находит искомый инструмент, даже к сети успевает его подключить и послушать ее визг. Объект выглядит так, словно готов прям сейчас отъехать, а Тринадцатый жутко счастлив, что их зомби-апокалипсис хоть немного комфортный в плане электричества, интернета и других мелких благ цивилизации, вне зависимости, что они в самом центре заражения, в той самой больнице, только на подземных ярусах, которые использует для собственных нужд. Когда он подходит к операционному столу и уже примеривается что б начать отпиливать конечность, объект начинает активно дергаться и мычать через кляп, привлекая внимание. Недоуменно вскинув брови, Тринадцатый склоняет голову на бок.
- А, точно, забыл про жгут и обезболивание, прости, но наркоз не светит, его маловато, а тратить на будущий труп не хочется, - улыбки не видно из-под маски, зато глаза щурятся, отражая все то довольство, которое испытывает от сложившейся ситуации, пусть они и внезапна. Отложив пилу, вытаскивает из ящичка жгут, упакованный шприц и колбы с обезболом. Перетягивает ногу выше колена, на ладонь, вскрывает упаковку со шприцом и уже собирается отпиливать верхушку от колбочки с обезболивающим, когда в наружную дверь достаточно ожесточенно долбятся. Посмотрев на объект, хмурится, в попытке вспомнить, ждал ли кого-то, но в голову ничего не лезет кроме необходимости отчекрыжить покусанную им самим ногу.

В дверь продолжают настойчиво долбиться с перерывами в несколько минут. Майтра мало понимает такую настойчивость, все же ждать пришлось не меньше сорока минут, пока не закончил со спонтанной операцией. Хотя, в некоторой мере такая настойчивость вызывает уважение, наравне с раздражением. Тихие переговоры о занятости и том, что нужно дождаться, ведь никто не видел, что бы ученый покидал свою территорию. И только ловя на себе испуганные взгляды, понимает, что на столько торопился избавиться от раздражителя, что не снял с себя заляпанные кровью вещи. Стаскивая маску под подбородок, оставляя на щеках и самой маске кровавые разводы, Тринадцатый вежливо улыбается, приподнимая брови, тем самым мотивируя на объяснения подобной настойчивости и, почти, срочности. Компания мужчин тушуется, отходя на пару шагов назад и выталкивают вперед себя девушку. Майтра недоуменно склоняет голову к плечу.
- Вы просили найти вам интересного помощника, - басит один из пришедших, потирая ладонью затылок. Да, что-то такое припоминается, только, вряд ли в этой особе есть что-то интересное. Выглядит не лучше, но и не хуже стандартного жителя Кротовых Нор. Может чуть более крепкое телосложение и устойчивость к физическим нагрузкам...сможет ли она таскать на себе сопротивляющиеся трупы? В крайнем случае...ее можно съесть.
- Что же в ней такого интересного? - Оглядывает девушку внимательнее, обходя ее по кругу, пока мужики отходят еще дальше, морщась едва не брезгливо, от чего Майтра откровенно скалится, зная, на сколько жуткое впечатление может производить своей внешностью.
- По слухам, ее уже кусали, и она живая, - от самого дальнего и молодого из сопровождения. На него сразу шикают и одаривают подзатыльником, выговаривая за сбор идиотских слухов. А вот Тринадцатый замирает, уже с большим интересом рассматривая приведенную, немного наклоняется, чтобы сравняться глазами по уровню ее, всматривается. Хмыкает чему-то своему да рукой на мужчин машет, мол, пиздуйте нахуй отсюда. Кажется, это служит для мужиков тем самым спусковым крючком для бегства. Новенькие, еще ни разу к нему не приходили для обмена. Посмеивается, полностью выпрямляясь и приглашающе распахивает дверь в своё обиталище.
- Велком ту зе тим, - тянет, добавляя в голос противной писклявости.

0

591

ALBERT WESKER [RESIDENT EVIL]

раса: человек
возраст: ~ 60 (из-за присутствия в крови вируса-прототип выглядит моложе)

деятельность: мутировавший человек (ранее обычный человек), офицер службы безопасности корпорации Umbrella Inc.(1978-1998), капитан S.T.A.R.S.(1996-1998), оперативник H.C.F. (1998),3rd Organization" (1998-2004), исследователь корпорации TRICELL Inc.(2003-2009)
место обитания: Засекречено

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2057/601398.gif
Alexander Skarsgård


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Любому касту нужен свой гениальный злодей, который в свое время понимает, что достиг всего, как человек и стремиться получить могущество, способное сделать его Богом. Что ж, в нашем мире такой человек есть и этот человек ты, Альберт. Да, я прекрасно понимаю, что в играх и фильмах мы не пересекались (мы не упоминаем от греха подальше адаптацию от Нетфликса, спасибо-пожалуйста) и ты главный антагонист скорее для Криса, чем для меня (но Крис ленивый пельмень с дрелью наперевес, так что пишу заявку я), и все же, есть у нас кое-что общее… женщина? Да, женщина, роковая красотка, способная вывести из равновесия не только такого лопуха как я, но и такого плохиша, как ты. Я говорю об Аде, которая по неподтвержденным данным много-много лет работает на тебя и выполняет некоторые твои поручения.
Я не настаиваю на любовных треугольниках, потому что это неканон ни разу, но, если вдруг…почему нет? В любом случае историю мы пишем сами.
И, даже если, наши пути будут пересекаться не благодаря мисс Вонг, то мы можем побороться за образцы вирусов, которыми ты так страстно желаешь завладеть всякий раз, когда в мире кто-то обнаруживает или создает новый тип. К тому же, согласно канону и четвертой части зомби – эпопеи, ты не очень остался доволен, тем что тебя опрокинули, а я выжил, хотя приказ был отдан четко, и ты рассчитывал, что к финалу я буду мертв, потому что если не Вонг, то Краузер точно со мной справится.

Что касается смерти твоего персонажа от рук Криса и Шевы, я предлагаю отменить ее. Да, они тебя хорошенько вздрючили в свое время, но все же ты выжил. Приходи и мы решим как. Я просто не способен смириться с мыслью, что ты мертв. К тому же, если верить некоторым источникам, типа игры «Umbrella Corps" ты и правда выжил, так что это, по сути, не совсем моя отсебятина будет. Я так же предлагаю тебе быть владельцем тех остатков, что раньше именовались как «Зонтик», раз уж по истории ты уничтожил всех, кто стоял у истоков.
Не стоит так же забывать о том, что у тебя может получиться шикарная линия с «неожиданным» сыном в лице Джейка (пока персонажа нет на форуме, но, если захочешь, я могу взять его в альт-историю, благо опыт имеется).

Еще в запасе имеется вариант с кроссовером с DC вселенной, но об этом позже, через общение в личных сообщениях и, разумеется, по желанию.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Стандартно. Меня можно позвать в гостевую или после регистрации накатать письмо в лс. Я не кусаюсь и достаточно адекватен, чтобы вести переговоры и курить сюжет вместе. Посты пишу медленно, но пишу много. Могу обеспечить не только игрой, но и графикой. От тебя жду адекватности, грамотности (хоть бы «жи» и «ши» пиши правильно и -тся и - ться не путай), самостоятельности, за руку водить не буду, во всех темах отписываться будешь сам, я не посыльный, если что. Особых требований к тому, чтобы флудить предъявлять не буду, но если что, то флуд у нас тут жив и от него веет теплотой и добром, и я там частый гость. Хотелось бы, чтобы идущий на роль знал персонажа, которого берет и не путался в событиях, которые с ним случались на протяжении всей серии игр. Анкету хотелось бы видеть полную с примером поста от лица Альберта Вескера (но со мной можно договориться).

Пробный пост

OST: Breaking Benjamin – I Will Not Bow
Существование – изолированный остров.  Балтийское море. 2008 год.

Все вокруг было серым. Кто-то определенно постарался над тем, чтобы ни у кого не возникло желания подобраться к этому острову ближе, чем на пару километров. По сути, это была огромная гора по центру, выросшая прямиком из вод Балтийского моря. Если к нему когда-то, кто-то и собирался прокладывать мосты, то на это ушли бы десятки лет. Остров был так удален от прочих мест обитания людей, что его попросту не было видно с другого берега. А всем, кто выходил в море, приходилось обнаруживать самую верхушку этого монстра совсем неожиданно для себя на третий или даже четвертый день странствований в водных пространствах, причем непременно в ночное время.  Остров не имел маяка, если такое строение когда-либо и присутствовало на нем, то оно было разрушено очень и очень давно. Но имелась радиовышка, которая время от времени посылала сигналы на ближайшие судна, на повторе требуя разворачиваться назад.  Последний такой сигнал суднам был послан несколько лет назад, после чего остров по праву стал считаться заброшенным и забытым местом.   Его местоположение и исследования выпали на долю СССР, а позже он был заселен, не смотря на далеко не южный климат и хорошие условия для проживания.  Все, чем остров мог к себе привлечь внимание со стороны – угольные ресурсы. Их-то какое-то время и добывали здесь в выстроенных за десятилетия шахтах советские рабочие.   Было время, когда остров процветал благодаря шахтам, и это не смотря на всю свою изолированность.  Однако уголь имелся в недрах земли данного острова в ограниченном количестве и настал тот день, когда запас угля был полностью исчерпан, а местные жители погрузились в состояние нищеты. 
В 2008 году в качестве контракта, возможность детально исследовать остров выпадает на долю дядюшки Сэма и его солдат удачи.  В старых бумагах, хранившихся в архивах, сохранились некоторые описания острова, но они слишком неточны и расплывчаты, чтобы, полагаясь на них можно было выстроить точный маршрут продвижения.  Общим решением становится выбраться на берег как можно менее заметно и лучшим способом это сделать подойти к острову на расстояние улавливания первого нечеткого сигнала, посланного в последний раз с радиовышки, и уже с борта собственного судна вплавь добираться до суши. Все оборудование, которое могло бы потребоваться в дальнейшем, планировалось скинуть с борта вертолета, что прошелся бы над островом в час Х.
- Какого хрена?! – Восклицает Финн, первым сбрасывая маску и сдергивая со своей головы сдавливающий ту со всех сторон шлем для дайвинга. Он первый кто выбрался на сушу, словно имел в своей заднице реактивный винт, помогающий ему быстрее преодолевать водные пространства. На самом деле, Финн был тем, кто не очень любил долгие водные прогулки и уж тем более погружения под воду.  Он прикладывает ладонь козырьком к собственному лбу и щурится несмотря на то, что здешние места редко видят солнечные лучи, те просто не могут пробиться сквозь толщу слоистых облаков.  Его восклицание привлекает внимание остальных наемников, что друг за дружкой выбираются на берег, и все они как по команде смотрят в одном направлении, куда указывает Финн.  Все что им удалось за последние двадцать семь минут и тридцать четыре секунды, это добраться в полном составе до берега Существования и выкарабкаться на тот, почти на карачках, чувствуя, как от напряжения болят перетружденные руки и ноги.  При этом каждый из солдат нашел в себе силы отплеваться от соленой морской воды и с нескрываемым облегчением стянуть с себя уже ненужное оборудование для подводного дайвинга.  В основном это были маски, боты и перчатки, до костюмов добраться было сложнее, тут требовалась помощь напарника, но все были просто выбиты из сил.  Джейк сбрасывает свою маску в песок вторым. Он первый из оставшихся, кто реагирует на голос Финна и смотрит в направлении, в котором тот указывает.
- НАШЕ ОБОРУДОВАНИЕ! – Секундная заминка, когда Мюллеру дико хочется съязвить и сказать, что Финну не идет роль капитана очевидности, но он не успевает вымолвить не слова, вся ситуация меняется в корне.  Вертолет зависает в паре километров от берега и точки выхода из воды отряда над островом, чтобы скинуть оборудование, но в его бок врезается выпущенная ракета, а за ней еще одна, разрывая вертушку в клочья.
Финн отскакивает назад, приземляется на задницу, пятится к воде. Мюллер, в прыжке захватив с собой Ванду, уводит ту в сторону и накрывает собственным телом. Что в этот момент происходит с Полом и Тони, Джейк не имеет ни малейшего понятия, он просто не успевает уследить за каждым шагом своих людей. Какое-то время он без движения лежит поверх Ванды и не шевелится, в движение он приходит лишь тогда, когда последняя, осознав, что самолет разлетелся в воздухе на куски, а внутри кабины был Крис, отвечающий за оборудование всего отряда, истошно вопит, сталкивая с себя Мюллера.  Тот откатывается в сторону попутно пробурчав:
- Не благодари. – И наконец-то имеет возможность обратить свое внимание на остальных солдат. Желудок сдавливает спазм, дыхание перехватывает - зрелище, которое разворачивается перед глазами Мюллера невозможно воспринимать как действительность. – Твою мать… - Это невозможно! Они же не просто так назывались солдатами удачи. Вся ирония судьбы заключалась в том, что видел перед собой Джейк.
Пол стоял на коленях, чуть накренившись вперед, но при этом его голова была запрокинута назад. Своими ручищами он обхватывал одну из лопастей ранее принадлежащую сбитому вертолету, теперь же она пробила его насквозь.
- ТВОЮ МАТЬ! – Имя Криса, которое выкрикивает Ванда, тонет в том оре, что издает Финн, уведев тоже самое, что увидел чуть раньше Мюллер.
- Стооой! – Призыв Джейка остановиться и не вынимать кусок железа из собственного тела   остается без внимания. Пол, погрузившись в состояние шока, а может быть, просто растеряв остатки разумности от боли, расстается с единственным предметом, возможно только благодаря которому все еще дышит и падает замертво на песок, прямиком на собственную кучу внутренностей, что вывалилась из него раньше, он подминает ее под себя.  Серо-золотистый песок жадно впитывает в себя кровь убитого и темнеет вокруг неподвижного тела неравномерным контуром.
- Тони! – Мюллер делает оборот вокруг собственной оси на все триста шестьдесят градусов в поисках еще одного члена отряда. Тот вскидывает руку вверх, давая понять, что жив. Джейк делает вдох, и шаг за шагом торопливо подбирается к солдату. Лишь на подходе он понимает, что тому тоже перепало от взрыва.
- Какого…? – Мюллер разводит руками в стороны, а затем заводит те за голову, обхватывая ладонями собственный затылок.
- Меня задело. – Хрипит Тони, но Джейк и так это видит, он сбрасывает руки, сжимает те в кулаки, но не знает, что при этом сказать, поэтому молчит и слушает. – На месте Пола должен был быть я. Он… - Тони заходится в кашле и пытается приподнять голову, чтобы увидеть всю масштабность той задницы, в которую попал.  – Он оттолкнул меня, но меня кажется, зацепило. Нога, - соотрядовец стонет, как новобранец, впивается своими крючковатыми пальцами в песок, скребет по тому лениво и медленно. – Я ее не чувствую, ниже колена…не чувствую, - последнее повторение перерастает постепенно в бормотание, но где-то на выдохе Тони находит в себе силы не только распахнуть свои покрасневшие и слезящиеся глаза, но и проорать не своим голосом, отчетливо исторгая своим ртом не только мольбу о помощи, но и слюну. – Помоги мне Мюллер!
Джейк качает головой, снова заводит руки за голову, матерится и то делает шаг назад, то подходит ближе к раненому. В конце концов, Мюллер находит в себе силы присесть возле напарника и сдвинуть ткань костюма, в который тот все еще был облачен. Джейк задерживает дыхание, потому что все, что он видит – скверно выглядящая с какой стороны на нее не смотри глубокая рана, из которой торчит раздробленная кость, все это щедро приправлено береговым песком и одному Богу известно, на чем держится одна из частей ноги, все еще считаясь единым целым с другой.
- Срань Господня, Тони, тебе нужна госпитализация. – Мюллер качает головой и сглатывает вязкую слюну, что наполняет его рот и мешает ему говорить. Вот-вот и его стошнит от обилия увиденного треша.  Напарник заходится смехом и смеется до тех пор, пока не начинает задыхаться и сквозь хрип откашливаться.
- Да? На том куске дерьма, что взлетело на воздух, прихватив с собой на тот свет двух моих людей? На нем ты хочешь меня госпитализировать, Мюллер? Пошел ты! – Кряхтит Пол и зажав в ладони слегка влажный песок, сначала швыряет тот в сидящего рядом Мюллера, а затем начинает на локтях приподниматься, напрягаясь всем телом.  Слишком долго он этот трюк проделывать не может, поэтому отрет то ли от боли, то ли понимания собственной беспомощности и снова падает в песок.
- Ты знаешь, что второй вариант тебе понравится еще меньше, чем ожидание. – Заявляет Джейк поднимаясь на ноги.  В отличие от Тони он может это сделать.
- Пристрелить меня решил, сука? - Шипит уже инвалид и снова собирается с силами, чтобы подняться на локтях, возможно даже отползти назад. Мюллер вынимает рывком из своей набедренной кобуры пистолет и взводит курок, наводя тот на лежащего, на песке наемника.
- Ты что творишь? – Подскочивший вовремя Финн, отводит в сторону ударом руку Джейка и гремит выстрел, а пуля, предназначенная Тони, уходит глубоко в песок. – Мы еще можем его спасти! - Джейк вскидывает пистолет и, злобно сверкая глазами, направляет тот уже на Финна.  – Я прострелю тебе твою тупую башку, если ты еще раз так сделаешь, придурок. – Обещает Мюллер, но опускает свой пистолет, когда Финн миролюбиво вскидывает обе руки и отступает назад, показывая, что вступать в схватку с Мюллером он не намерен.
- Он прав. – Ванда, молчавшая все это время, находившаяся где-то на периферии всего происходящего, вдруг вступается за Джейка.  – Одной перевязкой здесь не обойтись, нужна госпитализация, причем срочная. Мы либо идем и ищем, как это сделать, либо… - Ванда не заканчивает своей фразы, но очень красноречиво смотрит на затихшего Тони. 
Выбор. Опять чертов выбор. И все это на плечах Джейка Мюллера.
- Идем. – Мюллер ставит на предохранитель свой пистолет и отходит от места стычки.
- Не бросайте меня здесь! НЕ БРОСАЙТЕ МЕНЯ! – Выжившие солдаты удачи в составе трех человек удаляются, но через пять шагов их настигают проклятия, оставленного ими позади Тони:
- Мюллееееер! Я выпотрошу тебя! Мюллер!
Джейк резко тормозит и разворачивается в обратном направлении. Попытка Финна его остановить его, заканчивается мощной подачей с локтя в челюсть попытавшемуся. Ванда, вскрикивая кидается на помощь заваливающемуся на землю Финну, предпочитая не вставать на пути у Мюллера. Над пляжем вновь гремит выстрел. С этой минуты лоб Тони украшает аккуратная дырка размером в девять миллиметров. Дуло пистолета Джейка дымится, он медленно опускает тот, и его рука вытягивается вдоль тела.
Не проще ли было промолчать, старик? – Вопрошает хладнокровный и безразличный взгляд Мюллера, что скользит вдоль больше неподвижного тела.  Где-то совсем близко, за спиной сопит Финн. Джейк оглядывается и видит удручающую картину – Финн повиснув на плече у согнувшись почти пополам Ванды, прихрамывая, направляется к нему, зажимая собственный нос пальцами, по которым струится кровь, часть крови уже размазана по лицу. 
- Умойся, - бросает через плечо своему напарнику Мюллер, пряча свой пистолет в кобуру, но даже не смотрит в его сторону.  – Мы выдвигаемся по прежним координатам, к месту сброса груза. Возможно, что-то уцелело. Возможно, мы что-то проясним, прибыв туда.
- Что ты хочешь выяснить? – помогая Финну сесть на песок, интересуется Ванда и ее голос звенит от напряжения. Она не из числа тех, кто хочет двигаться в обозначенном направлении.
- Кому вместо нас улыбнулась удача и, каким образом мы умудрились потерять половину своей команды, только ступив на остров.
- Это твой выбор? - усмехается Ванда.
- Это наш выбор. – Отвечает ей Джейк.
Женщина качает головой и трет своими ладонями и без того перепачканное лицо.
- Нет, Джейк. Это твой выбор.

0

592

SHANI [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст:
родилась в 1248 г. (в 64 году тебе 17, мне 28 :) все только начинается)

деятельность: медик, декан медицинского факультета Оксенфуртской академии
место обитания: Оксенфурт

https://i.imgur.com/PZS6xtX.gif https://i.imgur.com/KxorQSK.gif
Abigail Cowen or your choice*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
В общем, как на самом деле обстояло дело и почему вдруг мой меткий глаз [к слову единственный] пал на тебя. Сидели мы с Лютиком значит, наглаживали друг-друговы коленки хедканоны, обсуждали игру новую, после пыток, которые ты могла видеть в сериале от Нетфликса [единственно стоящая вещь к слову там, если говорить о пейрингах, которые мешают спокойно спать ночами] и меня вдруг осенило, что а ведь я мог посеять семя страха в голове барда, когда пытая его, немного выдал информации о том, что видел как вы с ним милуетесь в садах академии и что, если вдруг он не расскажет мне всего, что я хочу узнать, я переломав ему кости, отправлюсь допрашивать других, в том числе и тебя – рыженькая медичка, пахнущая солнцем и луговыми травами. И так мне эта идея зашла, так она мне въелась под кожу, что я решил, а почему собственно нет? Тебе уже 17-ть, возраст согласия наступил [мы считали если что, все должно сходиться :D], просто немножко переделали канон, чтобы было поинтереснее! Плавно мы перешли от игры с пытками ко второй игре с пытками, где я, сыграв храброго господина спас тебя от пьяных задир[которых сам же и подослал]. И завертелось, закрутилось собственно. Правда пришел Лютик и все испортил, поэтому мы снова перешли к разделу «пытки и всё-такое», но это уже детали, знаешь ли.
Я несильно хочу рушить канон, который ты можешь читать в википедии и гугле, ну кроме того, что у нас было более близкое знакомство. И мне бы хотелось, чтобы это были безуспешные попытки помочь мне, исправить меня и доказать лично мне, что не вся моя душа сгорела в том огне, которым я злоупотребляю.
Не могу сказать, что это заявка в пейринг, потому что…это не совсем так х) Ты действительно будешь участвовать в пейринге, но…на троих [см. я предлагаю в большей степени платонические чувства, а не сексуальную связь из эпизода в эпизод, если что]. И если ты понимаешь, о чем я, то ты понимаешь, о чем я, милая Шани. А если не понимаешь, то велком в палату, там тебе быстро расскажут о моей репутации…дознавателя.
Я не буду привязывать тебя к себе насильно с требованием хранить мне верность и не смотреть по сторонам. Но с удовольствием пожую стекла и даже пару раз почти умру на твоих руках? Идёт?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

#p1254687,Jaskier написал(а):

Дорогая Шани, нет у нас с Риенсом полноценного пейринга, это все его шуточки. Со мной дело обстоит так: мы с тобой друзья, я люблю пошутить и сделать пару ненавязчивых комплиментов и намеков о том, что пора бы нам отправиться в постель и узнать насколько крепка кровать и мягок матрас, а ты сводишь все в шутку или вовсе просишь быть серьезнее. Для меня это развлечение и приятное времяпрепровождение, для тебя же, как я могу понять, все серьезнее и должны быть чувства более крепкие, чем просто желание покувыркаться. Ограничивать этой причиной не буду, роль твоя и ты сама лучше знаешь, почему нет.
Чувство долга у меня есть, я всячески буду ограждать тебя от Риенса, втыкать палки в колеса ваших свиданий и всячески беспокоиться, заботиться. 
Посты только от третьего лица, полная анкета. Ну и остальное уже скажет Риенс.

Требований у меня немного на самом деле. Основное наверное – убедительная просьба не брать на внешность Роуз Лесли :) [не спорю, что любая рыженькая хорошенькая актриса или модель будет всухую проигрывать одному наглому барду, но не убивай во мне все желание одним лишь этим, ок?]. Я бы еще попросил не использовать внешности Софи Тернер, потому что у нас она вроде как закреплена за одной из нпс [пока что] масок для Адды Второй, но тут уже как-то может сами зарешаете не знаю.
Я человек старой закалки, так что прийти через упрощенку не дам. Ты можешь написать анкету тезисно, красиво оформив свои хэды с каноном и тогда я пойму, что ты хочешь и можешь в персонажа и тогда я раскрою тебе свои чародейские объятия.
О размерах постов можно говорить бесконечно долго, но каждый пишет по-разному, кому-то достаточно 4к, чтобы выдать полную мысль и оказаться прекрасным рассказчиком, а кто-то и в 20 не уложится. Я пишу от 5к, птица-тройка и заглавные буквы присутствуют, лицо могу и 3-е, и 1-е, а вот 2-е не могу, вообще никак, ни писать, ни читать. Желательно, чтобы тебя это устраивало, и мы сходились в стиле подачи постов.
Считаю, что по скорости я игрок среднего уровня – этакая золотая середина, которая при хорошем общении и без попыток выклевать мне мозг, отдает посты вовремя и вкладывает в них душу и красивые идеи, а еще кладет к твоим ногам смешные мемы по типу «ето мы с тобой, смотри», графику своего исполнения и всякое милое-няшное, что тебя вдохновлять будет. Чего-то подобного хотелось бы получать и в ответ.
В идеале хотел бы найти прекрасную рыженькую медичку, которая самостоятельная и ответственная, не просто зацепившаяся глазом за роль в моменте, а та, кто будет предлагать свои идеи и не будет пропадать сутками где-то там, другими словами, рассчитываю на активность, а не вечные отговорки и обещания скорого появления. Меня не устроит активность – пост в месяц и заходы примерно так же, у нас есть списки, вот в них лучше не попадать, совсем не попадать, потому что меня это очень сильно расстраивает обычно, а когда я расстраиваюсь, то я делаю выводы за игрока за которым закреплена роль и тогда игрок может эту самую роль потерять.

пробный пост, в котором мы с тобой впервые встретились

Она спалила ему лицо! Чертова сука спалила ему лицо! Кислое вино, раздутое на пламя, ударило по левой стороне, заставляя отскочить и заорать от боли. Риенс споткнулся об чертов ковш, которым ранее получил от Лютика и упал на пол, суча ногами. — С-с-сука! — кожу разъедало, огонь с удовольствием пожирал плоть. Он визжал, рычал, орал и катался по полу с боку на бок, ослепленный болью, не в силах ни коснуться лица, ни остановиться эту пытку. Воняло паленной кожей, и волосами и Риенс впервые не чувствовал удовольствия от того, что вдыхал эту тошнотворную смесь запахов, ведь это были ЕГО волосы, ЕГО кожа. И он продолжал кататься по полу, обезумев от боли, пока не провалился в черноту собственного сознания.
Открыть глаза его заставили попытки шарить по его карманам и негромкие разговоры о том, что он скорее всего сдохнет вскоре после полученных увечий. Нанятые им же верзилы, войдя в заброшенный дом, обнаружили внутри только временного босса в отключке и ни следа того, кого они похитили с улиц Оксенфурта.
Ярость и боль напитали руки небывалой силой, ладони чародея раскраснелись и вспыхнули раньше, чем тот, что склонился над ним, понял, что случилось.
Было слишком поздно. Риенс впился горящими пальцами в мясистое лицо, сдирая с того кожу. Кровь заливала лицо и грудь, но он продолжал рвать плоть с нечеловеческим упорством.
— Ублюдок!
Стон и скрип зубов, крик боли и ярости. Он оттолкнул от себя одного и бросился на второго, зубами вгрызаясь в руку. Левую обожжённую сторону прострелило болью, но Риенс не отступил, не разжал зубов. Наплевать на всё, кроме жажды крови, которая сейчас была сильнее боли. Ярость жгла изнутри, хотелось рвать и терзать, ломать и убивать. Озлобленный чародей сплюнул в сторону чужую кровь и кусок выдранного мяса, скрипнул зубами. Ноги разъезжались в стороны от количества крови, которой был залит деревянный пол. Левым глазом он почти ничего не видел, но вот правый мутно-зеленый буквально выжигал пространство злобой.
Он найдет этого барда. И бабу, которая ему помогла, эту гребаную суку, которая сожгла ему лицо! Они оба заплатят за всё. Он обязательно их убьет. Медленно и с наслаждением.

**

Мазь, которую изготовила Лидия, чтобы излечить ожог на лице Риенса, едва ли помогала ему. Накладывая толстым слоем жирную субстанцию, он едва ли не сходил с ума от боли, круша все, что из предметов попадалось ему под руку. И в какой-то момент едва ли не придушил и саму Бредевоорт. Она приставила к его единственно видящему глазу тонкое лезвие скальпеля, и только это вразумило чародея и заставило разжать свои цепкие пальцы.
— Убирайся, Риенс, — делая судорожные вдохи и откашливаясь, потребовала Лидия, указывая на дверь. — Или умрешь, — продолжая сжимать лезвие скальпеля пригрозила она, заметив, как скалится на нее колдун. — Проваливай!
Он ушел. Вынужден был уйти, чувствуя, как внутри все кипит от злобы. Ожег пришлось некоторое время прятать под кожаной перевязью, чтобы на него не попадала пыль. За кружкой пива в ближайшем трактире, забившись в самый темный и дальний угол, Риенс размышлял над тем, каким образом ему выманить барда, чтобы отомстить ему за случившееся.
В конце концов, он решил, что нужно действовать хитростью. Но, прежде, нужно нанять людей.

**

Ее волосы напоминали собой новый моток меди, оставленный кем-то на солнце, заставляя щурить единственный здоровый глаз. Медичка, не изменяя себе, в зелененькой жилеточке, заняла место у фонтана. Небольшой перерыв между лекциями и легкий перекус яблоком. Риенс ощупал подушечками пальцев повязку на своем лице, будто желая напомнить себе зачем он здесь: «Я отправлюсь за той хорошенькой девчонкой, с которой ты так любишь болтать в парке при академии, Лютик». Когда от яблока в ее руке остался лишь хвостик, Шани, спрыгнув с бортика фонтана, поправила свой наряд, оглядев его на наличие пятен и помятостей, и прихватив с собой лекционные записи снова скрылась в дверях академии. Язык колдуна скользнул по нижней губе и уперся в правый уголок. После лекции, она, не изменяя привычкам пойдет в библиотеку и останется там до темноты. Именно там нанятые им люди и будут ее ждать.

**

Они вкатились в пустующее помещение библиотеки весело гудя, словно перепутали святую святых и питейное заведение. И не один из них сильно не был похож на студента или преподавателя академии в Оксенфурте. Остановить их никто не решался, щупленький смотритель библиотеки поспешил убраться к дальним стеллажам с редкими свитками, чтобы попытаться защитить те в случае слишком уж буйного поведения незваных гостей.
Риенс скользнул тень за спинами шумных наемников, к темнеющему проходу. Наблюдая и выжидая.
— Господа, — Шани привстала над столом, за которым читала книги по медицине и отложила перо. — Покиньте помещение библиотеки, немедля. Это не трактир. Здесь не принято шуметь.
— А ты кто такая, чтобы указывать нам, что делать — воскликнул один из лже-студентов.
Шани смерила его взглядом.
— Я — медик. И мне не нравится, когда сюда вламываются пьяные гуляки и устраивают здесь балаган.
— Медик! —Хохотнул один из них и схватился пальцами за собственный пах. — Подлечишь мне кое-что, а медичка? — Да-да, да-да, — вторил ему второй, делая шаг ближе и упираясь бедром в стол. — А мне вот сердце разбили, тоже надо подлечить. — И ухватившись за девичье запястье потянул чуть сопротивляющуюся Шани за руку на себя, прикладывая поджаты пальцы в кулак к собственной груди. — Пощупай, я тебе говорю.
Рыженькая медичка дернулась и попыталась высвободиться, но у нее ничего не получилось.
— Прекратите, — строго потребовала она, хмуря свои темные брови. — Вы не можете так себя вести здесь.
— Ра-а-азве? — подал голос третий парень, обводя взглядом зал и стеллажи, — И кто же нас за это накажет, голубушка?
В комнате повисла напряженная тишина. Все молчали, ожидая, что скажет девушка.
— Она ясно дала понять вам, господа, что здесь вам не рады. —Прихватив с полки одну из книг, Риенс выступил из тени, мягкой и бесшумной походкой. — Если вы не хотите неприятностей, вам лучше уйти.
Трое ребят переглянулись, как бы решая, кто будет первым, и, наконец, первым оказался самый высокий. Он сделал шаг в сторону Риенса.
— Ты еще что за…
Колдун не дал ему договорить. По роже прилетело увесистым томом книги, которую он прихватил с собой. Пожелания бить в полсилы, были проигнорированы. Маг бил так, чтобы вырубить наверняка.
Повязка на левой стороне лица, скрывающая уродливый ожог, препятствовала тому, чтобы видеть всю ситуацию в целом. Так что следующую оплеуху, он незапланированно пропустил. Это было неожиданно и чертовски неприятно. Сцепив зубы и оскалившись, чародей, злобно зыркнув глазом на обидчика, ударил снизу, прямо ногой, чуть пониже коленной чашечки, заставляя врага взвыть.
— Идёмте! — Он вытянул руку к Шани. —Идёмте же, скорее! — Схватиться за руку Риенса, Шани не успела, третий парень из шайки напрыгнул на него сзади, обхватывая руками за плечи и сцепляя собственные руки у него на груди, приподнимая над землей. Он встряхивал его как бутылку, вверх и вниз, и вверх, и вниз.
— Бегите! — Прохрипел Риенс, пытаясь освободиться от чужих рук. Повязка с лица начала медленно сползать от тряски в разные стороны. — Бегите же!

**

Комната перед распахнувшимся глазом закрутилась как колесо перевернутой телеги. Со лба медленно сползла мокрая тряпка, внутри которой, судя по всему, был завернут компресс снимающий жар.
— Не вставайте, — на грудь мягко надавили женские руки, вынуждая расслабиться и снова прикрыть глаза. С очнувшимся Риенсом говорила Шани. Он узнал её голос. — Вам хорошенько врезали по голове. Но потом пришла стажа и…
— Вы в порядке? — Он помешал ей договорить, перебивая, с трудом ворочая языком, но ладонью её ладонь успел накрыть, а она даже не подумала выдернуть руку или высвободиться, лишь слегка вздрогнула.
— Не переживайте, — её веснушчатое лицо и зеленые глаза, расплывались перед глазами Риенса. — Меня они не тронули. Благодаря вам…
— Риенс…зовите меня Риенс. — В груди сдавило от желания откашляться. Шани поправила компресс на лбу чародея и внимательно, чуть хмурясь всмотрелась в ожог на лице, но вопросов не задала. — Что ж, вы должны будете мне одно свидание…

0

593

ELIHAS STARR [MARVEL]

раса: суперсолдат
возраст: 35+-?

деятельность: злой злодей
место обитания: кто ж его знает

https://i.imgur.com/uL9CqZD.png https://i.imgur.com/OHgUR19.png https://i.imgur.com/33jMUOU.png
christian bale or your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— паровозик, который не смог
— что-то нажал и всё сломалось
— сын маминой подруги, но есть нюанс
— что ж вы так убиваетесь, вы ж так не убьётесь! (с)
— умные мысли часто преследовали его, но он был быстрее
— топ-5 способов завоевать сердце девушки: 1. инсцинировать собственную смерть…
— отличный план, Уолтер, просто охуенный, если я тебя правильно понял. надёжный, блять, как швейцарские часы (с)
— он хотел бы жить на Манхэттене и с Наташкой делиться секретами, но он просто гениальный учёный в рядах ЩИТа и немножко долбоёб…
— Наташ, ну чё попохищать людей и посоздавать из них зомбированных суперсолдат на продажу мегазлодеям нельзя?? ну, Наташ… Наташ, ты что, обиделась???

[indent]  [indent] i am cringe, but i am free.
есть такое онямэ с коротеньким скромным названием: "Секретные материалы Мстителей: Черная Вдова и Каратель";

для того, чтобы знать кто таков Элайас Старр и как его играть — смотреть аняму не обязательно;

[indent]  [indent] кратко по делу: Старр работал на ЩИТ, состоял в штате гениальных учёных на Фьюри верчёных; часто пересекался с Вдовой, рыжая бестия украла сердце пацана, но он загнался комплексами, мол, ну где АНА, а где ЙА (ну, она на задании, а ты в лабах, ты чё, ало э??) и не нашёл ничего лучше, чем инсценировать свою смерть, счипиздить образцы ДНК Мстителей и исчезнуть с радаров;

[indent]  [indent] спустя какое-то время, Наталья и Элайас сталкиваются вновь, выясняется, что он как живой, но сука (не)живой — обкололся днк-ами мстюнов и теперь тоже супер-пупер-дупер-убер-блэк-премиум солдат, как и Романова, то бишь бегает быстро, бьёт сильно и прочие приколы КапитанАмерика™ в комплекте; вот только, никаких благородных целей Элька не преследовал, он хотел быть песней Дафт Панк про: быстрее, выше, сильнее, но по итогам ебанулся, как Канье, став стронгер, однако решив, что для дамы сердца надо бы ещё подчеркнуть свою значимость чем-нибудь…

[indent]  [indent] и решил, что “что-нибудь” — это торговля зомбированными ордами суперсолдат суперзлодеям))0 а чё, звучит как план? Наташа мув не оценила, Старр расстроился, младые, у которых ничего акромя влюблённости Элайаса и Наташиной симпатии когда-то — не было — бранятся (пиздятся), исход…

[indent]  [indent] не очень и не библейский.

анямэ, к сожалению, начинаясь за здравие, кончается за упокой и не только самого Элайаса, но и в контексте идей/прочего — всё пущено по рельсам слащавой и пресной сраки; я же предлагаю вам взять совсем другой ракурс; не делать из Элайаса совсем уж тряпку полывую (ц), а чела, который если и был одержим любовию по началу, то по итогу, видя, что “любимка” не хочет никакого между ними пау-пау, кроме буквального — виляет маятником отношений к злобе, вражде, ярости, обиде и приколам категории “так не доставайся же ты никому”;

при этом, хоть Старр местами и откровенно ведёт себя, как долбоёб lvl900, он так-то гениальный учёный, который смог синтезировать свою сыворотку суперсолдатизма и она работает. другой вопрос как, какие у этого побочки и так далее. за сим, предлагаю ему врубить сигму и уже начать думать за бизнес, при желании, суперзлодейский или не очень, короче мотивы и прочее - на откуп играющего, Наташа здесь где-то уходит на тридцатьпятый план задний для Старра;

на самом деле на этом поле можно ОЧЕНЬ много всего придумать и разыграть, у меня полно идей и мыслей, но расписывать тут 33 листа, учитывая, что заявка и так на 99% уйдёт в никуда — смыслов не вижу, а если вы смыслы в таких игрищах и интерес видите — смело приходите, расскажу всё в лицах со стендапом или без, радостно заплету в паутину играть и прилагающееся.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Она была из тех, кто пишет невозможные заявки…
И если вы заинтересовались, дочитали аж до сих и прилагающееся, то давайте поговорим о прочих условиях “контракта”.

у вас товар, у нас: идеи на игру, фотошопные приколы и мемы в наличии; одену, обую, разую, надую, борщом угощу, выпью вашу водку, украду балалайку и угоню медведя, в смысле будем играть серьёзные шпионские триллеры и стекло, конечно же (или нет, зависит от вас в том числе)

посмотрите на своего мужчину и на меня: на мои посты, на первое лицо в них, в третьем писать могу, но очень это дело не люблю и не хочу, соигроков ни к чему не принуждаю, хотя второе для меня причудливее, чем другие;

Мы здесь, чтоб играть и фаниться, а не для того, чтобы работать работу и ковыряться в арбузивных отношениях дружеского/иного толка пореалово поперёк ролевого, так что давайте жить дружно и без хуйни.

Коммуникация — круто. Давайте обсуждать игры, мемить мемы, обкидываться голосовыми по обоюдному согласию, музыкой, видео и чем угодно ещё, но при этом НЕ ебать друг другу ничем мозги; всё, что можно обговорить — давайте обговаривать, это важно <3

Пост раз в 2(3) недели, я буду стараться соответствовать, всё обсуждаемо, мы тут играть и фаниться [2], так что обо всех “сроках”, клавах и коках говорим без проблем аще, ура, люди-человеки.

Элька — идеальный персонаж, если вы привыкли брать малораскрытого/известного героя и начинять эту кость мясом, чтоб было вкусно и Гордон Рамзи кричал: файнали сам гуд факин фуд.

при запросе в гугл сразу выдаётся некто яйцеголовый, ну вы знаете эти 150 вселенных и не очень; короче, яйцеголовый вредный дед - это не ты, ты - вот
внешность менябельна на любого кариеглазого брюнета при желании (и чтоб он в марвеловском кино крупно не светился "до" -> ну, а Бейл как по мне просто хорош в амплуа, как "безобидного" типа, так и ну... вы поняли, 200тыщ лямов ремиксов пёрфект хёрл в студию и бассбустед
Пробный пост

Северная Америка — лоскутное одеяло, поделенное на 50 штатов.

Вайоминг — дыра, залатанная пыльной, потрёпанной заплаткой линялой ткани, выцветшей на солнце фермерских полузаброшенных хозяйств, находящихся на расстоянии футбольного поля друг от друга.

Городок Вайоминга Джэксон. Небольшое двухэтажное зданьице забегаловки с гордым названием Liberty Burger. Открытая веранда-балкон второго этажа. Четверо других посетителей, помимо меня и моего спутника, распределённые по видавшим виды пластиковым креслам снаружи и внутри. Запах фритюра, мяса и горного воздуха.

Высокий темноволосый мужчина с щетиной недельной давности, светлые глаза, измятая застиранная рубашка, джинсы цвета жжёваной жвачки. Фил Декстер уплетал картофель фри и луковые кольца с такой жадностью и скоростью, с какой человек, проведший несколько дней в пустыне припадает к бутылке воды. Моих губ коснулась тень насмешливой полуулыбки. Опуская голову, поднося к губам свою чашку с кофе, глядя на Фила из-за солнцезащитных очков, я кивнула вопросом:

Забыл не только побриться, но и поесть?

Декстер смерил меня раздражённым взглядом, продолжая жевать, громко хлюпнул газировкой из пластикового стаканчика, хмурясь и, вытирая рот рукавом, ответил, с всё тем же аппетитом вцепляясь в бургер:

Смешно.

Что именно?

То, как ты делаешь вид, будто ничего не знаешь. Про меня или про то, что я забыл в этой грёбанной дыре.

Не смешнее, чем то, как ты пытаешься прочесть надпись на моей майке. Давай помогу: её там нет, Фил. И мои глаза выше, — я очаровательно оскалилась, приподняв чашку с кофе.

Чт-?! Да я не...! А, да, к чёрту...

К чёрту, — солидарный кивок. — Откуда у тебя информация о поставке оружия Фиску? Почему представление на вечеринке в клубе? Почему сейчас? — моя левая бровь дрогнула вопросительным изгибом и вернулась на место. — Дела у большого Вилли идут лучше некуда. Его дискотека для тех кому за 100кг подходит для того, чтобы показаться ещё более белым и пушистым в глазах общественности, а не для размахивания пушкой перед лицом прессы.

Хрена лысого, Ната. Всё не так, — бывший агент Щ.И.Т.а резко махнул рукой по воздуху, разрезая пространство. — Да, дела у него может и идут как надо, вот только позиции Фиска уже ни хера не такие прочные, как раньше. В том-то и соль, — Фил яростно ткнул пальцем в стол. — Он даёт на лапу федералам, конгрессу, копам. Подкупает судей, делает свои дела в Нью-Йорке по-тихому. Думает, он такой крутой, что может ворочать под носом у вас, у Мстителей, — раскрытая ладонь метнулась в мою сторону, я меланхолично отпила ещё кофе. Собеседник начинал распаляться. — И поэтому его стоит бояться. И оно так-то может и так, а может и нет, мне лично срать, а вот свежей крови в преступном потоке — нет, — Декстер сделал драматическую паузу после отрицания. — Они знают, что Вилли действует аккуратно, но называют это осторожностью. Они говорят, мол, он не настолько хорош, а настолько труслив. Что он в штаны навалил при одной только мысли, что можно столкнуться с вами, ребятами-геройчатами и всё, — Фил издал чпокающий звук губами, — баста. И поэтому, именно поэтому, пушка на вечерине — это логично Ната. Это демонстрация силы, — кивок. — Уверенности. Бесстрашия, даже, — он пожал плечами, откидываясь на спинке стула. — Мол, глядите я каков, могу пукалку достать и при журналюгах, и при Мстюнах в городе.

В вайомингской тишине, редко перебиваемой звуками тихого городка, повисла пауза. Я задумчиво провела пальцем по краю кофейной чашки. Декстер был надёжным источником информации. Объединявшее нас прошлое, почти позволяло ему быть отнесённым в мой краткий список “друзей”, а не просто полезных контактов. Версия Фила была достаточно убедительной. Влияние, связи и деньги Фиска в городе были достаточно внушительными. Не настолько, чтобы по-настоящему беспокоиться или созывать Общий Сбор, но достаточно для полиции или агентств. Вот только Фиском не занималась ни полиция, ни агентства. Версия Фила закрепилась в позиции убедительности, откинув в сторону придаток “достаточно”. Допив кофе, я подложила под блюдце несколько банкнот, расплачиваясь за нас обоих, поднялась из-за стола и, поцеловав Декстера в щёку на прощание, направилась вниз к своему мотоциклу. Вечеринка Вилли через 2 дня. Стоит поторопиться.

Шпион — теневая единица вооружения. Личность, способная мимикрировать под обстановку вокруг неё и добывать информацию, не выдавая собственного присутствия, не оставляя следов. Хороший шпион — работает в одиночку. Отличный шпион — знает, как использовать собственные связи в пользу делу, продолжая работать в одиночку. Во время Битвы за Нью-Йорк, я снесла с ног светловолосую женщину в брючном костюме: за её спиной разваливался на части один из летательных аппаратов читаури, в руках девушки был микрофон и, если бы не мой бросок, фрагмент реактора инопланетного летательного устройства, расплескал бы её мысли и память по тротуару бордовой похлёбкой. Девушку звали Кимберли Кук, и её оператору с CNV повезло куда меньше. Так, в моём списке контактов появился телефон репортёра с крупного телеканала. Так, сфабриковать личность журналистки Лорейн Тёрнер с документами, послужным списком и пресс-картой, дающей доступ на празднество Вилли — оказалось проще, чем добираться из Вайоминга до Нью-Йорка.

Лорейн Тёрнер — жгучая брюнетка с короткой стрижкой и своеобразным полуспортивным стилем. Цвет глаз Лорейн — скорее серый, с лёгким оттенком голубизны. Линзы, парик, макияж. С оружием могут возникнуть проблемы: пронести его на вечеринку к криминальному боссу, постоянно имеющему дела с оружием, проблематично. Он не идиот и знает, как прятать засапожный нож и как именно охрана на входе должна осматривать сумки или карманы гостей. Лорейн — журналист-консерватор, поэтому даже в век технологического прогресса у неё при себе ручка и карандаш. В остальном, стандартный набор: ключи, удостоверение, телефон. Ничего интересного или подозрительного.

В помещении клуба царит неоновый полумрак. Множество бликующих поверхностей: зеркальная барная стойка, украшения и диско-шар под потолком, бутылки и стаканы на баре, блестящие платья некоторых посетительниц, защитные стёкла на произведениях искусства, развешанных вдоль стен — создают эффект живого глянца. Из колонок звучит какая-то электронщина, фон для собирающихся гостей. Сканируя взглядом пространство, я подбираю точку для наилучшего обзора небольшой сцены, с которой, вероятно и будет выступать с речью жирный Вилли, когда натыкаюсь на выбивающееся обстоятельство. Левая бровь вновь выгибается немым вопросом выше правой и возвращается на место.

Тебе ещё не рано ходить по клубам? — равняясь с целью, улыбаясь одними губами, беззлобно произношу я. Питер Паркер. Человек-паук. Маленький большой супергерой.

Формальный вид и положение в пространстве, несмотря на лёгкую рассеянность, мелькающую на юном лице — скорее признак возраста, чем места и времени — Паркер здесь по какому-то делу. Логичное предположение возможного допуска подростка на мероприятие: 1) друг сына/дочери кого-либо из больших шишек в окружении Фиска; 2) работа. Первое отпадает. Не потому, что американская мафия не приветствует кумовство, а потому, что у очень хорошего парня Питера Паркера, к сожалению, не так чтобы много друзей. За вычетом Лидса и подружки, можно было бы сказать, у Питера их скорее нет, чем наоборот.

Говорят, у фотографов сейчас большая конкуренция.

Есть ещё третья версия. Маловероятная, но всё же. У Питера Паркера тоже есть свои источники информации, и он далеко не настолько прост, насколько пытается казаться...

0

594

VELES [SLAVIC MYTHOLOGY]

раса: Бог
возраст: ≈4200 лет

деятельность: Премьер-министр РФ
место обитания: Россия, Москва

https://i.ibb.co/jVB5DXq/tumblr-inline-pk054zz-Pvd1tyemz4-250.gif https://i.ibb.co/f9pYGRx/lookaround.gif https://i.ibb.co/82Xwpm7/intensestare.gif
richard armitage


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
История славянского пантеона — это история борьбы Велеса и Перуна. Быть может, сложись все иначе, и они смогли бы быть друзьями, братьями, семьей. Но сложилось так, что бывшие в этом пантеоне первыми – Род и брат его, Сварог, заключили соглашение. Верховным в пантеоне станет тот, кто первый сможет дать жизнь. Род удалился в свои чертоги. Магия давала ему немыслимые возможности, и он создал Велеса. Творение вышло, во многом, совершенным. Но не может быть ничего более совершенного, чем рожденное. И к моменту, как Род создал своего первого, старшего и самого могучего сына, Сварог и Лада уже успели подарить жизнь Перуну, которому и была дана власть Верховного. Род рассердился, но отречься от своего слова он уже не мог. И все же, он воспитывал Велеса в знании, что именно он должен возглавить пантеон. Так славянские божества пошли по уже известному ранее пути, не сумев отклониться от мирового баланса, который еще до рождения их предрек борьбу Громовержца и Змея. И борьба это во имя сохранения равновесия должна была быть вечной.

Пантеон развивался и множился. В помощь и поддержку Велеса Род создал Карачуна, а после заключил союз с Матерью Землей, от которого появились Мокошь, Стрибог и Хорс. Сварог и Лада тоже дали жизнь еще двум сыновьям – Дажьбогу и Семарглу. Вера в богов крепла на Руси, а вместе с нею крепли и сами боги. Соперничество между Велесом и Перуном, впрочем, не прекращалось ни на один день, хотя порой и могло казаться иначе. И все же, период спокойствия завершился отнюдь не из-за очередной мелкой потасовки.

Мокошь – дочь Рода и сестра Велеса, по разумению ли проведения, по разумению ли батюшки своего или по разумению Матери Земли, а стала хранительницей судеб. Сила немыслимая и доселе никому неведомая досталась женщине. Многие жаждали ту силу получить, завладеть ею, и значило это – завладеть самой Мокошью, вот только Род отвергал вероятность того, что дочь его когда-нибудь выйдет замуж. Поселил ее в Прави отдельно, в доме, где она пряла нити судьбы и вела одинокую жизнь. На Пряху Судеб заглядывались равно Велес и Перун. Только первый мыслил все больше не красотой ее и складностью, а властью, которую он может получить, если возьмет ее в жены и велит на правах мужа прясть его судьбу так, как ему желается, а второй ни о чем подобном не думал, а свататься к ней пришел в обход всяких правил лишь потому что сказано ему было, что негоже Верховному бобылем ходить. Ни своих родителей, ни родителей желаемой невесты Перун в известность о своих намерениях не поставил. Так что неудивительно, что когда объявили о браке, скандал разразился немыслимый.

Род утверждал, что дочь у него украли, и что Перун – никакой не Верховный, а разбойник, похищающий чужих дочерей. Сварог, заключивший этот брак, что так будет лучше для пантеона. Как бы там ни было, а союз этот половина Прави не признала, только кто мог спорить с волей Верховного? Лишь Велес. И тогда он сделал то, что навеки положит огромную пропасть между ними всеми: он украл Мокошь из дома ее мужа и увез в свой. Узнала в тот день Пресветлая Правь мощь гнева своего Верховного. Жену он вернул, едва не убив Велеса. Но репутация Мокоши с тех пор была подмочена и незаконным браком, и пленением, в котором невесть что могло произойти.

После было много всего: и подъем веры Руси на небывалый уровень с расцветом Прави, и неверный выбор в пользу вымеска Владимира, который и положил начало уничтожению этой веры, и века в забвении и скитаниях по всем трем мирам. Большинство сходилось на том, что стоит больше времени проводить в Яви и приводить людей обратно в веру в родных Богов, но удавалось это не всегда.

Всем показалось, однако, что непременно удастся в девяностых. Эпоха, когда вера в христианского бога была слаба после веры в идеологию, заменившую всех богов вообще, а свободы было столько, что ею можно было захлебнуться. Смертных нужно было только подтолкнуть, и они начали исследования славянских богов и культуры, а значит, и сил у них день ото дня стало прибавляться. Велес сориентировался быстрее всех. И оказался во главе политики, в кресле премьер-министра. А Перун поздно спохватился. И взял в руки криминальный мир Москвы, а следом – нефтяной бизнес. Грубое, гнусное, жестокое время. Криминальная война шла на улицах. Не остывала она и в пантеоне. Правила диктовала Явь. И Велес не стыдится того, что он устранил своего главного конкурента руками наемных убийц. Не мы такие – жизнь такая.

Мокошь осталась одна в разрушающейся криминальной империи мужа. И Велес, понимая, что Перун не вернется еще очень долго, а бедной вдове может быть нужна помощь, протянул ей руку. Да, он убил ее мужа, но ей необязательно было отправляться следом, как и необязательно следовать заветам любви и верности, в которые Велес верил не особенно. Или по крайней мере, не в этом браке. За то, что пришел на похороны криминального авторитета, от его безутешной вдовы получил венком прямо по хребту и проклятой земли за шиворот. За то, что сделал ей же неприличное предложение – расцарапанное лицо. За то, что бросил презрительное «все равно будет, как я сказал» - сорок пуль. Вот только о том, как это Мокоши удалось, она до сих пор вспоминать не желает, ведь убила она его отнюдь не в честной схватке, а в постели, которую разделила с ним, имея план отомстить за мужа и отправить брата в Правь, а лучше – в Навь, так надолго, как это было возможно.

«Оно того стоило» - будет думать он, пять лет ожидая возвращения своего обратно. И Велес, конечно, вернулся. Сил становилось больше, их снова начали славить, а значит, у них у всех снова был шанс. Вот только пантеон вновь не един, и един едва ли будет. Все идет по кругу. Славянские божества вновь разделились на сторонников Велеса и сторонников Перуна, все чаще в пантеоне говорят о войне. И кажется, что они кое-чего не понимают. Война уже идет. С первого дня Громовержца и Змея на этой земле, она не прекращалась ни одно мгновение. И нет пока во всех трех мирах Силы, способной это изменить.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
➤ Можем обсудить некоторые детали, например, внешность, отдельные моменты биографии, текущую должность, но каких-то глобальных изменений внести уже не удастся, мы играем историю именно в таком виде. Интересен лейтмотив противостояния в пантеоне, теория основного мифа, в котором Громовержец всегда сражается со Змеем.
➤ Да, чтобы убить Велеса, Мокошь переспала с ним, а когда он уснул, сорок раз в него выстрелила. Ачотакова? Она, между прочим, Верховная, и никто не смеет ее судить.
➤ Заявка не в пару. Велес всегда смотрел на Мокошь, как на средство достижения цели, скорее, как на вещь или функцию, нежели, как на живого человека\божество. Может быть, он и любит ее какой-то странной братской любовью, но в остальном, она – способ уязвить Перуна, забрать у него, что-то дорогое и важное, способ лишить его покоя, а равно контроля над судьбами, ведь он уверен, что она прядет их не сама, а под чутким контролем мужа, а вообще-то он и сам не против установить такой контроль. Вполне вероятно и даже ожидаемо, что у Велеса есть жена и дети, но кто это и сколько, мы не прописывали. 
➤ Велес такой, какой он есть. И он этого не стесняется и не чурается. Его не волнуют ярлыки, он совершает неблаговидные поступки, потому что может, хочет, потому что у него есть такая власть. Ему нестрашно быть подлецом, мерзавцем и кем там его еще назовут, потому что все эти человеческие оценки неприменимы к нему, как к божеству, и он это отлично знает. Как знает, что в их противостоянии с Перуном есть какая-то затаенная обреченность, ведь в сущности, у них никогда не было выбора, быть врагами или не быть ими.

Пробный пост

Мокошь утыкается в грудь супруга и кричит так, что этот крик заполняет собой всю парковку. Слезы льются из глаз, хотя она не плакала, казалось, уже столетия. Опустошение, которое ощущает Богиня теперь, сравнимо с черной дырой, с целой Навью, с кратером вулкана и она задыхается в этой пустоте. За все время их брака, за долгие годы союза, они проходили через многое, но она никогда не теряла Перуна, никогда не оставалась без него надолго и никогда не была по-настоящему одна. Она не хотела, она не знала, как жить без него. И теперь, ощущая под пальцами не его энергию, не его ауру, а только одну лишь смерть, Мокошь тоже умирала, ощущая, как секунды проносятся сквозь нее, вырывая куски души и сердца. Те самые, что она когда-то отдала мужу.

А потом были врачи. Много врачей. И глупые, нелепые попытки спасти его. Как можно спасти того, кто уже мертв? И как может быть мертв тот, чей голос она до сих пор слышит? Мокошь стоит с совершенно безразличным видом. Слезы все еще струятся по щекам. Собираются журналисты, вспышки камер, приезжает охрана, которую вызвал Лёня, потому что сейчас Владислава не способна ни на какие действия и решения. Она только смотрит на свои руки и платье, запачканное кровью мужа, и не понимает, как это могло случиться с ними. Почему? Почему она не предусмотрела? Почему не прислушалась к своим ощущениям? И задавая себе эти вопросы, она плачет снова, пока не приезжает сначала сын, а затем дочь и по ее виду Мокошь хорошо понимает, что та уже успела сопроводить отца по Калинову мосту.

А потом были похороны. И много-много людей. Вопросов. Пожеланий. Соболезнований. Черное платье, которое Перун не любил, потому что считал, что черный ей не к лицу. Но она нарочно его надела, чувствуя где-то за задворками своей чудовищной боли еще и гнев, раздражение, злость на мужа. Почему он оставил ее? Почему он тоже не предусмотрел всего, что случилось? Почему не был достаточно осторожен? Ей хотелось насолить ему такой нелепой глупостью, почти детской. Он ведь видел ее из Прави? Наверняка видел. Пусть любуется этим чертовым платьем! Впрочем, еще он видел ее слезы. Он ненавидел их больше всего на свете.

А потом был Велес. Его сопровождение из головорезов. Чертов венок, который Мокошь швырнула ему вслед, прежде разодрав мерзавцу лицо и не забыв в него плюнуть. Сколько пощечин он стерпел от нее, прежде, чем схватил за руку и ровным тоном заявил, что она сошла с ума от горя? Женщина не знала. Но теперь гнев ее кипел уже не только в груди, но и в жилах. И она знала, чью жизнь выжжет этот гнев, чью жизнь превратит в ад и кто следующий пройдет по Калинову мосту. Щедро высыпанная за шиворот ублюдку могильная земля, была весьма однозначным обещанием, которого Мокошь никогда не забудет.

А потом были люди. Жалкие смертные, которые думали, что обладая мнимой властью, утвержденной криминальным миром Москвы, они смогут отобрать то, что им не принадлежало. То, что принадлежало Перуну и его семье. Им казалось, что его смерть подвела черту под его начинаниями, и они никогда в своей жизни так не ошибались. О, считаться с женщиной в мире организованной преступности никто не намеревался, разумеется. Но Мокошь могла их заставить. У нее для этого было все необходимое. Ее магия, деньги на счетах супруга и люди, верные его памяти. Кровавые раскаты разнеслись по Москве, словно весенняя гроза. Мокошь не щадила никого. Воистину, женщины куда более безжалостны, чем мужчины и Владислава доказывала это каждый день своей новой жизни. Но чем дольше она это делала, тем острее ощущала, как ей не хватает мужа рядом. Отстаивая его наследие, его дело, их дело, она чувствовала себя не на своем месте и лишь от того, что была вынуждена, продолжала.

А потом была месть. Такая жестокая и беспощадная, как и та, что в ней нуждалась. Мокошь знала, что делала и желала этого. Планомерно и целенаправленно она уничтожала всех, кто прямо, или косвенно был причастен к покушению и смерти Перуна. Исполнителей нашли первыми. Это было так бесконечно просто, что даже немного смешно. Владислава предпочитала не пачкать свои белоснежные руки в чужой крови так прямо – она все чаще пользовалась прялкой, истощая свои энергетические запасы чуть ли не до нуля, но добиваясь желаемого. Но в тот вечер она сама взялась за нож. И та кровь, что окропила ее руки и платье, словно смыла кровь мужа с ее души, разума и сердца, принося долгожданное облегчение, которое достигло своего пика в день, когда она шестнадцать раз выстрелила в лицо Велесу, не сожалея об этом ни единой секунды ни до, ни после.

А потом была усталость. И понимание того, что за последние полтора года Мокошь делала все то, что не делала за тысячелетия своей жизни и ей это не нравилось. Она знала, что муж вернется, нужно только подождать. Она знала, что он ни за что не оставит ее навсегда. Она знала, что он снова возьмет дело в свои руки и ей доведется вернуться на свое место. Но когда? Этот вопрос мучил женщину день ото дня. Она скучала по мужу так отчаянно, что порой это казалось невыносимым. Да, Мокошь могла быть одна. Она могла со всем справляться самостоятельно. Но она не хотела. Ни быть одной. Ни справляться ни с чем без Перуна. Это казалось не то, чтобы неправильным – вообще немыслимым.

Но бросать начатое Мокошь не намеревалась. Она продолжала заниматься делом, что иссушало ее, лишая сна и покоя. И вместе с тем продолжала делать все, чтобы языческие начала в людях множились, а имена языческих Богов упоминались все чаще. Способствовала раскопкам, популяризации культуры, открытию музеев. Чем больше думали о Перуне и исследовали языческую религию Руси, тем скорее он должен был вернуться. Появился интернет, чем немало помог женщине распространять соответствующие сведения, что называется «из первых уст». Уж она-то знала, кем именно был супруг и как ему поклонялись ранее. Выходили книги, с кафедры вещали ученые. Это то, что требовалось мужу. Это то, что требовалось им всем. Мокошь была упряма. Да, поначалу она думала, что такими темпами супруг вернется к ней, через три месяца, может быть, через полгода, но не более того. Но чувствуя и то, как медленно пополняется энергией сама, женщина убедилась в том, что на желаемое понадобится куда больше времени.

Когда раздался звонок в дверь дома, Владислава сидела в кабинете, разбираясь с бумагами. Ни дом, ни место постоянного проживания она не меняла. Отчасти, потому что это было неудобно, отчасти, потому что ей хотелось, чтобы когда Перун вернется, он знал, куда идти. И он знал.

Мокоши не нужно было открывать дверь, или смотреть в глазок, чтобы понять, кто стоит у входа. Ей даже не нужно было подниматься из-за стола. Понимание поразило ее существо в одночасье, узнавание разнеслось мелкими разрядами тока по каждой клетке тела и женщине на мгновение показалось, что она задыхается. Дверь, конечно же, открыли без нее. И гостя попросили подождать, не подозревая, что в этом доме он – единственный хозяин. Мокошь не волновали все эти глупые слова. Босая, она бежала по ледяному полу, чувствуя, как сердце бешено колотится в груди. Она остановилась, лишь забежав в комнату. Застыла на месте, глядя голубыми глазами, полными боли и страха, но вместе с тем радости и предвкушения встречи. Она ждала так долго. Так долго, что несколько тысяч лет их жизни показались ей на этом фоне не столь многочисленными. Женщина медленно приблизилась к супругу, коснулась пальцами его плеча, шеи, щеки, словно убеждаясь в том, что это – на самом деле он. И это был он. Слезы вновь закапали из глаз, но Мокошь не позволила себе ни единого всхлипа, прежде, чем поцеловать мужа в губы, ощущая, как с этим поцелуем с плеч словно падает гора. Но лишь только на одно мгновение. Потому что в следующее, она размахивается и ударяет его по щеке с силой, которая, пожалуй, была для Громовержца ничтожной. Уж точно он на войне получал куда больше женской оплеухи. Но Мокошь надеялась, что это хотя бы обидно.

- Мерзавец! – хрипло кричит она ему, наконец, заходясь в рыданиях. Ей так давно это было нужно, - Оставил меня тут одну… Со всем этим! Оставил! Ненавижу тебя! – и она толкает его, не давая себя обнять, хотя, наверное, и это ей тоже было очень нужно.

0

595

KOSCHEI THE DEATHLESS* [SLAVIC FOLKLORE]

раса: колдун
возраст: unk

деятельность: царь, чародей, некромант
место обитания: Навь и другие миры

https://i.imgur.com/FrC0VM5.png https://i.imgur.com/VpO3bes.png https://i.imgur.com/YINW27Q.png
original**


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
вариант 1. Он всегда хотел величия, власти. Банально, но для того, кто с детства был лишен самых крох надежды на подобное, предсказуемо. Родился в бедности - умрешь в бедности, слабый, ничтожный, смертный - отдается в голове как клейма, ставя точку во всех несвойственных простому крестьянскому сыну амбициях. Кощею, которого тогда звали совсем по-иному, на роду было написано сгинуть так или иначе, но он не хотел мириться с подобным. Мало-помалу он начал трудиться, не так как положено его сословию, но, обнаружив в себе талант к колдовскому искусству, стал обучаться магии. Научиться читать и писать, найти учителя дорогого стоит, но его живой, деятельный ум поглощал знания одно за другим, только всего этого было недостаточно.
Он встречает Марью случайно, когда та выходит из моря и посещает землю, и между ними мгновенно вспыхивает симпатия. Оба находят друг в друге родственную душу, обоих манит одно и то же, им есть, о чем поговорить и что друг другу рассказать. Вот только не может Кощей равняться с царевной Марьей ни в ее природной колдовской силе, ни во владении мечом, ни в происхождении, и это злит, подначивает, не дает покоя. Марье на это все равно, она никогда его не упрекает, однако, Кощей непреклонен.
Они расстаются на некоторое время, которое Кощей использует себе на благо… или на большую беду. Он делает все для достижения цели, даже обращается к Нави. Навь принимает его, обнимает и душит, дает ему немыслимую силу, темную, жестокую, взамен забирая самое дорогое. Его душу, сущность. Навь крадет и его внешность, и черные пряди седеют, а на прежде приятный лик падает тень, оседая в заостренных скулах и в горящих глазах. Кощей перестает быть собой прежним, и становится тем, кем мечтал быть всегда: могущественным и непоколебимым, властным и …. бессмертным. Он покоряет саму смерть, теперь зная, как подчинить себе армию мертвецов, победить самого сильного противника и обратиться вороном. Теперь его боятся и уважают, с ним считаются, теперь он царь, кровавый и ужасающий, вот только… Марья больше не может быть на его стороне. Он принимает ее вызов и проигрывает бой. Марья знает его слишком хорошо, даже такого, ее нельзя оставлять без присмотра, и Кощей, случайно освобожденный глупым человеком, похищает Марью, запирая ее в своей мрачной обители.

вариант 2***. У темного бога Чернобога много сыновей. Кощей - самый младший из них, но и наиболее печально известный в мире земном. Кощей с детства был окружен Навью, он был ее частью, неотделимой и нерушимой, бессмертной. И ничего ему не стоило, войдя в мир Яви, покорять его по-своему, упрямо и жестоко. Когда-то, когда он еще пробовал свои силы, он повстречал Марью, возможно, ей на беду, увидевшей в нем нечто светлое, доброе. Они были так похожи и так отличались, оба с живым, деятельным разумом, открытым для нового, им вместе интересно и легко, но изначально стоят они по разные стороны. Марья все больше учится своей собственной магии, покоряя водную стихию, Кощея все больше растравливает Навь, где он родился, и где никогда не умрет, не позволит. Кощей позволяет злу захватить себя целиком, перекраивая, меняя внешность, теперь он гроза и ужас Яви, захватчик царств и мрачный правитель. Марье приходится вызвать его на поединок, попытаться остановить, что ей с трудом, но удается, ненадолго, впрочем. Марья знает его слишком хорошо, даже такого, ее нельзя оставлять без присмотра, и Кощей, случайно освобожденный глупым человеком, похищает Марью, запирая ее в своей темной обители.

Поскольку в сказках Кощей выступает только каким-то злобным злодеем, с которым надо сражаться героям, информации об его происхождении я нашла мало, а еще она варьируется, поэтому я предлагаю два варианта на выбор. Лично мне больше нравится первый вариант, по мне это более проникновенно, трагично и логично, можно развить в разные стороны. Кощей или совсем главгад, без права на возвращение, манипулирует и тянет за собой Марью на злодейское дно (что не так уж сложно, учитывая, что она Моревна от слова Мор, а не море, и не гнушается пачками укладывать людей) или постепенно одумывается и пытается по возможности все исправить, что полностью не получится, но попытки будут. Во втором меньше пространства для маневра, да и Марья как будто не очень умная особа, которая надеялась на что-то от создания тьмы)
Но решение за вами, лишь бы вам нравилось и вы были вдохновлены. Я же вдохновляюсь вслед за согроком, и в любом случае мне будет интересно поиграть оба варианта.

https://i.imgur.com/3EspHAL.png
ОТНОШЕНИЯ

Предлагаю пару, ибо по канону Кощей и Марья вообще муж и жена (опустим то, что у них по разным канонам этих мужей и жен дофига), пейринги играть интереснее, плюс, давайте начистоту, Кощей краш) Я очень хочу оставить предысторию их отношений, чтобы они были знакомы до того, как Кощей стал тем, кем стал, так как это опять-таки дает больше пространства для маневра, у них есть, о чем поговорить, что вспомнить, есть общая история. Честно признаюсь, во многом этот бэкграунд был взят из игры Лига Мечтателей, так что если вы проходили историю, то сразу поймете.
Они встретились еще когда были очень молоды. Марье Кощей понравился практически с первого взгляда и внешне, и по характеру: пускай она знала совсем немногих земных мужчин, ни один из них не запал ей в сердце, ведь они были… простыми. Кощей казался ей необычным, интересным, умным и непохожим на других, что было взаимно. Они быстро нашли в друг друге родственные души, им не составляло труда поддержать другого, обсудить то, что волновало обоих, и пожалуй, в лице Кощея, Марья впервые нашла друга. Ее любовь пришла уже позднее, но себе на беду Марья так и не смогла полюбить кого-то еще или вытравить из себя это чувство. Трудно сказать, любил ли ее когда-то Кощей. Возможно да, может быть по-своему, а может вполне по-земному, он точно ее уважал и был заинтересован, но в любом случае, время изменило их обоих и их отношения. Из друзей к врагам - для Марьи стало огромным ударом понять, кем и чем стал ее давний друг и любовь, она поняла, что должна его остановить, а что до Кощея… если не с ним, то против него. Возможно, он не простил Марье победу над собой и свое пленение, а может быть наоборот, стал уважать сильнее, и пожелал привлечь на свою сторону. В любом случае, брак с Марьей в первую очередь выгоден, он сделает его царем не только земным, но и морским, пусть как таковым власти над морем ему не видать, а с тем, что осталось от его былых чувств, он разберётся позже.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я ищу в первую очередь адекватного, грамотного и ответственного соигрока. Того, кому важна в первую очередь длительная игра, кто хочет и будет, и у кого есть время развивать такого замечательного и неоднозначного персонажа. Если же вам игра не заходит по разным причинам, вы хотите что-то поменять или вовсе завершить, то прошу об этом так и написать мне, чтобы сохранить наше с вами время и нервы. Я пишу нечасто, где-то раз в месяц, могу раз в три недели примерно, если очень горит, то раз в две недели, пару листов ворда, жирным выделяю только диалоги для удобства, поэтому часто посты не прошу, но и сильно затягивать тоже не хочется.
Если вас все устраивает, это шикарно, значит велком в лс, там все обсудим, заодно попрошу отправить любой пробный пост от любого персонажа, мой пост ниже. И также прошу написать анкету своими словами, не обязательно много.
Поиграть хотелось бы в первую очередь именно сказочную реальность, а различные аушки без проблем возможны после того, как сыграемся.
* Касательно имени - не знаю, как будет правильно, так или вообще Bessmertny, мб лучше уточнить у амс)
**Касательно внешности - я вижу Кощея с длинными черными волосами, однако, полагаю, его внешность поменялась по мере того, как менялся характер и он все больше погружался в Навь, и черные волосы стали наполовину седыми, черты лица заострились, кожа побелела. Можно также добавить жути, (ох уж эти мои специфичные вкусы). Использовать можно различные арты (на самого Кощея они есть) или рандомные фотки, как это делаю я, ну или можем обсудить, кого взять на внешку.
*** Попросили добавить, что если вы выберите 2 вариант, то это уже будет Славянская мифология, а не фольклор, но это всего лишь формальности.
В остальном, очень жду, еще могу по желанию обеспечить графикой. Будет классно, если вы также сможете и пофлудить, и поболтать (врольное общение не особо мое, но иногда ради вдохновения могу), и вообще будете на форуме активничать, но к этому, конечно, не принуждаю.

Пробный пост

Огонь повсюду, охватывает пространство, заполняет собой, лижет деревянные балки дома, раньше не видимого, но смутно знакомого. Пламя врывается в легкие, вслед за удушливым дымом обращая их в кровавые сгустки, кровь греется, вскипает, и ужасная боль от жара все же заставляет кричать, напрягая то, что осталось от голосовых связок.
Он просыпается посреди ночи, чувствуя собственную скорбь, и не стремясь унять колотящееся сердце – этот сон теперь приходит к нему так часто, что уже почти вошло в привычку. Остаток ночи Лайнел проводит, пытаясь заснуть, раз завтра с утра у него съемки, но это удается сделать лишь под утро, которое он встречает разбитым. Стоит начать принимать более сильнодействующее успокоительное, впрочем… его нынешний внешний вид вполне соответствует роли, что для него выбрали. Лайнел даже издает невеселый смешок, проводя пальцами по волосам – замечательный призрак, которому даже не нужен грим. 
Он тратит всего полчаса на нехитрый утренний ритуал: приготовить кофе, яичницу, проведать маму, спящую в своей комнате, и не забыть взять с собой сценарий. Хорошо, что съемки проходят в его городе и не пришлось отлучаться, оставляя мать наедине с болезнью. Собственно, именно благодаря съемкам в Лестере Лио и получил роль: его банально и удачно заметили на улице, заявив, что он счастливый обладатель идеального викторианского типажа. Лайнел был безмерно рад, ужасно скучая по карьере в кино в родном городе, а потому незамедлительно согласился, тем более, что оплату предлагали достойную, а деньги ему сейчас очень не помешают… им обоим. И все же, риск выселения из замечательного двухэтажного дома, где он жил в детстве, все еще был очень велик. Может быть, кошмары снятся из-за стресса?
Лайнел имел привычку никогда не опаздывать, даже проспав, разумеется не опоздав и сейчас. Восьмая и предпоследняя серия популярного сериала Уинсбрук Хиллс сегодня снималась пятый и последний день, и, по мнению Лайнела, обязана стать лучшей в сезоне, раз уж эта серия вместила в себя любовный треугольник в лице главного героя, его возлюбленной и ее погибшего жениха в исполнении самого Лио, что мстил за свою смерть, насылая на героя ужасы и проклятия, а после сознался, что просто всегда хотел, чтобы его любили так же. Зрительницы будут в восторге. Особенно учитывая, что сам Лио, по его невысказанному мнению, красивее главного героя. Из-за специфики роли, его вряд ли пригласят сниматься в этом сериале в дальнейшем, но, если он справится хорошо, это может стать отличным подспорьем в дальнейшей карьере… несмотря на то, что учился он на режиссера, и планировал стать им. Кстати, опыт в сьемках был второй причиной, почему он без проблем заполучил эту роль.
Перерывы Хант тоже любит, благодаря возможности лучше пообщаться как с актерами, так и с другими причастными к съемкам. Лио не делает различий, и, несмотря на усталость из-за пяти часов сна, старается наравне знакомиться со всеми – это и полезно, и просто в его характере, а кроме болтовни, повторения своих реплик и питья чая он обожает пропитываться самой атмосферой съемок. Она всегда разная, но всегда и волнительная, словно подготовка к празднику, на который придет посмотреть весь город, страна или мир. В конце концов, в каком-то роде они сейчас делали маленькую историю, которую будут пересматривать спустя много лет и они сами, и следующие поколения.
Лио улыбается, отпивая чай и щурясь от яркого света, выходя из павильона на улицу. Роль призрака предполагала ношение молочных линз, после снятия которых глаза заболели и слегка покраснели, делая бледный образ более зловещим, но все еще романтичным. Здесь, на улице, царит теплая английская зима, и тоже присутствует флер съемочной жизни, в декорациях, снующих людях, аппаратуре и реквизитах. Является ли животное реквизитом, Лайнел задумываться не стал, потому как, едва увидев коня, на котором по сценарию главный герой въезжал в поместье, без лишних мыслей протянул к нему руку, трепля величественного шайра по морде и холке.
- Кто такой красивый конь? И как тебя зовут? – Конь не ответил, чему Лио был рад, справедливо решив, что после кошмаров галлюцинации ему ни к чему. Животных Лио обожал и не упускал возможности погладить, однако из-за этого часто попадал в неприятности – не всем животным по нраву подобное поведение. Ни то конь попался добродушный, фыркнув мягкими губами, ни то Лайнел расположил его к себе, но это знакомство можно было счесть удачным… пока рядом с животным не появился мужчина, силуэт которого Лио увидел боковым зрением.
- О, вы, должно быть, владелец? Я должен был спросить, прежде чем гладить, но не смог удержаться, - хохотнув, он заправил прядь волос за ухо, полностью переводя внимание на мужчину, лишь бегло рассмотрев его в первые секунды, но по привычке протянув руку для знакомства, - Я Лайнел.

0

596

EIST TUIRSEACH [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: помер красивый, но старый

деятельность: Ярл и Конунг Скеллиге, а также король Цинтры
место обитания: Цинтра, Континент

https://64.media.tumblr.com/da03b840ab5f92a61eeaa858d6f03166/tumblr_inline_omrcyzpbAt1us5zus_500.gif
viggo mortensen


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Был непобедимым морским волком, играючи раздавал люлей нильфам и нордлингам.
Женился - проиграл войну и умер. Все беды от баб!

Лихой морской волк, опытный воин, стратег от боженьки и красавчик от мамочки — у Эйста и правда все чудно складывалось. Жизнь его была полна опасностей и сражений, не нравилось ему в покое сидеть, вот и за заслуги перед родными островами да за приятный нрав Эйста избрали Ярлом Скеллиге. Мужчина он был молчаливый, но остроумный, был способен подхватить как светский разговор вельмож, так и пьяную, разгульную болтовню солдатни.

Несмотря на свою видность в ряду женихов, Эйст очень долго оставался холостяком и к семейной жизни интереса не проявлял. Не хотел он и детей, поэтому до седых волос оставался одиночкой. Лишь после Калантэ вдруг одурел от нахлынувшей любви. Сколько они в секрете держали свой роман, неизвестно, но только скандал, разошедшийся на пятнадцатом году принцессы Паветты, смог заставить холодную Калантэ согласиться на его весьма... интересное предложение выйти замуж.

Эйсту пришлось жить в Цинтре, но Цинтра так и не сумела стать для него родным домом. Все свое свободное время он проводил в море и меж островами, за что Калантэ звала его чуть сердито "вечно пропадающим мужем". Впрочем, Эйсту было ясно, что от него инициативы в правлении Цинтрой никто не ждал, а потому он без зазрения совести посвящал себя буйной стихии. Нагловатый моряк Скеллиге сумел внести разнообразие в скучнейшую жизнь Цинтры, помог Калантэ воспитать осиротевшую Цири, научил девчонку хитростям дворовых игр и сделал из нее сообщницу в попытках саботировать тухлые и унылые королевские обычаи.

О смерти Эйста скажут, что он умер героем. Что его гибель на полях Марнадаля заставит Львицу из Цинтры разойтись скорбным криком и плачем. Но еще про него скажут, что он прожил славную жизнь и после себя оставил лишь добрую молву.

* * *

Не всякий сумеет вынести непростой характер королевы Калантэ, оставшись при этом при трезвом рассудке, но чертяку Эйста королевскими капризами не проймешь. Веселого нрава, с острым языком, не стесняющийся шутить откровенно даже в самый разгар важного торжества, он не только играючи отбивает все атаки Калантэ, но и сам начинает ей действовать на нервы. А то, как начинает бешенством исходить важная королева, его способно только радовать и искренне веселить. Сплетники поговаривают, что самые острые споры король и королева решают на мечах и выходят из конфликтов полностью в синяках и ссадинах. Что ж... Их отношения даже не пытались казаться простыми.

Поначалу между ними и любви-то никакой не было — юная Калантэ была уже замужем и всеми мыслями витала в надеждах родить сына, а Эйст же сражался в море и победами завоевывал почтение своего народа. Познакомились они на одном из дружественных приемов: Карх позвал в свои земли короля и королеву, но первый не пришел, а вторая вместо того, чтобы бряцать драгоценностями и показывать свою важность, призвала лучших бойцов Скеллиге с ней сразиться в честной дуэли. Кажется, в той лихой битве они и сцепились: молодые, злые, горячие.

Говорят ведь, что лучшая дружба начинается с хорошей драки.
А самая крепкая любовь — с лучшей дружбы.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень, очень, очень люблю отношения Эйста и Калантэ — они мне кажутся в самом деле идеальными и сочными на эмоции! Тут вам и шутейки на грани фола, и совместные битвы на поле брани, и острая необходимость хранить чувства в секрете, и семейное тепло вместе с маленькой девочкой, лишившейся родителей. Поэтому, пожалуйста, приходите на роль не просто покрасоваться симпатичным профилем (а он у вас точно будет симпатичным, я вам своим скиллом ручаюсь), но и с надеждами влиться в долгую игру. Да, кстати, у нас тут по ходу дела образовался запутанный любовный треугольник, о подробностях которого я обязательно напишу уже в личной беседе! Там без рюмки крепкого не разобраться :д

* я вредная старая королева и упрощенные варианты анкет не рассматриваю как серьезное предложение взамуж
* пожалуйста, приходите ради игры, писать посты это офигенно, давайте все писать посты
* я пишу от третьего лица, без птицы-тройки, с заглавными буквами, от 3к до 5к

Пробный пост

— Что значит отказался?!

Вопль вторил громкому звуку разбивающегося на осколки графина — его метнула в стену корабля сама Калантэ. Капли кроваво красного вина расплескались по полу, по вещам и остались на лице и волосах Калантэ. Ее дрожащая от злости рука сжалась в тугой кулак. После долгого, тяжелого вдоха желание взорваться от ярости ненадолго остановилось.

Королева бросила недовольный взгляд на служанку.

— Значит отплываем без моего супруга, — процедила она сквозь зубы безжалостно.

Раз Регнер расхотел в последний момент плыть на празднество на острова Скеллиге, значит, так тому и быть. Неприятная его выходка обязательно обернется ему на вред, но Калантэ должна еще придумать, как ответить на поведение мужа чем-нибудь еще более пакостным. Возможно, именно среди островитян королева и устроит не то скандал, не то громкое развлечение. Ее меч давно желал пуститься в ход и опробовать наконец человеческой крови. А на Скеллиге, как Калантэ слышала, чертовски много родилось разбойничьих отрядов.

— Ваше величество, полагаю, вам не стоит…

Жалкий писк служанки вновь разжег горячую злобу Калантэ, и та не сдержалась, отвесив полоумной девице хлесткую оплеуху. Щека девчонки мигом покрылась красным силуэтом женской ладони.

— Посмей хоть еще раз мне что-то указать, — прорычала королева и выгнала плаксивую дуру прочь.

В своей королевской каюте оставшись одна, Калантэ выдохнула. Лоб ее покрылся мокрой испариной, а дышать стало тяжело. Слабость одолевала ее тело: она пичкала его травами и снадобьями, которые советовали ей лучшие знахари, чтобы семя Регнера наконец прижилось. Шел лишь первый год их брака, а наследника все не было. Плохи будут дела Калантэ, если она не разродится хотя бы одним ребенком.

Но лекарства делали королеву злее. Раздражение ее становилось день ото дня все сильнее, а она никак не могла совладать с собой. Вот и сейчас поведение гаденького муженька вывело Калантэ из себя. Не могла львица успокоиться. Не могла унять бушующую злость.

///

Калантэ всегда нравилось проводить время на Скеллиге. Этот народ казался ей простым и свободным, а подобные качества она ценила больше остальных. Шумный пир с веселыми пьянчугами помог ей расслабиться и наконец-то улыбнуться. Приятные комплименты, которые ей то и дело отвешивал ярл, она воспринимала с ухмылкой и молчала. Но по ней видно было, что устроенное к ее прибытию веселье смогло угодить королевскому несговорчивому нраву. Здесь не было такого огромного количества скучных и сложных аристократов, напыщенных от своей важности, какое оно было в душноватом Совете Цинтры.

Калантэ нравилось всеобщее внимание. Ее самолюбию льстило быть на празднестве всеобщим объектом восхищения. Однако народец переметнулся с нее на внезапно пришедшего к пиру мужчину — вид его говорил, что он видал немало битв, а меч на поясе подтверждал тот факт. Походка его была танцующей, и по ней Калантэ поняла, что мужчина этот слыл опытным моряком. Лишь подобные шагают по твердыне так, будто под их ногами продолжает буйствовать вода и корабль подскакивает на каждой волне.

— Кто это? — спросила она у советника.

— Эйст Турсеах, государыня, — пояснил ей старик.

— Ах, братец, — вдруг вспомнила Калантэ некоего «Эйста», который имел место быть в родословной ярла, да только лично его было не узреть никак.

Поговаривали, сколь сильно второй Турсеах был привязан к морской стихии и как ему было все равно, что творилось на суше. Любопытно, подумалось Калантэ, что от разожженного интереса прищурилась и стала поглаживать крупный изумруд на своем кольце. Моряка Эйста в народе, вестимо, сильно любили, раз пьяные мужички с радостью приняли его к своему столу и подняли в честь его присоединения радостный галдеж.

Больше королеву заинтересовал меч, с которым Турсеах явился на празднество. Нагло, показательно, как будто в насмешку прибывшим гостям, он показывал свою силу. Когда же храбрость моряка перешагнула через все крайности и он поднял свой бокал, устремив на нее свой взгляд, Калантэ ухмыльнулась, позволив чему-то хищному и львиному проявиться на своем лице. В предвкушении неслабой драчки все внутри у нее затрепетало.

Вот он. Прекрасный способ насолить муженьку. Пусть молва о королеве-львице разойдется по Скеллиге, не оставив никого равнодушным. Пусть острова узнают, что Калантэ не та королева, что будет молчаливо сидеть и терпеть к себе чье-то внимание — соленое, прямо как морская вода.

— Господа! — с такой громкостью, что веселый гул прервался на гробовую тишину, крикнула Калантэ и резко подорвалась на месте, подняв повыше свою кружку с питьем (не крепким, с травами знахарей).

Стражники, что хотели защитить Калантэ от оскорбления, замерли в ожидании.
Уж эти-то знали, каков характер у их правительницы.

— Мои доблестные защитники, — рассмеялась Калантэ, разглядывая золотые доспехи своих людей, — вернитесь к пиршеству. Незачем нам в столь добрый час разбираться, кто и как на меня глядит. Разве же во взглядах угроза?

Калантэ повернулась к ярлу, показательно не глядя на Эйста.

— На нас всегда смотрят, верно, мой дорогой друг? — обманчиво сладкая речь так и лилась с ее губ. — Лишь смельчак пойдет на государя с наточенным мечом, — тут Калантэ все же соизволила покоситься на Эйста. — Но смелость его быстро обернется глупостью.

Калантэ щелкнула пальцами и вытянула свободную руку — в нее стражники вложили увесистый меч, украшенный россыпью изумрудов. Украшала его золотая голова львицы. Пальцы Калантэ крепко сжали рукоять меча, а взгляд стал серьезнее.

— Мы не глупы. Мы будем пить.

Зеленые глаза Львицы вонзились острыми иглами в глаза шального моряка.
Проверяли его, вызывали на бой.

— Верно?

Бровь изогнулась в вопросе: «так ты будешь драться?».

0

597

VERMAX & ARRAX [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: драконы
возраст: 15 & 14 на момент смерти.

деятельность: на выбор игроков
место обитания: Вестерос

https://i.pinimg.com/originals/07/c7/c9/07c7c96b01e72e32a2136ed5aacd85a0.gif https://64.media.tumblr.com/1bfc8e9d883407f346aaa0eb7f917c26/d637d8c57de2f776-8a/s400x600/867ed9971ea6642b5e78008b13b18ced003e6470.gif
Joe Cole / Jake Hold  as Vermax
Froy Gutierrez as Arrax


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

»Вермакс»

• Старший сын Сиракс и Караксеса. Первый среди четырех своих братьев и двух сестер. Рос и взрослел вместе с принцем Джекейрисом Веларионом. Стал ему верным другом и защитником. Всегда считал юного всадника достойным всех почестей и готов был перегрызть глотку каждому, кто посмеет косо посмотреть на мальчишку и презрительно назвать того бастардом.
• Компания старших всегда была интереснее подрастающих детенышей. Рассказы взрослых о былом зародили в тебе желание стать такими же как они. Открыть новые земли, стать прославленным воином, вписать и свое имя в историю. Это было даже мило, когда мы с матерью видели этот огонь азарта в глазах. А потом…юный Джекейрис приказал тебе лететь на Север. Ты воспринял это как приключение, о котором так мечтал. И никто тогда не заметил, что война уже вот-вот начнется.
• Драконы танцуют. Драконы умирают. Ты вернулся домой, но вместо радостных лиц застал скорбные. Не стало Арракса. Только-только пал Грозовое Облако, едва вставший на крыло. Гнев наполняет звериное нутро, в сознании точно набат звучит мысль о мести. Когда появляется возможность – ты не медлишь ни минуты. Поверить в себя так легко. Корабль за кораблем сгорали в драконьем огне. Но одна стрела…всего одна чертова стрела и  охотник становится добычей. Удар о воду. Соль ее жжет горло и глаза. Как змеи овивают обрывки парусов и канаты тело, мешая подняться в воздух снова. Но вскоре все заканчивается и море становится тебе могилой. Мы с мамой гордимся тобой, сын. Ты погиб так, как подобает нам, драконам.

»Арракс»

• Тот самый дракон, что пал первым. Ты ведь не хотел этого, правда? Не хотел, чтобы все закончилось так, как закончилось, когда вдруг решил в себя поверить и затеять опасную игру? Ох, милый мой сын. Арракс, надо было хоть иногда слушать меня, а не только Вермакса и Муни. Я уважаю твою смелость, вижу в высокомерно вскинутом подбородке и блеске глазах себя в твоем возрасте. Но не могу не осуждать за откровенную глупость. Не переживай, ты отомщен. Был. Вхагар погибла от моих клыков. Во всяком случае, так было.
• Ты – не Вермакс. Ты не нуждался в одобрительном слове со стороны, чтобы почувствовать себя важным, нужным. Не стыдится возиться с подрастающими братьями и сестрой, охотно принимая участие в их шалостях. Старший брат лишь злобно порыкивая на тебя, спрашивая, когда ты, наконец, повзрослеешь. В ответ пожимал плечами, искренне удивляясь, с чего вдруг Вермакс стал таким противным и скучным.
• Порой, чтобы повзрослеть надо умереть. Ты не говоришь об этом, но это читается в глазах: в Танце драконов ты винишь себя. Если бы тогда был более внимательным и рассудительным, если бы не пытался ослепить Вхагар, выпуская ей в лицо поток пламени, если бы не потерял бдительность… Столько было возможностей избежать дальнейших событий, но прошлое на то и прошлое, что его не переписать и не изменить, все что нам остаётся, так жить с последствиями собственных ошибок. В глубине самого себя ты это прекрасно понимаешь и все-таки проклятое «если бы» глубоко вкоренилось, разъедая и уничтожая тебя изнутри.

• Смерть – еще не конец. Кому-то показалось здоровой идеей вернуть огнедышащих чудовищ в Вестерос опять. Вы стали одними из первых, кого увидел дивный новый мир. Мир без «наших» людей. Его границы, казалось, сужены до предела, очерченные искусственным солнцем и звездами под высоким сводом, да тяжелой огнеупорной дверью. Свободу обретя в пожаре, вы снова можете летать в небесах Вестероса. Предоставленные сами себе. Захотите ли вы так и остаться, не подчинившись никому в память о первых своих всадниках, или, напротив, впишитесь в новую войну, присягнув одному из новых «королей»? Что ж, решайте, мальчики, теперь вы оба взрослые.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• Не буду распаляться на тему требований ибо они типичны. Не важен размер постов и их стиль, главное – желание играть. Нас, драконов, тут много. Даже Вхагар может передать особый привет Арраксу. Вариантов для игры тоже – непочатый край. Семейные уютные эпизоды, стекло во время Танца, активное участие в новой войне, сопровождаемая попытками выжить в мире без драконов – все это можно организовать. А еще у нас есть беседка, в которой иногда происходит перемывание костей всадникам и не только.
• Внешности обсудить тоже можно.

Пробный пост
«из постов Муни»

1. Ее семья была иной. Караксес, Сиракс, Вермакс, Арракс, Тираксес и Облако (ГРОЗОВОЕ!!! Облако). Когда-то была ещё Вхагар, но она ушла. Предпочла ей нового наездника. Так же поступил Санфайр. Поступила она. Все драконы, что пробудились после Рока Валирии уже на каменистых берегах Драконьего Камня, между наездником и сородичами выбирали наездников. Без своего человека не было ощущения полноценности. Своя жизнь ничего не стоила по сравнению с амбициями всадника. Драконы цеплялись друг другу в глотки и разрезали небо пламенем в угоду… чего? Уже неважно, кто сидит на Железном Троне, если Драконье Логово полно костей. Истина, которую Мундэнсер поняла в слишком раннем возрасте, оставшись совсем одной на Драконьем Камне. Все обещали вернуться. Никто слово не сдержал. Люди говорят, что Таргариен брошенный на растерзание собственным мыслям, одинок и предан всеми – страшен и опасен. Глупцы. Дети лета, что никогда не видела дракона, изморенного потерями, отравленного чужой ненавистью. Одиночество страшнее смерти. Быть живым среди мертвецов – страх, что прошел с ней сквозь века, пустил корни, окреп. Плясунья не стремится его искоренить. Наоборот холит и лелеет. Забудет прошлое и будет слишком легко поддаться соблазнам мира. Вновь поверить в чужие амбиции. Стать оружием. То, что заложено в самом фундаменте сознания не желает быть переосмысленным.
2. Арракс был ее братом тоже, пусть они вылупились из кладок разных дракониц, а Мелеис – она подарила ей жизнь и, пожалуй, этого достаточно, чтобы быть благодарной ей. Из-за чужих непомерных амбиций она уже потеряла часть семьи. Не хочет ещё оплакивать тех, кто остался рядом. Не желает терять ещё Караксеса – отца не по крови, но тот, кто воспитал и любил как родную дочь. Собственная жизнь теряет ценность, если рядом не будет тех, кто наполнял ее смыслами. Плясунья в страхе прикрывает глаза, представляя пустой Драконий Камень. Быть последним драконом, вот что пугает по-настоящему ее.
— Тогда обещай мне, что вернешься на Драконий Камень.
  Говорит совсем тихо, уткнувшись носом в грудь Караксеса. Прижимается всем телом, будто собственного тепла недостаточно, чтобы согреться. И, если прикрыть глаза, не разрывать объятия, вслушиваться в чужое сердцебиение, то мир уже не столь пугает.
3.

[indent] Чужое неверие – не преступление. Но задевает его все сильнее. Лишает итак не многочисленных запасов терпения.
[indent] – Интересно. – тянет гласные с глубоким шумным вздохом, почти рычит Караксес. Всё так же нависая над Таргариен, он опять делается чуть отстраненным и задумчивым. Забота матери последних в мире, самых юных драконов о них по-своему трогает и умиляет. В памяти пытается дракон отыскать – помогал ли кто-то ему? Специально или нет. Были ли в те моменты рядом блюстители, всадник или более старшие сородичи, которым детёныш подражать пытался. Было ли это больно тогда, потому что сейчас достаточно лишь сильно захотеть и на месте полуобнаженного мужчины поднимется не самый большой для своего вида, но внушающих всякому страх размерами своими  дракон.
[indent] В памяти нет ничего, что имеет отношение к его собственному обращению. Он знает – способность была с ним всегда, но как и когда впервые себя явила не помнит. К счастью ли или сожалению? Этого уже не дано узнать. Зато всплывает в памяти то, с какой гордостью он взирал на подросших Вермакса и Арракса, устроивших небольшую потасовку из-за куска добычи и брошенных друг в друга оскорбительного «ящерка». За тем, как легко пара мальчишек уже в следующую минуту становятся дракончиками и начинают рычать, кусать и царапать друг друга. А потом, выбившись из сил, снова обращаются человеческими детенышами со следами недавней драки, тяжело дыша и продолжая ворчать. Кажется, там им как раз около четырёх и трех лет. Так отчего же дети Дейнерис не владеют этим навыком? Не знают? Не умеют? Бояться или не хотят? Караксеса охватывает любопытство и желание взглянуть на новых своих братьев или сестёр усиливается кратно. Он не станет просить об этом, постарается сделать так, чтобы это стало желанием их общим, пусть и под разными мотивами.
[indent] Вспышка чужого гнева заставляет Караксеса ответить. Рыкнуть чуть громче и щёлкнуть челюсть, но все же отодвинуться на пару сантиметров. Мать, защищающая своих детей – прекрасное зрелище. Прищур и вспышка молнии в глазах, грозный тон – на мгновение, всего мгновение, Кровавый Змей вспоминает о собственной матери. Дримфайр тоже говорила подобное, когда очередной её ребёнок вылуплялся в колыбели принца или принцессы, а потом переселялся к остальным родичам в Логово. Караксес несколько раз лично получал от матери совсем не нежный укус в шею или удар по морде за то что опять назвал кого-то из младших «приемышем» или извалял в грязи, отобрав предназначенную «мелочи» еду. Сиракс тоже матерью была не менее строгой и заботливой, явно следуя примеру старшей драконницы, хотя иногда вступая с ней в спор. Должно быть, все матери такие. За редким исключением. Что драконы, что люди.
[indent] – У тебя несколько вариантов. Первый – отойти, не мешать и позволить настоящему дракону сделать то, что нужно. Второй – стать приманкой, объектом защиты для  своих «детей». Третий – оставить все, как есть. Позволить остаться им лишь животными, какими должны их видеть все. Только это будет крайне сложно для тебя. Контролировать, читать язык тела и жесты, понимать хотя бы примерно рык, стрекот и шипение…Первое изменение в три года? Не думаю, что это будет для твоих деток приятным. Первый, второй и даже десятый раз могут стать для них болезненным. Это не просто весёлые фокусы, Дейнерис. Будет крик, рев и метания по логову. Обычно во младенчестве изменения ограничиваются только воплями, но твои – подростки. С мозгами. Окрепшим костяком. Готова ли ты на это смотреть, Мать? Я не могу тебе дать ответа, сколько времени это займёт. Сколько придётся придерживать Дрогон, Визериона и Рейгаль. Никаких цепей, само собой.
[indent] Потом Караксес замечает в ней какую-то растерянность. Думает о том, что, возможно, напугал, принцессу. Но потом она задаёт вопрос и его пробирает на смех. Хочется цыкнуть, развести руками в сторону и пошутить про «заглянуть под хвост», но он себя сдерживает. Дейнерис не виновата в том, что знает так мало. Вернее, практически ничего не знает. Кроме нескольких сказок и красивых легенд, песен и прочих произведениях искусства, повествующих о славных временах господства драконов. Наивная маленькая девочка лета.
[indent] – Обратятся и узнаешь. Люди нас всех самцами величали или дракон такого-то Таргариена, пока не заметят, что кладка яиц под лапами покоится. Таргариены – то, конечно, знали наш пол почти сразу. А остальные – какое им дело, правда? Пламенем дышим все, летаем все. Жрём скот или всё, что пожелаем тоже все. Вопрос количества, наглости и потребности.
[indent] Он замолкает, давая леди время принять и эту долю информации. Снова приближает к ней голову и смотрит в глаза. Удивляется её вере в собственную безопасность, но быстро вспоминает о том, что о драконах принцесса не знает почти ничего. Ни о их переменчивом слишком резко характере точно пламя. Замечает, как она поднимает и тянет руку к нему. Улыбается широко, услышав о желании себя коснуться. Прежде – зверь непременно бы резко дёрнулся и следующим резким движением вцепился бы в руку. С каждым новым движением сопротивляющегося человека сильнее сжимал бы зубы, пока их острые края не  оцарапали бы кость. А после – порвал бы мышцы и сухожилия, лишая возможности двигать рукой хотя бы какое то время. Если бы вообще не оторвал от остального тела. В качестве урока наглецу – «хочешь гладить дракона, заведи своего».
[indent] Но то было при Деймоне. Сейчас Караксес принадлежит сам себе, поэтому не делает ничего из списка. Чувствуя, как чужая ладонь скользит от подбородка к его горлу, дракон отвечает на ласку. Тихо, едва слышно рыча и шипя, слегка поворачивает голову в сторону, обнажая горло. Подставляется точно огромный кот, прикрывая глаза.
[indent] «Хочу увидеть» - врезается в самую глубь сознания. Дракон фыркает и, отступив назад на несколько шагов, выпрямляется, скрещивая руки у груди. Хмурит брови и поджимает губы, раздумывая над просьбой Дейнерис. А после улыбается в умилении, положа руку на сердце.
[indent] – Какая забота, девочка. Нет, не трудно. Здесь мало места и балкон едва ли выдержит мой вес в истинном обличье. Что ж, придётся полетать немного. Жаль, темно и не вся моя красота будет видна в вечернем мраке. Не прощаюсь, маленькая завоевательница. Смотри во все глаза.
[indent] Он разворачивается и идёт к выходу с балкона. Касается руками металлических перил, пару раз дёргает со всей силы и наваливаясь всем весом, проверяя надёжность конструкции. Оборачивается, чтобы удостовериться – за ним наблюдают. Отсчитывает до трех и влезает на самый край балкона. Смотрит вниз, напрягая зрение и слух. Усиливает хватку до боли в мышцах плеч, снова начинает считать в обратном порядке. А потом, дойдя до нуля срывается с места, прикрывая глаза.
[indent] Летит вниз, после пары ударов сердца начинает обращаться человек. От лица не остаётся ничего. Теперь там клинообразная морда зверя. Все изменения происходят одновременно и в считанные секунды. Конечности и тело  увеличиваются в десятки раз. Становится более длинной, тонкой и изящной для такого огромного создания шея. Из позвоночника отрастает хвост. Пробиваются из темно-красной чешуи шипы и гребень, на голове появляется несколько пар рогов. Это почти не причиняет боли.
[indent] «Просыпается» Караксес в десятке метров от земли, успевая в последнюю минуту извернуться и взлететь вверх. Кажется, впрочем, все равно успевает задеть хвостом несколько стёкол и выбить их, заставив заорать сигнализацию. Резкий высокий звук бьёт по слуху дракона, заставляя того ответить рыком и затрясти головой.
[indent] Первая мысль – унестись прочь. Вторая – атаковать «пищалку», выдохнув огонь в отверстие оставшиеся от разбитого стекла. И лишь на третьей пробивается «разум» - не сейчас. Сейчас ему нужно другое. Другая. Девчонка на несколько этажей выше. Последняя Таргариен.
[indent] Он поднимает голову и передаёт ей «приветствие», ещё раз зарычав на высокой ноте. Сразу за этим начиная набирать высоту. Поднимается все выше, не заботясь о том, что за всеми стёклами могут быть люди. Что он опять попадёт в объектив местной прессы. Лишь поднявшись до нужного этажа, Кровавый Змей замирает в воздухе. Почти в вертикальном положении. Медленно взмахивает крыльями, удерживаясь в воздухе. Скалится и ещё раз рычит. Поворачивает голову в сторону и выпускает из глотки струю пламени. И снова возвращает внимание к Дейнерис, ожидая действий маленькой принцессы. Матери драконов.

0

598

AEMOND TARGARYEN [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: полудракон-полубашня
возраст: 19

деятельность: путается под ногами, ловит глазом кинжалы и мечи, ворует драконов
место обитания: был в Харренхоле 15 минут назад

https://i.imgur.com/hoEOPyU.gif
Ewan Mitchell


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
And there's a million of us just like me
Who cuss like me, who just don't give a fuck like me
Who dress like me, walk, talk and act like me
And just might be the next best thing, but not quite me

Говорил я Визерису: не умеешь делать сыновей - не берись, но когда он меня слушал.
И было у него три сына.
Младший - умный был детина.
Средний был и так, и сяк.
Старший вовсе был дурак.
Думаешь, если Вхагар сослепу приняла тебя за Висенью, я не отправлю вас обоих в санаторий на дне Божьего Ока?
Я брал Харренхол еще до того, как это стало мейнстримом, и кстати мамку твою на спектакли водил.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Го играть во "взял Харренхол - положил Харренхол" и в догонялки в Речных Землях, как валирийские Том и Джерри. 
Я точно НЕ буду принимать тебя со спины за Рейниру, но готов играть любые эпизоды в рамках канона, а также всяческие альтернативы.
Например, в ту, где я твой пиздец отец.
В остальном ты свободен, пейрингуйся с кем хочешь и заводи эпизоды с кем хочешь, главное - про меня совсем не забывай, а то Темная Сестра потянется к твоей глазнице раньше времени.
Я не трясу посты, но очень ценю, когда мне их пишут ну хотя бы раз в месяц.
Общаться можем где угодно, можем - хоть в формате пост сдал - пост принял, можем кидаться фандомными мемами.
Еще ОБЯЗАТЕЛЬНО прошу показать мне пример поста.
Каст большой, желающих тебя видеть много, так что возможно скоро тут будет инфа и от них, а пока не переключайтесь.

Пробный пост

Похороны всегда казались Деймону излишней и утомительной церемонией. У него уже было время мысленно попрощаться с Лейной, и он хотел запомнить ее живой. Яркой девушкой, что танцевала с ним на свадьбе ее брата. Дерзкой заговорщицей, которая бежала с ним за пределы города, чтобы заключить помолвку при (пока) живом женихе. Женой, с которой он встречал рассвет за рассветом, заботливой матерью его дочерей.

Теперь ее останки были заключены в саркофаг, каменное изваяние на котором носило с ней лишь весьма отдаленное сходство. Деймон мог бы даже высмеять ответственного каменщика, да что толку — скоро массивное последнее пристанище его покойной супруги отправилось на дно.

Похороны для живых — вот только действительно скорбевшие живые держали свои чувства при себе. Рейнис явно не страдала от избытка приязни по отношению к мужу дочери, но была сосредоточена на поддержке своих внучек. Корлис был не очень многословен. Лейнор едва держал лицо.

Зато стервятники, разумеется, слетались на свежие трупы. Карканье Веймонда Велариона заслуживало больше, чем смеха — будь воля Деймона, он бы и его направил бы на дно.

Здесь нашла свое последнее пристанище Лейна — но трупов в жизни королевской семьи было больше. Единственный достойный десница Визериса и его сын недавно сгорели в Харренхоле, и хотя Стронг и при жизни не особо мог защитить Рейниру от насмешек, чтобы не подставить ее под еще больший удар, теперь змееныш Веймонд чувствовал, что может распустить язык.

А кого ему бояться? Не короля же, который еще более ослаб. Да, физически, но и по духу Визерис не изменял себе — был слепым к чужим козням и глухим ко всему, кроме вливаемого в уши яда. Пока он жив, Рейнира под защитой — но далеко не под такой надежной, как она того заслуживала.

Деймон без всякого энтузиазма слушал речи брата о примирении, и конечно же, в них не было и тени намека на то, чего действительно кого-то желал Деймон — стать десницей, раз уж не получилось стать наследником. Наконец-то вернуть силу в их дом. Позатыкать все злые языки, что терзали наследницу, пока ее отец ослабевал. Нет, тут к красной жрице не ходи — брат скоро вновь приблизит к себе Хайтауэра, а все те подачки, что он мог бросить Деймону, мог бы засунуть себе...

Деймон, к слову, успел мысленно посмеяться и над младшим братом Рейниры. Над мальчишкой, который мог бы быть наследником. Стоило ли пыжиться, чтобы произвести на свет такое ничтожество? Чудом мальчишка был среброволосым. Чудом он заполучил дракона. Но захоти, Деймон бы его, наверное, плевком перешиб. Прочие двое детей были молчаливы и мало привлекали внимание Деймона.

Впрочем, у самого Деймона не было сына. Точнее, был, и его крошечное тельце было сожжено по таргариенским обычаям. Дочери были светом в жизни принца, но он не мог не задумываться о том, каким мог бы быть его сын, выживи он. Брат породил ничтожество, но судя по всему, очень крепкое и живучее ничтожество, и это уязвляло.

Алисента, кажется, решила стать максимально похожей на септу, оставив в далеком прошлом открытые черно-красные платья. Теперь она была обмотана зеленой тканью, скрывавшей большую часть ее тела, и каждый раз встречаясь с ней взглядом, Деймон всем существом чувствовал укор и осуждение.

Деймон и Рейнира, всю процессию изучающие друг друга взглядами, наконец обмолвились и словами, а потом ускользнули из замка, оставив детей на попечение родственников и нянек.

Деймон знал свою мать только по рассказам, поэтому его не так сильно терзала боль от потери того, что он по сути никогда и не получил. Но он знал, что Рейнис найдет слова утешения лучше, чем это когда-нибудь смог сделать он.

Былая искра вновь разгорелась вдали от любопытных взоров. Рейнире и Деймону прежде всего нужно было забыться, и вполне естественным оказалось сделать это в объятиях друг друга.

Но даже на безлюдном пляже им не удалось скрыться от водоворота событий вокруг королевской семьи. Рейнира забылась коротким сном, а Деймон увидел, как в небо взмыла Вхагар.

Старая драконица лежала неподвижной горой после возвращения на Дрифтмарк. Возможно, по-своему скорбела. Но вряд ли просто так полетела бы размять крылья, вот так кружа вокруг замка. Пора возвращаться.

Вторая часть общесемейного сборища выдалась еще более занимательной. Деймону даже не нужно было смеяться, не нужно было подливать масла в огонь — поэтому он просто стоял в стороне и, казалось, даже наслаждался разворачивающимся перед его взором вихрем.

А второй мальчишка был не настолько никчемен, как первый. Лейна бы наверняка гордилась бы, если бы ее сын оседлал Вхагар после ее смерти. Но это сделал сын Визериса — неужели в брате осталось больше драконьей крови, что она, даже разбавленная алисентиной, оказалась столь сильна? Когда-то на Вхагар летал отец Деймона.

Алисента казалась совсем обезумевшей и отчаявшейся — и Деймону не показалось, в ее взгляде по-прежнему был укор, но не такой, как днем. В ее взгляде  ему на мгновение померещилась едва ли не мольба.

От кроткой марионетки отца не осталось и следа. Сколько же в ней было ярости и внутреннего огня. Это было по-своему завораживающе. Деймон уже видел эти проблески когда-то давно, много лет назад, когда примерная дочь Отто тоже решила отбросить все годами навязанные  правила и поддаться сиюминутному порыву.

Алисенте, видимо, тоже вусмерть надоели полумеры Визериса, его нерешительность, и то, что пытаясь угодить всем, он в итоге всех подводил. Хотя бы это у них с Деймоном было общее.

Но Деймон вмешался в заварушку только чтобы осадить резво двинувшегося к своей королеве Коля. Алисента все-таки получила кровь за кровь — мейстер, закончив обрабатывать рану, обезобразившую лицо ее сына, теперь занялся раной на руке принцессы Рейниры.

Пора было наконец-то отправить детей по их комнатам. Деймон решил, что его дочери и так за сегодня достаточно пережили, чтобы мучить их еще и натужными нотациями, поэтому они просто были отправлены в их покои.

Сборище разошлось, все разбрелись по своим углам, но отчего-то сон все еще не шел. Деймон отсалютовал кубком вина по направлению к заливу, к месту захоронения Лейны, наконец-то прощаясь с ней по-своему. Но его одиночество в одной из галерей замка вскоре было прервано, а перед взглядом предстала Алисента.

Деймон приветствовал ее усмешкой.

0

599

DR. BADR aka HUNTER'S MOON [MARVEL]

раса: человек
возраст: 40

деятельность: врач, Кулак древнего бога Хоншу
место обитания: Манхэттен

https://i.imgur.com/VmxKUKV.gif  https://i.imgur.com/WVpPVI6.jpg
Yahya Abdul-Mateen II

КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
   Наука исключает из себя понятие о боге. Нужно быть объективным и честным с самим собой, с тем, чем ты занимаешься и не поддаваться какому-то там религиозному безумию. Да, семья набожная, местность - тяжелая и жизнь не блещет радостями так, как могла бы.
    Но ты лучший ученик в мед академии, ты движешься к успеху семимильными шагами и точно знаешь чего ты хочешь в этой жизни. Твои умения - спасают людей, зачем мечтать о большем? Это медицина и наука - вот что приведёт всех к светлому будущему. Молитвы никогда не спасали людей, как бы верующие не желали обратного.
      Так ведь было когда-то, Бадр? Ты стоял на своём, твёрдой рукой выводя своё собственное будущее, которое зависело лишь от тебя. Сдал экзамен, поступил в ординатуру и стремился стать лучше, сильнее как специалист, полезнее, как врач. У тебя не было всего, конечно же, ещё нет, но ты знал как этого достичь.
   А потом, одной ночью когда ты возвращался с дежурства - ты обнаружил себя в беде. Вампиры, о которых ты и слышал-то лишь в легендах да комиксах. Напали, растерзали и бросили, как какую-то падаль, мусор, не более.
    К кому ты обратился тогда, на грани смерти? Молился ли ты тем богам, которых тебе по наследству передали родители? Или тем, которых почитали в твоём университете? Кого ты просил спасти себя?
       А пришёл он. Во всём своём сияющем величии полной луны, в том свете, что отражается даже в самых тёмных уголках ночи. Тот, кому и следовало защитить тебя в первую очередь, ведь ты был просто путником в ночи.
    Он пришёл, хотя ты ещё не знал его имени, это он вложил его в твои уста. Он пришёл и дал тебе сил, он вложил в тебя новые знания. Он позволил тебе стать своей второй рукой. И он сказал тебе, что ты - теперь его сын.
     А как скоро ты узнал, что у тебя есть ещё один брат?
   Хоншу умеет умасливать, наговаривать и убеждать. Века тренировок, как-никак, чего не отнять - так этого. Его можно лишить сил, его можно запереть где-нибудь. Но как и лунный свет сквозь плотные шторы - он найдёт себе путь наружу, он выберется и заползёт в разум, рассказывая песчаные истории своего величия. Он наплетёт тебе с три короба о том, что его миссия - величайшая и самая благородная. Он будет требовать повиновения и послушания, как любой отец, скажет он, и добавит, что это - нормально.
    Рассказал ли он тебе, как он сводил меня с ума? В каких образах приходил? Как заставлял лечиться, или как пытался захватить себе тело? Дошли ли его прекрасные и поэтичные легенды до рассказа о том, как он пытался поработить весь мир, или он решил опустить эту часть своей истории, чтобы не производить на тебя дурное впечатление?
    Он готовил тебя. Он подарил тебе знания, обучил тебя ритуалам. Он проливал свет на все аспекты и внимательно следовал за твоими успехами. Он взрастил в тебе уважение к себе, он сделал из тебя послушное орудие.
    И этим орудием он опять пытается наставить на истинный путь
меня.
     Как дела, Бадр? Может отложим драку и выпьём кофе? Только, пожалуйста, давай не будем говорить о нашем отце сегодня.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
    Бадр, как и Риз, появился в девятом томе Лунного рыцаря, зовут его Yehya, что по-русски вроде как будет Яхйа.
Бадр - это то, кем Марк никогда не станет. Это рациональное начало, да, но это и вера. Ведь он именно что верит в Хоншу, и он следует тому, что Хоншу ему говорит. В отличие от Марка, конечно же.
   Бадр не лишен человечности, и вообще-то он отличный чувак, несмотря на то, что чуть не убил Марка и попытался убить его друзей, но.. Все мы не без греха, верно?
   Ему многое не понятно из того, кем Марк является и как вообще эта паршивая псина - представитель того прекрасного божества, которое его воскресило и вернуло к жизни. Тот Хоншу, о котором говорит Бадр - не существует для Марка, а тот Хоншу, о котором с пеной у рта и яростью в глазах рассказывает Марк - вне понимания Бадра.
   Это не просто столкновение полярностей, это не разные фазы луны, это явный показатель лживости Хоншу, его позиции по отношению к Марку и вообще ко всем своим Кулакам. Он их всех любит одинаково - и Бадра и этого, как его там, Спреткор , верно?
      В общем, Бадр классный, хотя и заноза во всём Марке. Ведь он пытается переучить Спектора поступать правильно, потому что по его мнению - надо вообще всё делать иначе и никаких вот этих вот приблуд, в которые Марк ударяется из раза в раз. У него в голове буквально есть свод правил и исторические записи. Он понимает как это всё работает, потому что ему провели треннинг и водили за ручку, а Марка связанного и закованного в цементные сапоги бросили посреди глубокой части Нила на съедение крокодилам.
   И теперь это работа Бадра пытаться выловить своего "непутёвого старшего брата".  Ведь несмотря на всё своё образование и предыдущий опыт - Бадр верит в Хоншу и настроен на выполнение ритуалов и почтения к божеству.
   Приходите и я устрою нам с вами квест по фэмили вэльюз, и может быть мы покатаемся по миру в поисках разных макгаффинов, которые нужны будут папочке.
   Пишу я от третьего, с птицей-тройкой и хотел бы того же в ответ. Медленный, но идейный и люблю эту всратую часть канона марвел всей душой, так что нам будет весело. Кроваво, больно, шизануто, но - весело <3
  Внешность можем ещё пообсуждать, но этот актёр по-моему крайне попадает в типаж этакого супер правильного сына маминой подруги, которым Бадр для Марк и является. Вы только приходится, как грица ~

Пробный пост

[indent] Фрэнчи раскладывал эти брошюры, кажется, даже в ебаном туалете. И, не будь они лакированными - Марк бы, может, по своей наглой привычке доходчиво и кратко доносить своё негодование без того, чтобы вовсе открывать свой рот, использовал эти бумажульки ровно так, как следует использовать бумажульки. В ёбаном сральнике. Но. Фрэнчи это же друг, и почти как брат.
К тому же Мстители как бы попросили его без самодеятельности. Друзья, вау, у него такие были, как бы попросили его без чрезмерного усердия. Хоншу попросил его увеличить количество патрулей и не быть сучкой, взять наконец меч там, или копье.
  Марк попросил Хоншу пойти нахуй и оплатил билеты до Майами.
   В бизнес классе не шумно, не душно, не приятно от сальных взглядов девиц, которые ищут себе папиков. Казалось бы, разве это для него проблема? Да не то, чтобы, но в этот отдых заводить пассию как-то не было настроения.
     Не то, чтобы Марк вообще понимал чем собирается заниматься в отдых. Это же типа... Нельзя расследовать, носится ночами в костюме и бить людей, да? А что делать, когда единственное, чему ты в этой жизни научился - бить людей?
   Можно было, конечно, попробовать догнать весь этот охренительный поезд популярной культуры, со всеми этими фильмами (частью из которых занималась компания Гранта), сериалы там даже. Кто-то очень хвалил Прослушку, хвалили Игру Престолов, и ещё много много чего, на что Марк никогда не обращал внимания. У него, типа, миссия, да.
   Можно было бы, конечно, попробовать завести с кем-то отношения, но. Но. О, это бы очень понравилось Хоншу, несомненно. Очередной повод вынести мозги через ноздрю по трубочке, новые галлюцинации. И в итоге ещё одна драматично сбегающая от Марка мадам говорила бы, что он сумасшедший.
   Фрэнчи сказал Спектору отвечать на это "высокофункциональный социапат", на что мужчина поднял бровь, а в ответ получил лишь - "Шерлок", на вторую поднятую от удивления бровь Фрэнчи начал закатывать глаза и что-то очень быстро говорить на своем, лягушьем, что делал всегда, когда находил Марка невыносимым. Хотя кто из них двоих в этот момент был невыносим - не понятно, но Марк прекратил попытки добиться от друга чего-то внятного.
    А ведь, кроме шуток, у Марка была даже справка. Экспертиза, которая показывает, что у него есть расстройство спектра и самым веселым было наличие диссоциативного расстройства идентичности, как его по-умному записали в его личное дело Мстители. Дискриминация, как она есть, если подумать. Может у них там много ещё кто с прибабахом, а опасен - Марк. А Халк, чем не диссоциация? Подумаешь, что Халка проще убедить в чем-то, чем Лунного рыцаря. Это вообще дела не касается.
   Нет, степень своей опасности он никогда не отрицал, это глупо и не продуктивно. Рожденный биться, вряд ли приспособиться к мирной жизни. Уж точно не Спектор, привыкший к сто и одной подставе и битве. Его разум - это выжженное поле, но при этом - реагирующее на каждый шорох, выставляя сотни шипов и механизмов защиты.
    Наверное, если подумать, то расслабиться на дорогущем спа-курорте в Майами, где его никто не знал, и никто от него ничего не ждал - это не так уж и плохо. Плюс, в брошюре на фото был отличный виски. Отдыхать в собственном доме он уже в любом случае разучился.
    Встречают с приторными улыбками, вручают какой-то цветной коктейль, который пахнет дешевой газировкой с красителями, но у него хотя бы есть зонтик. Зонтик - это классно и хорошо.
Провожают до номера и говорят, чтобы он спустился на общий сбор для новых постояльцев через час, с удовольствием принимая чаевые.
     Марк даже думает, что не станет спускаться, ну честно, зачем ему это, он же не планирует проходить полный курс процедур или что они там ещё предлагают. Его вполне на первый день устроит телевизор, кабельное и мини-бар. Общение утомляет, попытки сойти за нормального - более того. Какие у него могут состояться светские разговоры с людьми, если всё, чем он занимается - это виджилантизм (есть ли такое слово ему всё равно)? Вот именно.
  Но потом, в итоге, любопытство берет верх.
    Легкие штаны из льна белого цвета, белая же рубаха. Из отражения, позади собственной фигуры, Хоншу в кресле одобрительно кивает, а Марку хочется послать его нахуй. Но он лишь расстегивает верхние пуговицы рубашки и выходит, захлопывая дверь.

0

600

ODIN [ASSASSIN'S CREED]

раса: ису / ас
возраст: >70 000 лет

деятельность: мозгоед
место обитания: у Эйвор в голове

https://i.imgur.com/2uwJuzo.png https://i.imgur.com/OwDtIST.png https://i.imgur.com/A5DEUzK.png
original, your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Когда норны поведали Хави, что ему суждено умереть в Рагнарёк, он сказал им, чтоб шли нахуй, потому что он сам своей судьбе хозяин. Вот такой вот верховный бог - настолько верховный, что над ним даже судьба не властна, и если он захочет избежать смерти в пасти Фенрира - он найдет, как это сделать, но сначала, конечно же, ударит кулаком по столу. То, что асы падут в бою в Рагнарёк - это не новость, а давно известное пророчество, судьба, которую все они знают заранее и принимают. Все, кроме Хави. Не для того он их возглавил, чтобы покориться своему року. Какой толк смотреть свысока на весь Асгард, если даже свою смерть не сможешь победить?
Его план не был точен, как швейцарские часы, но он сделал всё, чтобы выжить. Чтобы хоть в каком-то виде обмануть смерть. Он отдал свой глаз, он лгал, манипулировал, изворачивался, хитрил, нарушал клятвы, разворачивал войны, разбивал сердца, он сделал всё, что мог, всё ради мёда поэзии, который разделил с другими асами накануне Рагнарёка. Как и было предначертано, они встретили свою смерть и пали в бою, но их души выжили внутри Иггдрасиля, чтобы однажды возродиться. Так и получилось - все они обрели своё новое воплощение в девятом веке.
Одину досталась Эйвор. Самая сложная часть задумки осталась позади - осталось только выгнать из тела девку и полностью воплотиться.
Может быть, он и был недоволен тем, что спустя семьдесят тысяч лет обрел воплощение в женщине, но по большому счету ему всё равно - главное, что у него получилось. Он обманул смерть, он спасся от Рагнарёка, не закончил в брюхе Фенрира, показал норнам средний палец. Но он всё ещё бессилен, бессилен до тех пор, пока заточён у Эйвор в голове.
Он является только ей, она - его рупор, его инструмент. Пусть считает себя избранной Одина, когда он является к ней одноглазым стариком. Пусть слышит его голос в свисте ветра и позволит ему себя вести. Пусть прислушивается к его словам тогда, когда её больше никто не слышит. Пусть позволит себя сломать и подавить.
Один - жестокий, хитрый, суровый бог. Один мучает своих избранных и заставляет их умирать молодыми. В нём нет места состраданию, смирению и терпению - Один взращивает в ней гордыню, жестокосердечность, честолюбие, он направляет её руку, когда она сеет бессмысленную жестокость, он хочет видеть её узурпатором, который берёт своё в нужное время, он хочет, чтобы она перестала так слепо следовать своим клятвам и перестала его позорить. Когда Эйвор в первый и последний раз в жизни сотворяет кровавого орла, ею руководит Один. Когда после она рыдает, размазывая по лицу чужую кровь, он смотрит на неё с отвращением.
Ему мерзко смотреть на своё воплощение, на своё отражение сквозь века. Эйвор должна сгинуть, чтобы из её праха восстал Всеотец.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ну короче говоря, это как Джонни Сильверхэнд в голове у Ви, только бог и никто не должен умирать, а еще они никогда не подружатся и не найдут общего языка. Наверное.
Я очень люблю скандинавскую мифологию в её оригинальном антураже, с ледяными великанами, радужными мостами, топорами, магией и вот этим вот всем, поэтому настроена на то, чтобы сделать вид, будто "трушной" концовки с асами в латексных комбинезонах и высокотехничной цивилизацией не было, а были боги, которые залезли в мировое дерево и пошли кошмарить викингов в девятом веке.
Игру с Одином вижу как крайне шизоидную, с глюками, Асгардом, длиннющими диалогами которые слышат только они двое и хер пойми каким концом - мне будет грустно, если она его просто прогонит и однозначно его победит. Может, они найдут какой-то компромисс и Один найдет себе другое воплощение, а может быть что-то еще.
У нас тут есть воплощение Тюра, которого ты наебал и предал, и каноничный рыжий Локи под маской.
Ниче не жду, но очень надеюсь! Заранее пошел нахер.

Пробный пост

Дорога к ритуальным камням Одина лежала высоко через горы, через густую тундру и пару высоких крутых обрывов, вдоль которых с расстоянием в километр стояли палатки дозорных.

Сигурд, конечно, снова придет. Не упустит возможности - в ночь перед набегом-то. Но у Эйвор совсем другие планы.
Никогда не говорила она ему "нет". Не из преклонения перед ним и не потому, что боялась, будто за отказ или строгое "не хочу" он сочтет её плохой невестой, отвернется её и передумает - нет, она не боялась этого вовсе. Сама его хотела, сама ему вторила, сама же его и распаляла. Думала про себя, что раз говорить с ней ему теперь отчего-то не хочется, то хоть так она с ним побудет, хоть так соединится с ним. И не то чтобы устала от него - мысли о нем посылали горячие мурашки вверх по бедрам, тело оживало вновь от предвкушения, от одной только мысли, но всё-таки сегодня ей нужно было кое-что другое.

Снился ей странный сон на днях - будто он заговорил с ней вдруг. Раскаивался в чём-то, просил за что-то прощения, то были слова, которых она не услышит от него никогда, потому что не может он такого ей сказать. Поутру, проснувшись, она вспомнила то, что навеяло ей сном, и стало ей вновь горько и тревожно.
От того, что его голос ей уже во сне снится. Тот старый, привычный, которым он с ней разговаривает, а не нашептывает на ухо вновь что-то горячее и сладкое. Человечий его голос, не звериный.

Она гнала от себя мучительные, грызущие воспоминания. Как держала его лицо в руках и всеми силами, всеми словами, которые есть в ней, пыталась объясниться, сколько он для неё значит - и как он в ответ о платьях говорил. Как один-единственный раз сказал ей то самое "люблю", прямо перед тем, как она ему впервые отдалась. И гнала от себя эти мысли, ногой их от себя отпихивала, верно рассудив, что чушь всё это, глупости её личные - он мужчина, он любовь показывает не словом, но делом. Он не Вили, который в уши будет лить ерунду красивую - она за это и любит его. В том числе и за это.

С Валкой вместе отужинав, она не без удовольствия вынула на свет божий свои старые вещи. Штаны потертые, сапоги на меху, синюю рубаху с воронами расписную, плащ любимый на меху. Коса, которую она носила, нравилась ей всерьез, но больно чесалась обритая часть головы под ней - присела у зеркала вёльвы и аккуратно, научившись уже как следует, переплела её по-привычному, шрам на голове вновь обнажая, выбритый свой висок, на котором волосы растут едва-едва. Валка мимо проплыла у неё за спиной, скребнула ей по выбритому месту ногтями в привычной своей игривой манере.

Эйвор спустилась с пригорка в Форнбург, в конюшни заглянуть и проведать своего Видара. Коня она делила с Римой на двоих - им обоим по личному коню без надобности, заскучают в стойлах до старости. Серый жеребец встретил её спокойно, съёл морковку у неё из рук.

- Эй, Гуннар, - крикнула она с улыбкой, выводя Видара под поводья мимо тренировочного поля. - Ты остаешься?
- А как жеж, - кузнец плевком откинул длинные черные волосы с лица, на Эйвор не глядя - занят в спарринге.
- Побьешься со мной завтра?
Тут он остановился на мгновение, один взгляд в её сторону кинул.
- Нет, Эйвор, прости.
- А что так? - Видар дернул головой, и она сжала поводья покрепче.
- Занят буду.

Она виду не подала - пожелала ему твердой руки, залезла в седло и пошла из деревни обратно в сторону гор.

Бывало и раньше, что с ней спарринговаться не хотели. Девка жеж. Чего с ней драться? Раньше её это задевало так, будто иглами в сердце тычут, а потом привыкла. Только в том отдушину находила, что становилась сильнее. Сама добилась того, что плечи так раздались. Сама топором овладела, каждый раз искала повода им воспользоваться не против чучела, а против чего-то живого. Острее всех наблюдала за тем, как другие дерутся. Всех кроликов в округе перестреляла, даже косулю одну один раз. Когда-нибудь, говорила она себе, вы будете отказываться от боя со мной по другой причине. Чтобы я вас не опозорила к Хель.

Когда-то она думала о том, чтобы выбрать себе покровителем Тора. Не Фрейю, богиню-воительницу, а Тора, чьи руки держат Мьёльнир, с кем в силе никто не способен сравниться - чтобы он принял её скромные жертвы и отдал ей хотя бы крупицу своей силы, которая была ей так нужна. Но позже поняла, Тор её жертв не принимает, что поклонение ему отзывается в её судьбе громогласным молчанием.
Зато её жертвы принял Всеотец.
Она поднесла к алтарю ту косулю, раскрыв ей грудину своим маленьким охотничьим ножом, и сидела ночью в метели, глядя на выбитый в камне лик Одина, и молилась о том, чтобы хоть кого-то в спарринге одолеть хоть раз. На следующий день положила на лопатки Браги.
Она просила его о мудрости, чтобы вынести едкий, как червь в яблочке, голос Гудрун в своей голове. И вскоре обнаружила в себе покой, с которым перенести минуты наедине с ней в стократ проще.
Он слышал.

Она не знает, о чем попросит на этот раз - о хитрости, чтобы выпутаться из сетей, сложившихся вокруг неё? О победе для Сигурда, чтобы следил за ним и привел его живым домой?
Может, обо всём сразу, может, ни о чем в частности.

Она навестила дозорных, что сидели лагерем на краю крутого обрыва и всматривались в бескрайние горы Рюгьяфюльке, чтобы затрубить в рог при первом появлении врага. Те играли в орлог, и она присела с ними послушать баек и перекинуться костями. Они накормили её жареной на огне куропаткой, порасспрашивали о грядущей свадьбе, обточили ей топор и отпустили восвояси - ей дальше, выше, в гору, а уже темнеет.

Не отпустит он её в набег - так что ж. Можно и другими способами топор окровить, земли от Волков защищая, например, вон, вместе с дозорными. Только чувствовала Эйвор, что даже так Сигурду наперекор пойдет - не в набегах дело.

Перед каким же чудовищным выбором он её ставит.
Отказать ему, перечить, на своем стоять - она не может и не хочет, не тот это человек для неё, чтобы от него отмахиваться и мимо ушей его пропускать.
Повиноваться - род свой предать. Свой, не его.
Кьётви Жестокий должен умереть от её руки. Этот буйвол. Это чудовище на двух ногах, ходячая крепость, Фенрир в человечьей шкуре - она, Эйвор, должна убить его, иначе отец её Варин в чертогах Вальгаллы останется опозоренным трусом, иначе Роста зря привела её в этот мир. Она затем и живет теперь. Она ради них и живет теперь. Она не отомстит - никто другой не сможет. Даже Сигурд, даже могучим ударом своих рук если отсечёт Кьётви голову - это будет напрасная смерть. Не во имя кровной расплаты. Она на то и кровная - Кьётви должен получить то, что посеял, встретить смерть свою от плоти и крови Варина и Росты из клана Ворона, а не от человека, который их дочь в жены взял. Иначе грош Эйвор цена. Иначе никто она, не дочь своим родителям. Не воин. Такая же обесчещенная и трусливая, каким Варин был в момент своей смерти.

Глубоко ночью она добралась наконец до ритуальных камней. На крупе Видара сзади лежала еще одна косуля - Эйвор стянула её за тонкие ноги и потащила за собой по засыпанной снегом земле, бросив на каменных ступенях. Взяла с подступа кремень старый, высекла огонь, зажгла старые обугленные свечи вокруг алтаря. И присела на землю, задом на свои пятки, доставая из кармана старый свой ритуальный нож.

0


Вы здесь » ARTiSHOCK » ПАРТНЁРСТВО » ex libris


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно